Давос и Мюнхен 2017. Какие тенденции в мировой политике, экономике и науке важно знать Украине

Натали Безмен, для "Хвилі"

sur202

На прошлой неделе неожиданно очень порадовал доклад в Украинском Институте Будущего. Было живой, демократично и очень интересно. Юрий Романенко в начале пообещал, что они расскажут о вещах которые перевернут взгляд на мире — похоже, это нынче новый тренд.

Артем Самородов — юрист, адвокат, специалист в том числе по земельному праву, яркий и интересный докладчик. «Я занимаюсь вопросами конкурентоспособности Украины на западном рынке и вопросами выживания западных предприятий в Украине».

Основные тезисы его доклада по Украине:

Критика позиции Президента, его решение проигнорировать завтрак у Пинчука (совпадает с позицией Ю.Р.) «Президент испугался прийти на завтрак, посвященный Украине, потому что там должны были прозвучать очень острые вопросы… Если по отношению к стране прозвучали призывы и предложения, с которыми страна не согласна, то зрелый президент, тем более пришедший к власти в результате победы Революции Достоинства, должен был с достоинством прийти и сказать, что мы вообще-то вот теперь вам с достоинством отвечаем, что мы не согласны потому то и потому то».

Украину нужно спасать, но не так, как в свое время Грушевский и Ко, занимаясь вопросами языка, идентичности, культуры и прочего. Нет, это все тоже очень важно, но для того, чтобы этим всем заниматься, надо сначала создать: — сильную армию; — привлекательную экономику; — конкурентоспособное производство.

Опыт Сингапура показал, что реформы делаются очень быстро, ПАП цитировал Ли Кван Ю, но делает все наоборот.

Тезисы А. Самородова про Давос:

В западном мире то, что политики говорят на камеру, совпадает с тем, что они говорят без камер.

Мультикультурализм во всем, люди говорят о смыслах, они даже не интересуются откуда ты.

Глобализация — есть. Она уже наступила, это общепризнанный и осознанный факт. Бороться с ней бесполезно.

«Швейцарская безопасность» на Форуме — все отлажено, работает как часы, взаимодействуют совершенно разные виды спец. служб, и они при этом совершенно не мешают участникам. Даже помогают.

Решения проблем глобализации и популизма не найдено. Есть только фиксация, что это проблема, и не ясно, что с ней делать.

Популизм привел к победе не только Путина, но и Трампа. Трамп выиграл на тех же технологиях, что и Путин.

В кулуарах звучит вопрос: «Хорошо, сегодня популизм. А если завтра фашизм?»

Американцы много лет строили систему гос. институтов, систему сдержек и противовесов, устойчивую к проникновению фриков и популистов, и вот теперь весь мир видит, что Трамп обошел эту систему и победил ее не смотря ни на что. Да, сейчас она работает с максимальным напряжением, выдавливая Трампа туда, где он безобиден, но это все равно ставит под сомнение работоспособность и совершенство даже американских институтов.

Точно такой же вывод по Европе и Брекситу: самое успешное на сегодня содружество государств показало, что оно уязвимо перед обычным референдумом. Выводы превосходят самые смелые мечты Путина: во-первых, нет механизмов, чтобы не допустить подобное; во-вторых, прецедент уже есть.

Мировые институты, сформированные после Второй Мировой Войны (ООН, МВФ, ЕБРР, ОБСЕ) недееспособны, потому что призваны были зацементировать мир таким, каким он был в середине прошлого века. При их создании забыли, что общество развивается, фрики появляются и всплывают наверх… Система оказалась не готова к тому, что будущее уже наступило.

Сейчас работа идет над тем, чтобы описать проблему (популизма) и раздать государствам универсальную методику ее решения, которая работала бы с учетом индивидуальных особенностей.

«Неопределенность» — слово, которое звучало все время, везде и по отношению ко всему: наука, экономика, политика, образование, медицина. Неопределенность как проблема и явление осознана в мире примерно с 2009 — 2010 года.

«Экономическая неопределенность дальнейшего перехода от капитализма к новому обществу, посткапитализму, и к постэкономике».

«Экономика кончилась, не смотря на то, что роздано столько нобелевских премий, она не отвечает больше на наши вопросы и не помогает нам понять что же будет дальше, что нам делать». Постэкономика.

