Готовим дома к Третьей мировой: Украина как сверхоружие

Александр Ситухо, для "Хвилі"

sur107

Популярная в мире тема скорой очередной  мировой войны постепенно проникает и в украинское информационное пространство. Как можно обойти вниманием столь важный вопрос.

Для системного восприятия сложных процессов нередко используются упрощенные модели и аналогии. Такой подход не редкость в описаниях разнообразных стратегий, экономических и военных. Он делает политику понятной, как для ее реализации, так и для критики. Вспомним хотя бы Сингапур с его «стратегией ядовитой креветки», или Трампа с его «омоложением» (экономики, Стратегия национальной безопасности США, 2017).

Медицинские метафоры популярны сейчас у авторов пишущих на экономические  темы: «Рынок вышел из комы», «кадровое малокровие»,  «миграционное кровопускание». Это можно понять. Экономические модели умозрительны, ограничены, противоречивы, им недоступна целостность, а медицина работает с живыми (в основном) объектами и ближе к реальности. В этом контексте Украина вообще похожа на военно-полевой госпиталь «MASH» (M*A*S*H – сериал, 1972-1983 гг., прим. авт.), где экстремальный опыт, испытания новых препаратов, реальная политика, грязный бизнес и задорные розыгрыши. К тому же, основатель военной хирургии и анестезии, проф. Пирогов – из Украины. Но это метафора тяжелая и тревожащая. А хотелось бы чего-то простого и успокаивающего. Конец Великого Поста — поговорим о борще.

borshh

Борщ — национальное украинское блюдо. Есть индекс борща, похожий на индекс Бигмака. Готовится долго и включает множество ингредиентов. Имеет волшебный  вкус и психотропный эффект, но высокую калорийность. Есть постная версия.

После распада СССР, Украина была  5-й экономикой Европы. Запад активно поддерживал ее открытие в обмен на отказ от ядерного оружия. Были созданы  институты, демократические, рыночные, финансовые, общественные, которые могли сохранить это место и вывести в лидеры. Но не сложилось. Может молодой ЕС испугался конкурента, может США увлеклись Бен Ладеном. Может Газпрому надоели «братские» тарифы. Или все сразу.

Но посткоммунистическая украинская элита использовала шанс. Движение к рынку остановилось так же быстро, как началось. Возвращенные в ходе приватизации 90-х из «социалистической собственности» предприятия не долго были в собственности граждан. Ключевые национальные активы в производстве и распределении энергии, металлургии, химии, добыче полезных ископаемых были сконцентрированы в собственности «олигархов». Другими их активами стали политические партии, парламентские  мандаты, должности в министерствах и судах. Некоторые активы, как сельскохозяйственная земля, так и не вышли на рынок. Экономика снова закрылась.

Рыночные институты были заморожены. Убить их совсем было нельзя – Запад мог заметить.   Особую опасность представлял фондовый рынок, который может разрушать неэффективные бизнесы, передавая ресурсы эффективным. Это недопустимо для бизнеса, сросшегося с  государством. Кремль и тут сыграл привычную роль, лишив Украину инструмента мобилизации денег для экономики и обороны. Когда началась аннексия, это было особенно заметно.  Сейчас все рыночные институты существуют.  Только фондовых бирж в Украине сейчас 5. На них обращается примерно такое же  количество акций промышленных предприятий.  Торговля иллюзиями продолжается.

Затем сработал ключевой фактор. Вынос базовых структур (холдингов, фондов, трастов)  в другие, прежде всего европейские юрисдикции, стал главной стратегией защиты активов украинских олигархов. Кипр, Швейцария, Австрия, Великобритания, Голландия, США – они отвечают за стабильность и безопасность украинских капиталов. Даже беглый президент использовал европейский траст. Действующий президент не осмелился изменить этой традиции. Практически весь украинский бизнес стал использовать эту стратегию вслед за ними. Но неумолимый закон диалектики требует существования противоположностей. Украинский капитал получает порядок и защиту  за пределами своей страны. Правовой беспредел, уязвимость, перманентный передел собственности остаются и накапливаются внутри нее. И Запад помогает в этом. Зачем?

