Монетизация льгот: почему правильные шаги власти могут вызвать протесты

Игорь Тышкевич, Украинский институт будущего, "Хвиля"

льготы

В 2018 году, по словам представителей Министерства финансов и Минсоцполитики начнётся процесс монетизации льгот. В первую очередь затронут так называемые «льготы» за проезд.  Кроме того, летом в качестве эксперимента будут монетизированы часть льгот на услуги ЖКХ. Далее — субсидии на отопление и другие типы услуг, которые предоставляются части граждан бесплатно, либо с компенсацией части себестоимости. С одной стороны, процесс даст части украинцев деньги и возможность самим определять на что их тратить. С другой, подобный подход может  и наверняка вызовет недовольство части жителей страны и может быть использован для критики власти.

Льготная тема или глубина падения

Тема льгот и льготников традиционно является «горячей» и неудобной для власти. Депутаты разных созывов, в погоне за рейтингами напринимали множество законов, которыми устанавливаются льготы для отдельных категорий граждан. Так, например, по состоянию на март 2017 получателями разного рода льгот в стране были более 10 миллионов человек. А льгот — 18 миллионов. При этом льготы и льготники могут «размножаться» в прямом смысле слова. Например, льготы на получение образования, на продуктовые пайки для «детей Чернобыля» по идее должны были бы закончиться — «деткам» давно уже за 30. Но украинский закон чудесен — «детьми Чернобыля» могут стать дети тех, кто подвергся воздействию радиации либо, при определённых условиях, дети их детей. Такой вот, вечный цикл почкования получателей льгот.

С одной стороны, это прекрасно — можно сказать, что государство заботится о своих гражданах. С другой, есть проблема: любая услуга имеет свою себестоимость. Если она кому-то оказывается «бесплатно», то должен существовать источник компенсации её стоимости — бюджет, то есть налоги, в том числе с граждан страны.

Большое количество льгот (читай услуг за которые платят налогоплательщики) на фоне экономического кризиса и уменьшения количества работающих украинцев приводит к тому, что денег на «выплаты всем» нет. Закон однозначно говорит о правах на бесплатные услуги, выплаты, возможности найти такую сумму в бюджете нет. В такой ситуации чиновники, например, Минсоцполитики, своей работой, фактически нарушают закон, что подтверждается решениями множества судов о «непроизведенных выплатах» тем или иным «льготникам». Власть плохая, критики власти хорошие (они ведь обещают всем денег дать, потому что «положено»), сами люди традиционно недовольны. Проходят выборы, меняется большинство, формируется новый Кабмин и повторяется та же ситуация: денег нет, но вы держитесь.

Почему? Ответ можно найти в простом подсчёте количества работающих украинцев. Министр соцполитики Александр Рева в январе говорил, что работающих официально в стране  16 миллионов, но это, скорее, оптимистические оценки, ведь тот же министр в месяцем ранее говорил о наличии всего лишь 12,9 миллионов наёмных работников и 1,8 млн предпринимателей. В сумме получается не больше 14,7 млн.
Но даже, если взять цифру 14,7 млн работников, как минимум 1/3 из них трудится в бюджетной сфере (чиновники, учителя, медики, библиотекари, силовики, судьи, учёные и  и т.д.). Остаётся не более 10 млн, производящих добавленную стоимость. Они-то по-большому счёту и содержат 11,711 млн пенсионеров и 10 млн получателей льгот. Однако, в этих расчетах мы не видим еще один важный фактор – мигрантов. Ведь сегодня за рубежом работают миллионы украинцев, поэтому логично предположить, что реально работающих в Украине еще меньше. Юрий Романенко указывает, что в Украине приблизительно осталось 12 млн трудоспособного населения, а еще одна треть – около 6 млн уехала на заработки. Однако, все эти цифры достаточно условны, поскольку в стране с 2001 года не проводилась перепись населения.

В любом случае, такая ситуация ставит крест на любых мечтах о быстром развитии страны — свободные деньги направляются не на преобразования экономики, а на затыкание дыр в пенсионном фонде в различных социальных программах. То есть просто проедаются.

Варианты решения ситуации и рецепты от власти.

