Как госсобственность в Украине оценивают сепаратисты Крыма, ДНР и ЛНР

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, директор «Центра антиолигархической политики», для "Хвилі"

гривна бюджет деньги

В Фонде госимущества разгорается громогласный оценочный скандал. Начатое заместителем председателя ФДМУ Натальей Лебедь «реформирование» этой важной сферы рыночной экономики всё больше начинает выглядеть не только как «заказуха» и коррупция, но и надругательство над государственными интересами и здравым смыслом.

Руководство УТО по-прежнему на службе у олигархов

Во-первых, анализ всех проведённых с октября 2015 по апрель 2016 года конкурсов по отбору оценочных фирм показывает, что более 90% из них выигрывали компании членов правления и «авторитетных» членов УТО. Последний показательный пример – определение 13 апреля победителем конкурса по отбору оценщика для аренды «Киевского завода шампанских вин» фирмы недавно избранного председателем УТО Владимира Шалаева (за 130 тыс. гривен). В этом году его компании уже выиграли право на оценку ещё двух высоколиквидных предприятий — ПАТ «Укрнефтепродукт» и ПАТ «Одесский припортовый завод».

Во-вторых, 25 апреля на специально созванном в Фонде госимущества совещании по вопросам аренды объектов государственной и коммунальной собственности под председательством первого заместителя главы ФДМУ Дмитрия Парфененко (присутствовали также Лебедь, профильный директор департамента Корниец, Утовская верхушка — Шалаев, Амфитеатров, Маркус, Овчаров) рассматривался вопрос как исправить ситуацию, сложившуюся после принятия 31 января 2016 года нового Положения о конкурсах по отбору субъектов оценочной деятельности, в результате которого стоимость услуг оценщиков для арендаторов значительно возросла. Причём намного больше, чем при введении при Януковиче в 2012 году так называемой «Налоговой оценки», против которой яростно боролись активисты Украинского общества оценщиков. Мы уже писали, что в результате введения в действие этого нормативного документа стоимость оценки, например, для сдачи в аренду 2-50 метров государственных или коммунальных площадей стала равняться стоимости оценки 50-5000 метров. Причём платить за них должен сам арендатор.

Схемы дерибана госсобственности остаются прежними

Если верить инсайдерской информации, на совещании нашли выход исправления ситуации путём внесения изменений в вышеназванное Положение и отказа от индексации арендных ставок. Однако за благими на первый взгляд для малого и среднего бизнеса намерениями руководства Фонда просматривается и конкретный корыстный интерес. Выигрыш компанией «Увекон» конкурса по оценке «Киевского завода шампанских вин» не случаен. Фирма Шалаева уже однажды оценивала для продажи на приватизационном конкурсе завод шампанских вин на Печерске. Он достался компании Василия Хмельницкого. В настоящее время на его месте известный украинский олигарх строит целый комплекс престижных многоэтажных домов. Думается, что и на этот раз Шалаев будет под него оценит новый завод подешевле.

Далее, взяв его в аренду, менеджеры Хмельницкого за год – максимум два искусственно нарастят вклад арендатора в уставной фонд предприятия дутым вкладом (наверняка, какими-то фиктивными нематериальными активами типа Роялти или новой торговой марки). Затем он пролоббирует выставление завода на приватизацию. Потом фирма Шалаева (она будет иметь на конкурсе полное преимущество перед другими) повторно оценит его так, что доля государства будет минимальной. И в конечном счёте Василий Хмельницкий вместе со своим партнёром Андреем Ивановым приобретут его «за копейки». Эту комбинацию они применяли к столичным предприятиям уже не раз. Последний пример – банк «Крещатик».

Почему в руководство УТО избраны сепаратисты

Но есть ещё третья, более серьёзная, чем две предыдущих. причина разгорания в Фонде госимущества оценочного скандала. Дело с том, что 8 апреля текущего года состоялся отчётно-выборный съезд Украинского общества оценщиков. На нём в правление УТО были избраны 4-ре человека из Крыма, ДНР и ЛНР с откровенно сепаратистскими взглядами: Вадим Старчиков (Севастополь), Наталья Терещенко (Симферополь-Крым), Сочинский Анатолий (ДНР), Ирина Зубарева Ирина (ЛНР).

