Каковы пределы устойчивости России?

Дмитрий Некрасов, для "Хвилі"

rossiya-flag

В России уже много лет популярны рассуждения о том, когда «грохнется» экономика США. На разных уровнях, от экспертного до кухонного, люди с предвкушением пересказывают друг другу различные сценарии будущей американской катастрофы. Смакуют детали, вроде объема государственного долга США или масштабов эмиссии ФРС.

Эта национальная забава не теряет популярности как минимум с 1999 года и ей никак не мешает тот факт, что за почти 20 лет камлания ничего реально катастрофического с американской экономикой не происходило. Были кризисы, была турбулентность но ничего и близко похожего на предсказанный апокалипсис не случилось.

Аналогичной забавой в последние годы в Украине, а также в стане российской оппозиции, стали рассуждения о скором крахе российской экономики. Авторы прогнозов расходятся лишь в сроках и деталях катастрофы, однако единодушны в ее неизбежности.

Для того, чтобы оценить насколько оправданны такие представления мы, совместно с «Украинским Институтом Будущего» провели сценарное моделирование поведения российской экономики при наступлении различных внешних шоков. С тем, чтобы реально оценить пределы ее прочности.

По результатам этого моделирования появился доклад, который будет презентован в «Украинском Институте будущего» 30 мая.

Доклад содержит следующие смысловые блоки:

1. Оценка влияния на российскую экономику международных санкций и падения цен на нефть.

Первый, наиболее ощутимый удар санкции и падение цен на нефть нанесли по денежно-кредитной сфере и внешней торговле. Однако к началу 2017 года российская экономика, в целом, адаптировалась шокам в данной сфере.

Чистый вывоз капитала частным сектором сократился со 152 млрд. долларов в 2014 году до 19 млрд. в 2016 году. Инфляция с уровня в 12,9% в 2015 году снизилась до 4,2% в начале 2017 года. Ключевая ставка ЦБ понижена с 17% до 9,5%. Рубль укрепился по сравнению с пиковыми значениями начала 2016 года на 30%, фондовые индексы выросли на 35-40%.

На среднесрочном временном горизонте сильнее всего пострадали показатели, характеризующие потребительский рынок и социальную сферу.

Реальные располагаемые доходы населения и оборот розничной торговли сократились по отношению к 2013 году более чем на 10%. Численность населения, живущего ниже прожиточного минимума, выросла почти на 3 процентных пункта, или на 4 миллиона человек.

Несмотря на указанные объективные экономические трудности, уровень одобрения населением действий властей практически во всех сферах деятельности в настоящий момент находится на уровне начала 2014 года, а степень контроля режима Путина над политической ситуацией в стране, по сравнению с началом 2014 года существенно возросли.

На долгосрочном временном горизонте санкции оказали угнетающее воздействие на качество инвестиций, трансфер технологий и отток человеческого капитала. Все эти факторы будут долгосрочно препятствовать росту российской экономики. Однако все эти безусловно негативные явления, тем не менее, не ведут к немедленным катастрофическим последствиям.

Сокращение ВВП России остановилось в четвертом квартале 2016 года, и все прогнозы его дальнейшего изменения, включая прогнозы международных организаций, предусматривают стагнацию либо незначительный рост

2. Оценка того, какие экономические факторы, в принципе, способны оказать критическое влияние на изменение внешней и внутренней политики Кремля.

На основании анализа опыта стран постсоветского пространства в докладе высказываются сомнения относительно возможности ряда экономических факторов оказывать прямое влияние на политику Кремля или изменение политического режима в России.

В частности, анализ всех случаев смены политических режимов на постсоветском пространстве в результате народных протестов показывает, что такие протесты возникали в периоды роста, а не падения экономики. В четырех из пяти случаев смены власти, годы, предшествовавшие революции, были годами рекордного экономического роста. Напротив ни одна революция на постсоветском пространстве не произошла при падающей экономике и доходах.

В результате проведенного анализа было выявлено лишь два экономических фактора, способных на пятилетнем горизонте критически повлиять на способности российского режима Путина осуществлять текущую внешнюю и внутреннюю политику.

Это возможность правительства финансировать текущие государственные расходы (в том числе, за счет заимствований и эмиссии, не приводящей к развалу финансовой системы). Если такая возможность отсутствует, возможна потеря текущей управляемости, выход из-под контроля некоторых структур и территорий, а также многие другие негативные явления.

А также возможность страны в целом, оплачивать твердой валютой предметы критически важного импорта. Когда такая возможность отсутствует, внешняя политика часто начинает подстраиваться под необходимость получить эту валюту немедленно, что, в частности, можно было наблюдать в СССР в конце 1980-х годов.

Анализу этих двух факторов посвящена основная часть доклада.

3. Оценка изменения доходов бюджета и показателей платежного баланса при различных ценах на нефть.

При анализе пределов прочности экономики России было построено три сценария, предусматривающих немедленное падение мировых цен на нефть и сохранение их до конца 2021 года на уровнях 40, 30 и 20 долларов за баррель соответственно. Далее данные сценарии будут обозначаться как «инерционный», «негативный» и «катастрофический».

Все сценарии предполагают ужесточение в отношении России международных санкций, а также неспособность российского правительства справиться с принятым планом сокращения бюджетных расходов.

При проведении данной работы мы изначально не планировали делать столь жесткие предположения. Глубина прочности российской финансовой системы оказалась для нас неожиданностью. Пришлось несколько раз ухудшать базовые сценарные условия, чтобы нащупать критическую зону.

Типичные предсказания о близости бюджетной катастрофы в России неизбежно говорят о скором исчерпании российских резервных фондов. Однако, резервные – фонды лишь малая часть той валютной подушки безопасности, которая была создана в России в период высоких цен на нефть.

Основная часть данной подушки сосредоточена в резервах ЦБ РФ, которые насчитывают сегодня около 400 млрд. долларов. Другим важным фактором, определяющим запас прочности российской бюджетной системы, является исключительно низкий государственный долг в размере немногим более 10% ВВП.

Благодаря масштабам этой подушки безопасности проблем с финансированием бюджетных расходов РФ не возникает даже в «катастрофическом» сценарии с ценами на нефть на уровне 20 долларов за баррель.

Ситуация с российским платежным балансом не столь очевидна.

Хотите узнать подробности – читайте и смотрите доклад «Пределы прочности России» 30 мая в 10 часов утра.




Комментирование закрыто.