«Белый шум» э-декларирования как «фиговый листок» сокрытия первоначального греха украинского олигархата

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, директор «Центра антиолигархической политики» для "Хвилі"

Украинские олигархи Порошенко

Развёрнутая ICTV, СТБ, «1+1», «Интером», «Украиной» и «5 каналом» громогласная TV-кампания по комментированию «трудовых накоплений» политиков и высокопоставленных чиновников, задекларировавших огромные суммы денежной наличности, многочисленную дорогую недвижимость, престижные марки автотранспорта, эксклюзивные драгоценности, а также раритетные культурно-исторические ценности, призвана перевести стрелки нарастающего протеста населения против антинародной деятельности президента и правительства с кукловодов украинской олигархократии на её обслугу, которая по разнарядке наших нуворишей трудится в органах законодательной, исполнительной и судебной власти.

Телевизионщики Пинчука, Коломойского, Фирташа, Ахметова и Порошенко в различных форматах и с ещё большим смаком, чем электронные и печатные СМИ, обсасывают и перемалывают информацию о задекларированных депутатами, высокопоставленными госслужащими, судьями и прокурорами в своей собственности церквях, святых мощах, эксклюзивных драгоценностях, коллекциях оружия, картин, дорогих автомобилей, многочисленных квартирах, домах, огромных по площадям имениях, земельных участках, пространственных объёмах, которые занимает находящийся у того или иного «фигуранта» на руках денежный кэш, и, конечно же, того факта, что общая сумма наличности декларантов в размере 12 млрд долларов составляет две трети от суммы кредита, выделенного МВФ для поддержания финансово-экономической стабильности и проведения реформ в Украине.

Вместе с тем телеканалы и карманные журналисты наших властьпридержащих всячески избегают сравнений богатств олигархов и их государственно-номенклатурной обслуги. А ведь оно в тысячи и даже десятки тысяч раз больше, чем у наших э-декларантов. Это даёт основание автору статьи утверждать, что украинские олигархи сознательно и целенаправленно бросают под «каток» народного гнева свою челядь, чтобы в очередной раз уйти от ответа перед общественностью на вопросы о первичных источниках накопления, честности, законности и справедливости происхождения их промышленных и финансовых активов.

Чтобы доказать объективность и правомерность данного тезиса коротко проанализируем анатомию и морфологию существующего в Украине политического режима демократии.

Термин «демократия», несмотря на его широкое употребление как в общественных науках, так и в быту, имеет множество определений. В большинстве научных и толковых словарей он переводится с древнегреческого языка как «власть народа» (где δῆμος — «народ» и κράτος — «власть»).

Для нас важна трактовка одного из отцов современной науки – Аристотеля. Согласно его классификации «демократия» — один из трех искаженных политических режимов, который наряду с «тиранией» и «олигархией» служит главным образом благу самих носителей власти. По мнению великого древнегреческого учёного в основе «демократии» лежит метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса. Согласно Аристотелю при демократии власть принадлежит большинству, которое, хотя формально и обязано уважать гражданские права меньшинства, отнюдь не обязано делиться с ним властью.

В современном научном и бытовом обиходе понятие «демократия» определяется или как правление большинства, или как народовластие. Но это результат сознательного и спекулятивного искажения его первоначальной древнегреческой трактовки. Оно нужно идеологам современных западных государств, чтобы ссылаясь на наличие у них свободных и прямых арифметических выборов-плебисцитов (то есть некоторых идеалов античности), декларировать господство в своих странах политического режима «народовластия».

Вместе с тем не только Аристотель, но и такие знаменитые древнегреческие мыслители как Пифагор, Гераклит, Исократ, Полибий подчёркивали — абсолютизация принципа принятия политических решений арифметическим большинством граждан (или жребием) на основе лишь формального равенства политических прав (1 гражданин = 1 политической акции) легко может скрывать подмену власти народа властью элиты или тирана.

