Министерство инноваций, информационных технологий и дремучего совка

Валерий Фищук, для "Хвилі"

информационная война

Тема перезрела минимум на 10-15 лет. Да и совком слегка отдает. Новые технологии, тренды, бизнес-модели и открывающиеся возможности требуют более свежих управленческих подходов.

Адвокаты идеи создания Министерства инноваций и ИТ апеллируют к необходимости координации действий между ведомствами, появлению ответственности чиновников и к международному опыту. Если рассматривать такое министерство из текущих реальностей нашей системы госуправления и страны в целом, то это обоснование вполне резонно. Казалось бы, все просто: под тему, рынок и проблемы придумать коррелирующий орган власти, расставить ответственных и вперед в инновационное и технологическое будущее!

Увы, есть сомнения.

Стоит глубже погрузиться в предмет дабы удостовериться, что создание такой госструктуры будет релевантно текущим вызовам и действительно даст результат.

Итак, начнем с предметной области: чем это министерство будет заниматься? Инновациями и информационными технологиями? Слишком широко и расфокусировано. Очевидно, что нужна конкретика и как минимум видение, цели, программа. Вы скажете «так вот они их себе и разработают». И это может стать первой ошибкой.

Идем дальше: инновации и ИТ где? В каких сферах? Медицине, образовании, транспорте, энергосбережении, экологии, безопасности, обороне…? Очевидно, что таких прикладных сфер много, и на многих из них по факту уже имеется гос ведомство, хорошо это или плохо.

Вы скажете: «отлично, два министра и будут договариваться». Это будет вторая ошибка.

Дальше: в какой системе будет находиться это министерство? В исполнительной власти, как подразделение Кабинета Министров. Вроде все ок, но сегодня имеем именно здесь самые острые проблемы: бюрократия, кадры и мотивации, совковая система управления, сопротивление на местах, а в добавок к этим сложностям еще и парламентские вибрации. В таких условиях энергия пришедших в это министерство спецов будет тратиться на все то же — борьбу с системой, а не трансформации, проектный менеджмент, работу с инвесторами и т.д. Короче, еще одна потенциальная «братская могила», заранее прошу прощения и восхищаюсь теми оставшимися гос служащими , которые «не благодаря, а вопреки» продолжают борьбу. За 15 лет работы в этой сфере у автора на памяти десятки фамилий прекрасных людей, которые брались за тему в разных «около ИТ» ведомствах и потом перегорали и уходили, или еще хуже — ассимилировались и остывали.

Вывод: имеет смысл искать новые, более жизнеспособные формы управления, чем «министерские». Важность инноваций и ИТ для страны, экономики и граждан сомнению не подлежит. Вопрос в формате управления и организации деятельности.

Теперь пару моментов касательно той «природы» инноваций и ИТ, которая влияет на определение будущего формата управления:

1. Их одновременно горизонтальный и вертикальный характер, т.е. это есть индустрии сами по себе и платформы для других индустрий, особенно ИТ.

2. инновации привязаны к деятельности, они возникают, разрабатываются, живут и умирают в конкретных сферах жизни и экономики. Таковых сфер тысячи, а творящих и вовлеченных граждан — потенциально миллионы, это не какая-то выделенная аудитория типа «шахтеры», или «учителя».

3. креатив и предпринимательство есть социально-культурными явлениями, которые закладываются с пеленок, потом развиваются в семье, детсаду, школе, обществе и т.д., а потом еще и капитализируются в определенной «тепличной» экономической среде.

Этих 3 черт вполне достаточно, чтобы увидеть очевидное: даже сама «природа» темы совсем не «министерская».

Итак, какой формат управления этой сферой может быть наиболее пригодным и эффективным в наших условиях?

Прежде чем определить его, кроме текущих ограничений и специфики самой сферы, важно увидеть будущий результат. Чего мы хотим достичь?