Существует три варианта «что делать»:

  1. Необходимо большее количество работников. Но Украина находится в демографической яме, дети быстро не рождаются и не взрослеют. Даже, если всё население займётся производством потомства в ближайшую ночь, результат в виде рабочих рук получим лишь через 19-20 лет. Украина — источник трудовых ресурсов для других стран, миграция вымывает трудоспособное население, а о программах по привлечению мигрантов по большому счёту никто не думает (да и опасно это для политического будущего). Таким образом работников в ближайшем будущем больше не станет.
  2. Собирать больше налогов с работающих граждан. Теоретически, подход «забрать и разделить» может принести результат на первом этапе. Но, смотрите п.1 — из Украины выезжают работники — это значит, что чем больше власть будет пытаться выжать налогов, тем меньше налогоплательщиков останется в стране. Результат — ни работающих людей, ни денег, одни пенсионеры, которым нечего дать.

Развивать экономику (имею в виду резкий рост, а не прибавку 2,5% ВВП в год), чтобы работающие украинцы больше получали и, как следствие, больше платили налогов (при сохранении, либо уменьшении налоговой нагрузки).  Но, снова «читай выше» — свободные деньги идут на покрытие дефицита пенсионного фонда, бюджетов социальных программ. Не стоит забывать и о выплатах по внешним долгам.

На этом фоне правительство (и, надо отдать должное) депутаты сделали несколько важных шагов. При всём моём скептическом отношении к «пенсионной реформе», признаю, что новый подход к учёту стажа оставляет часть граждан «пенсионного возраста» экономически активными. Власть не стала напрямую говорить о более позднем выходе на пенсию, но практические шаги в данном направлении сделаны. Это, если не увеличит количество работников, то как минимум, несколько уменьшит скорость возможного уменьшения численности работников.

Меры по выводу экономики из тени так же могут быть действенными. Но и они не являются панацеей — количество занятых «неофициально» ограниченно, а значит и ресурс такого комплекса мер имеет свои рамки. Грубо говоря, работать в данном направлении надо, ожидать, что результаты решат все проблемы, не стоит.

С пенсиями и пенсионерами подвижки есть, остаётся армия льготников, которая имеет свойство разрастаться, благодаря периодическим играм в популизм народных депутатов и особенностям учёта, прописанным в ранее принятых законах (смотрите кейс «детей Чернобыля»).

Решать проблему, в идеале, нужно кардинальным сокращением льгот и перечня лиц, имеющих права на помощь от государства (как в виде выплат, так и покрытия стоимости товаров и услуг). Определённые подвижки в данном направлении уже есть — представители Минсоцполитики и Минфина заговорили о начале процесса монетизации льгот. Для начала возьмутся за «бесплатный» проезд и покрытие стоимости услуг ЖКХ, далее, выдача гражданам некоей суммы, чтобы они сами решали какой услугой и как часто пользоваться. Этот подход уже может дать экономию, поскольку:

  • Сумма компенсации (выплат) рассчитывается из усреднённого количества предоставления услуг. Таким образом, отсекается бесконтрольное списывание денег, например, на «миллионы путешествующих льготников». Люди, имея «живые деньги», сами будут рассчитывать траты. При грамотном подходе — останутся даже в выигрыше.
  • Уменьшает (либо обнуляет) затраты на обслуживание самой системы льгот (учёт, контроль, начисление компенсаций субъектам хозяйствования). Вместо десятка форм, переписки с юридическими лицами, проверок, имеем простую проплету отдельно взятому гражданину.

 

Это, естественно, первый шаг, после которого необходимо делать следующие. Но, даже на начальном этапе, мы можем столкнуться с противодействием ряда граждан и политических сил.

Почему часть украинцев будет против.

Для того, чтобы понять, чем опасен процесс наведения порядка в системе льгот, можно воспользоваться примером, приведённым во вчерашней статье Марии Стасенко «Как система социальной помощи культивирует бедность» на «Украинской Правде», в котором приводится кейс получателей помощи для малоимущих.

Таких получателей выплат от государства насчитывается более 340 тысяч семей — это около 1 млн жителей страны. Выплаты, исходя из норм законодательства, полагаются работающим украинцам, но, по словам автора статьи, «в реальности социальные комиссии на местах могут принять решение о выделении помощи, даже если трудоспособный член семьи не работает. Например, если он болен или в семье трое и больше детей. Таких в 2017 году было, по предварительным оценкам, около 30% от всех получателей.»

