Операция «Спасти украинскую ГТС»

Борис Такаев
Операция «Спасти украинскую ГТС»

В частности, как помним, об этом заявил замглавы фракции Партии регионов Михаил Чечетов, уточнив, что в настоящее время парламент взял отсрочку, чтобы выслушать доклад министра топлива и энергетики Юрий Бойко о том, как идет переговорный процесс Киева и Москвы по поводу снижения цены на газ. «Мы на согласительном совете решили, что депутаты должны сперва послушать Юрия Бойко, а лишь на основании этого будет приниматься решение. Если правительство будет настаивать на рассмотрении закона — будем рассматривать. Если решат перенести на февраль — перенесем. Мяч сейчас на поле Кабмина», — рассказал Чечетов.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

…Само начало обсуждения правительственного законопроекта об обеспечении реформирования нефтегазового комплекса вызвало широчайший резонанс в Украине, хотя Партией регионов и было клятвенно заявлено, что данный законопроект не изменит форму собственности газотранспортной системы.

В то же время, если отбросить чистой воды политические спекуляции, стоит объективно констатировать: и по поводу всего нефтегазового комплекса, и по поводу конкретно ГТС, которую необходимо модернизировать, надо в любом случае принимать решения. Что касается ГТС, эту необходимость подстегивает и введение в строй Россией осенью 2011 года своего газопровода «Северный поток», через который начались поставки российского газа в Европу в обход украинской ГТС. А равно недавнее получение Москвой разрешение от Турции начать строительство в турецкой эксклюзивной экономической зоны второго газопровода в обход Украины — «Южный поток». Оба этих проекта заставляют серьезно задуматься над будущим украинской газотранспортной системы, поскольку ясно, что время, когда Украина могла просто «сидеть на трубе» и получать за это дивиденды, безнадежно уходит в прошлое.

Между тем, в НАК «Нафтогаз Украины» пошли по весьма странному пути в решении данной проблемы. Хотя официально весь 2011 год в компании прошел именно «под знаком» решения этого вопроса. Так, в апреле прошлого года Украина и Европейский Союз договорились, что в июне начнут модернизацию украинской газотранспортной системы за счет средств международных финансовых учреждений. О таком решение сообщил министр энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко. В отечественном экспертном сообществе известие об этих договоренностях восприняли с оптимизмом, указав, что в условиях постоянных украинских финансовых проблем, влекущих за собой ссоры с Россией вокруг расчетов за закупаемый у российского «Газпрома» газ, помощь Европейского Союза — это позитивный сигнал и для самой Украины, и для европейцев.

{advert=4}

Интерес Европы понятен: речь шла о проведении системной реконструкции и модернизации такой важной составляющей ГТС, как газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород», по которому газ и идет из России европейским потребителям. На его модернизацию, как известно, европейцы согласились в 2011 году выделить 308 млн долл в рамках давнего соглашения. В частности, еще в 2009 году достигнуты предварительные договоренности между Европейским банком реконструкции и развития, Всемирным банком, Европейским инвестиционным банком, Международной финансовой корпорацией, Еврокомиссией и Украиной о выделении $1,5-2 млрд на модернизацию украинской ГТС, однако их реализация была отложена из-за затягивания Киевом реформы газового сектора. Впрочем, вскоре и обещанные Европой в 2011 году три сотни миллионов долларов оказались под вопросом.

308 млн долл — сумма не очень большая, если учесть, что на текущий ремонт ГТС ежегодно тратится порядка 200 млн. Хотя, например, в киевском Институте энергетических исследований отмечали, что вслед за Всемирным банком и ЕБРР в украинскую ГТС могут решиться вложиться и крупные европейские энергетические концерны — E.ON Ruhrgas, GDF-Suez, ENI. Последнее немаловажно, если учесть, что модернизацией лишь газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород» не обойтись, если говорить об общем состоянии ГТС. Для решения всех проблем газотранспортной системы и полной ее модернизации, по оценкам Минэнерго, необходимо затратить приблизительно 6,5 млрд. долл. В то же время, на такие средства в качестве помощи от европейских структур рассчитывать не приходится — во-первых, ЕС сам находится не в лучшей ситуации из-за кризиса, а во-вторых, Украина не является членом Евросоюза, чтобы надеяться на подобную масштабную помощь.