Поднял этот вопрос на сайте УТО в Фейсбуке рядовой член организации Олег Голубенко (он одновременно является членом Союза журналистов Украины). На него сразу же яростно набросились члены правления УТО, увидев в постах Голубенко подрыв авторитета своей организации. Завязалась резкая по тону дискуссия. НО КОГДА выяснилось, что на съезде УТО представители Крыма, ДНР и ЛНР голосовали по доверенностям, подлинность большинства из которых вызывает сомнение (только по Крыму их было порядка 70-ти), ДА ещё были выложены в Инете сканы антиукраинских высказываний в социальных сетях оценщиков-сепаратистов, ДА ещё выяснилось, что Старчиков из Севастополя являлся одним из организаторов так называемых «Отрядов самообороны Крыма» — противники Олега Голубенко замолчали.

А один из ярых его критиков, член правления УТО и её функционер в Харькове Андрей Чиркин даже написал в своём посте на сайте УТО в Фейсбуке следующее: «На самом деле, как это ни прискорбно, определенные факты о позиции г-на Старчикова подтверждаются… Дело в том, что Устав УОО создавался, как мы все прекрасно понимаем, в другие годы и времена. С одной стороны, Устав регламентирует деятельность УОО как ОО, безусловно. И там четко прописан порядок формирования Совета УОО в разных ситуациях. С другой стороны, Устав не учитывает нынешних политических реалий в Украине, условий АТО, присутствия таких явлений, как сепаратизм и пр., которые в смутное время поднимаются со дна… Выборы в отделении УОО в г. Севастополь по понятным причинам в этом году не проводились. Перевыборы, соответственно – тоже. Учитывая все сложившиеся обстоятельства, Совет УОО рассматривает и решает этот вопрос — в русле действующего Устава и требований действующего законодательства. Комитет по законодательству УОО будет работать и в ближайшее время вынесет свое предложение / решение».

Автору статьи, как общественному активисту, который с 1989 года участвовал в создании и деятельности целого ряда негосударственных организаций, честно говоря смешно слышать подобные прозрения. Так как Украина уже два года живёт в условиях фактической военной агрессии против неё и оккупации Россией Крыма, значительных территорий Донецкой и Луганской областей, организаторы съезда УТО должны были это учесть и во внесении изменений в Устав, и при регистрации делегатов, и при избрании членов руководящих органов.

Логическое объяснение здесь может быть только одно: используя возможность полномасштабного удовлетворением своих шкурных аппетитов, появившуюся после назначения заместителем председателя Фонда госимущества своего сотоварища по УТО Натальи Лебедь, и протаскиванием ею нового Положения, которое ввело балльную систему отбора оценочных фирм на конкурсах приватизационного ведомства, изголодавшиеся руководители и «авторитеты» Украинского общества оценщиков спешат как можно больше выиграть объектов и, соответственно, получить за них как можно больше денег. А съезд нужен лишь для создания видимости существования профессионально цеха, то есть лишь для фасадной вывески, которая позволяет собирать членские взносы с рядовых «холопов» УТО.

Насколько совместим патриотизм и сепаратизм в профессиональной деятельности оценщиков

К слову, если верить официальному сайту Украинского общества оценщиков, на 01.12. 2015 года в этой организации состоит 1069 членов. Из них 102 в Крыму, 82 в Донецкой и 59 в Луганской областях. Конечно же, люди, которые остались на оккупированных Россией территориях не виноваты, что поневоле оказались в таких условиях. Им нужно работать, чтобы самим хоть как-то жить и кормить свои семьи. Поэтому на мой взгляд нет ничего зазорного, что большинство оценщиков из Крыма вошли в Российское общество оценщиков (войны то официально с Россией у нас нет), а ряд оценщиков, оставшихся проживать на территориях ДНР и ЛНР, создали свои профессиональные общественные организации и зарегистрировали в этих 2-х квазигосударственных образованиях свои субъекты предпринимательской деятельности (36 в первой и 15 во второй).

