Китай на пороге мощнейшего кризиса

Кшиштоф Лански

Не прошло и пяти лет после кризиса в США, а с похожими проблемами столкнулась другая ведущая держава – Китай

Не успела мировая экономика оправиться от последствий ипотечного кризиса в Америке, а пузырь уже надувается на другом конце земли. Как и США накануне крупнейшего финансового кризиса в истории, Китай столкнулся с тремя опасными проблемами: стремительно растущими ценами на недвижимость, беспорядочной раздачей кредитов и неконтролируемой системой теневого банкинга, все больше напоминающей пирамиду. В ближайшие годы властям Поднебесной придется пойти на серьезные жертвы. Ведь ограничить вольницу «серых» финансистов, которые по активности уже успешно соперничают с традиционными банками, — значит отказаться от быстрого роста экономики. Не сделать этого — значит повторить американский сценарий. Какое бы решение ни приняла Компартия, его последствия скажутся на всем мире.

Негде занять

Традиционные банковские кредиты пока остаются основным источником финансирования реального сектора китайской экономики, но иные каналы набирают популярность куда более высокими темпами. Так, по информации S&P, начиная с 2010-го ежегодная динамика прироста объемов кредитования в системе теневого банкинга в КНР составляет порядка 34%. При этом объем займов, выданных обычными банками, увеличивался лишь на 14%. Причина такого дисбаланса прозаична: из-за жесткой монетарной политики Пекина 97% из 42 млн представителей малого и среднего бизнеса, по данным Bloomberg, попросту не имеют доступа к банковским кредитам.

Пытаясь притормозить инфляцию, местные регуляторы вынуждены ограничивать не только работу печатного денежного станка, но и кредитную активность. Власти ужесточают нормы резервирования для банков в целях борьбы с ухудшающимся качеством кредитных портфелей. Именно поэтому получить кредит малому и среднему бизнесу практически невозможно — такие предприятия отсекаются на стадии рассмотрения заявок. Это и вынуждает их занимать на сером рынке и платить до 30% годовых, хотя стандартная ставка по банковскому займу редко превышает 7%. В итоге уже сейчас, согласно оценкам GF Securities, объем теневого банковского сектора в Китае достигает 4,8 трлн долларов, то есть около 57% ВВП страны, — примерно вчетверо больше, чем в 2008 году.

Знать врага в лицо

Теневой банкинг — достаточно распространенное в мире явление. Но финансовые рынки в разных государствах находятся на разных ступенях развития. Различается и законодательство, а значит, и лазейки в нем. Поэтому теневой банкинг имеет тысячу лиц, но общее его определение довольно простое. По версии международного Совета по финансовой стабильности (FSB), под теневым банкингом подразумеваются любые кредитные отношения с участием структур вне официальной банковской системы. Современный теневой банкинг в Китае — это отнюдь не подпольные конторы по выдаче дорогих кредитов населению, как в начале 2000-х. Сейчас основные игроки данного рынка — трасты и брокерские компании — обладают вполне легальным статусом и, кредитуя уже представителей реального сектора, являются крупными участниками финансовой системы страны. По подсчетам Financial Times (FT), их собственные активы превосходят 1,1 трлн долларов — большими обладают только банки.

Ситуация в КНР все сильнее напоминает американскую Уолл-стрит десятилетней давности с ее сомнительными финансовыми инструментами без должного обеспечения и надзора со стороны регуляторов. «Предлагаемым на этом рынке продуктам недостает прозрачности, они основаны на высокорисковых инвестициях и находятся за пределами законодательного поля. Такая комбинация способна создать эффект домино», — считает Дун Тао, главный экономист по Азии Credit Suisse. По сути, единственное отличие китайской системы теневого банкинга от западных образцов (к примеру, американского) — относительная простота схем. Вместо сложных структурированных продуктов, выпускаемых через специальные дочерние структуры SPV и SIV, здесь применяются прямые схемы заимствований через обыкновенные кредиты. Местные банки не создают дочерние организации для очистки собственных балансов, как происходило в США до ипотечного кризиса. Взамен они используют уже существующие трасты, выступая своеобразными посредниками между инвесторами и заемщиками за определенный процент.

