Карательный орган за деньги рынка

Александр Мармулевич, для "Хвилі"

natsionalnaya-komissiya-po-tsennyim-bumagam-i-fondovomu-ryinku

Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР), прикрываясь защитой инвесторов и желанием присоединиться к Меморандуму IOSCO MMoU, предпринимает очередную попытку наделить себя чрезмерными привилегиями и неограниченным бюджетом.

Так, с апреля этого года на рассмотрении в ВРУ находится законопроект №6303 под названием, которое не отвечает его сути: «О защите инвесторов от злоупотреблений на рынках капитала». Делается явный расчет на депутатов, которые дальше заголовков ничего не читают. Но, надеюсь, таких будет не много, ведь под угрозой инфраструктура привлечения инвестиций в нашу страну. Чем же опасен ПЗУ №6303.

1. Платите дань.

Финансирование и материально-техническое обеспечение регулятора планируется возложить на эмитентов ценных бумаг, депозитарные учреждения, брокеров, компании по управлению активами, биржи. Помимо этого бюджет НКЦБФР будет пополняться поступлениями от предоставления административных услуг, штрафных санкций, и средств, поступивших в рамках возможных программ помощи ЕС, правительств иностранных государств, международных организаций и т.д. Распоряжаться полученными средствами Комиссия сможет самостоятельно.

Таким образом, всех участников рынка ценных бумаг обяжут ежегодно платить повинность на регулирование, размер которой будет определяться по методологии, утвержденной самой же Комиссией из расчета её собственных желаний. Запросы ограничат верхними лимитами, но экономить у регулятора тоже не получится – расчетный объем взносов только по минимальным ставкам составит более 70 млн. грн., это при бюджете регулятора в 53 млн. грн. на 2016г. (см. Табл. 1).

limityi-vznosov-na-regulirovanie-fondovogo-ryinka-ukrainyi

  1. Собственные расчеты на основании данных фондовых бирж, годового отчета НКЦБФР за 2016 год и минимальной зарплаты в 3200 грн.

Важен тот факт, что плата за регулирование будет взиматься независимо от положения плательщика на рынке и его конечных финансовых результатов. Для компаний по управлению активами и депозитарных учреждений лимит суммы взносов нелепо привяжут к активам, которые принадлежат их клиентам. В то же время, для эмитентов, ценные бумаги которых находятся в листинге, базой для ограничения послужит не рыночная капитализации, а уставный (номинальный) капитал, который ни в одной развитой стране мира не берут во внимание. Для наглядности, рыночная стоимость 1 акций компании Apple составляет $154 при номинале в $0.00001, капитализация компании достигает 800 млрд. долл. США.

Верхний лимит взносов на регулирование для инвестиционных компаний, бирж, Центрального депозитария и Расчетного центра привяжут к совокупному доходу от операций с ценными бумагами, что, по сути, является налогом с оборота и приведет к увеличению расходов на осуществление инвестиций, сокращению числа сделок. Примером тому, является акциз на операции с ценными бумагами, доказавший свою неэффективность в 2013г. Напомним, тогда сумма собранного за год акциза составила 110 млн. грн. при запланированных 600 млн. грн.

Не стоит забывать, что все участники фондового рынка являются плательщиками налога на прибыль, что говорит о введении двойного налогообложения. С таким абсурдным подходом Комиссия будет заинтересована в росте количества плательщиков, нежели достижении качественны показателей развития рынка ценных бумаг.

Публичное обсуждения законопроекта №6303 состоялось 02.10.2017г. на круглом столе под громким названием «Система защиты инвесторов как условие развития рынков капитала», где Тимур Хромаев заявил, что для финансирования работы регулятора с участников рынка будут взимать порядка 150 млн. грн., в лучшем случае – 250 млн. грн. Нужно признать, не самый точный прогноз от главы Комиссии, все-таки разброс достигает 100 млн. грн.. Бесспорно, 250 млн. грн. лучше, только нужен ли столь бедному и заметно сократившемуся рынку такой богатый и властный регулятор остается вопросом.