Конечно же, речь не про внедрение систем электронного документоборота в органах власти, хотя и эта задача крайне важная и тяжелейшая в реализации. И не про обучение детворы программированию и языкам, хотя и это также одна из ключевых задач для взращивания среды инноваций. Скорее всего, когда говорим про будущий результат, речь должна идти о структурных трансформациях, которые способны быстро, дешево и с новым качеством начать менять страну, экономику, высвобождать человеческий капитал и открывать сверх возможности для бизнеса граждан страны и мира.

В таком ракурсе, будущая система управления фокусируется на реализации Инновационной и Цифровой Адженды, — всепроникающей, масштабной, бескомпромиссной, агрессивной, амбициозной, конкурентной (в сравнении с др. странами) программы очень смелых и сверх инновационных действий и решений по ключевым (если не всем) вертикалям гос управления, жизни общества и страны. И это не просто программа, это драка за будущее, ключевые слова которой — «возможно все!», где те, кто действует по принципу «забезпечення покращення і покращення забезпечення» моментально стают историей, а те, кто готов рисковать и пинками толкать всех в мир трансформаций, не оглядываясь на ограничения в виде никчемных пунктиков постанов и законов прошлого века — эти люди станут лидерами самой инновационной нации и территории мира, которая магнитом будет притягивать сюда умы и капиталы.

«Министерский» формат такого не потянет.

Это программа деятельности первых управленцев государства, мощных и мотивированных экспертных групп, лидеров мнений, отраслевых авторитетов, нанятых за бешеные деньги международных консультантов по принципу «#1 или #2 в своем сегменте».

Задача правительства — их организовать и вселить веру в общую цель — сделать из страны самую привлекательную территорию для инновационного и технологического бизнеса. Или в Украины есть еще какие то варианты как развиваться в мире сумасшедшей конкуренции за глобальные ресурсы, «мозги» и капиталы?

Итого, подводя к наиболее действенному формату управления, видится прежде всего, что верхнеуровневыми «апостолами» инновационной и цифровой деятельности страны должны стать лидеры государства, с понятным и периодичным форматом взаимодействия с экспертно-консультационной средой. Назовем эту группу госруководителей и экспертов — архитекторами. Да, да, именно так, архитекторами трансформаций и инноваций есть именно руководители государства. Этот вопрос не делегируется каким бы высоким уровнем не обладал этот руководитель, поскольку именно он как лидер задает «инновационную» адженду организации, или страны (или не задает).

Дальше — еще страшнее. Нет никаких министерств топлива, сельского хозяйства, образования и тд. Это скорее министерства технологий и инноваций в сельском хозяйстве, технологий и инноваций в образовании, технологий и инноваций в энергосбережении, технологий и инноваций в медицине, в экологии, финансах и так далее по списку. Пора называть вещи своими именами. Это означает, что для реализации такой инновационной адженды страны нужен не министр инноваций и технологий, а 25 таких министров, — каждый в своем сегменте или отрасли. А потом еще таких 150 их заместителей. И еще тысячи других «киборгов и терминаторов», которые такими станут, если увидят идею и веру в то, что инновации и технологии в Украине — это религия, а не проблема одного или нескольких человек из «энного» по счету госведомства.

В свежем отчете Мирового банка «Цифровые дивиденды» говорится о том, что недоразвитость общественных, экспертных и публичных институтов — один из двух основных аналоговых ограничителей на пути страны к «инновационным и цифровым дивидендам».

Очевидно, что в дополнение к команде «архитекторов» должны быть созданы экспертные отраслевые группы (или кластеры) по инновациям и технологиям не как придатки министерств, а как реальные отраслевые «реакторы развития» с полномочиями, финансированием и мотивациями.

Итак, культура инновационных и технологических изменений страны начинается в самом верху устройства государства. Это подтверждают и десятки историй успеха других стран и авторитетные исследования. Честные и свежие мэсседжи и действия «сверху», подкрепленные «снизу» мотивированными общественно-экспертными структурами, инкубаторами, отраслевыми хабами, центрами компетенции, фондами и тд, распределенными по кластерам экономики, — в нашем случае могут оказаться гораздо эффективнее иных «министерских» форматов.




Комментирование закрыто.