Украина демократическое государство и «охоту на ведьм» как в России никто устраивать не собирается. Никто не может лишить наших граждан-оценщиков Конституционного права входить в профессиональные саморегулируемые общественные организации и Украины, и России, и Крыма, и ДНР, и ЛНР одновременно. Безусловно, они заложники сложившейся ситуации.

Вопрос в другом. Во-первых, как можно избирать в руководство Украинского общества оценщиков людей с откровенно антиукраинскими и сепаратистскими взглядами. Тем более Вадима Старчикова из Севастополя, который являлся одним из организаторов «Отрядов самообороны Крыма», сыгравших всем известную роль в оккупации полуострова. Должен же быть у вождей УТО хоть капля патриотизма. Ведь именно провозглашение независимости Украины в 1991 году дало им возможность зарабатывать на оценке.

Во-вторых, что это за отчётно-выборный съезд УТО, когда больше половины голосов при выборе руководящих органов были засчитаны по каким-то непонятным доверенностям. Тут уже поле для разбирательств Министерству юстиции Украины, которое призвано следить за соблюдением законности в деятельности официально зарегистрированных общественных объединений, тем более руководство которых входит в состав различных комиссий, создаваемых центральными органами власти (в нашем случае — Фондом госимущества).

Странное членство в УТО «Главного оценщика» страны

В-третьих, как высокопоставленный чиновник, заместитель председателя ФДМУ Наталья Лебедь, отвечающая не только в приватизационном ведомстве, но и во всём нашем государстве за регулирование оценочной деятельности могла согласиться войти в состав правления УТО и откровенно лоббировать интересы своих «сотоварищей» на нормативно-законодательном и конкурсном уровнях. Тем более продолжает оставаться в этом статусе после выявленных фактов избрания в члены правления Украинского общества оценщиков откровенных сепаратистов. Как известно, примерно за подобные действия были уволены начальник Винницкой областной полиции Антон Шевцов, советник нового министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалика Юрий Зюков и заместитель министра экологии и природных ресурсов Виктор Канцурак.

Сохранение Натальей Лебедь статуса члена правления УТО, как организации запятнавшей свою репутацию включением в руководство сепаратистов, цинично и с точки зрения того, что работавший в 2010-2014 годах директором департамента оценки Михаил Горяйнов (служивший кадровым офицером до увольнения из армии и перехода в госструктуры, и ушедший добровольцем в АТО) героически погиб в 2015 году в составе разведподразделения в зоне АТО. Кстати, он выступал яростным противником монополии «авторитетов» УТО в оценке.

Разгоревшийся скандал с сепаратистами в УТО совпал по времени с сообщением пресс-службы Национальной полиции, что правоохранители прекратили деятельность организованной преступной группировки, которая действовала в Западной Украине и Киеве и в состав которой входили представители так называемой Луганской народной республики.

Организаторы ОПЗ создали разветвленную сеть представительств по предоставлению услуг оценки недвижимого имущества на территории Львовской, Ивано-Франковской и Закарпатской областей, а также в Киеве. Эксперт-оценщик, от имени которого выдавались выводы, живет и работает экспертом на временно оккупированной территории Луганской области и входил в «Ассоциацию независимых оценщиков» псевдореспублики. Стоимость незаконных услуг колебалась от 300 до 500 долларов. Ежемесячный доход составлял свыше 1 млн грн., часть из которых получал житель «ЛНР».

С целью привлечения широкого круга «клиентов» на интернет-сайтах были размещены рекламные объявления относительно проведения быстрой процедуры определения стоимости объектов недвижимости и составления соответствующих отчетов об оценке имущества без выезда специалиста по месту его расположения.

