Европейские нормы дефолта: пузырь госдолгов как угроза экономике ЕС

Дениэл Грос, перевод Марины Халимон

 

Ответ прост: вся нормативно-правовая база финансовой системы была основана на убеждении, что государственный долг является безрисковым. Непогашение долгов любым европейским государством подрывает этот краеугольный камень финансового регулирования и, таким образом, приводит к глубоким последствиям.

Это особенно заметно в банковском секторе. Согласованные на международном уровне правила предусматривают, что банки должны создавать резервы капитала, соразмерные с рисками, на которые они идут, когда инвестируют сбережения вкладчиков. Но когда банки кредитуют собственное государство, или держат его облигации, от них не требуется создание дополнительных резервов, поскольку предполагается, что государственный долг является безрисковым. В конце концов, государство всегда сможет заплатить в собственной валюте.

Однако это допущение не лишено смысла лишь тогда, когда долг государства выражается в собственной валюте; только тогда государство может дать распоряжение центральному банку напечатать необходимое количество денежной массы для оплаты кредиторских задолженностей. До введения евро это была распространенная практика во всех развитых государствах.

Но страны, которые ввели евро, больше не могут полагаться на печатный станок. Наоборот, они, в сущности, заимствуют «чужые» денежные средства (или, точнее, средства, которые они не могут контролировать лично). Таким образом, становится очевидным, что с возникновением Европейского Монетарного Союза (ЕМС) государственный долг стран-участниц больше не может рассматриваться как безрисковый.

Тем не менее, он таким рассматривался. Действительно, регулирующие органы еврозоны на только поддерживали мнение о том, что государственный долг центрального банка страны является безрисковым, но и решили распространить его на страны еврозоны, подразумевая, что банки не обязаны предоставлять дополнительный капитал под любые государственные долговые заимствования в еврозоне. Это ключевая причина, почему треть всего государственного долга стан Европейского союза лежит на банках. Именно концентрация государственного долга на балансовых отчетах банков делает всю европейскую банковскую систему настолько уязвимой перед государственным дефолтом.

Кроме того, основываясь на господствующем мнении, что государственный долг являлся безрисковым, банки не были связаны обычными правилами в отношении «больших рисков»: они могут аккумулировать столько рисков по одному государству, сколько считают допустимым. Поэтому греческие банки в конечном итоге накопили больший государственный долг, чем позволял их национальный капитал. Государственный дефолт, таким образом, может уничтожить всю греческую банковскую систему.

Сейчас слишком поздно поворачивать время вспять и немедленно заставить банки избавиться от чрезмерных государственных долговых заимствований. К сожалению, регулирующие органы, по всей видимости, даже не извлекли уроков из нынешнего кризиса в целях предотвращения следующего кризиса.

Правила ЕС в отношении того, каким должен быть уставный фонд банков, будут пересмотрены. Правила, которые подробно изложены в 500-страничном кодексе под названием «CRDIV» и опубликованы Европейской комиссией, увеличивают объем капитала, который должны иметь банки, но только в отношении кредитования частного сектора. Кредитование стран еврозоны продолжает иметь нулевой рисковый вес. Это лишь увеличит перевес в пользу банковского кредитования государственных долговых заимствований и снизит уровень кредитования предприятий, особенно малого и среднего бизнеса.

Это ошибка. Европейская комиссия должна ввести требования к уставному капиталу банков в отношении государственных долговых заимствований. Объяснение этому простое: никто не может серьезно утверждать, что облигации всех государств еврозоны безрисковые. Поэтому становится очевидным, что банкам необходимо иметь определенный капитал для покрытия рисков, на которые они идут, когда кредитуют государства, особенно те, в которых имеются большие долги или большой дефицит бюджета.

Кроме того, новые правила требуют от банков наличия более ликвидных активов. Легко догадаться, какие активы власти считают ликвидными: государственные долговые заимствования. Таким образом, банки фактически скорее будут выделять средства для кредитования государственных заимствований, чем для финансирования частных инвестиций, несмотря на очевидный факт, что государственные облигации могут стать совсем неликвидными (например, те, которые выпущены в Греции, Ирландии или Португалии). Определение того, что банки должны держать для целей поддержания ликвидности, должно быть расширено за счет включения широкого круга активов частного сектора, исходя из объема рынка.

Оба ключевых элемента новых банковских правил, таким образом, идут в одном направлении: они увеличивают перевес в банковском финансировании против финансирования кредитования частного сектора.

Легко понять, почему власти настаивают на преимущественном внимании государственным долговым займам: правила устанавливаются министрами финансов, которые, естественно, склонны провести выгодную для себя сделку. Кроме того, политикам сложно понять, что их бюджеты конкурируют за ограниченный объем сбережений. Меньшее финансирование расходов на государственные долговые обязательства выглядит как чистая выгода для общества, поскольку в этом случае государство экономит на погашении долга и может удерживать более низкие налоги. Но любые выгоды от более низких налогов нивелируются потерями частного сектора, который, столкнувшись с повышенными затратами на финансирование, будет меньше инвестировать, что приведет к снижению экономического роста и, таким образом, к сокращению государственных доходов.

В последние годы для укрепления банковской системы были приняты многие меры. Но то, что предлагается сейчас, сделает кредитование инвестирования еще менее привлекательным и создаст дополнительные стимулы для концентрирования государственного риска на банковском секторе. Это может только усложнить проблему государственных долговых обязательств стран Европы и ослабить их и без того не блестящие перспективы роста.

Автор является директором  Центра Европейских политических исследований

Оригинал: The EU’s Rules to Default By




Комментирование закрыто.