Исходя из этого тезиса можно утверждать, что демократия в современном смысле данного слова есть абсолютизация (обожествление) количества при фактическом присвоении права формирования качества олигархической элитой.

Генезис становления господства олигархии как финансово-торговой элиты общества

Исторически олигархия как социальный феномен известна ещё со времён Древней Греции. Уже тогда бывали случаи, когда народ сам делегировал формирование правящей элиты наиболее состоятельным людям, не зависящим в финансовом отношении от других и потому не подвластных подкупу. Уже в Древней Элладе имущественно состоятельные граждане, объединяемые общим корпоративным интересом сохранения и преумножения своего богатства, договаривались о взаимодействии и противопоставлении себя как сообщества другим элитам (военно-аристократической, жреческой и бюрократической) и всему народу. Но реальная и долговременная скрытая власть олигархии в виде демократии стала формироваться в Европе с эпохи Просвещения (см. тут).

Отказ от военно-аристократической монархии и режима самодержавия произошёл там и тогда по причине, во-первых, естественной замены застойной и ставшей недееспособной правящей элиты, разучившейся даже воевать, но не желавшей отказываться от привилегий своего наследуемого положения. А во-вторых, вследствие общего роста образования и культуры населения, его религиозного, экономического и политического самосознания, подготовленного эпохой Ренессанса и Реформации.

Массовое сознание, ведомое профессионально и экономически более сильной финансово-торговой корпорацией, пришло к идеологическому отторжению монарха как бога во плоти и к легитимации революционной охлократии (власти толпы), завершившейся переходом правящих полномочий к олигархической элите. Для удержания этой власти и недопущения возврата к военно-аристократической монархии финансово-торговой корпорации пришлось, с одной стороны, конституировать ряд отдельных элементов народовластия времён Античности. А именно, официально признать личную и общественную независимость всех граждан от государства, законодательно закрепить права и свободы человека и соответствующие либеральные ценности, нормативно ввести прямые выборы публичных политиков, уступать в качестве социального компромисса с народом некоторые ниши на нижних этажах власти наиболее амбициозным его представителям из толпы. И, с другой стороны, олигархия для сохранения своих лидирующих позиций во власти вынуждена была заключить сложноподчинённые союзы с жреческой и бюрократической элитами.

Жреческая элита, вольготно чувствовавшая себя при абсолютной монархии, пошла на компромиссы и уступки олигархии и бюрократии, а так же на утрату политического влияния ради сохранения своей власти хотя бы в культовой сфере. Война в Италии и военное поражение Церкви, вывесившей белый флаг над Ватиканом, стали символом нового государственного устройства. Олигархия заключила “конкордат” с иерократией, отделив “светское” от ”церковного” и признав суверенитет каждого в своей области (ст.7 конституции Итальянской республики).

Союз финансово-торговой элиты с бюрократией оказался в историческом ракурсе более сложным и неустойчивым. Но коль последняя, по определению, всегда стремится к переводу средств управления в сферу административных методов, это лишает олигархию её главного и, по сути единственного преимущества – финансовых рычагов. А поскольку без профессионального чиновничества ни одно государство не может существовать, то угроза незаметного размывания олигархии изнутри и подмены её административно-бюрократическим строем актуальна постоянна. Поэтому в странах Запада, где господствует олигархия, периодически проводятся шумные компании по борьбе с бюрократией, денационализация и приватизация предприятий и учреждений, волевые мероприятия по укреплению частного сектора.

Псевдонародная сущность современного политического режима демократии

Однако сама по себе олигархия редко бывает популярной на выборах ввиду естественной завистливости простого народа. Поэтому для неё оптимальным политическим режимом существования является псевдонародовластие в виде демократии, когда фактически власть принадлежит финансово-торговой элите, которая в процессе реализации “своих” правящих полномочий публично как бы уступает её народу. При этом скрываемая за декорацией народовластия форма государственного устройства имеет одну принципиально важную отличительную особенность: народ на выборах легитимизует не её, а демонстрируемую ему видимость собственной власти. Отсюда и ответственность за результаты правления несёт не скрытая элита, а как бы сам народ и ритуально избираемые им публичные политики.