Иными словами, проблема деятельности оценщиков-сепаратистов на территории Украины приобрёл не только политическое, но и практическое звучание. Возникает закономерный вопрос: почему такое стало возможным. По нашему убеждению, как специалиста в области приватизации и оценки, причина этого, с одной стороны, кроется в том, что «Главный оценщик страны» Наталья Лебедь направляет свои усилия не на реальное реформирование этой важной сферы рыночной экономики, а на защиту интересов олигархов, выполнение приватных поручений вышестоящего начальства и президента, и на создание корпоративных преференций своим товарищам по Украинскому обществу оценщиков. А с другой стороны, — в полной бесконтрольности руководства Фонда госимущества и в вопросах регулирования оценочной деятельности, и приватизации в целом.

Фонд госимущества правоохранительным органам «не по зубам»

Дело даже не в том, что Игорь Билоус и его замы как ставленники Президента и олигархов, выполняя их шкурные заказы, не боятся ни Генпрокуратуры, ни СБУ, ни МВД. Речь о том, что, например, в области оценочной деятельности Наталья Лебедь фактически создала «замкнутый цикл» защиты (круговой поруки) от попыток правоохранительных органов раскопать старые грехи приватизации и прикрыть новые, которые неизбежно возникнут при продаже предприятий, запланированных к адресной приватизации

Известно, что согласно действующим законам Прокуратура, СБУ, МВД и другие финансово-контрольные органы всегда вынуждены обращаться в Фонд госимущества за получением рецензии на отчеты об оценке, по которым по откровенно заниженным стоимостям в прошлом были проданы госактивы. В этом случае Фонд как регулятор оценки оперативно реагирует и пишет рецензии, но только не тогда, когда он сам был оценщиком, рецензентом оценки и распорядителем оценённого имущества.

В случае, когда Фонд в прошлом «дал зеленый свет» продаже госимущества подтверждением проведенной независимой оценки своей положительной рецензией, он отказывает правоохранительным органам в проведении новой рецензии. И это, невзирая даже на то, что как в случае с оценкой «Укртелекома» (оценщик – компания «Остров» Алексея Амфитеатрова – бывшего председателя Украинского общества оценщиков) или «Днеправиа» (оценщик – компания «Увекон» Владимира Шалаева – нынешнего председателя Украинского общества оценщиков) в отчетах обнаружены явные арифметические ошибки и сравнения между собой явно несоизмеримых объектов.

ФДМУ своих провинившихся коррупционеров сдавать не намерен

Именно для таких случаев заместитель председателя Фонда госимущества Натальи Лебедь выдала своим подчинённым негласное распоряжение, что если Фонд написал в прошлом положительную рецензию на отчет, то это уже окончательный его вердикт. Невзирая ни на какие выявленные впоследствии в отчете об оценке ошибки, Фонд повторно его не рецензирует и, следовательно, отказывается давать отрицательную рецензию на данный отчет, ибо это подставляет работников ФДМУ, подписавших его, оценщиков, которые неразрывными коррупционными связями с ними, и в целом подрывает авторитет приватизационного ведомства.

Правоохранительным органам приходится обращаться в таком случае в саморегулируемые организации оценщиков или же к отдельным оценщикам за получением объективных рецензий на «неправильные» оценки. Чтобы не было повадно в таких случаях писать отрицательную рецензию на отчет, на который Фонд написал когда-то дал положительную рецензию, Фонд своим Приказом №1886 от 09.12.2015 года внес изменения в Положение об Экзаменационной комиссии, волюнтаристски «расширив» сферу применения статьи 16 Закона Украины «Об оценке имущества, имущественных прав и профессиональной оценочной деятельности в Украине», согласно которой Экзаменационная комиссия имеет право наказывать только за некачественную оценку.им наделив тем самым данную комиссию не свойственными ей функциями.

Рецензия Фонда госимущества выше закона?