«Капитализм кончился. Мы осознали, что все мы живем на одной планете и что нельзя продолжать так, как раньше».

Термин «посткапитализм» — нет пока слова, описывающего то, куда мы идем и что будет после капитализма.

Государства утратили свою дееспособность, механизмы в управлении человеческими и природными ресурсами.

Формируются надгосударственные структуры, образуются безгосударственные страны, трансформируются межгосударственные институты.

«Отзывчивое и ответственное лидерство» — девиз Давосского Форума 2017. Один из самых больших вопросов: «А что у нас с ответственностью?»

От экономики нужно переходить к цели экономики. Для чего нам экономика, если не для того, чтобы сделать человека счастливым?

А что нужно человеку?.. Формирование «человекоцентричной цивиллизации».

По результатам исследования самые счастливые люди… в африканских странах. Потому что: — они счастливы тем, что имеют; — они выстраивают эгоцентричную экономику — экономику, которая удовлетворяет их собственным внутренним потребностям. (Ответ на вопрос про Украину в кулуарах от автора этого исследования профессора (…): «Главное, чтобы вы сами были счастливы от того, что у вас происходит»)))

Бил и Миранда Гейтсы уже больше десятка лет занимаются исключительно образованием и здравоохранением. Б. Гейтс оперирует категориями планетарного масштаба, континентами: «Государство — кончилось… Если образование — корневая система, то здравоохранение сохраняет плоды того, что вырастили. Если люди будут знать, что где-то в другом месте образование или здравоохранение лучше — их здесь ничто не удержит, они уедут».

В американских университетских кампусах кипит работа: студенты сами выбирают себе задачи, сами на конкурентной основе привлекают преподавателей для их решения, находят решение в процессе брейн-шторма, устраивают испытание своего решения с привлечением студентов из других кампусов, тут же если оно найдено, это решение внедряется и реализуется, неполадки и отладка под конкретные задачи — по ходу дела.

В университете Ванкувера (?) по выходным студенты объясняют свои идеи и изобретения 5-7 летним детям: если могут объяснить и заинтересовать — это точно будет работать.

Кстати, про медицину… Операции, которые полностью от начала до конца делают роботы (например, на глазах) — уже реальность.

На полном серьезе обсуждаются вопросы о том, что производители роботов будут платить специальные налоги, которые пойдут на безусловный базовый доход для тех, кто из-за этих роботов лишится рабочих мест. Обсуждается работа адвокатов, которые будут защищать роботов, нарушивших закон. Всерьез.

Продовольствие без фермерства. Любые продукты (от клубники до деревьев) уже выращивают в условиях любого климата и инсоляции, без плодородной почвы, просто в бульоне, в который подаются минералы, и в 6-8 ярусов, все полностью автоматизировано.

Земля все еще действительно наше основное богатство? Сейчас, когда можно что угодно вырастить чуть ли не на мусоре? Наш чернозем больше никому не интересен. Удивляются: «Вы с вашими почвами умудряетесь садить что попало (рапс, подсолнечник), удобрять это чем попало и затем получать плохой урожай, а потом еще и не можете это все вовремя собрать…»

Сейчас можно из груши сделать яблоко, а потом персик. И это не подпадает под ограничения ГМО, потому что ГМО не является. Это — «генетическая инженерия» )))

Тему экологии уже никто не обсуждает, «зеленые» добились своего и успокоились, бороться уже не за что. Это ко всему прочему показало всему миру, что договариваться — возможно, о глобальных проблемах и используя конкретные параметры.

Социальна инженерия: «ученые, которые занимаются массовым сознанием, уже потирают руки — где наш заказ от следующего Трампа?» (Ремарка от Ю.Р.: «Эту технологию уже завезли в Украину, я точно знаю».)

Принстон — многолетнее исследование куда на самом деле клонят журналисты того или иного СМИ.

С. Брин, Гугл — работают над тем, чтобы с помощью технологии блок-чейна перестроить алгоритм поисковых систем в Интернете так, чтобы опускать в раздаче новости, которые показали себя как недостоверные.

Изменение отношения к проблеме беженцев. Уже не идет речь только о том, чтобы жалеть и принимать. Люди, которые устроили войну в своем доме, не должны принести войну в новый дом. Они должны научиться как этого избежать и понять, как все устроено в тех странах, где живут хорошо и без войны.