Важно отметить, что исключительно за счет участников фондового рынка уже формируются бюджеты Центрального депозитария (ПАО «НДУ») и Центрального контрагента (ПАО «Расчетный центр»). Первый является монополистом в сфере учета и кодификации эмиссионных ценных бумаг, а второй – по обслуживанию расчетно-клиринговых операций. Обе организации контролируются государством, в частности НКЦБФР распоряжается 25% акций Центрального депозитария. В 2016 г. компании на двоих сгенерировали около 70 млн. грн. доходов от реализации услуг, при этом их тарифы продолжают расти. Так, только в 2017г. НДУ дважды пересмотрел стоимость услуг в сторону повышения. Причина – якобы старые тарифы не компенсируют себестоимость. Хотя по официальной статистики НДУ ежегодно работает в плюс и даже в кризис, а новые тарифы позволили уже по результатам 1го полугодия заработать более 9 млн. чистой прибыли.

Стоит упомянуть о существовании еще одной госструктуры, которая многие годы взимает с эмитентов ценных бумаг плату за раскрытие информации — АРИФРУ (Агентство по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины). Будучи уполномоченным лицом по ведению общедоступной информационной базы данных НКЦБФР о рынке ценных бумаг, агентство устанавливает монопольные цены на свои услуги. Так, Игорь Доброван (директор АРИФРУ) сообщил, что работающие акционерные общества ежегодно тратят на различные статьи корпоративного управления, в том числе и на раскрытие обязательной информации путем публикации в печатных СМИ более 100 млн. грн. Сумма впечатляет, но и это не всё, ведь кроме АО за раскрытие информации также обязаны платить прочие эмитенты ценных бумаг. Естественно, существование печатных изданий это прошлый век и давно пора от этого отказаться, но интересно другое – на рынке существует организация, которая собирает с её участников почти два бюджета регулятора и при этом выполняет делегированные Комиссией функции. Кроме того, АРИФРУ администрирует сразу два государственных сайта, на одном из которых информация только раскрывается (smida.gov.ua), а на другом – заполняется (stockmarket.gov.ua). Эффективность подобных образований у нас вызывает сомнение, ведь НКЦБФР могла бы самостоятельно распоряжаться общедоступной информационной базой данных и вести её в отдельном разделе собственного обновленного сайта (nssmc.gov.ua). Вероятно, это могло бы поспособствовать повышению независимости и институциональной способности Комиссии.

Идея взимать плату с участников рынка не новая. Для сравнения, в США финансирование комиссии осуществляется как за счет бюджетных средств, так и участников рынка, их операций с ценными бумагами, поступлений от штрафов, продажи публикаций, подписки на услуги и т.д. Притом, что бюджет американского регулятора в десятки раз превышает наш, средний чек на одного плательщика невелик, всего 25 тыс. долл. США в год. Абсолютные цифры еще меньше (см. табл. 2). Для преимущественной части плательщиков стоимость регулирования обходится менее 5 тыс. тыс. долл. США в год. Минимальных и максимальных тарифов нет, а порогом для начала уплаты взносов является рыночная капитализация: для эмитентов – от 75 млн. долл. США, инвестиционных компаний – от 500 млн. долл. США

 

Таблица 2. Сумма ежегодного взноса на регулирование в США в 2015 г.1

 

$100-500

Количество плательщиков

Эмитенты

Брокеры и дилеры

992

0

$501-1000

1 785

135

$1 001-5 000

3 037

288

$5 001-10 000

889

76

$10 001-50 000

1 388

93

$50 001-100 000

296

23

$100 001-500 000

314

26

$500 001-1 000 000

36

4

$1 000 001 +

25

9

Всего

8762

654

 

1 Источник – PCAOB 2015 annual report.

Применяется простая схема – общая сумма сборов распределяется среди плательщиков пропорционально их доли в капитализации всего рынка. Эмитенты-банкроты и компании, которые имеют право не раскрывать отчетность, за регулирование не платят. В бюджет комиссии может взиматься ровно столько, сколько необходимо для функционирования. За счет хорошо развитого рынка и большого количества его участников нагрузка на одного участника незначительная и обеспечивает баланс интересов.

2. Псевдо ответственность.

Законопроект №6303 предусматривает, что глава, члены и другие служащие НКЦБФР не будут нести ответственность за любые действия или бездействие, связанные с выполнением их функций, если они действовали в рамках Конституции и законов Украины. В то же время иски, поданные против таких лиц, считаются исками против Комиссии, а ущерб, причиненный вследствие их решений, действий или бездействия (в т.ч. в результате профессиональной ошибки), возмещается из бюджета Комиссии. Предполагается, что указанные лица несут ответственность перед НКЦБФР в порядке регресса и в соответствии с заключенным трудовым контрактом. Вполне вероятно, что оговорка на контракт сделана неспроста, ведь в нем можно ограничить размер ответственности.