Банки заодно

В условиях жесткого диктата ставок со стороны монетарных властей банки стали основным источником финансирования теневого кредитного сектора. Завлекая инвесторов более высокими ставками в сравнении с доходностью по банковским депозитам, они успели создать целую линейку так называемых Wealth Management Products (WMP), средства от продажи которых впоследствии инвестируются в серые фонды. Для вкладчиков это гораздо выгоднее обычных депозитов: WMP приносят своим владельцам около 6% годовых. Причем фонды ссужают бизнесу деньги уже под 20-30% годовых.

Эти внебалансовые продукты обрели бешеную популярность: по подсчетам китайского агентства CNBenefit, к концу прошлого года объем выпущенных WMP составил примерно 3,2 трлн долларов. Согласно исследованию Народного банка Китая, проведенному в городском округе Вэньчжоу (провинция Чжэцзян), где проживает около 9 млн человек, в серых схемах кредитования в 2011-м участвовало до 90% населения и до 60% компаний. При этом в судах разных инстанций уже рассматриваются иски в связи с банкротством подобных заемщиков на сумму 7,5 млрд долларов — в 6 раз больше, чем годом ранее.

Особую озабоченность экспертов вызывает непрозрачность WMP: покупатели зачастую понятия не имеют, на что направляются их деньги, и не осознают рисков. Исследование FT, изучившей около 50 WMP китайских банков, показало, что лишь в нескольких из них потенциальному инвестору сумели объяснить, куда будут вложены средства. «Никто толком не знает, куда и под залог каких активов инвестируются сотни миллиардов долларов. Нередко обеспечением по таким кредитам являются переоцененные активы в рискованных проектах, которые не способны генерировать достаточные денежные потоки для погашения задолженности», — поясняет старший экономист по азиатским рынкам Capital Economics Марк Уильямс.

Дополнительные риски для национальной банковской системы несет в себе и сама схема привлечения и реинвестирования средств в рамках WMP. Как утверждают эксперты CNBenefit, свыше 60% WMP в 2012-м имели срок погашения три месяца, при этом фонд ссужает деньги как минимум на год. Порой при длительных задержках в погашении задолженности кредитные организации вынуждены использовать средства новых вкладчиков, чтобы расплатиться со старыми клиентами. «С фундаментальной точки зрения такие схемы являются финансовой пирамидой, — констатирует председатель совета директоров Bank of China Сяо Ган. — Музыка перестанет играть, как только инвесторы потеряют уверенность в этих структурах».

Два года на раздумья

Итак, в финансовом секторе Китая запахло жареным. Этот запах чувствуют уже по обе стороны океана. Для иностранных инвесторов очевидны параллели между китайскими теневыми кредитами и злополучной пирамидой американской ипотеки. «Резкий рост объемов теневого банкинга в Китае имеет тревожное сходство с рынком субстандартной ипотеки в США, где зародился кризис 2007-2008 годов, — заявил Джордж Сорос, выступая на Boao Forum for Asia. — Учитывая опыт США, у властей КНР есть еще пара лет для того, чтобы установить контроль над этим рынком. Успех здесь крайне важен, причем не только для Китая, но и для всего мира». По мнению инвестиционного гуру, накопления домохозяйств больше не смогут поддерживать быстрый экономический рост в стране. А это значит, что Поднебесной придется наводить порядок на рынке серых заимствований в условиях замедления темпов роста национального ВВП.