Реформы Трампа могут привести к похожему состоянию. Он заманивает назад блудные капиталы, ушедшие в поисках регуляторной свободы, высокой прибыли и низких налогов. Путин пытается сбежать от этого состояния, называя это «деофшоризация». Тоже при помощи санкций Трампа. Их обоих ждут сюрпризы. Неохотно, но капиталы возвращаются в Россию, и несут с собой огромную потребность в законности и порядке, удовлетворить которую российская власть не может.  Скоро может выясниться, что американский народ не так уж сильно любит свободу и работать. Намечается интересный сюжет, или триллер.

Украинский капитал переместил свои структуры на Запад не только для защиты активов. Паралич и манипуляции на внутреннем рынке капиталов, управляемая нестабильность гривны — сформировали спрос на ресурсы  в твердой валюте и  достоверные критерии оценки активов. Все «украинские IPO» проводились из неукраинских юрисдикций.

Сейчас Украина – закрытая система, которая активно поддерживают иллюзию открытости и наличия рынка, с одной стороны, отпугивая потенциальных инвесторов – с другой. В этом участвуют «рыночные» институты, СМИ, государственные органы, политики. Запад им продолжает верить, или делает вид. В этой закрытой системе растет давление, периодически достигая взрывоопасного состояния. Показатели Украины ухудшаются, имеет место ускоренная деиндустриализация, депопуляция, деградация инфраструктуры и коммунальной сферы, отток капиталов и работоспособного населения. Но лучшие мировые эксперты только фиксируют показатели и не могут внятно ответить – что происходит, и что делать. Или не хотят.

МВФ & Co находят ответ в борьбе с коррупцией.  Давят на власть, требуя создания антикоррупционных органов. Без реальной работы рыночных институтов это может запустить репрессии по типу европейской инквизиции, «охоты на ведьм» в США или сталинских чисток, инициировать распад страны. Репрессии еще надо уметь останавливать. Но это никого не волнует. Также требуют изменения коммунальных тарифов для населения и запуска рынка земли – это в среде тотальной коррупции и паралича рыночных механизмов. Всё для снижения  давления и замедления  его роста?

tsar-bomba

«Царь бомба» термоядерная авиационная бомба, разработанная в СССР в 1954—1961 гг. Самое мощное взрывное устройство за всю историю человечества.

Украина может открыться повторно, многие ждут этого. Но открытие может принять неожиданный и опасный вид. Читатель мог заметить аналогию с «Царь Бомбой». СССР  угрожал ей Западу  в 60-х. Аналогия будет менее странной, если учесть количество ядерных объектов в Украине.  Угрозы «Царя» были простыми и понятными, они перевесили выгоды его использования. Ситуация с Украиной противоположная. Многие рассматривают нарастающее внутри страны давление и хаос как позитивный потенциал, который можно удобно и безопасно использовать для политических целей, оправдания масштабных проектов вроде создания Европейской армии или  строительства «Северных потоков». Но в этом деле, как и в случае с ядерной реакцией, можно упустить момент, когда она станет неуправляемой. Особенно – если это предусмотрено проектом. Предупредительные взрывы уже были. Главным вопросом становится направление основного взрыва – если такой произойдет. Радиус поражения и разлет осколков.

Предложенное описание ни к кем случае не претендует на статус  серьезной модели. пригодной для анализа и прогноза. Его цель другая. Указать на зияющую пустоту в области стратегического планирования деятельности украинского государства, заполненную пустыми лозунгами и корявыми клише, выполняющими отвлекающими и одурманивающие функции. Даже такой примитивной метафоре нет противопоставления и альтернативы. Зато  есть упорное желание ампутировать проблему экономической безопасности, вырезать ее из политической повестки и законодательства (законопроект «О национальной безопасности» — прим. авт.). Желание понятное, эта проблема – тикающая мина  под идеологической платформой действующей власти, алчущей стать властью будущего.

А еще есть как минимум одно подтверждение адекватности модели – газ. И в случае виртуальной кастрюли, и в случае реальной страны он является фактором, обеспечивающим рост социального и политического давления, вероятность взрыва. Или его неизбежность.

Что касается Сингапура – вскоре после принятия «креветочной» стратегии там осознали ее недостатки. В глубинах океана водятся твари, которые поглощают воду тоннами, вместе со всей содержащейся живностью, не отделяя вкусных от ядовитых. Новая стратегия получила название в честь дикобраза и привела к закупкам современного вооружения. К чему приведет американское «омоложение» – тоже скоро увидим.  Пока же —

Bon Appétit!

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.