Как создаётся рецессия и финансовый кризис 2020 года

Нуриэль Рубини, Брунелло Роса, Project-Syndicate

Хотя с момента краха банка Lehman Brothers прошло уже десть лет, не прекращаются дебаты о причинах и последствиях этого финансового кризиса, а также о том, хорошо ли были усвоены его уроки, необходимые для подготовки к следующему кризису. Однако если взглянуть вперёд, более актуальным представляется другой вопрос: что именно спровоцирует новую глобальную рецессию и кризис, и когда это случится.

Нынешний глобальный экономический подъём, скорее всего, продолжится в следующем году, поскольку США увеличивают дефицит бюджета, Китай проводит мягкую бюджетную и денежно-кредитную политику, а Европа по-прежнему находится на пути восстановления экономики. Тем не менее, к 2020 году созреют условия для финансового кризиса, за которым последует глобальная рецессия.

Для этого есть 10 причин. Во-первых, политика бюджетного стимулирования, которая сейчас толкает годовые темпы роста экономики США выше их потенциального уровня (2%), не является устойчивой. К 2020 году эти стимулы выдохнутся; умеренное бюджетное торможение вызовет снижение темпов роста с 3% до чуть менее 2%.

Во-вторых, это стимулирование проводится не вовремя, поэтому экономика США сейчас начинает перегреваться, а инфляция начинает превышать целевой уровень. Тем самым, Федеральный резерв США продолжит поднимать федеральную учётную ставку – с текущего уровня 2% до – как минимум – 3,5% к 2020 году. Это, скорее всего, приведёт к росту краткосрочных и долгосрочных процентных ставок, а также курса доллара США.

Между тем, инфляция повышается и в других ключевых странах, при этом дополнительное инфляционное давление создают растущие цены на нефть. Это означает, что другие крупнейшие центральные банки пойдут по пути ФРС, нормализуя свою монетарную политику, что приведёт к сокращению глобальных объёмов ликвидности и потребует повышения процентных ставок.

В-третьих, можно почти не сомневаться в грядущей эскалации торговых споров администрации Трампа с Китаем, Европой, Мексикой, Канадой и другими странами, а это вызовет замедление экономического роста и рост инфляции.

В-четвёртых, остальные политические решения США будут усиливать стагфляционное давление, вынуждая ФРС поднимать процентные ставки ещё выше. Администрация Трампа вводит ограничения для входящих и исходящих инвестиций, а также для трансфера технологий, а это разрушает производственные цепочки. Она ограничивает иммиграцию, которая необходима для поддержания роста экономики в условиях старения населения США. Она не поощряет инвестиции в зелёную экономику. И у неё отсутствует инфраструктурная политика для решения проблемы узких мест, мешающих расширению предложения товаров и услуг.

В-пятых, темпы роста экономики в остальном мире, скорее всего, замедлятся. И они замедлятся ещё сильнее из-за того, что американская политика протекционизма может заставить других страны принимать ответные меры. Китаю придётся притормозить свой экономический рост, чтобы решить проблему избытка мощностей и задолженности; в противном случае его ждёт жёсткая посадка. Другие развивающиеся страны, которые уже находятся в неустойчивом положении, будут и дальше подвергаться ударам протекционизма и ужесточения монетарных условий в США.

В-шестых, Европа тоже столкнётся с замедлением темпов роста из-за ужесточения монетарной политики и затруднений во внешней торговле. Кроме того, популистская политика в таких странах, как Италия, может привести к возникновению неустойчивой долговой динамики в еврозоне. До сих пор нерешённый вопрос «порочного круга», сковывающего правительства и банки, которые владеют госдолгом, будет усугублять существующие проблемы, связанные с незавершённостью процесса формирования этого валютного союза и его неадекватным распределением рисков. В подобных условиях новый глобальный спад может подтолкнуть Италию и другие страны .

В-седьмых, на американском и мировых фондовых рынках надуваются пузыри. Коэффициенты «цена акций к прибыли» в США на 50% выше их исторического среднего уровня, оценки непубличных компаний стали явно завышенными, равно как и цена гособлигаций, учитывая их низкую доходность и отрицательные премии за долгосрочность вложений. Высокодоходные кредиты также дорожают, при этом уровень корпоративной задолженности в США достиг исторически рекордных уровней.