Стоит также добавить, что у НАК «Нафтогаз», как известно, перманентно не хватает средств для ежемесячного расчета с «Газпромом» за поставленный российский газ. А потому компания слишком часто берется за реализацию различных глобальных и не очень проектов, но для избежания штрафных санкций со стороны России на расчеты за газ приходится направлять предназначенное на них финансирование. И при этом «Нафтогаз» все равно постоянно в долгах, как в шелках. Таким образом, громкие заявления руководства компании постоянно заканчиваются громким пшиком.

Так вышло и в этот раз. В июле 2011 года НАК «Нафтогаз» заявил о том, что начнет реконструкцию линейных сооружений газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород» за счет собственных средств — в рамках проекта модернизации украинской газотранспортной системы. «Учитывая необходимость обеспечения надлежащего уровня надежности работы газопровода Уренгой-Помары-Ужгород, руководство компании приняло решение относительно финансирования в 2011 году начала работ по проекту «Реконструкция линейных сооружений газопровода Уренгой-Помары-Ужгород (I очередь)» за счет собственных средств», — говорилось в сообщении «Нафтогаза».

{advert=1}

Справка «Хвилі»
Украинская ГТС — одна из крупнейших в мире. Она состоит из магистральных газопроводов протяженностью 37,6 тыс. км в однониточном исчислении. Природный газ поступает на Украину по 22 магистральным газопроводам («Союз», «Прогресс», «Уренгой — Помары — Ужгород» и др.), а выходит за пределы Украины — по 15. Протяжённость газопроводов — 37,1 тыс. км, в том числе 14 тыс. км — трубопроводы крупнейшего диаметра (1020-1420 мм).
ГТС объединяет 72 компрессионные станции (122 компрессорных цеха) и 13 подземных хранилищ с самым большим в Европе после России активным объёмом газа — более 32 млрд куб. м или 21,3 % от общеевропейской активной ёмкости. Сеть подземного хранения газа включает четыре комплекса: Западноукраинский (Предкарпатский), Киевский, Донецкий и Южноукраинский.
Пропускная способность газотранспортной системы Украины на входе составляет 288 млрд куб. м, на выходе — 178,5 млрд куб. м, в том числе в страны Европы 142,5 млрд куб. м, Молдову — 3,5 млрд куб. м.
В 2010 году транзит природного газа по территории Украины в страны СНГ и Европы составил 98 млрд 602,49 млн куб. м, что на 2,9% больше, чем в 2009 году.

Одновременно стало понятным, что привлечение Европы к модернизации украинской газотранспортной системы, как то планировалось изначально, связано с немалыми трудностями. Впрочем, к этому украинцы давно привыкли: при всех громких разговорах европейцы под различными предлогами так и не вложили на сегодняшний день в модернизацию ГТС ни копейки. При этом у ЕС два аргумента, почему не выполняются обещания — во-первых, из-за игнорирования российской стороны в этом вопросе (по мнению европейцев, без России как заинтересованной стороны, здесь никак не обойтись), а во-вторых, из-за отсрочек в реформировании нефтегазового комплекса Украины. В целом складывается устойчивое впечатление, что благодаря пророссийскому лобби в ЕС, европейцы не спешат принимать участие в газовых проектах с Украиной, позволяя России перетягивать одеяло на себя.

В то же время, в выполнении требований европейцев, как известно, все далеко не так просто. Мотивы России  понятны уже всякому: уже сами упрямые попытки «Газпрома» резко — в разы — занизить стоимость украинской ГТС могут свидетельствовать лишь о стремлении Москвы подмять украинскую газотранспортную систему под себя. Тогда как предлагаемое расформирование НАК «Нафтогаз» также несет в себе серьезные угрозы, — например, в этом случае становится возможным вариант «отнимания» у Украины ее ГТС через арбитраж. В частности, как считают в парламентском комитете по вопросам топливно-энергетического комплекса, нынешний законопроект о реформировании нефтегазового комплекса Украины позволит забрать ГТС за украинские газовые долги через Стокгольмский арбитражный суд. Ведь в случае расформирования НАК «Нафтогаз» финансовые обязательства, в основном, перед российскими банками, будут скорее всего возложены на компанию «Укртрансгаз», которая окажется один на один перед российскими кредиторами.