Теперь же, если кто-то осмелится противоречить Фонду и напишет отрицательную рецензию на отчет, такого рецензента сразу же вызывают на Экзаменационную комиссию для дачи объяснений. Более того, Экзаменационная комиссия своим голосованием решает, что делать с рецензией, отличающейся от прежней фондовской. И если большинством голосов (а Фонд в лице Председателя экзаменационной комиссии и одновременно заместителя председателя Фонда Натальи Лебедь всегда соберет нужные для решения любого вопроса голоса среди чиновников и членов УТО) принимается решение, что «нефондовская рецензия» не может быть принята во внимание, то для рецензента следует наказание вплоть до лишения его статуса оценщика.

Нетрудно понять, что любой здравомыслящий оценщик, понимая это, не будет писать отрицательную рецензию, если Фонд писал в прошлом на этот отчет положительную. Впрочем, как и наоборот. Словом, если противоречишь Фонду, то можешь вообще «вылететь из оценки». Таким образом, Фонд госимущества как регулятор оценки (он же и её заказчик в случае оценки государственного имущества, он же и рецензент выполненного отчета об оценке) является всегда правым – его решения по оценке после расширения полномочий Экзаменационная комиссия Приказом №1886 всегда будут неоспоримы. Следовательно, нечего искать «старые грехи», Фонд теперь имеет индульгенцию в лице Экзаменационной комиссии, которая прикроет все старые и новые грехи.

Кто сегодня больше виноват в дискредитации оценочной профессии

Безусловно, в том, что на сегодняшний день фактически сформирована коррупционная система круговой поруки (высокопоставленный чиновник — оценщик – Фонд госимущества – олигарх/крупный бизнесмен) виновата не только Наталья Лебедь, не только сотрудники приватизационного ведомства, не только руководители УТО, но и лидеры и активисты остальных 6-ти саморегулируемых профессиональных организаций: Всеукраинской общественной организации Союз экспертов Украины, Всеукраинской Ассоциации специалистов оценки, Всеукраинского союза экспертов оценщиков, Всеукраинского Союза оценщиков, Всеукраинской Ассоциации специалистов банковской оценки и Всеукраинского союза оценщиков земли.

Так в отрицательной рецензии, которую наряду с письмом-замечаниями СБУ на отчёт-оценку ОАО «Укртелекома» (по которой оно было по дешёвке куплено на безальтернативном конкурсе компанией Януковича-Ахметова в 2010 году) написал председатель Всеукраинской Ассоциации специалистов оценки Степан Максимов, он побоялся определить и указать реальную стоимость этого госпредприятия.

Хотя ради справедливости надо признать, что за 25 лет своего существования Фонд госимущества сформировал в оценочной сфере жёсткую и чёткую систему приструнивания несогласных с его позицией.

У олигархов проблем с льготной приватизацией госпредприятий нет

По „блатным” объектам приватизации победители конкурсов, которые определялись и будут определяться на Банковой и Грушевского, известны предварительно. К их числу относятся все еще не оприходованные нашими толстосумами государственные энергокомпании, обл- и горгазы, и еще огромная масса предприятий угольной, транспортной, химической и оборонной отраслей, морские порты и т.д. Поскольку стоимость таких объектив занижается по указке сверху и договоренностям между заказчиком, оценщиками и руководством ФГИУ, то проблем с утверждения экспертных отчетов по ним, как правило, не возникает.

Проверка, которую осуществляют сотрудники Фонда в этих случаях, сводится лишь к исправлению арифметических и грамматических ошибок, и маскировке наиболее циничных натяжек, в расчетах. Если последние сделаны с откровенными нарушениями существующих методик, или просто выходят за рамки здравого смысла, оценщикам придется поделиться с низовыми специалистами, чтобы те закрыли на эти нарушения глаза и тем самым взяли на себя часть ответственности за утверждение „туфтового” отчета. Бесплатно подставляться под возможные претензии со стороны правоохранительных органов даже при наличии недвусмысленной команды начальства никто из рядовых чиновников не хочет. Конечно, за „правильное” рецензирование заказных оценок „голубых фишек” они получают копейки, по сравнению с экспертами и, тем более, руководством Фонда.

