Пенсионная реформа для топ-менеджеров: высокие зарплаты и нищенская пенсия

Александра Лебедева

Опасения топ-менеджера

Нашему герою (назовем его собирательный образ Петром Иваненко) 35 лет. Сейчас он топ-менеджер одной из крупных столичных компаний. Он еще молод, полон сил. Ему, по большому счету, рано задумываться о пенсии, но, как любой человек практического склада ума, он четко знает, что деньги любят счет. Карьера Петра типична для его поколения: окончив институт, он работал в небольших фирмах, зачастую без какого-либо официального оформления вообще. В лучшем случае, официально он получал «минималку». Но этот факт его беспокоил на то время меньше всего. – главным для нашего героя было найти, наконец, интересную и хорошо оплачиваемую перспективную работу, которая позволяла бы ему развиваться как специалисту и обеспечивала бы достойную жизнь. В итоге усилия героя и его талант были замечены и вознаграждены. К 30-ти годам он устроился в крупную компанию на хорошую должность. Последующие пять лет Петр развивался в этой компании, дойдя до руководящей должности директора фирмы.

Зарплата нашего героя за это время постепенно увеличивалась, по мере роста его ценности, как сотрудника, для компании. Начав с минимума, он дошел до оклада в 20 тысяч гривен.

Разговоры вокруг пенсионной реформы заставили Петра серьезно задуматься над тем, что же он лично получит после выхода на заслуженный отдых. По идее, с хорошей зарплатой можно было бы и не переживать о таких вещах. Но его беспокоил вопрос – а доживет ли он вообще до пенсии, если пенсионный возраст решат поднять вдруг для всех, как в Европе, до 65 лет? Ведь в нашем благословенном государстве это вполне возможно. Тогда получится, что он около 25 лет будет платить большие взносы, выйдет на пенсию, проживет еще 5-10 лет, и умрет.

А что же будет с его деньгами?

Сколько платит топ-менеджер в Пенсионный фонд

Петра несколько успокоил тот факт, что с 90-х годов в Украине действует ограничение на максимальный размер зарплаты, с которой платятся социальные взносы. Так, с 2006-го года этот лимит составлял 10 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц. Но уже с 2007-го года он вырос до 15 минимумов. Работодатель отчисляет с зарплаты работника от 36,76% до 49,7% в зависимости от класса профессионального риска работы, а работник – 3,6%.

И Петр начал свой скорбный счет. Для начала наш герой взял минимальную ставку налога в 36,76%, учел максимальное ограничение для 2009-го года в 10035 гривен и посчитал, что в 2009 году компания платила за него в Пенсионный фонд 3688 гривен в месяц. А он сам платил свои личные 3,6% – 361 гривну. Итого в месяц от него в ПФ уходило 4049 грн. То есть за 2009 год Пенсионный фонд получил от его работы 45588 грн. А в 2010-м году максимальный размер зарплаты, с которой уплачивают взносы, менялся пять раз. В среднем этот показатель был 13 тысяч 410 гривен. С такой зарплаты компания заплатила уже 4 тысячи 929 гривен в ПФ, а Петр – 482 гривны в месяц. Проведя аналогичные 2009 году расчеты, Петр с изумлением узнал, что за прошлый год от него ушло в ПФ 64932 грн.

На 2011 год ограничение по максимальной сумме зарплаты, с которой уплачивается единый взнос в ПФ, выросло еще больше – в среднем до 14,5 тысяч гривен. Соответственно, взносы за Петра тоже стали больше – 5 тысяч 362 гривны и 525 гривен в месяц. соответственно.

То есть, совокупно за нашего высококвалифицированного специалиста государство получает теперь 5887 гривен ежемесячно. То есть, если грубо считать за год, то Петр и его работодатель заплатят в ПФ 70644 грн.

В своих подсчетах мы не стали вдаваться в смутные перспективы пенсионного законодательтсва на ближайшие 25 лет. Их все равно никто точно обрисовать не берется: ни специалисты, ни чиновники. Также не стали мы углубляться в сугубо бухгалтерское высчитывание долей процентов. Мы предположили, что ежегодно Петр и его контора будут отдавать в ПФ ту же сумму в 70644 грн. Соответственно, получилось, что с 2009 года по 2036 год, т. е. к 60 годам, Иваненко заплатит в Фонд около 2 млн. грн., т. е. около $250 тыс. по нынешнему курсу валют.

