Почему подход завхоза и грантоеда не построит мир на Донбассе

Игорь Тышкевич, Украинский институт будущего, "Хвиля"

Донбасс

В декабре 2017 года Кабинет Министров Украины утвердил государственную целевую программу восстановления и построения мира на Донбассе. Документ получился противоречивым: в нём, с одной стороны, есть доля конкретики, а, с другой,  нет ответа на стратегические вопросы, касающиеся развития региона. Подобные документы, несомненно нужны и полезны, да вот только данный имеет весьма отдалённое отношение к построению мира на Донбассе.

Вводная часть. Первые впечатления

Программа говорит о Донбассе, но стоит сразу учитывать, что речь в ней идёт об освобождённых районах Донецкой и Луганской областей, ответа на вопрос, что делать с оккупированными территориями в документе не содержится.

В преамбуле документа авторы указали причину смены подхода в восстановлении освобождённых территорий: ранее вопросами восстановления инфраструктуры занимались региональные штабы, без действенной координации между собой, теперь предполагается делать, по большому счёту, то же самое, но в виде единой госпрограммы.

Авторы документа, давая оценку положительным и отрицательным аспектам деятельности по данному направлению в 2014-17 году, не мудрствуя лукаво, называют новый подход «оптимальным», указывая, что кроме восстановления инфраструктуры будут заниматься развитием бизнеса и предотвращением возникновения новых социальных конфликтов (а так же борьбой с уже существующими явлениями).

Объём документа вызывает уважение – 74 страницы, большая часть из которых в виде таблиц. Но уже в самом начале меня несколько насторожила фраза «Процес реалізації Програми передбачає здійснення комплексу заходів із застосуванням підходу, що базується на правах людини, у тому числі з урахуванням гендерних аспектів». Странное выделение вопросов гендерного равенства заставило меня просто проанализировать частоту ключевых слов в документе. И первая неожиданность – слово «занятость» в различных вариациях встречается аж целых 13 раз, гендер – 17. Проблемы перемещённых лиц встречаются 22 раза, на фоне огромных проблем в информационной сфере, упоминания о данном направлении 23 ( часть из них касается «информационных мероприятий в виде тренингов, семинаров). К слову, важнейшая проблема  восстановления инфраструктуры немногим «перевысила» гендерные вопросы – частота упоминания слова 36 на все 73 страницы текста. И, наконец, слово мир в различных вариациях 40, с учётом шапки документа.

Странно, я ведь раньше думал, что в случае войны основной проблемой является инфраструктура, условия для развития занятости, восстановление правопорядка, но, уж извините, не вопросы гендерного равенства. С другой стороны, слово «гендер» ласкает слух представителей международных благотворительных фондов – мода такая пошла последние лет 10.

Содержательная часть

Пропуская раздел общего описания «ожидаемых результатов» (тем более, что в табличной форме он есть в конце документа), можно перейти к анализу предложенных мер.

Первая часть, которая называется «восстановление критичной инфраструктуры и социальных услуг»,  вызывает по крайней мере уважение внушительным перечнем объектов. Но это не есть чем-то выдающемся – в документе аккуратно перечислены потребности в восстановлении многоквартирных домов, отстройке или ремонте садиков, больниц, школ. Это является превосходным образцом качественной работы «завхоза», знающего что и где прохудилось на его территории. Единственно, что не понимаю,  зачем вбивать в государственную программу, например, реконструкцию дошкольных учреждений «журавушка», «ивушка», «рябинушка» — это дело местных властей. В крайнем случае, если не хватает денег на местах, вопрос решается, например, субвенцией из центра. Но ставить ответственным за реконструкцию отдельных детсадов Минрегионбуд… в Украине вроде запустили децентрализациию, или я что-то пропустил?

С другой стороны, перечень объектов, которые необходимо реконструировать и/или отремонтировать нужен. То, что он подробный – хорошо. Более того, подобный документ необходим для каждой области в стране, где есть свои «убитые» шлолы и детсады «ивушка». Дошли руки до прифронтовых территорий – скажем спасибо – с чего-то начали инвентаризацию.