Как ФДМУ указывает, какой должна быть цена объекта

По другому разворачиваются события вокруг неликвидных предприятий, на которые нет покупателя, и которые Фонд госимущества пытается сплавить хоть каких-либо законным или незаконным путем. В этом случае, рядовые сотрудники Департамента оценки ФГИУ устраивают настоящую корриду для экспертов, чтобы выдоить из них хоть какую-то „копейку”. Для этого отчет передают молодым неопытным сотрудникам. Они, не имея достаточного опыта проверок, набрасывают оценщику кучу замечаний, большинство из которых ошибочные.

Причем, рядовые исполнители, как правило, затягивают установленные приказами Фонда сроки рецензирования и пытаются изложить замечание не в письменной, а в устной (чтобы не выставлять напоказ свою заангажированность, а часто и откровенную безграмотность).

Поскольку проверяющие всегда ссылаются на постоянную перегруженность работой (контролируемыми сверху „блатными” отчетами), то лишь после 3-4 недель „бодания” с ними оценщики путем индивидуальных разъяснений (или мелкого задаривания) снимают большинство надуманных претензий к отчету по неликвиду. В результате, рецензия по нему передается начальнику отдела или его заместителю. И здесь начинается главное действо чиновнического представления.

Хотя по закону „Об оценке имущества, имущественных прав, и профессиональной оценочной деятельности в Украине” всю ответственность за достоверность принятого Фондом госимущества отчета (и, соответственно, определенную в нем стоимость предприятия) несет рецензент, а высшее руководство его только визирует, уже на уровне начальника отдела и его заместителя начинаются придирки. Каждый высший руководитель набрасывает свои замечания-претензии к отчету оценщика. Но поскольку основой для утверждения стоимости предприятия является рецензия рядового исполнителя, то каждый раз отчет возвращается рецензенту, и тот вынужден его переделывать. Все эти бюрократические маневры имеют свое часовое измерение, и проходит еще полтора-два месяца.

Рецензирование оценок в Фонде госимущества: хождение по мукам или минам?

Наиболее хлопотливой является оценка целостных имущественных комплексов больших неликвидных предприятий. Отчеты по ним, как правило, проверяются аж тремя отделами. Сотрудники одного смотрят правильность расчетов за расходным методом (недвижимости, оборудования и товарных запасов). Работники второго, за доходным методом проверяют верность оценки бизнеса, а на базе сравнительного метода – корректность использованных аналогов продаж. А в третьем ведомстве анализируют правильность оценки невещественных активов и земли.

В этом клинически сложном случае сотрудники департамента оценки ФГИУ проверяют отчет не параллельно (одновременно каждый отдел свою часть), а последовательно — сначала один отдел, потом второй, потом — третий. Соответственно, такая система дает затаскивание времени в периоде 2-3 месяца. Причем, на конечной стадии проверки оценки часто появляется вопрос: кто должен делать возведенную рецензию? На этой почве в Департаменте оценки ФГИУ временами происходят настоящие чиновнические баталии. Нередко через бюрократические маневры заканчиваются сроки оценки предприятия, утвержденные приказами самого же Фонда. При этом, чиновники ФГИУ пытаются найти повод, чтобы снять из себя вину за срыв оценки, и чаще всего переводят ее на эксперта.

В этом случае Фонд госимущества назначает новую дату оценки и вынужден запрашивать у предприятия более актуальную финансовую и хозяйственную отчетность. Эксперт же вынужден за те же деньги, которые до того еще не оплачены ему, делать повторную оценку. Когда уже наконец истощенный эксперт приходит к директору департамента оценки (или его заместителю) с просьбой прекратить издевательство, то тот ему откровенно говорит, что Фонд не устраивает определенная в отчете стоимость предприятия.

