Новый Экономический Порядок

Александр Левченко, для "Хвилі"

sur200

Чем принципиально отличаются этапы ламинарного развития и фазового перехода? Тем, что соответствующие им господствующие идеологии ставят перед нами разные идеалы. И во время фазового перехода этот идеал — эффективность. Все господствующие в это время теории (биологические, экономические, социальные и т.д.) говорят именно об эффективности, как о движущей силе и критерии развития. В это время идут такие процессы как: рост КПД машин, профессиональная специализация, повышение энерго- и ресурсо-емкости, использование цифр экономической статистики для определения развитости стран и т.д. В это время сильно влияние конкуренции, так как идет буквально борьба за выживание как среди людей, так и среди наций и корпораций.

Во время фазы ламинарного развития наоборот, качество и комфорт сознания становятся более важными, чем простые внешние показатели. Потребности человека передвигаются вверх по пирамиде Маслоу. В это время растет значение религий и духовных практик. Уменьшается количество значимых исторических событий. Геополитика, как явление, почти исчезает. Основной идеал господствующей идеологии — Свобода, Равенство и Братство. Что возможно нас и удивит, так как этот лозунг как-будто возник глубоко внутри фазового перехода, но, так как до сих пор он не был полностью воплощен в жизнь (свободы много, равенства не очень, братство отсутствует почти полностью), то очевидно, что впереди еще ожидаются общественно-социальные изменения, после окончательной победы которых и начнется новая длительная эпоха всеобщего процветания.

Перед тем, как приступить к описанию будущей формации, давайте сделаем несколько логических выкладок, что-бы последующие выводы не казались нам искусственно притянутыми за уши. Первое, на что нам надо будет обратить свое внимание, это то, что наличие только одной составляющей — Свободы (пусть даже и очень важной), не означает для человека (или группы людей) почти ничего без наличия другой, не менее важной составляющей — Возможности. Свобода без возможностей означает голодную смерть, а наоборот (возможности без свободы) — сытое рабство. И то и другое противоречит целостной природе человека. Второе, на что надо обратить внимание — это наличие нескольких уровней свобод и возможностей — физический, экономический, социальный, эмоциональный, духовный. И очень важно, чтобы на каждом из этих уровней были как свободы, так и возможности. Третий важный момент — это правильный баланс между индивидуальным и коллективным. Любое нарушение этого баланса приведет к полному разрушению обеих этих составляющих. Поэтому, полностью раскрыться они могут только во взаимном синтезе. Баланс между индивидуальным и коллективным и означает баланс между Свободой и Возможностями, так как смысл коллективного как раз и состоит в гарантированиии равных возможностей для каждого.

Так как, в любом случае, развитие человечества идет пошагово, то предтечей для будущего строя, скорей всего, будет являться капитализм. Поэтому можно спокойно «работать» с ним, и модифицируя его, прийти к итоговому результату. По сравнению с предыдущим строем, капитализм ограничил(!) физическую свободу сильных по подчинению себе слабых, что дало последним не только физическую свободу, но и новые возможности. К сожалению, при капитализме на экономическом уровне присутствует такая же неограниченная свобода для сильных, что лишает экономически слабых их экономических возможностей. Что, в конце концов, и привело мир к современному экономическому феодализму. Если кто не видит в данный момент этой картины, то это означает одно — он слишком верит пропагаде продажных СМИ и учебных заведений о всеобщем росте благосостояния человечества. Феодализм капиталистический — он скрытый, гибридный, трудно диагностируемый. Но он есть. И украинская проблема олигархов — это лишь часть всемирной такой-же проблемы.

Глядя на эту картину, очевидно приходит вывод, что ограничив свободу экономически сильных, мы сможем сделать такой же рывок вперед, как и рывок от аграрного феодализма к промышленному капитализму. Ограничив некоторую Свободу, мы добавим Равенства (в возможностях) и Братства (в итоге). Поэтому лозунгом такого социального рывка должно быть требование бОльших экономических возможностей (а не свобод). И единственным путем для этого является введение ограничений на отъем прибавочной стоимости. Которая и есть основой для существования свободного капитала. Потому что неограниченный в своих размерах или в своей активности свободный капитал — есть зло. Причем сразу в двух аспектах. Первый (его влияние на неравенство возможностей) мы уже частично рассмотрели. А о втором сейчас то-же скажем пару слов.