Для этого будет применен опыт Германии: беженцев селят малыми группами внутри обычных немецких анклавов и предлагают обучение. Идет фильтрация: способные его (обучение) пройти останутся, неспособные — поедут строить ГРЭС в Египет, например )))

Китай — самое яркое впечатление, речь Си Цзиньпина: «Китай готов к роли Государства №1 в мире. Для этого Китай открывает границы, снижает порог вступления в экономику, демократизирует гос. институты, становится максимально понятным, открытым и дебюрократизированным». Везде на Форуме, возле любого стенда, выныривает китаец и говорит: «Ух ты, как здорово! А вот у нас уже такое есть — на, подержи». (Все это — на фоне окукливающейся, закрывающейся, непонятной Америки.)

Израиль: мы можем говорить о чем угодно, но вопрос упирается в цену и в то, кто будет ее платить.

Россия — представлена двумя лагерями: 1) «мы всех переиграли; щас мы каак вырастем»; 2) «эй, Россия — это не только Путин, мы хорошие, давайте работать вместе, а?». (Ю.Р.: «По отношению к России и Украине подведена черта — это варварские территории».)

Беларусь: «мы все сможем, и с Батькой все порешаем, не обращайте на него внимание, приходите к нам». Беларуско-китайский промышленный кластер активно растет и очень скоро составит очень серьезную конкуренцию Украине. (Ю.Р.: «Нет, наша власть этого не боится и вообще об этом не думает. У нее горизонт планирования 2 недели».)

Насколько лет, десятилетий мы отстаем? «Сколько лет нужно, чтобы догнать Запад?.. Мы не догоняем, мы движемся не туда!» Нельзя догнать или приблизиться, если вектор движения направлен в другую сторону.

Тезисы от Юрия Романенко:

Все это на фоне хаоса в США, где продолжается переходный период и совершенно не понятно совпадает ли официальная позиция и позиция спикеров с позицией Президента. Порой ясно, что не совпадает.

Все это на фоне хаоса в Европе. ЕС занят тем, как сделать выход Британии максимально для нее дорогим и болезненным. Германия и Франция, с другой стороны, радуются, что Британия теперь не будет мешать. А тем временем Германия получает огромные выводы на европейском рынке и германские банки выводят деньги из других стран в Германию, демонстрируя тем самым пессимизм насчет ЕС.

Китай все открывает, США все закрывают.

Европа и США вошли в динамику, которая приведет совсем к новым результатам.

Китай уже больше, чем мастерская мира — своими мощностями он может закрыть весь мир, это локомотив четвертой индустриальной революции.

Европейские игроки в ужасе от захода Китая на свой рынок, он уже выносит с рынка большие ТНК.

Украина не интересна Европе ничем, включая землю, она интересна только как европейская Мексика — дешевой рабочей силой. «Безвиз», его приостановка — мера по сохранению дешевой рабочей силы здесь, чтобы не разбежалась.

У Украины остался единственный крупный союзник — Ангела Меркель и Германия. Германия ждет, когда она возьмет много за минимальную цену. (Китайцы тоже заинтересованы в этом.)

Пока у нас нет вменяемой и договороспособной центральной власти, европейские игроки договариваются с местными баронами.

В Давосе нас не было, мы отсутствовали как фактор и как тема. «Проблемы индейцев — это проблемы индейцев». Нам нужно прекратить рассказывать о том, как нам плохо — в мире есть много мест, где еще хуже.

Это у них там капитализм закончился, а у нас он еще не начинался.

Наша власть прекрасно понимает, что тучи сгущаются, но жадность не дает ей включить инстинкт самосохранения. Чуда не будет.

Нужно создавать институты, организации людей, которые на следующем этапе начнут генерировать и реализовывать решения.

Артем Самородов: «Главное, чтобы власть была в ужасе и очень боялась. Любого чиновника нужно доводить до истерики, дергать бесконечными вопросами и запросами. И это уже начинает происходить. Общество просыпается». Цитирует Кемерона: украинцы должны сделать то, что европейцы сделали в восемнадцатом веке — отобрать, отгрызть себе права у власти, вы должны сейчас сфокусироваться на этом. И при современной скорости распространения информации все произойдет быстро.




Комментирование закрыто.