Глобальный «Новый курс»?

Яннос Папантониу

Запоздалое признание Международного валютного фонда в том, что они значительно недооценили ущерб, который предполагаемые меры строгой экономии могли нанести показателям экономического роста Европейского Союза, подчеркивает деструктивный характер «ортодоксальных» рецептов устранения причин долгового кризиса, который последовал за финансовым обвалом 2008-2009 годов.

Согласно общепризнанной теории, предполагается, что в одной стране (или группе стран) с помощью консолидации собственных финансов можно добиться снижения процентных ставок, ослабления валюты и улучшения торговли. Однако, поскольку это не может произойти для всех крупных экономик одновременно – в одной стране (или группе стран) жесткая экономия вызывает меньший спрос на продукцию других стран, и в конечном итоге подобная политика приводит к обнищанию соседей. Действительно, именно эта динамика сделала Великую депрессию 1930-х годов такой мрачной, и именно с ней боролся Джон Мейнард Кейнс.

Сегодняшние проблемы усугубляются отсутствием достаточного спроса в частном секторе (в том числе и в потреблении домашних хозяйств) стран с развитой экономикой, который необходим для компенсаций потерь спроса, вызванных экономией. В последние два десятилетия именно потребление питало экономический рост этих стран, достигнув исторически высоких показателей, таких как доля от ВВП.

Более того, основные страны с развитой экономикой, например США, Япония и Германия, столкнулись с долгосрочными фискальными проблемами в виде старения населения или чрезмерного разрастания государств всеобщего благоденствия, которое ограничивает их способность вносить вклад в управление спросом. Последние шаги, направленные на облегчение денежно-кредитной политики, были верными, однако они пока что не могут ощутимо изменить развитие событий.

Чтобы внутренний спрос действовал в качестве двигателя экономического роста, политика должна перераспределять ресурсы от инвестиций к потреблению. И хотя для этого потребуется привлечь громадные финансовые ресурсы, это необходимо сделать, если мы хотим избежать длительных периодов низких темпов роста, высокой безработицы и снижения уровня жизни беднейших слоев населения.

Координация международной экономической политики должна быть значительно усилена для того, чтобы эффективно справляться с изменениями в подобных масштабах. Начнем с Европы. На сегодняшний день совершенно очевидно, что мер строгой экономии и внутренних реформ недостаточно, чтобы вытащить периферию еврозоны из глубокого экономического спада. Растущее осознание провала нынешней политики является причиной социального недовольства, гражданского неповиновения и политической нестабильности, яркими примерами чего являются завершившиеся выборы в Италии и растущее народное сопротивление реформам в Греции.

Возвращение периферийных экономик еврозоны на путь роста требует большего, нежели структурных реформ и фискальной консолидации. Оно также требует существенного реформирования системы экономического управления валютного союза, направленной на восстановление финансовой стабильности и снижение затрат по займам, вместе с повышением внешнего спроса для компенсации последствий мер жесткой экономии.

Реформирование управления предполагает значительный прогресс на пути экономического объединения: централизацию европейского долга посредством выпуска еврооблигаций, мобилизацию достаточных средств для спасения, позволяющих Европейскому центральному банку вмешаться в главный рынок облигаций, а также создание фискального и банковского союза.

Это трудная задача, учитывая нежелание большинства стран-членов ЕС уступить компетенцию европейским институтам. В противном случае, спекуляции с национальными долгами государств-членов продолжатся, сохранив на прежнем уровне стоимость заимствований, которая не соответствует условиям, необходимым для поддержания экономического восстановления.

Что касается внешнего спроса, европейская помощь за счет собственных средств в виде рефляционной политики в сильных экономиках вряд ли окажется достаточной, главным образом из-за финансовых и политических условий в Германии. Реализация чего-то вроде плана Маршалла путем мобилизации ресурсов бюджета ЕС и дополнительных кредитов Европейского инвестиционного банка, выделяемых для финансирования инвестиций в экономически более слабых странах, могла бы стать альтернативой, однако ей не хватает политической поддержки.

В глобальном масштабе ни США, ни Япония не способны обеспечить достаточные внешние стимулы. Только формирующиеся и развивающиеся экономики Азии могут эффективно способствовать подъему мирового спроса посредством скоординированных усилий, направленных на стимулирование внутреннего потребления, что, в свою очередь, будет стимулировать дополнительные инвестиции. Опыт последних лет МВФ показывает, что при помощи соответствующей координации частные фонды могли бы быть мобилизованы для реализации крупных проектов государственно-частного партнерства, связывающих расширение спроса с инвестициями в инфраструктуру.

Иными словами, судя по всему, требуется глобальный «Новый курс», сочетающий меры, направленные на достижение упорядоченной реорганизации потребления и инвестиций во всем мире. Страны с развитой экономикой должны с новой силой способствовать проведению структурных реформ, повышающих производительность. Еврозона должна укрепить свой валютный союз. А формирующиеся и развивающиеся экономики должны поддерживать внутренние источники роста.

Чтобы подобный курс стал осуществим, должны быть соблюдены определенные предварительные условия. Во-первых, должна быть ужесточена международная координационная политика большой двадцатки при помощи создания постоянного секретариата ‑ для обеспечения политических предложений и рекомендаций, касающихся макроэкономического и финансового развития. Секретариат должен активно сотрудничать с МВФ, чтобы извлечь выгоду из своего анализа, в частности в отношении валютных курсов.

Во-вторых, глобальная финансовая реформа должна продолжаться более быстрыми темпами. Финансовый сектор требует более жесткого регулирования, укрепления надзора, а также согласованных на международном уровне механизмов разрешения, необходимых для решения проблем, связанных с очень большими, глобальными институтами, которые считаются слишком большими (или слишком сложно устроенными), для того чтобы можно было допустить их крах. Такая реформа является жизненно важной, если международная финансовая система собирается быть посредником, позитивно влияющим на процессы перевода значительных ресурсов, без которых невозможны необходимые изменения в структуре мирового спроса.

Наконец, необходим новый договор о торговле – возможно, хотя и не обязательно, в рамках дохийского раунда – чтобы обеспечить доступ основных торговых держав к зарубежным рынкам. Это критически необходимо для придания уверенности азиатским странам, которые можно будет убедить отдать предпочтение внутренним, а не внешним источникам спроса. Более того, либерализация торговли также увеличит потребительское доверие во всем мире.

Настало время для нового глобального соглашения, направленного на рост и учитывающего кризисные условия в некоторых частях мира, а также ребалансирующего мировую экономику для возвращения ее на путь сильного и устойчивого роста.

Автор — бывший министр экономики и финансов Греции

Источник: Project Syndicate




Один комментарий

  1. Нет никакого «нового курса» и не будет, пока не будет адекватного понимания происходящих процессов. Предлагаемые автором ультракэйсианские рецепты стимулирования спроса за деньги бюджетов уже привели к гиганским суверенным долгам, а не к выздоровлению экономики. Системный кризис требует системных решений ( http://crisismir.com/analiticheskie-materialy/ekonomika/13-mirovoj-ekonomicheskij-krizis-prichiny-i-posledstviya-quo-vadis.html ), необходимо определиться с приоритетами и стратегией. Нынешние попытки спасти все отрасли во всх странах обречены на неудачу. Может это горько осознавать, но для «выздоровления» необходимо идти на жертвы, отсекать устаревшие сегменты.