Кроме того, уровень закредитованности во многих развивающихся и некоторых развитых странах явно избыточен. Коммерческая и жилая недвижимость слишком сильно подорожала во многих странах мира. По мере сгущения туч глобального шторма, на рынках развивающихся стран – рынках акций, товаров и инструментов с фиксированной доходностью – продолжится коррекция. А поскольку дальновидные инвесторы уже начинают предчувствовать замедление темпов роста в 2020 году, рынки проведут в течение ближайшего года переоценку рискованных активов.

В-восьмых, как только начнётся коррекция, резко усилятся риски неликвидности, а также «пожарной» распродажи и снижения рыночных оценок. Брокеры и дилеры сократят объёмы своей деятельности по поддержанию рынка и крупные операции с ценными бумагами. Избыточное применение высокочастотной/алгоритмической торговли акциями повысит вероятность очень резкого обвала (flash crash). Между тем, инструменты с фиксированной доходностью сейчас в гораздо больших объёмах сконцентрированы в открытых, торгуемых на бирже, целевых кредитных фондах.

В случае если инвесторы начнут избавляться от рисков, развивающиеся страны и финансовый сектор развитых стран с их огромными обязательствами, номинированными в долларах, уже не будут иметь доступа к ФРС как к кредитору последней инстанции. На фоне повышения инфляции и нормализации монетарной политики, больше нельзя будет рассчитывать на ту поддержку, которую центральные банки предоставляли в годы после кризиса.

В-девятых, Трамп критиковал ФРС даже тогда, когда темпы роста достигали 4%. Просто представьте, как он поведёт себя в предвыборном 2020 году, когда темпы роста экономики могут упасть ниже 1%, а рабочие места начнут исчезать. У Трампа возникнет сильное желание «», организовав внешнеполитический кризис. И оно будет особенно сильным, если в нынешнем году демократам удастся вернуть большинство в Палате представителей.

Поскольку Трамп уже начал торговую войну с Китаем, а вооружённую ядерной бомбой Северную Корею он не посмеет атаковать, его последней идеальной мишенью, наверное, станет Иран. Спровоцировав военную конфронтацию с этой страной, он вызовет стагфляционный геополитический шок, отчасти напоминающий ситуацию после резкого подъёма цен на нефть в 1973, 1979 и 1990 годах. Надо ли говорить, что грядущая глобальная рецессия станет из-за этого даже более суровой.

Наконец, когда начнётся обрисованный выше идеальный шторм, политические инструменты для борьбы с ним будут, к сожалению, отсутствовать. Пространство для бюджетных стимулов уже ограничено огромными размерами госдолга. Возможности для проведения нетрадиционной монетарной политики будет ограничены раздутыми балансами центробанков и отсутствием пространства для снижения процентных ставок. Тем временем, предоставление денежной помощи финансовому сектору будет неприемлемо для стран с бунтарскими популистскими движениями и находящимися на грани неплатежеспособности правительствами.

В США законодатели ограничили возможности ФРС по предоставлению ликвидности небанковским и иностранным финансовым учреждениям, у которых имеются обязательства, номинированные в долларах. А в Европе подъём популистских партий затрудняет проведение реформ на уровне ЕС и создание институтов, которые необходимы для противодействия новому финансовому кризису и экономическому спаду.

В отличие от 2008 года, когда у властей были политические инструменты, необходимые для предотвращения свободного падения, у правительств, которым придётся иметь дело с новым спадом, будут связаны руки: общий уровень долга сейчас выше, чем во время предыдущего кризиса. Когда наступит следующий кризис, а затем рецессия, они окажутся даже более жёсткими и продолжительными, чем в прошлый раз.

Авторы:

Нуриэль Рубини —  professor at NYU’s Stern School of Business and CEO of Roubini Macro Associates, was Senior Economist for International Affairs in the White House’s Council of Economic Advisers during the Clinton Administration. He has worked for the International Monetary Fund, the US Federal Reserve, and the World Bank.

Брунелло Роса -co-founder and CEO at Rosa & Roubini Associates, and a research associate at the Systemic Risk Centre at the London School of Economics.

Источник: Project Syndicate

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.