Отделить борьбу с коррупцией от нее самой, родимой

Максим Михайленко, "Хвиля"

Пожалуй, сегодня задача, обозначенная в заглавии, встает перед украинской властью с особой остротой. Тут нет никакой игры словами. Ведь недавно и без того всеохватная отечественная коррупция получила мощный дополнительный толчок к развитию.

Предупреждение коррупции должно осуществляться на институциональном уровне путем создания или перепрофилирования специализированного органа (или органов), который будет отвечать за предотвращение коррупции и координацию работы разных организаций в области борьбы с коррупцией.

Конвенция ООН против коррупции

Под крышей одного ведомства, Министерства сборов и доходов («Минсдох») были собраны чиновники-коррупционеры из налоговой и таможенной служб и… те, кто должен с ними бороться. А именно – офицеры налоговой милиции.

Борьба не с крадущими, а с зарабатывающими

Ну как теперь налоговый милиционер откроет уголовное дело против «милейшего» Иван Петровича, с которым они нынче сидят в соседних кабинетах, ходят вместе обедать, говорят о политике, женщинах и на прочие приятные темы? Куда проще и приятнее скоординировать свои усилия и совместно «бомбить фраеров ушастых», то есть, мелких и средних бизнесменов. Чиновник придумывает коррупционные поборы, а силовик их «вышибает». Вот такое взаимовыгодное «разделение коррупционного труда».

В результате силовики занимаются теми, кто зарабатывает средства, а не крадет их. Напротив, с последними они дружат и сотрудничают. А коррупция приобретает концентрированный вид и сворачивается в порочный круг, в котором бизнесмен не найдет ни правды, ни защиты.

Наш так и не родившийся толком средний класс еще раз убедился: государство в Украине и не собирается защищать бизнесменов. Его фискальная политика направлена на уничтожение мелкого и среднего бизнеса, а защищает интересы олигархов и коррупционеров. Как не вспомнить тут упорные лоббистские попытки протянуть через парламент закон, который позволит выплачивать бизнесменам НДС векселями (по сути, пустыми бумажками)? Это же какой простор для коррупционных схем!

А у нас и так среди бизнесменов гуляет такой несмешной анекдот: «заплатил все налоги и можешь спать спокойно… на вокзале и на лавочке в парке». И куда идут собранные налоговые средства? Это тайна за семью замками. Думаю, читателю приходилось видеть в маршрутках наклейки «Я заплатил налоги. А где качественные дороги?». Увы, похоже на глас предпринимателя, вопиющего в пустыне, полной ям и колдобин.

Когда не грех и позаимствовать…

А цену той имитации борьбы с коррупцией, которую демонстрирует власть, бизнес и общество давно составили. Дымовая завеса с нулевой эффективностью. Если и садят кого, то, как правило, мелких пешек низового уровня. Покрупнее – вспоминается разве что ставленник близких, но не родных для ПР коммунистов бывший глава Госфинуслуг Василий Волга и какой-то явно для блезиру посаженный замминистра.

По-настоящему крупные коррупционеры, грабящие миллиардами гривен, остаются вне зоны досягаемости.

Чтобы разорвать этот порочный круг, в котором намертво переплелись коррупция и «типа борьба» с ней, не грех бы обратиться к зарубежному опыту. Украина – не уникальна в этом отношении в Европе и на планете. С повальной коррупцией сталкивались многие государства.

Во многих странах мира коррупцию существенно ограничили, отделив ее самоё от борьбы с ней. А именно, создав независимые службы финансовых расследований, подчиненные только верховной власти. Они в разных странах имеют разные названия, но везде наделены широкими полномочиями, дающими возможность выкорчевывать финансовые злоупотребления на уровне государственного аппарата.

Кстати, одним из «пионеров» здесь стал Гонконг, еще в 1974 году создавший Независимую комиссию по борьбе с коррупцией, напрямую подчиненную главе исполнительной власти Особого административного района. В ее полномочия входят три основные задачи: уголовное преследование случаев коррупции с помощью эффективных оперативно-розыскных и следственных мероприятий; ликвидация условий, способствующих коррупции, путем внедрения практики противодействия коррупции; образовательная и просветительская работа среди населения с целью разъяснения вреда, причиняемого коррупцией, и укрепления поддержки общественности в борьбе с коррупцией.

Комиссия начала свою работу с того, что раскрыла деятельность коррупционного синдиката, в который были вовлечены работники полиции. И все попытки «отмазать» продажных силовиков были безуспешными – сели, и надолго. А комиссия получила кредит доверия граждан: уже к 1977 году количество официальных жалоб граждан о случаях коррупции превысило количестве анонимок (ранее они были исключительно анонимными). Сегодня уровень коррупции в Гонконге упал в разы по сравнению с исходным, а его опыт последовательной борьбы с ней изучают и используют во многих странах мира.

Гвардия против мафии

Своей коррупцией «славилась» раньше и Италия. Кто не слышал о мафии? Но финансовая гвардия Италии давно стала грозой мафии и разного рода махинаторов. В расследовании особо крупных дел, имеющих политическое значение, она напрямую подотчетна премьер-министру (Италия парламентская республика, поэтому премьер-министр там является ключевой политической фигурой).

Когда читаешь о достижениях финансовой гвардии, поневоле завидуешь итальянцам. Это настоящая и широкомасштабная борьба с коррупцией: ровно год тому назад финансовые гвардейцы арестовали 60 человек, в том числе 16 налоговых судей, по подозрению в причастности к мафиозной деятельности, использованию денежных средств незаконного происхождения, коррупции, мошенничеству и фальсификации документов.Кроме того, в ходе операции гвардейцев по всей Италии были наложены аресты на текущие счета, финансовые активы, акции компаний, земельные участки, здания и автомобили на общую сумму более 1 млрд. евро.