Рост способностей человека проходит через три стадии: личностное развитие → экономическое взаимодействие с окружающими → взаимодействие с властью. Или, иначе, можно сказать, что бизнес всегда переростает во власть. Крупный бизнес — это синоним власти при капитализме. Это синоним олигархии и всего, что с ней связано. Частный крупный бизнес — это фактически частно-феодальное государство (или экспорт такого феодализма в другие, слабые государства). Это прекрасно описано К.Марксом как капиталистический империализм. К сожалению, он не смог предугадать гибридности всех его проявлений, поэтому его часто осуждают недалекие люди, в том, что он ошибся и сейчас на нашей планете руками капиталистов почти построен рай на земле. К сожалению, достаточно мало людей хотят и могут жить в реальном мире, со всеми его проблемами и противоречиями. Поэтому они сбегают в удобный для себя мир выдуманный. Причем выдуманный часто не ими самими. Мир, где их, скорей всего, будут нещадно эксплуатировать (или же они сами будут нещадно эксплуатировать других). Единственно возможным вариантом существования для крупного бизнеса есть его огосударствление, чтобы общество через правительство имело возможность им эффективно управлять. Только будучи государственными, крупные стратегические предприятия (необходимость в которых будет всегда), подорвут основу мирового олигархизма и будут являться «страховочной подушкой» в новом строе.

К сожалению, благодаря исторической деформации, попытка ввести ограничения на свободный капитал иногда воспринимается как попытка возврата к социализму (коммунизму). Хотя строй в том-же СССР — это типичный государственный феодальный монопольный капитализм, при котором эксплуатация была намного выше, чем в странах Запада, а уровень жизни намного ниже.

Собственно, как будут выглядеть ограничения на свободный капитал не так уж и важно, но мы приведем один из вариантов решения этого вопроса. Например, размер частного предприятия не должен превышать 100 человек (в найме). Размер предприятия, где его сотрудники являются его-же акционерами, не должен превышать 1000 человек. А все более крупные, стратегические предприятия должны быть исключительно государственными (попытка обвинить госпредприятия в неэффективности проистекает не из реального положения вещей, а вследствии желания олигархов приватизировать по выгодной для себя цене общественную собственность).

Как гласит одна восточная мудрость — в малых дозах всё лекарство, в больших — всё яд. Свободный капитал был тем самым лекарством во времена Адама Смита, когда он отвоевывал у аграрного феодализма свободу для простого человека. Он открывал для всех новые возможности и поэтому был очень позитивным явлением. Но сейчас он стал работать не на благо людей, а на благо самого себя, на благо единиц, им владеющих, на благо кучки олигархов. Поэтому задачей человечества является его правильное ограничение. Правильное означает — чтобы он работал, ни лишая возможностей тех, кто более слаб экономически. Да, это будет менее эффективно, но более справедливо (что и означает конец фазового перехода и наступление длительного этапа ламинарного развития с изменением господствующей идеологии и системы ценностей). Немного меньше свобод, но очень много возможностей, причем без какой-либо уравниловки. Равенство возможностей и является платформой для возникновения сначала процветания, а затем и братства — комфортной эмоциональной атмосферы для любых начинаний. Также, хочется предостеречь и от полной ликвидации свободного капитала — в малых дозах он весьма полезен, поэтому ему надо давать свободу в нижнем сегменте экономики, в малых компаниях, владельцы которых не смогут ни захватить рынок, используя свое монопольное положение, ни повлиять на власть имущих с целью лоббирования своих интересов. При этом основная масса людей и бизнеса должна концентрироваться в среднем слое (работники-акционеры), а верхний слой будет «социалистическим», который в условиях экономических свобод и раных возможностей будет работать на благо всех. Средний слой работников-акционеров и будет тем самым средним классом будущего, который возьмет на себя ответственность за существование государства и воплощения новых идей в жизнь.

Движителями нового строя вряд ли станут люди Запада, культуры экономического превосходства над недалекими «дикарями» и нещадной их эксплуатации. Вряд ли станут и люди, желающие вренуться в прошлое — социализм, религиозный фанатизм и прочее. Нет, это будут люди новой формации, оптимисты и социальные агностики, очень трезво оценивающие положение дел в мире и, при этом, желающие лучшей жизни для себя, своих близких и всего человечества.




Комментирование закрыто.