Проблема в ином, если мы говорим не только про восстановление, но и немного про будущее, то в данной части я не увидел никаких новых проектов, которые требуют принятия отдельной государственной программы. Кроме того, война явно изменила демографическую (да и экономическую) картину региона. Значит, что часть объектов инфраструктуры может оказаться лишней в опустевшем городе, часть наоборот будет недостаточной. Увы, но даже упоминаний об изучении, например, количественных и качественных показателей населения на данной территории в документе нет. То есть,  пытаемся что-то восстановить «как было» не слишком заморачиваясь вопросами «осталась ли в этом потребность сегодня?» и «есть ли места, где спрос на подобные сервисы резко возрос?».

Простой пример – в программе планируется восстановление (строительство) жилья для внутренне- перемещённых лиц (переселенцев с оккупированной территории), на некоторые дома средства будут выделяться аж в 2020 году. Но нет упоминаний о расчётах миграционных потоков, потребности в подобном строительстве и реконструкции. Ведь, если дома – критичная необходимость и переселенцев намного больше, чем запланирован, государственная программа в данном аспекте изначально провальная, поскольку не решает проблему. Если же таких лиц становится всё меньше (думаю найдутся и те, кто не станет ждать обещанного 2020 года), то вновь встаёт вопрос об эффективности данной программы. Кроме того, возведение жилья, это не только квадратные метры, это ещё и управление миграционными потоками. То есть, при грамотном подходе, можно, создавая инфраструктуру, снизить социальную и демографическую нагрузку на одни населённые пункты и решить проблему депопуляции в других. Всё это возможно при условии оценки реального состояния. В том, что такие данные, и особенно оценка динамики ближайших лет, есть я очень сильно сомневаюсь –  в Украине перепись населения не проводится с 2001 года.

Другой пример – в документе есть пункты про реконструкцию и строительство полигонов ТБО. Более того, даже говорится о строительстве мусороперерабатывающего завода в Северодонецке. С одной стороны,  это понятно – крупнейшие полигоны остались на оккупированной территории. С другой, как и в случае со строительством медицинской и социальной инфраструктуры, отсутствуют упоминания об оценке демографических процессов на местах.

Для справедливости стоит заметить, что в госпрограмме есть важный участок строительства железной дороги. Это 65-и километровый отрезок «Белокуракино-Сватово».

zheleznyie-dorogi-ukrainyi-na-vostoke

Без него ветка Латнтрановка-Кондрашеевская оказывается отрезанной от украинской системы железных дорог, поскольку связывающие узлы – Дебальцево и Луганск – заняты оккупационными войсками. Обеспечивать единство сети дорог необходимо, но приоритетность строительства данного участка для меня не очевидна — по «подсоединяемой» ветке можно возить грузы только из или в РФ, а также в оккупированный Луганск.

В то же время государственная программа ни словом не упоминает вопрос развития железнодорожного сообщения с Мариуполем, который остаётся крупнейшим промышленным центром, портом. Сегодня доставка больших объёмов грузов по существующей сетке железный и автодорог очень затруднительна. Из-за проблем с прохождением судов через Керченский пролив комбинаты Ахметова вынуждены возить свою продукцию железной дорогой в другие порты ( в основном в Одесской области).  При этом резко выросла нагрузка на железную дорогу.

zheleznyie-dorogi-ukrainyi-na-vostoke2

Специалисты говорят, что необходимо строительство прямой 40 километровой ветки от Розовки напрямую на Мариуполь, что позволит экономить приблизительно на 2-2,5 часа времени в пути. Это же позволит увеличить количество пар грузовых поездов. Наконец, можно будет продлить пассажирский маршрут из Запорожья до Мариуполя. Ибо сегодня пассажирские поезда в Мариуполь идут почти сутки. Напрашивается также строительство железной дороги из Покровска до Мариуполя, чтобы ликвидировать последствия потери Ясиноватой и облегчить коммуникацию Мариуполя с Харьковом и северо-восточной частью Украины. Это же касается и автомобильных дорог, что нынче пребывают в ужасном состоянии. Фактически в Мариуполь более-менее можно доехать по прибрежному шоссе, что ответвляется от крымской трассы. Все другие дороги находятся в ужасном состоянии.