К такой выплате (в среднем 3700 грн) добавляются субсидии, помощь на детей и так далее. В результате гражданин просто так, даже не пытаясь работать получает среднюю зарплату по стране. Естественно, что идти работать за те же деньги у него нет никакого желания. Заместитель директора Львовского областного центра занятости Оксана Иванчук констатирует: «Сумма помощи сравнима с зарплатой, которую можно получать и не работать. Нет расходов на дорогу и обеды. В горных районах, где люди имеют более трёх детей, родители живут за счёт приусадебного хозяйства и государственной помощи. Побудить их работать почти невозможно».

В массовом сознании у нас укрепилась мысль о трудолюбивом народе и примеры, например, из США, о целых кварталах живущих «на социал», мы воспринимаем как выдумку Голливуда, либо нечто невозможное для нашей страны. Увы, возможно и реально — читайте выше — не менее 300 тысяч человек сегодня, только по одному из алгоритмов, являются таковыми, живут за деньги других.

Логика системы социальной защиты в том, чтобы уравнять граждан в возможностях, оставив вопросы дальнейшего финансового и жизненного успеха решать самим людям. Мы сегодня имеем армию, фактически дармоедов, которые тратят заработанное другими и считают, что «государство им ещё должно».

Теперь можно легко представить возможное развитие событий:

  1. монетизация льгот уже ударит по части таких граждан и, естественно, вызовет возмущение. За примерами далеко ходить не надо — вспомните как перекрывали трассы после введения ограничений на ввоз товара для «личного пользования» (не более 500 евро раз в 24 часа). Протестовали якобы «безработные» и «люди с малым достатком». Журналисты освещали тему и не задавали простого вопроса: как так получается, что «человек с малым достатком» может ежедневно скупаться в соседней стране на 2 среднемесячные украинские зарплаты?
  2. дальнейший учёт льгот, отмена некоторых из них, введение более жёсткой системы начислений (последнее возможно без изменения законов) лишь расширит «армию обиженных».
  3. Оппоненты существующей власти (как правые, так и левые) получают огромную группу избирателей, интересы которых ущемили решения властей. А это значит, что появляется поле для красивых сказок о «защите народа» лозунгов «отстоим законные льготы», тезиса «государство нам должно» и так далее.
  4. Такую ситуацию можно использовать на выборах (300 тысяч голосов — 3-4 места в Раде), и/или как ресурс для массовых акций протеста. Неработающий человек, живущий на «социал» с удовольствием поедет пожить, например, перед ВР месяц-второй, ради защиты «положенных ему» выплат. А если за это ещё и приплатят примерно столько-же, сколько он получает от государства — это «перемога» для себя и «зрада» на плакате.

Я в своих текстах достаточно много критикую, на мой взгляд, неразумные шаги власти — на описание «ростков позитива», зачастую, времени не остаётся. В данном случае очевидно, пусть чрезвычайно медленное (темпы мне крайне не нравятся), но всё же начало разгребания одного из завалов, мешающего развитию страны. Есть повод для осторожного оптимизма. Но есть и повод для тревоги: в предвыборный год власть может просто испугаться излишне резких шагов и либо остановить процесс, либо установить размеры монетизации такими, что затраты на выплаты превысят издержки бюджета на «бесплатные» услуги, может и вообще отыграть назад, предложив новые наборы льгот. Если такое произойдёт, даже разговоры (не говоря о практике) о развитии страны и общества можно будет отложить как минимум на год, до окончания выборов. Вопрос лишь в том, есть ли у Украины и украинцев лишний год.

В конце концов я, как налогоплательщик, понимаю важность трат части моих налогов на создание равных условий для граждан страны. Но я категорически не приемлю тезиса «государство нам должно» от трудоспособных, но ленивых граждан. Государственные финансы — это и мои деньги — профессиональным нищим, иждивенцам, не желающим думать и работать я ничего не должен.

Я вижу, достаточно много людей с подобными мыслями. А значит, есть повод для оптимизма, несмотря ни на что. С другой стороны, профессиональным иждивенцам, возможно, есть повод опасаться за будущее. Но таких не жалко, от слова «совсем»

______________________

Текст понравился? Отблагодарить автора просто — монетизировать благодарность переводом на карту ПриватБанка № 5168 7422 0332 9507

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.