Своим оценщикам ФДМУ платит вне очереди

Согласно постановлению Кабинета Министров, оплата за проведенную работу проводится без аванса, и средства перечисляются только после утверждения отчета руководством ФГИУ. Соответственно, у оценщика нет денежного ресурса, чтобы задобрить высокопоставленного чиновника, и ему не остаётся ничего другого, как выслушать „пожелание” и подтасовать свои расчеты под отмеченные конечные цифры. В случае, если руководство Департамента оценки не видит никакой личной выгоды от приватизации неликвидного объекта, оно требует от эксперта, чтобы тот увеличил стоимость предприятия — для подстраховки, на случай проверки правоохранительными органами.

Если же по ходу оценки всплывёт какой-либо клиент, который желает приобрести данный объект по низкой стоимости, и чиновники увидят в этом свой интерес, то руководство Департамента оценки дает эксперту указание снизить цену государственной собственности. Если же экспертная фирма отказывается действовать по указанию чиновников Фонда госимущества, те с помощью бюрократических приемов блокируют утверждение отчёта. Оценочная компания не получает за работу ни копейки.

Но даже когда уставший эксперт соглашается выполнить указание руководства Фонда (это происходит в 99% подобных случаев), это не гарантирует ему быстрое получение надлежащих ему по договору денег. Через общие проблемы с сокращением финансирования министерств и ведомств, в первую очередь деньги перечисляются оценочным фирмам, которые выполняли заказ из оценки предприятий, которые интересуют олигархов, и которые непосредственно курируются лично Игорем Билоусом и его заместителями.

И всю вышеописанную систему «независимой оценки» сформировала ещё в бытность директора профильного департамента (1996-2005 годы.) Наталья Лебедь. После её ухода из ФДМУ никаких существенных изменений не произошло. Сегодня же Наталья Петровна, как мы уже писали выше,

Падёт ли последний независимый от Фонда госимущества «бастион» рецензирования оценок?

Но чтобы безнаказанно выполнить любой коррупционный заказ (прикрыть все вопросы по прошлым заниженным оценкам или «правильно» сделать новую, как говорится, «под ключ»), Фонду госимущества необходимо взять последний, независимый от него «бастион»: прибрать к рукам еще и судебных экспертов, которые в отличие от «независимых» оценщиков подчиняются не приватизационному ведомству, а Минюсту, и могут сделать экспертное заключение, не совпадающее с мнением Фонда госимущества. Для того, чтобы подобных инцидентов не случилось, Наталья Лебедь при общественной поддержке «авторитетов» УТО в новых проектах Закона об оценке и Национальных стандартов оценки упорно продвигает статьи, которыми регламентируется судебным экспертам необходимость писать отчеты об оценке. А если они будут писать отчеты об оценке, то Фонд сможет уже рецензировать эти отчеты и принимать решения по ним. И если будет нужно, то по описанному выше сценарию, Фонд всегда сможет лишать возможности писать неугодные ему экспертные заключения.

Судя по результатам заседания Экзаменационной комиссии 31 марта, на котором рассматривался отчёт компании «Остров» по «Укртелекому» приходишь к выводу, что нынешнее руководство Фонда госимущества призвано решать не только задачу обеспечения адресной приватизации (то есть в нужные руки), но и прикрыть, а то и вовсе похоронить все грехи прошлых десятилетий дерибана госсобственности.

Вместо резюме

В этих условиях спасти свою профессию от полной дискредитации среди наших граждан могут лишь не прикормленные олигархами (как УТО) саморегулируемые общественные организации оценщиков. Они должны проявить гражданскую позицию, и, во-первых, публично отказаться участвовать вместе с очернёнными выборами сепаратистов в руководство «генералами» УТО в Экзаменационной комиссии Фонда госимущества и других консультационных органах этого ведомства.. И, во-вторых, обратиться с коллективным письмом к Президенту, премьер-министру, в Генеральную прокуратуру и СБУ с требованием отменить дискриминационное по отношению к большинству оценщиков новое Положение о конкурсах по отбору субъектов оценочной деятельности, в результате которых все лакомые объекты (причём сразу по нескольку штук) выигрывают руководители Украинского общества оценщиков.

В общем, как говорят в народе, «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».




Комментирование закрыто.