Теперь – о пенсии

Мы не будем утомлять читателя дальнейшими подробностями расчета пенсии Петра. Скажем лишь, что пенсия равняется заработной плате работника, помноженной на коэффициент стажа. Коэфициент, естественно, понижающий. Зарплата для начисления пенсии считается по определенной формуле — на основе средней заработной платы по стране. В итоге поиска длиной в бессонную ночь, у Петра по 2010 году получилась зарплата для начисления пенсии в размере 13 тысяч 230 гривен.

Что касается расчета стажа, то здесь нашему герою также пришлось подойти гипотетически. Сейчас у него есть 5 лет стажа. До достижения пенсионного возраста в 60 лет ему предстоит работать еще 25 лет, итого будет 30 лет стажа. Коэффициент составит в таком случае около 0,4.

Теперь осталось только умножить зарплату для начисления на коэффициент стажа. В результате за 30 лет работы на уровне 2010 года он получит пенсию примерно в 5200 гривен, т. е. около $650 по нынешнему курсу.

А теперь – о жизни после пенсии

Теперь наступил самый трогательный момент расчетов – сколько же нужно после пенсии прожить Петру, чтобы получить обратно свои $250 тыс. при том, что ежемесячно государство будет щедро отваливать ему аж $650. Путем несложных арифметических действий Петр узнал, что ему, оказывается, придется прожить после выхода на пенсию еще 384 месяца, т. е. 32 года. Если он выйдет на пенсию в 60 лет, то свои пенсионные взносы Петр проест к 92 годам.

Как известно, мужики в Украине долго не живут. Средняя продолжительность жизни мужчин в Украине ненамного превышает 60-летний возраст. Предположим все же, что Петр, как человек сознательный и дальновидный, будет каждый день делать зарядку, правильно питаться, жить в хороших условиях и проживет до 80 лет. Таким образом, он не успеет потратить на себя деньги за оставшиеся 12 лет от 80 до 92 лет, т. е. около $100 тыс.

Тяжелые раздумья

Наш герой Петр задумался – что же делать, зачем переплачивать огромные суммы? Пенсии в Украине, как и алименты, различные пособия и прочие социальные выплаты, наследовать нельзя. То есть, его семья этих денег не увидит.

Эти средства останутся в Пенсионном фонде, который их израсходует уже по своему усмотрению. Интересы Петра при этом учитываться не будут – он со своими деньгами практически уже попрощался. Их попросту направят на выплату пенсий другим пенсионерам. Тем, у кого были низкие зарплаты, и кто платил минимальный взнос или вообще не платил. Ведь сейчас государство гарантирует всем минимальную пенсию, которую каждый получит после достижения пенсионного возраста.

Вопрос мог бы быть решен с введением накопительной системы. Она как раз предусматривает, что деньги будут откладываться на личный счет и после смерти пенсионера оставшиеся средства перейдут наследникам.

Но гарантий с такой системой нет никаких. У нас как-то вообще плохо складывается со сбережением денег. Наши люди помнят потерю вкладов в Сбербанке СССР, помнят аферы типа «МММ». Да и всего каких-то пару лет назад из любого банка было невозможно забрать депозит.

Любой здравомыслящий топ-менеджер подумает в этом случае – так может, и вовсе перестать платить зарплату по-белому? Лучше сэкономленные деньги вкладывать в ту же недвижимость, в золото, в конце концов, чем отдавать государству. Это, конечно, вариант, но налоговая со своими расширенными Налоговым кодексом полномочиями не позволит. Если предприятие платило-платило высокие зарплаты, а потом резко перестало – проверки последуют незамедлительно. И тогда что – платить взятки?! А они могут быть просто космическими, если примут законопроекты, повышающие ответственность за нелегальную выплату зарплат.

Так что Петр сейчас может довольствоваться тем, что выполняет почетную миссию некоего мецената – чем меньше он проживет на пенсии, тем большее количество пенсионеров потом сможет обеспечить «минималкой» ПФ.

Работай, плати и умри – вот чего, исходя из расчетов, может хотеть государство от нашего героя конкретно, и от граждан Украины в целом.

Дайли-уа




Комментирование закрыто.