Миф об опасности продажи земли

Натали Безмен, для "Хвилі"

земля

Отношение к правам частной собственности — маркер очень многого, когда речь идет о качественных изменениях в мировоззрении жителей постсоветского пространства. Или даже шире: тех, кто длительно находился под влиянием Российской Империи и ее ордынской практики управления своими территориями. Это понятие настолько вычищено из нашего сознания, что порой приходится делать значительные усилия, чтобы приблизиться к пониманию и что это такое, и зачем это нужно. Сложилось такое положение вещей далеко не случайно — у рабов не может быть собственности, разве что могут высочайше позволить владеть личной, никому не интересной, исключительно чтобы смягчить условия существования и создать иллюзию некоего благополучия. И — страх это благополучие потерять. Тогда рабство закрепляется еще больше, на новом уровне, обрастает адептами и сторонниками.

Еще лучше, если каждый будет считать, что лично он то как раз свободен, а не свободны — другие, но и то, не сильно, и потому, что так надо и для всех лучше будет. И вообще, давайте считать, что это временно – просто не доросли еще, мол, до свободы, не в прок она будет… Что-то знакомое в этом есть, не правда ли? Что-то из споров еще об отмене крепостного права. А между тем известное высказывание о том, что русский либерал заканчивается там, где начинается украинский вопрос, можно перефразировать применительно к нашим реалиям.

Украинский либерал заканчивается там, где начинается земельный вопрос. И от того, что в обоих государствах — да, пожалуй, и не только — приняты меры, чтобы само слово «либерал» приобрело негативный оттенок, суть не меняется.

Все за прогресс, за рынок, все демократы и пекутся о людях — пока речь не заходит о том, что земля должна стать товаром. И тут позиция и условных либералов, и популистов всех мастей, и бывших регионалов, и национал-патриотов каким-то странным образом становится единой. Все начинают бить себя в грудь и доказывать, что тот, кто хочет продавать землю — вражина последний. В лучшем случае, чтоб хоть как-то сохранить лицо, вам сообщат, что вообще то «за», але саме зараз — не на часі. И с 2001 года находятся все новые и новые аргументы почему «не на часі» именно сейчас.

Сторонники свободного рынка готовы обвинить оппонентов в том, что они играют на руку монополистам. Те не отстают и подозревают противников в наличии личного интереса — прикупить с/з земельки, не иначе, — и в работе по заказу заинтересованных лиц. Таковые заинтересованные тоже есть в ассортименте, на любой вкус, от олигархов, которые только и мечтают прибрать к рукам то, до чего еще пока не дотянулись, до ТНК и китайцев.

Вокруг этой темы много мифов, много спекуляций. Более того, они тщательно взращиваются, доводя реакцию на слова «продажа земли» до близкой к истерии. И ее градус вызывает необходимость задаться вопросами, кому это может быть выгодно.

Например, эту тему могут придерживать в качестве резерва для того, чтобы вывести людей на улицы — как в Казахстане, например. Напомню, что там вопрос о продаже земли, в том числе иностранцам, стал поводом для антиправительственных выступлений. С одной стороны, вроде, хорошо – Казахстан раскачивается на свой Майдан. А с другой, это и дало повод власти закрутить гайки, и продемонстрировало нужным категориям населения ее ненадежность и необходимость того, кто придет и защитит.
У нас же играть на связанных с землей фобиях еще проще. Все это прочно замешано на рустикальный менталитет и нанесенные Голодоморами травмы. Земля — кормилица, как же ее можно кому-то отдать? А вдруг иностранцу? Вот, немцы наш чернозем вообще грузовиками вывозили — а вдруг опять? А как же наша возможная национальная идея — кормить полмира? А что, если целевое назначение сменят — и многоэтажек настроят? Мы ж тогда полмира не накормим?.. И что же мы тогда будем есть?!
А вот если нефть найдут — что, собственник этой земли будет ее владельцем? Это ж как?! Это ж общенародное достояние! И вообще, какая нефть? Земля — она для сельского для хозяйства! Хотя… нефть… Значит, пусть меняют, назначение, — это ж можно? Но достояние — все равно общенародное!

Какая нам польза от наших «общенародных» нефти и газа — все знают, а кто забыл — тому напоминают, ежемесячно, квитанциями.

В общем, вопросов и мнений масса – есть что обсудить и о чем поломать копья.

Ломают и пиарятся давно, с 2001 года. О том, что до этого был короткий период, когда до введения Моратория на продажу земли еще не додумались — и небо вовсе не обрушилось — уже мало кто помнит.
Национал-патриоты, которые молятся на героическое прошлое ОУН-УПА, так же предпочитают не помнить, что эти славные организации на подконтрольных себе территориях рынок земли поддерживали и даже внедряли. Недолго, конечно, пока советы не помешали. И тоже апокалипсиса за продажу самого святого не случилось. Да, как посмотреть, — но все же.