В этих условиях, о  какой связности Украины мы можем говорить, если простому гражданину страны проще и быстрее наземным транспортом добраться из Киева до Кракова, чем до Мариуполя. Например, из Киева в Краков можно добраться по железной дороге за 9-10 часов.

Без решения логистических проблем говорить о развитии Мариуполя как минимум глупо. Так может правительство рассчитывает, что к 2020 году оккупированные территории вернуться под контроль Украины? Логично, но тогда зачем в госпрограмме строительство домов для переселенцев в том же 20-м году? Если есть понимание затяжного характера конфликта, то почему отсутствует понимание крайней необходимости развивать транспортное сообщение с крупнейшим промышленным и портовым центром свободной части Донбасса?

Второй раздел, «экономическое развитие», начинается достаточно интересно – Министерство по делам временно оккупированных территорий согласно программе обязано оценить экономический потенциал региона, выделить наиболее приоритетные направления развития бизнеса. Однако госбюджет на эти задачи не выделяет ни копейки. Работы планируется провести за счёт внешних доноров на протяжении 2018-19 годов. Хорошо, что хоть благотворительные фонды понимают важность такой работы. Но плохо то, что в случае реализации подобного проекта, результаты оценки будут готовы к концу 2019 года (смотрим сроки финансирования). Таким образом, 24 месяца (из 36-и запланированных) Кабмин намеревается «стимулировать» экономический рост по каким-то ведомым только его специалистам критериям.

Рецепт экономического чуда

Любой менеджер знает, что если нет четко обозначенных целей, ресурсов под продвижение к этим целям, план продвижения, критерии оценки успеха применительно каждому этапу и ответственные люди, то такой проект реализован не будет. Дальнейший перечень методов в разделе «экономическое развитие» создал у меня впечатление (надеюсь, обманчивое), что авторы государственной программы сами не осознают, что они хотят получить в экономике региона через несколько лет, кроме статистических процентов роста. Да и  «как» они намерены это достигнуть — тоже есть вопросы. Например, указана цель «стимулирование, восстановление и частного сектора». Метод лишь один – семинары по финансовой    грамотности для представительства малого и среднего бизнеса. В следующем пункте мы видими, создание условий для вовлечения сельских жителей в предпринимательскую деятельность те же методы — «проведення інформаційно-консультативних та навчальних заходів (тренінгів) для сільського населення…». Возможно, я недалёк умом, но в моём понимании «создание условий» есть чем-то большим, чем просто тренинги и семинары. Как минимум это ещё определённые административные процедуры, инфраструктура, финансовые стимулы и механизмы.

Увы, но читая дальше, убеждаешься, что подход в виде «семинаров» наиболее распространён в разделе «экономика». Например, задачу создания рабочих мест планируется решать с помощью следующих методов программы:

  • здійснення заходів, спрямованих на розвиток лідерських навичок жінок, та підтримка відкриття власного бізнесу жінками із сільської місцевості;
  • проведення навчання (тренінгів, семінарів тощо) безробітних, внутрішньо переміщених осіб та підприємців з метою підтримки у працевлаштуванні…

А ведь можно было бы эти 28 миллионов гривен запустить в виде беспроцентных краткосрочных займов предпринимателям на начало своего дела либо на создание нового рабочего места. Согласитесь, но 10 000 гривен в виде займа под 0% на 1 год даст возможность начать малый бизнес либо расширить существующий. 28 миллионов – это 2800 таких займов. Но правительственная программа планирует потратить это на 1812 человек, которые будут иметь счастье побывать на тренинге…

С другой стороны, всё становится понятно, когда читаешь графу «источники финансирования». По разделу «Экономика» государство собирается потратить (местный и национальный бюджет) в сумме 381 миллион гривен, из которых 304 – создание в Луганской области аккредитованной лаборатории госпродветслужбы. На остальные задачи, соответственно, остаётся аж целых 77 миллионов (на три года). По текущему курсу это 917 тысяч долларов в год на развитие экономики свободной части Донбасса.

