«Опасная глупость»: эксперты о реприватизации накануне крупных приватизационных конкурсов

Марк Антоненко, "Хвиля"

украинские олигархи

“Хвиля” уже неоднократно поднимала вопрос раскулачивания украинских олигархов, который стал знаменем для многих украинских политиков. Впрочем, некоторые певцы «олигархического раскулачивания» сами…. являются олигархами. Достаточно вспомнить президента Украины Петра Порошенко, который на протяжении последнего года настойчиво повторял тезис о деолигархизации Украины. Однако, сам Петр Алексеевич от своего бизнеса так и не избавился, хотя и обещал перед президентскими выборами.

Так что по сути мало что изменилось со времен Януковича-Азарова в плане ведения экономической политики.

Ярким свидетельством этого является информация Минэкономразвития, озвученная в пятницу, относительно уровня теневой экономики в Украине, который, в частности, в первом квартале 2015 года достиг 47% от объема ВВП, что на 5 процентных пунктов больше, чем в прошлом году. В МЭРТ напомнили, что в последний раз снижение объемов теневой экономики было зафиксировано в 2011 г. — с 38% до 34% ВВП, после чего год ее объемы оставались стабильными, а затем начали расти: в 2013 г. — до 35%, в 2014 г. — до 41%.

Проще говоря, бизнес не верит в изменения и предпочитает уходить в тень. В условиях отсутствия реальных экономических реформ логика реприватизации в своем основании носит такой же характер, как во времена Ющенко и Януковича — когда нет условий для генерации капитала, делится то, что имеется. Таким образом появляется политический подтекст.

На него, очевидно, указывает в своем недавнем комментарии глава представительства Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Украине Шевка Аджунер.

По его мнению, сегодня основной вопрос заключается не в реприватизации как таковой, а в том, как она может происходить (условия, сроки, прозрачность). “Принимая во внимание местную специфику, можно предположить наличие политического вектора в этом процессе», — заявил он. Шевка Аджунер уверен, что реприватизация будет иметь негативные последствия для экономики.

«В целом — это потенциальное потрясение для экономики, общества и» желтый свет «для инвесторов. Принимая во внимание практически полное отсутствие настоящих инвесторов за прошедшие 5-6 лет, подходить к этому вопросу нужно осторожно и с учетом всех возможных факторов и последствий», — указал глава представительства ЕБРР.

Ситуация более чем плачевная. Как свидетельствует статистика, объем прямых иностранных инвестиций в Украину сокращается не только из-за девальвации гривны (за первое полугодие 2015 г по этой причине инвестиции сократились на 6,4%), но и глобально — в 2014 году прямых инвестиций в страну поступило почти в 2 раза менше, чем в 2013-м —2,8 млрд долларов против 5,7 млрд), при этом отток капитала в 2014 году составил почти 1,2 млрд. дол.

Так мы реприватизируем или приватизируем? Вопрос принципиальный, поскольку один процесс исключает другой. Такого мнения придерживаются большинство опрошенных нами экспертов. Они видят противоречие в задаче: с одной стороны, привлечь в Украину крупный иностранный капитал, с другой – сделать это в условиях пересмотра результатов предыдущих сделок, которые временами похожи на банальный передел собственности. Хотя Кабинет министров анонсирует «открытую прозрачную процедуру приватизации» крупнейших объектов и привлечение к процессу приватизации крупных украинских предприятий широкого круга иностранных инвесторов, Генеральная прокуратура  осуществляет деятельность по отмене приватизационных конкурсов. При этом оспаривая законодательную основу, на которой будет проводиться и новая приватизация.

Действия ГПУ по оспариванию ранее приватизированных предприятий, проводимые государственным ведомством накануне крупных приватизационных конкурсов, подают противоречивый сигнал потенциальным инвесторам. Такую точку зрения высказал Директор Фонда Блейзера Олег Устенко. «Всякие разговоры, связанные с реприватизацией, пересмотром итогов приватизации – это разговоры, которые потенциально будут отпугивать иностранных инвесторов, которые не особо разбираются в перипетиях, имеющих место в Украине, особенно в перипетиях политического характера. Это остановит их от принятия решения даже потенциально возможного инвестирования в Украину», — считает Олег Устенко.

Эксперты подчеркивают, что в основе инвестиционной привлекательности лежит уверенность в неприкосновенности частной собственности, поэтому любые разговоры о реприватизации или действия в этой области сегодня способны негативно повлиять на намерения инвестировать в страну.

«То, что вашу компанию у вас не заберут, должно быть аксиомой. Это должно быть, скажем так, той составляющей инвестиции, в которой риск сведен к нулю», — говорит глава «Украинского медиа центра реформ» Тарас Качка.

Партнер Ernst & Young  Владимир Котенко добавляет, что реприватизация —  явление достаточно опасное и противоречащее Конституции Украины. «В Конституции сказано, что никто не может быть лишен собственности. Это была часть общественного договора», — отмечает эксперт.

Для бизнеса любая реприватизация является крайне негативным сигналом, считает исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации Анна Деревянко.  «Особенно глупо начинать эти процессы на фоне объявленной приватизации и приглашенных западных инвесторов. Никто не станет покупать активы, если есть риск того, что результаты предыдущих продаж будут пересмотрены. Ведь это означает, что любой новый президент или правительство могут сделать тоже самое и уже пересмотреть результаты этой приватизации», — говорит Деревянко.