Кроме того, в случае подачи исков против работников НКЦБФР, регулятор обеспечивает им правовую защиту. Согласно Гражданского Кодекса, сумма регрессного требования не может быть больше суммы, которая фактически уплачена кредитору в основном обязательстве. Следовательно, понесенные Комиссией судебные издержки не будут возвращены в порядке регресса.

Ко всему планируется закрепить право НКЦБФР страховать профессиональную ответственность своих сотрудников и менеджмента. По сути, платить взносы на такое страхование будут сами участники фондового рынка, ответственность перед которыми и страхуется. Выходит замкнутый круг, в котором отстаиваются интересы одной стороны и, к сожалению, это не инвесторы.

3. МЕГАполномочия.

Предполагается, что НКЦБФР будет действовать самостоятельно и независимо от каких-либо госорганов и политических сил, её решения не будут подлежать регистрации Министерством юстиции Украины. Вмешиваться в деятельность регулятора официально запретят, а административные дела, предметом обжалования которых являются решения Комиссии, не смогут быть обеспечены путем их приостановления. Не сложно представить последствия, если в такой модели регулирования фондового рынка окажутся недобросовестные люди.

Для украинских компаний может стать неожиданным сюрпризом приход Комиссии на проверку, ведь перечень инспектируемых компаний не будет публичным. Также регулятор получит право изымать документы, в т.ч. на электронных носителях. Физических лиц смогут привлечь к ответственности за правонарушения на фондовом рынке, при этом срок исковой давности увеличится с общепринятых 3 до 5 лет. Все это противоречит Закону Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности», поэтому предполагается исключить деятельность НКЦБФР из-под сферы его применения.

Кроме этого предпринимается очередная попытка вывести НКЦБФР из-под надзора Минюста. Так, с 2016г. откладывается принятие так называемого законопроекта «О деривативах» (№3498), который изначально был поддержан участниками рынка и предполагал комплексное урегулирования вопросов функционирования рынка производных ценных бумаг. Но ко второму чтению в документ с нарушением регламента включили нормы о независимости регулятора, что, видимо, и стало причиной его торможения.

Стремление НКЦБФР к самостоятельности, вероятно, возникло после признания в суде незаконными 5 из 10 критериев фиктивности, закрепленных в «Положении об установлении признаков фиктивности эмитентов ценных бумаг». Как следствие, Минюст отменил наполовину не действующий документ в целом. В свою очередь, Комиссия посчитала это вмешательством в сферу регулирования рынка ценных бумаг и даже подала иск на действия Минюста. Примечательно, что, если бы отмененные украинские критерии фиктивности применялись к американскому рынку, у НКЦБФР были бы все основания признать «мусорными» часть компаний списка S&P 500.

Безусловно, для противодействия мошенничеству с ценными бумагами и очистки фондового рынка Комиссия должна обладать широкими полномочиями и эффективными инструментами. Но при этом её профессионализм и непредвзятость не должны вызывать сомнений. В последние же годы уровень доверия к НКЦБФР, как и к самому рынку капитала, крайне невысок. Так, по данным StockWorld около 70% опрошенных не поддерживают инициативу по увеличению её полномочий. Более того, 80% опрошенных посчитали, что свобода действий Комиссии может иметь плачевные последствия.

На деле, в условиях слабой судебной системы и отсутствия действенных механизмов возмещения ущерба, злоупотребление полномочиями и чрезмерное ужесточение требований может уничтожить и без того увядающий фондовый рынок, лишить украинскую экономику инфраструктуры привлечения инвестиций.

Важно понять, что предлагаемые новации не дадут Комиссии желаемого наполнения бюджета и уж точно не защитят инвесторов. Они лишь ускорят деградацию фондового рынка, а значит и экономики в целом. Сокращение количества профучастников ударит по инфраструктуре привлечения капитала. Уход каждого нового игрока увеличит нагрузку на тех, что остались. В свою очередь, это станет причиной повышения тарифов на ценнобумажные услуги, сокращения инвестиций и поступлений в бюджет. Цепочку можно было бы продолжить, но уже сейчас понятно, что, частично скопированная у прогрессивных стран модель поставит точку в развитии украинского фондового рынка.




Ответить