Зато ещё 86,1 миллион гривен дадут государственной программе «другие источники» — в массе грантовые и обучающие программы международных организаций, которые те и так ведут, но которые записаны как часть государственной целевой программы.

Цифра 86,1 и слова «другие источники» — ответ на вопрос откуда такое внимание вопросам гендерного равенства и такой перекос в сторону проведения семинаров, тренингов, вместо создания финансовых и административных условий для развития бизнеса, экономики. Есть гранты – надо их освоить. К чести создателей программы, они понимают, что и с «освоением» могут быть проблемы, поэтому в качестве метода развития экономики запланировали образовательные мероприятия следующего характера:

  • проведення інформаційно-просвітницької кампанії (круглих столів) з метою доступу малого та середнього підприємництва до інформації щодо програм/проектів міжнародних фінансових організацій та міжнародної технічної допомоги;
  • здійснення заходів з координації діяльності місцевих органів виконавчої влади і міжнародних донорів у сфері програм підтримки підприємництва для окремих категорій;
  • роведення навчальних заходів (курсів, семінарів тощо) для територіальних громад з питань підготовки проектних пропозицій, у тому числі в рамках діяльності цільових фондів багатьох партнерів для України;
  • надання методичної допомоги територіальним громадам у підготовці програм та проектів розвитку, у тому числі за рахунок коштів міжнародної технічної допомоги;

Если отбросить вопросы ветконтроля, то на экономический блок государственной программы международных грантовых средств идёт больше, чем из бюджета. В конце концов международные структуры, а не государство будут финансировать чрезвычайно важную составляющую госпрограммы — участие региональных предприятий в международных выставках — именно так нарабатываются контакты, способные принести деньги.

Правительство предлагает местным сообществам традиционную и привычную схему работы по экономическому развитию территорий, заключающуюся в коммуникации со спонсорами с использованием трёх тезисов:

  1. — Европейский выбор
  2. — Война
  3. — Дайте денег

Если не сработает, можно изменить порядок, или добавить волшебное слово «реформы».

И всё же программа — не худшее, что могло быть

Несмотря на всё описанное выше, появление государственной программы является позитивным явлением. По крайней мере есть зачатки понимания того, что к решению вопроса развития территорий нужно подходить комплексно. Меры, описанные в первой части (инфраструктурной), несомненно, нужны и создание перечня объектов — вещь хорошая. Непонятно лишь почему Минрегионбуд должен нести ответственность за ремонт отдельно взятого садика на территории местной громады, а соответствующий Совет может взять на себя ответственность за данные работы лишь «по своему согласию».

Подобные перечни, по-хорошему, должны появиться в каждой области страны. Если есть желание найти красивое название — можно использовать уже апробированное. Получился красиво: например «восстановление и построение мира в Ровенской (Закарпатской, Киевской, Сумской и т. д.) области».

Дальше стоит подумать над простой истиной – люди перестают ссорится, завидовать друг другу, воевать, в конце концов тогда и только тогда, когда они заняты и могут своим занятием обеспечить качественную жизнь. Соответственно, процесс «восстановления мира» начинается с изучения вопросов «сколько там людей», «чем они заняты», «что затребовано» и как стимулировать возникновение новых бизнесов в нужных направлениях.

После прочтения программы лично мне так и не стало понято, какое место отводят Донбассу в Кабинете Министров Украины. В конце концов экономику региона с населением, равным средней европейской стране не развивают бюджетным финансированием в 900 тысяч долларов в год.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.