И на самом деле есть даже некое изящество — такое, с привкусом геббельсовской талантливости, в этом решении — ограничить права части населения, и мало того, что рассказать всем остальным, что это для общественного блага, так еще и самим крестьянам внушить, что все — для них, для родимых. Кормильцев наших.

И это ж исторически так сложилось, что крестьянин у нас к земле привязан аки к матери.

А чтоб случаем не отвязался — так на то крепостное право, коллективизация, отсутствие паспортов и работа за трудодни.

Что, уже нельзя? Жаль. Зато в голову гвоздем вбито, что хлеб — всему голова, а значит, и земля, на которой он растет — святое.

Конечно, в нищей стране всеобщей уравниловки, где нормальное мясо в городе можно было достать разве по блату, да еще после дрессуры последовательных голодовок, должны были радоваться и хлебу. Причем на уровне заученных мантр — чтоб точно не забыли. А все еще находящегося в положении раба крестьянина, конечно, нужно было возвести на пьедестал — чтоб не возмущался, что обделен.

Это ж грех таким-то наследием, уже готовыми мемами и сделанной еще до нас промывкой мозгов, не пользоваться, да?

Мифы и эмоциональная фиксация — удобная технология для тех, кому выгодно законсервировать существующее положение вещей. И это не только владельцы агрохолдингов и — даже — фермеры, арендующие земельные паи за копейки, это еще и многочисленный сонм чиновников, ловящих свой гешефт в мутной водичке уловок, позволяющих обойти Мораторий.

Потому что Мораторий на продажу земли вовсе не абсолют, замораживающий наше общенациональное достояние до лучших времен. К нему прилагаются условия, которые позволяют его обойти, при необходимости. Сменить целевое назначение — и построить коттеджный городок. Продать целиком или частями. Выкупить за бесценок или отжать под общественную пользу (дорогу там запланировать, например). Если у вас есть власть — вы можете все. И только, собственно, земля для сельского хозяйства, такого стратегически важного, должна ждать каких-то лучших времен — пока, видимо, не перестанет быть ценностью для кого бы то ни было.

И в первую очередь — для того, кому она якобы принадлежит.

Одна из самых популярных страшилок, после которой отключаются мозги практически у всех: «Это ж будет повторение ваучерной приватизации! Народ опять оберут!»

При этом копать дальше, в сторону причин неудачи «ваучерной приватизации» (не для каждого из нас в отдельности — какая может быть польза от мааленького кусочка завода, да еще и с зачастую устаревшим оборудованием и потерянными рынками сбыта? — так хоть для экономики страны в целом) желание мало у кого есть.

Нас, как страну, обобрали не просто тем, что некие ответственный товарищи и просто аферисты быстренько аккумулировали в своих руках практически весь промышленный потенциал и принялись доить бюджет ввиду очевидной убыточности своих благоприобретений. Но и еще раз — уже в виде недополученной прибыли и отсутствия экономического роста — когда в свойства нашего ваучера изначально «забыли» заложить обезличенность, возможность использовать его как бумагу на предъявителя, и тем самым прозевали возможность создания фондового рынка.

Так и с землей. Забудьте об «общенациональном достоянии», когда речь идет о земле сельскохозяйственного назначения. Разве что маленькая толика все еще в государственной собственности. Основная же часть давно не ваша, она — частная собственность бывших колхозников и их потомков. (Почему не нас всех? Почему только колхозников? Так они ж у нас самые сакральные!) В виде тех самых земельных паев, которые, как и ваучеры в свое время, изъяты из рынка и прибыли никому — в том числе нам с вами — не приносят.
Земельный пай — это такой чемодан без ручки, он у тебя есть, но пользоваться ты им не можешь. Чтоб его обработать — а это примерно по 4 га, врукопашную, да еще чтоб эффективно, не получится, — нужен хоть какой-то трактор, да горюче-смазочные к нему, да семена, да удобрения — набегает в копеечку. Где взять? Объединиться? Так кругом такие же, безлошадные, как и ты. Кредит? А под что? Под залог земли могло бы быть, так земля — не товар, залогом служить не может. Выход один — или сам, как можешь, или сдавать в аренду.

На сейчас цена аренды 4 га земли 4000 гривен в год (!) считается очень неплохой. То есть бывает и хуже.
Защитники крестьян полагают, что лучше им быть довольными тем, что имеют — потому как впереди, конечно, неизвестность, и лучше нищая стабильность без перспектив, чем риск и ответственности за свои решения. И нужно создать систему правил, чтобы их защитить. И нас защитить — от их возможных необдуманных поступков. Это ж надо доверить собственному народу, да еще самое святое… где это такое видано?

