Неолиберализм и налоги: повседневная несправедливость

Василий Колташов, для Академии Безопасности Открытого Общества, "Хвиля

 

Во времена господства в Европе феодальных отношений обложение налогами обходило знатных землевладельцев. Они не платили налогов государству, все обязанности лежали на крестьянах. Они кормили господ, от которых зависели, церковь и монархическую власть в своей стране. Доходы светских феодалов и клириков получались за счет присвоения результатов труда крестьян. С точки зрения феодального права не могло быть ничего более нелепого, чем налоговое обложение класса господ, и без того «вынужденного» питаться трудом землепашцев. В современном капиталистическом обществе образ мысли неолиберальных политиков мало отличим от подобных рассуждений, возможных в феодальном мире.

Налоговая практика большинства государств направлена на изменение баланса обложения. Неолиберальная политика не обходит стороной налогов. Для трудящихся классов они все время увеличиваются, а для бизнеса сокращаются. С началом в 2008 году мирового кризиса данный курс стал проявляться особенно остро. Обложение наемных работников превратилось в источник государственной компенсации частных потерь. При этом в коммерческом сегменте налоги также не распределяются равномерно или справедливо. Прогрессивный налог, увеличивающийся в долевом значении при росте доходов, вытеснен или активно вытесняется как пережиток «политики социальной уравниловки», мешающий, по мнению идеологов неоконсерватизма, экономическому развитию.

В США критики налоговой системы констатируют: частный сектор лишь формально облагается тем больше, чем выше его прибыль. В реальности, благодаря различным лазейкам крупный бизнес получает возможность с определенного уровня платить налогов тем меньше, чем больше он приносит доходов. Массы североамериканских трудящихся обложены не пропорциональным прямым подоходным налогом, собираемым даже без законного основания. Прямые налоги на населения распространены в Европе не так сильно. Правительства дальновидно делают ставку на косвенные налоги.

Обывателю кажется, что не существует разницы между налогом на прибыль компании и косвенным налогом, включаемым в цену товара. Можно часто слышать рассуждения в духе: «Какая разница? Все равно любой налог переносится на цену, и платит его простой человек – рабочий и покупатель». Однако косвенный налог, например акцизный сбор на тот или иной товар, включается в цену, а налог на прибыль берется с полученных доходов бизнеса. Попытка владельцев перенести его на покупателей, через повышение цены продукции, не обязательно реалистичный сценарий. Действуя так, частная компания легко может потерять долю рынка в борьбе с конкурентами или просто сократить сбыт, потеряв в объеме прибыли.

Косвенный налог целиком лежит на плечах потребителей. Они редко понимают, что через покупку необходимых им вещей поддерживают государство. Но неолиберальные правительства превосходно сознают, почему они вводят косвенные налоги на потребительские товары, часто оставляя без внимания товары необходимые предприятиям. Категория продукции «бизнес для бизнеса» имеет налоговую привилегию по отношению к категории «бизнес для населения» по той же причине, по которой сокращаются подоходные налоги для частного сектора. В постсоветских странах, в отличие от некоторых государств Западной Европы, бизнес избавлен и от социальных отчислений на страхование работников. В России он делает это за работника, но не наравне с ним. Подобное равенство потребовало бы от работодателей увеличить размер передаваемых государству страховых сумм. Однако они тяготятся и прежними обязанностями. Доля заработной платы выплачиваемой в черную за 2008-2010 годы резко возросла.

Наемные работники не видят связи между передачей государству страховых отчислений с их заработной платы и своей социальной защищенностью. Подобное положение вещей является результатом успешного демонтажа неолиберальными правительствами социальной системы. Этот демонтаж не завершен, но темп его с кризисом возрастает.

Стремление государства избавить коммерческий сектор от косвенных налогов и сократить обложение прибыли в нем традиционно объясняется нелиберальными теоретиками как устранение препятствий для роста экономики. Неоконсервативные теоретики провозглашают, что налоги мешают бизнесу развиваться. Но перенос налоговой нагрузки на работников и покупателей сужает рынок и на деле вредит экономике гораздо больше. Налоговые привилегии делают компании более консервативными, ориентированными не на выработку инновационных структурных и технологических решений, а на новые льготы. Наемным работникам, напротив, нечего ждать от государства кроме новых налогов.

Глобальный экономический кризис позволил неолиберальным политикам пустить в ход формулу «Мы все должны поддержать нашу экономику». Правительства используют ее для демагогического прикрытия денежных субсидий и налоговых уступок корпорациям, и ужесточения налоговой политики в отношении широких масс населения – наемных рабочих и рядовых потребителей. В повышении косвенных налогов на товары широкого потребления и уменьшении налоговой нагрузки на бизнес невозможно не разглядеть классовой экономической политики. Как и в феодальную эпоху, основная тяжесть налогов ложится на плечи трудящихся масс. Правда прикрывается это не словами о божественной правильности установленного порядка, а рассуждениями о пользе для экономики.

Увеличение обложения мелкого предпринимательства – важная деталь неолиберальной налоговой политики. Ее курс призван произвести через налоги перераспределение материальных благ от широких слоев общества к корпоративным гигантам в экономике. Государство выступает инструментом этого перераспределения, формально собирая налоги для строительства дорог и школ, оно пускает средства на субсидирование монополий. При этом дороги и школы теряют в государственном финансировании, поскольку признаны неолиберальными экономистами «паразитическими явлениями». Если они не приносят прибыли частным владельцам, то государство не видит смысла их развивать. Напротив заброшенность этих направлений «доказывает» их неэффективность в государственных руках и позволяет развивать частные аналоги.

Во времена социального государства на Западе, его идеологи учили, что хозяева и работники должны сообща нести налоговое бремя. Практика неолиберализма показывает, что корпорации больше не видят смысла платить налоги – их бремя все более ложится на плечи наемных работников. Приватно некоторые неоконсервативные экономисты заключают: это нелепость, когда бизнес вынужден платить налоги на свое собственное содержание. С точки зрения неолибералов гораздо справедливей, когда налоговое бремя целиком лежит на трудящихся классах. Почему бизнес должен платить налоги с прибыли получаемой в результате труда рабочих? Согласно мнению крайних идеологов либеральной экономической школы, будет правильно, если все налоги станут платить трудящиеся классы.

Противники неолиберализма всегда говорили о его реакционной сути. В налоговой политике устремления неоконсерваторов проявляются в крайне паразитической степени. Перенос налогового бремени все более на плечи населения не имеет никаких рациональных оснований, кроме желания максимизировать богатства монополий.

С точки зрения справедливости совершенно неясно, почему вообще должны прямо и косвенно облагаться средства зарабатываемые трудом и идущие на личные нужды. Напротив прибыль, крупные состояния и чрезмерная недвижимость должны решительно облагаться налогами. Неолиберальные правительства рассуждают о налогах на роскошь, но незримо повышают налоги на товары необходимые широким массам. Вместо обложения колоссальной недвижимости, находящейся в частных руках, власти практически всех без исключения стран, одобряют повышение тарифов для населения.

Неолиберальная налоговая политика как минимум несправедлива. Но может ли она измениться, без перемен во всем остальном?

Автор является руководителем Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений




Комментирование закрыто.