Опасность осознают и в Пекине. Как заявляют руководители Комиссии по регулированию банковской деятельности Китая (CBRC), они намерены установить жесткий контроль над выпуском WMP, большая часть которых никак не отражается в балансах банков. Речь идет и о сокращении выпуска WMP, объем которых будет привязан к активам банка либо величине его кредитного портфеля. Ограничения коснутся и объектов инвестирования: вне рамок классического рынка облигаций банки смогут вкладывать не более 35% средств, полученных от продажи WMP. При этом они должны будут гарантировать возвратность этих средств и отчитываться о вложениях не только перед властями, но и перед клиентами.

Оседлать дракона

Но даже такие меры могут оказаться недостаточными. По мнению экспертов Китайской академии социальных наук (CASS), одного из ведущих государственных научно-исследовательских институтов КНР, надо ускорить борьбу с теневым кредитованием, ослабив гайки на финансовом рынке. Ссылаясь на растущие риски ликвидности (из-за разницы сроков погашения WMP и соответствующих банковских кредитов), аналитики призывают правительство снизить контроль над банковскими ставками и либерализовать долговой рынок. В результате последующего увеличения ставок по вкладам (сейчас они имеют отрицательную доходность с учетом инфляции) население потеряет аппетит к риску.

Правда, в условиях жесточайшей борьбы с инфляцией с помощью тотального контроля объемов кредитования экономики такие либеральные реформы, вероятно, будут отложены в долгий ящик. Определенное пренебрежение системными финансовыми рисками в угоду экономическому процветанию действительно может быть оправданным, полагает главный стратег Standard Life Investments Эндрю Миллиган. «Не думаю, что стоит беспокоиться на этот счет: Пекин в состоянии контролировать ситуацию. По крайней мере пока», — говорит он. Слишком уж соблазнительно использовать теневой банкинг как один из инструментов стимулирования экономики, рост которой скатился до наихудшего показателя за последние 13 лет. «Скорее всего, регуляторы будут стремиться получить полный контроль над системой теневого банкинга, а не ликвидировать ее как явление, ведь она все же способствует развитию реального сектора экономики», — прогнозирует вице-президент CASS профессор Ли Ян. Таким образом, вместо того чтобы убить дракона, китайские власти попытаются оседлать его. Однако пример Америки доказывает, что важно не только знать, когда спрыгнуть с дракона, но и иметь политическую волю сделать это.

Источник: РБК




5 комментариев

  1. Статья для опускания толпы в пущую безысходность . Если пишете аналитику будьте добры писать и выход из этого, а не наоборот спекулировать на дешевой трепатне .
    Разговоры не о чем . Миллионы раз мусолить одно и тоже делу не поможешь. Концепцию менять нужно , а начинать с себя нужно повышать меру понимания .
    Иначе будет как в поговорке :«работа в меру понимания на себя, а в меру непонимания — на тех, кто по-нимает больше» — обеспечивает устойчивость толпо-элитарной системы .

    • Яков пишет:

      Судя по всему, простого выхода нет, и экономисты не дают решений.
      Выход один — менять всю экономическую модель, но как ее менять, пока не знает никто.

  2. Знают , но скрывают

  3. Статья правильная и грамотная.
    Закредитованность китайской экномики составляет на сегодня порядка 150% ВВП, и именно отсюда растут все страхи, если рост Китая будет меньше 7% в год — экономика просто будет не в состоянии обслуживать долги.
    При этом, этот тот самый случай, когда долги государства и долги экономики есть две большие разницы.
    На сегодня — при всём своём большом подъёме — китайская экономика есть на самом деле ожидание большого ожидания, что всё рухнет.

  4. Фундаментальное свойство капитала — стремиться к более доходным инструментам на менее зарегулированных рынках. Запретить нельзя, проснувшегося дракона не обуздать. Пришла для Китая пора серьёзной либерализации для выравнивания дисбалансов и модернизации архаичной финансовой структуры. То есть недоразвитые сердечно-сосудистая и нервная системы уже не справляются с обслуживанием перекаченной мускулатуры.