Сакральные крестьяне, после извечного угнетения на опыте многих поколений знающие, что хуже быть всегда может, дежурно предпочитают жевать свою синицу, а не изучать рецепты из журавлей. И категорически не поддерживают любые перемены и своих возможных освободителей. Что тут скажешь? Им исторически становилось хуже после каждого обещания земли и свободы, они имеют право на сомнения.
Мы же выбираем, крепко зажмурившись, следовать дальше за своими фобиями и верой в то, что вот, прямо под ногами, у нас зарыт клад бесценный, и, пока мы такие неразумные, неготовые, неспособные выбрать годных правителей, лучше его не трогать, пусть полежит до лучших времен, пусть детям хоть что-то достанется – мы ведь для них не так чтоб много создали, так, долги разве.

А кроме того, пусть мы лучше им, нашим сакральным кладом, не воспользуемся, чем вдруг узнаем, что он уже и не так ценен, как нам бы того хотелось. Зачем вникать, что сельское хозяйство нигде не было драйвером роста, а лишь признаком отсталости, что именно освобождение сельхоз земель под нужды промышленного производства, для начала, шерсти, стало стартом промышленной революции в Британии, что сельское хозяйство в Европе – сплошь дотационное, что у нас, наконец, климатические условия таковы, что выращиваем мы, в основном, технические культуры и фураж, и урожай из сезона в сезон не гарантирован? Все эти страхи, что землю скупят за бесценок – отголоски вот этого. Как это, за бесценок? Как это, товар стоит столько, сколько за него готовы платить? Даже сакральный? Нет, мы так не согласны! Пусть уж лучше вообще никому пока не достается, пусть будет таким… бесценным.

А тем временем, консервация существующего положения дел останавливает прогресс и лишает нас шансов.

Тема земли — маленькое зеркало, отражающее все наше отчаявшееся государство.

Здесь и крупные собственники, эксплуатирующие ресурс «на отжим» — совсем как с устаревшими советскими заводами. И крестьяне, сдающие паи в аренду за копейки и выступающие в качестве дешевой раб. силы.

Здесь мощное парламентское и журналистское лобби.

Здесь дискурс о том, что этих крестьян нужно защищать — почему? Потому что так написано в нашей художественной литературе, в которой, если судить по школьной программе, даже сейчас (!), только и шла речь, что о панах и угнетаемом ими крестьянстве? Так, может, нужно не отдельную категорию граждан защищать, а думать о том, что будет дальше, какая польза всем нам?

Здесь тема про то, что агрохолдинги уже приносят пользу — кормят нас, да; налоги платят и рабочие места создают. Так, может, и не надо рубить сук, на котором на ниточке подвешена наша экономика — пусть живут?.. Совсем как олигархи, на которых только все и держится, мда.

Вот только проблема в том, что и те, и другие — временщики. Они знают, что существующее положение дел может измениться — земля станет товаром и цены на аренду взлетят, и рентабельность их бизнеса изменится — поэтому надо выжать по максимуму сейчас, даже угробив лучший в Европе чернозем. Или пересмотрят их финансовую историю, вытащат скелетов — и надо урвать сейчас, какая модернизация предприятий?
Мораторий прямо сейчас не отменишь? Нет нормативной базы? Но для сделок по той же недвижимости она ведь есть? И чем все эти годы занимались те, кто должен был ее подготовить? Кто и когда будет призван к ответу за бездеятельность и причиненные ей убытки?

С другой стороны, да, это нельзя сделать прямо сейчас хотя бы потому, что в обществе существует серьезный раскол на эту тему. Это объективная реальность. С ней надо работать. И так, чтобы оппоненты по итогу не полагали другую сторону достойной расстрела.

Что для этого надо?

Отсеять мифологию и эмоции и перейти к анализу того, что правда важно.

Сформулировать позиции, которые могут снять противоречия. Обречь эти позиции во внятные формулировки законов. Закончить, наконец, создание реестров и сделать их открытыми. Это все намного лучше, чем просто говорить, что надо продлить и обещать, что когда-нибудь рынок земли появится.
Вот только кто будет это делать? Те, кому выгодно такое положение вещей – наши разнокалиберные олигархи и чиновники? Те, кто консервирует тему земли до лучших (или худших) времен – пока кто-то накопит достаточно активов, чтобы стало в самый раз? Или для того времени, когда ее можно будет вскрыть, как консервную банку, и высвободить пружину гнева и страха, в нужном направлении, конечно?
Так, может, хотя бы гражданскому обществу стоит, наконец, пересмотреть убеждения, отрефлексировать, откуда они вообще взялись такие, и действовать в этом направлении, исходя из своих интересов? Да на благо? Да с позиции здравого смысла? И давить на государство – насколько получится. И делать так, чтобы получалось. Не умеешь — научим, не хочешь — заставим, раз уж по-другому, без насилия, не получается — и уже становится понятно, что и не может получиться. Работы, в общем, — не початый край.

Сокращенный вариант статьи был опубликован на сайте «Петр и Мазепа».

Обсуждение возможно в группе «ПК – Государство Граждан» и на странице автора в ФБ.




Комментирование закрыто.