Предполагают подобные сценарии и независимые эксперты. Например, как недавно заявил директор Международного института демократии Сергей Таран, ликвидация НАК «Нафтогаз» может поспособствовать завладению украинской трубой российскими компаниями. В частности, в этом случае, по мнению эксперта, «Нафтогаз» будет «ликвидирован, раздроблен, продан через какую-то, очевидно, западную биржу. Вопрос в том, кто купит эти частицы «Нафтогаза». Может случиться, что это будет какая-то российская компания», — не исключил эксперт.

Также в том, что Россия вполне может забрать украинскую ГТС за долги НАК «Нафтогаз», уверен и экономист, эксперт по вопросам экономики и энергетики Алексей Комаров. «Реализация подобного сценария вполне вероятна, поскольку сейчас идет активное кредитование  НАК «Нафтогаз» и подчиненных ему структур российскими банками — это Газпромбанк, АТБ Банк, Инвестбанк. В общем числе кредитование НАК «Нафтогаз» предоставляется и в рублях. Компанию усиленно заталкивают в долговую яму, которая была создана договором о цене на газ», — сказал эксперт. «Как известно, за российский газ по прописанной в договоре «формуле» Украина платит дороже, чем некоторые европейские страны. Соответственно, этот невыгодный контракт создал неравные отношения между «Нафтогазом» и «Газпромом» и это приводит к тому, что «Нафтогаз» вынужден системно искать деньги. Смогут или нет забрать россияне за долги НАК «Нафтогаз» украинскую газотранспортную систему — это уже вопрос юридических деталей. Фактически, когда НАК «Нафтогаз» берет кредиты у российских банков, подразумевается, что залогом выступает  формально принадлежащее государству имущество, право на бессрочное управление которым принадлежит все же компании: газопроводы, магистрали… И вот это бессрочное право на управление данными активами сейчас является предметом залога для тех банков, которые кредитуют «Нафтогаз».  Именно поэтому я уверен в том, что в озвучиваемой версии развития событий, при которой Россия заберет украинскую ГТС за долги, присутствует определенная логика», — считает Комаров.

Но вернемся к модернизации ГТС силами «Нафтогаза», о чем последний столь громко заявлял. После того, как в июле 2011 г. Украина официально объявила о глобальной реконструкции магистрального газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород», от внимания экспертов не ускользнул тот факт, что на старте проекта модернизации не присутствовал еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер. А значит, как и рассказывал «Нафтогаз», модернизация легла полностью на его плечи.

Есть ли деньги у «Нафтогаза»? Теоретически есть — дочерняя «Укртрнасгаз» получает деньги за транзит. Но тот же «Нафтогаз» сразу их забирает, и то, как известно, всегда с большими потугами рассчитываясь с «Газпромом» за поставки российского газа. При этом на текущий ремонт ГТС ежегодно остается до 200 млн долл, при потребности, как указывают эксперты, не менее 500 млн.

В этой ситуации «Нафтогаз» пошел по давно им же проторенному пути — заявил о том, что возьмет кредиты у банков. Однако, как мы указывали, далеко не факт, что эти деньги в итоге не распылятся на текущие расходы компании, как это столь часто бывало прежде, и заявленная в прошлом году модернизация ГТС не превратится в очередной раз в фарс.

Таким образом, складывается весьма непростая ситуация. Для полноценного эффективного функционирования ГТС необходима ее глобальная модернизация. В то же время, у Украины нет средств на нее, а обещавшая финансирование Европа выдвигает требования, которые не так просто выполнить, не создавая угроз энергетической безопасности Украины. Все это происходит на фоне перманентных споров Киева и Москвы по поводу цены на газ, что также не благоприятствует выработке консенсуса.

Что же делать? Ответ в Украине нашли еще в прошлом году, предложив создать трехсторонний — с участием Украины, ЕС и России — газотранспортный консорциум. По мнению украинской стороны, заинтересованность европейцев в бесперебойном получении купленного в России газа, т.е. в нормальном функционировании украинской ГТС, заставит их контролировать выполнение договоренностей и со стороны Москвы, и со стороны Киева. С одной стороны, это позволит избежать новых «газовых войн» и добиться четкого выполнения взятых обязательств и Украиной, и РФ. С другой стороны, и это истекает из первого, европейцы смогут смело вкладывать средства в модернизацию украинской ГТС, избегая неприемлемых рисков. Тем более что и предлагаемый законопроект №9429 не исключает создания такого трехстороннего консорциума. Но пойдет ли в конце концов по этому пути Киев — еще вопрос.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.