Симптоматично, что начало нового витка большой приватизации, на который так надеется правительство Яценюка и МВФ, совпало с осенними выборами в местные советы. Поэтому с каждым днем популистская риторика отдельных кандидатов на тему «отобрать и поделить», «деолигархизировать» и «восстановить справедливость» будет набирать обороты.

Передел несправедливости

Конечно, для серьезных инвесторов не новость высокий уровень риска инвестиций в страну. И те, кто рассматривает для себя возможность покупки украинских активов, закладывает риски в оценку сделки.

Но на фоне военных действий, экономического кризиса, коррупционных скандалов и отсутствия реформ в прокуратуре и судах, они еще получили и четкий сигнал от Генпрокуратуры о реприватизации и переделе собственности.

Действия Генпрокуратуры идут вразрез с заявлениями Президента о том, что реприватизации в стране не будет. Но если идти в логике прокуратуры и пересматривать приватизацию времен президентства Виктора Януковича, то госведомство только в начале пути – в период с 2009 по 2014 года в стране было приватизировано более 50 объектов госсобственности группы В и Г, среди которых предприятия энергетической, машиностроительной, авиационной сферы, облгазы и т.д.

С другой стороны, нельзя не отметить избирательный подход Генпрокуратуры к объектам посягательств – все они так или иначе связаны с Ринатом Ахметовым, которого сложно назвать фаворитом нынешней власти. При этом во всех реприватизационных инициативах в отношении объектов данного олигарха — будь то попытка ревизии приватизации, предпринятая в начале весны профильной комиссией Верховной Рады, или суды, затеянные генпрокуратурой, активным соучастником являются представители либо структуры Игоря Коломойского, а в некоторых случаях, компании, входящие в орбиту Григория Суркиса.

Экс-глава Фонда госимущества Украины Александр Бондарь считает, что за реприватизацией в нынешнем виде стоит борьба одних олигархов с другими. «То, что предлагал предприниматель Игорь Коломойский, то есть забрать у Рината Ахметова активы и отдать ему, это носит выборочный характер, который будет создавать ажиотаж, будет возбуждать бизнес среду и отпугивать инвесторов. При наших судах, при нашем субъективизме и подачи в суд различных структур это будет носить перманентный характер на много лет и никакого объективного критерия здесь не будет. И справедливости тоже», — говорит Бондарь.

«Вся эта огромная проблема рейдерства, проблема судебной защиты – это все бьет на понимание того, насколько сильно право собственности защищено в Украине. А реприватизация еще хуже расшатает ситуацию, она говорит о том, что право собственности не является абсолютным. Государство продало, может опять реприватизировать. Это априори негативный оттенок дает к бизнес среде, которая есть в стране, — говорит глава «Украинского медиа центра реформ» Тарас Качка.
По мнению экспертов, генпрокуратуре, что, затевая реприватизационные процессы, государству придется возвращать собственнику изрядное количество средств с учетом инфляции, недополученной прибыли, вложенных собственниками инвестиций  и пр. Что, в свою очередь, не обрадует тот же МВФ.

«Есть такое понятие, как стоимость денег во времени, –  комментирует ситуацию управляющий партнер ИК Eavex Capital Юрий Яковенко, –  Если кто-то заплатил за пакет акций деньги, то сейчас возвращать уже надо намного большую сумму с учетом изменившегося курса да и просто того, что эти деньги можно было положить под процент и заработать на этом. Также во многие активы сделаны инвестиции. Их надо компенсировать владельцам. Потому что купить могли недорого, а вложить потом в предприятие сотни миллионов долларов. Лучше вообще не начинать такой процесс, как реприватизация. Ни одного положительного решения он не даст».

«Когда Украина переживает достаточно сложный период именно в сфере государственных финансов, еще вводить дополнительные риски, связанные с компенсациями по реприватизационным процессам — это очень рискованный вопрос», – отмечает Тарас Качка.

Прозрачная приватизация и создание конкурентных условий

По мнению Шевки Аджунера, нельзя оправдывать реприватизацию борьбой с олигархами.

«Я вообще не понимаю, что такое «борьба с олигархами». Это ведь не вредные насекомые, а часть экономики, общества. Их нужно интегрировать, а не бороться с ними», — отметил Глава представительства ЕБРР в Украине.

 Эксперты считают, что наиболее эффективный способ удовлетворить заявку общества на деолигархизацию – это дерегуляция рынка и создание равных конкурентных условий для всех, кто ведет бизнес в Украине.

«Самый цивилизованный способ решить эти вопросы – согласиться с тем, как формировалась собственность, но убрать так называемые маркет-дисторшн, то есть нарушения функционирования рынка, где, кстати, государство является наибольшим олигархом зачастую. Это нужно решать не путем реприватизации, а через нормальную политику защиты экономической конкуренции, через дерегуляцию», — говорит Тарас Качка.

«Надо двигаться дальше. Изыскивать какие-то возможности для того, чтобы обеспечить равные условия для всех уже с определенной черты. Не копаться в истории процесса», — считает Анна Деревянко. Это обеспечит необходимые инвестиции и заложит основу для экономического роста.

Реприватизация, а по сути, передел собственности, не приведет к “восстановлению справедливости”, а лишь увеличит доход отдельных групп во власти или бизнесе.




Комментирование закрыто.