А буквально на этой неделе финансовые гвардейцы изъяли 1,8 млрд. евро у японского банка Nomura по подозрению в мошенничестве при заключении сделок со старейшим банком страны Monte dei Paschi di Siena (MPS), в отношении которого проводится расследование в связи с обвинениями в манипулировании рынком. При этом отметим немаловажный момент: пойманные махинаторы не уходят от уголовной ответственности, прикрываясь связями в высших эшелонах власти.

Как Назарбаев «прищучил» баев

Да чего далеко в Европу или Азию ходить, службы финансовых расследований созданы и в целом ряде стран бывшего СССР. Например, в Казахстане Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью было создано еще в 1994 году, оно подчинено и подотчетно непосредственно президенту республики. В прошлом году органами финансовой полиции Казахстана к уголовной ответственности привлечено 656 государственных служащих, совершивших 1367 коррупционных преступлений, предано суду 415 лиц. В Украине, наверное, столько коррупционеров не было осуждено за все 21 с лишним года независимости.

Местные финансовые следователи пристально присматриваются к сфере государственных закупок, где главным образом и сосредоточена коррупционная составляющая. Агентством разработаны паспорта коррупционных рисков по каждому региону, по каждому социальному объекту с изложением их наименований, подрядчиков, сроков завершения и общей стоимости. Нам такое даже не снилось, поэтому стартовые суммы строительства постоянно вырастают в разы, а в сфере госзакупок разворовывается 100 млрд. грн. Таким образом, украинцы вынуждены платить коррупционный «налог» на содержание целой оравы чиновников из разрешительных, проверяющих, силовых органов и так далее.

Поэтому не удивительно, что доверия к налоговикам и другим силовым структурам в Украине нет ни на йоту. И когда появилась здравая, в общем, и проверенная на практике в десятках стран мира идея создания единой службы финансовых расследований (в просторечии «финансовой полиции»), она была воспринята многими экспертами и деловой общественностью с откровенным страхом.

Без доверия нет реформ

Представителей бизнеса особенно насторожила идея подчинить новую структуру «Минсдоху». Еще бы: к чиновничьему «беспределу» может добавиться еще и силовой, вместе со «счетоводами» на предприятие заявится целая армия вооруженных до зубов «вышибал».

Настоящая паника, разгоревшаяся в СМИ, обнажила еще одну проблему: у налогового ведомства напрочь отсутствует разъяснительная информационная политика. Реформы невозможны без доверия людей. А доверие обретается только в диалоге. То, что касается всех, должно всеми и обсуждаться. Обязанностью г-на Клименко было организовать широкое общественное обсуждение новой инициативы. В частности, нужно было объяснить людям, что замысел состоит в том, что независимая служба финансовых расследований будет подчиняться лично Президенту. Что пребывание налоговой милиции в составе «Минсдоха» — явление временное (впрочем, большой вопрос, хочет ли на самом деле министр расставаться с «собственной» силовой структурой?)

Увы, в исполнении нашей «родной» налоговой разъяснительная работа сводится либо к банальной «джинсе» по типу «Хочешь спать спокойно? Заплати налоги», обильно уснащенной манипулятивной цифирью, либо к бессмысленной рекламе «Декларуй! Україну будуй!». Раздраженные граждане резонно отвечают наголовикам меткой речевкой: «Декларуй, не декларуй, все равно получишь…»

Такая горе-работа лишь множит напряжение в обществе, которое прекрасно чувствует ложь и фальшь. Однажды оно уже вылилось в Налоговый майдан. В следующий раз протест может обрести и более жесткие, даже жестокие формы.

Хотя в экспертной среде тема создания службы финансовых расследований обсуждается не первый месяц, руководители соответствующих ведомств не снизошли до диалога с экспертами.

Вряд ли их сможет подменить бывший социальный министр, а ныне замглавы парламентской фракции Партии регионов Сергей Тигипко, который заявил, что видит решение проблем с давлением на бизнес и теневыми схемами в создании единого и независимого от существующих министерств органа по расследованию экономических преступлений.

У здравомыслящих экспертов и политиков (независимо от принадлежности к тому или иному политическому лагерю) вызрело осознание того, что создание службы финансовых расследований – оптимальный путь. Но необходимо это делать не кулуарно, не пытаться с помощью интриг тянуть на себя «антикоррупционное одеяло». Новая структура должна создаваться путем открытого и честного диалога власти и общества.

Тогда СФР будет сформирована как мощная, по-настоящему независимая структура, подчиненная только главе государства. И тогда, наконец, начнется реальная борьба с коррупцией, накрепко засевшей в кабинетах власти и способной «утопить» в 2015 году и нынешнего главу государства, и всю его команду.

[print-me]
Загрузка...


Один комментарий

  1. истории о том, как обличали высоких коррупционеров Украине известно, чем заканчивались — меняли и тех, кто боролся и постепенно всех во власти аж до самых первых чинов. А так начали снизу, и народ злее станет и не будет так охотно по первому звонку взятку нести. А будут давить, так еще и настучит на стяжателя. Не бывает такого, чтобы коррупции не было вообще — бывает коррупция избранных и поголовно всех. Не у всех потребность взятку заносить министру или президенту, а вот башлять судье, секретарю суда и разной другой сволочи на госслужбе, вынуждены многие. Если избавимся от поголовной коррупции, порядочным людям легче жить станет.