Пар недовольства народа его ставленниками выпускается регулярно через 4-5 лет, что создаёт иллюзию — якобы народ сам что-то решает и что-то может изменить. Иначе говоря, современная демократия не является по сути формой государственного устройства и выполняет лишь декоративно-мифологические функции для легитимации политического режима господства олигархии, в котором роль видимого “коллективного диктатора” играет совокупность охлократически избираемых депутатов, мэров и т.п.

Другое дело, что в Западных странах в процессе длительного исторического развития, в ходе многовековой социальной борьбы трудящихся и целого ряда революционных потрясений, в результате появления в XX веке социалистических государств и возникшей с ними конкуренции на мировой арене правящие классы вынуждены были не только значительно повысить материальный уровень жизни своих граждан, но и укоренить в обществе гуманистические ценности, усовершенствовать правовую основу государств, отшлифовать свои избирательные системы и свести до минимума политическую и чиновничью коррупцию. Это замаскировало качественную сущность политического режима демократии и придало ему цивилизационно респектабельный вид.

Однако даже в развитых капиталистических странах периодически возникают массовые протесты против засилья национальной и международной олигархии. Так в 2012-2013 годах в США, Великобритании, Канаде, Испании, Португалии, Греции, Австралии, Израиле и ряде других западных государств прокатились широкомасштабные выступления под названием «Захвати Уолл-Стрит».

Общественный вес и состав олигархической «элиты»

В Украине же, несмотря на то, что за первое десятилетие Независимости были созданы все традиционные институты демократии, необходимые для цивилизованного развития страны в капиталистическом направлении, они были деформированы и путём подкупа и коррупции приспособлены к интересам торгово-финансовой элиты общества. Главенствующую же роль в последней, конечно же, занимают олигархи, как владельцы наиболее крупных промышленных, финансовых и торговых капиталов, которые посредством инкорпорации своих представителей в органы законодательной, исполнительной и судебной власти определяют содержание внутренней и внешней политики государства.

Говоря об «экономическом весе» олигархической элиты в Украине прежде всего необходимо привести следующие цифры. 1% населения страны владеет 70% её совокупного богатства, а шесть первых олигархов из списка Forbes богаче, чем следующие 94 участника. Десятку семей в Украине принадлежит почти половина крупнейших промышленных предприятий страны. Совокупный капитал 100 наиболее обеспеченных граждан нашей страны, по подсчетам делегации наблюдателей Парламентской ассамблеи Совета Европы, составляют 130 млрд долларов, что фактически равняется 80% годового ВВП Украины.

Исходя из приведённых цифр можно понять структуру олигархической элиты. Нельзя не согласиться с украинским экономистом Александром Пасхавером, который считает, что её состав не сводится к небольшой группе долларовых миллиардеров, мультимиллионеров и миллионеров численностью около тысячи семей. В неё входит порядка 400-430 тысяч украинских граждан, начиная от низших слоев общества до верхушки руководства страны, монополизирующих в рамках деформированного в Украине политического режима демократии свои полномочия, помогающих зарабатывать своим боссам сверхприбыли и получающих от них за это большую или меньшую долю в коррупционной ренте. Таков пейзаж страны, ее социальная ткань.

Соответственно весь политический класс, вся корпорация госчиновников, судебные и правоохранительные органы отобраны под эту социальную ткань для обслуживания высшего слоя олигархической элиты. По этой причине с таким скрипом и сложностями разворачивается борьба институтов Гражданского общества, возникших после Революции Достоинства, и народа в целом с коррупцией. И силы, способной на равной противостоять олигархату, до сих пор не было.

Политический режим олигархической демократии в Украине породил катастрофическое социальное неравенство

Отвлекая громогласными разоблачениями «трудовых накоплений» политиков и высокопоставленных чиновников, задекларировавших огромные суммы денежной наличности, многочисленную дорогую недвижимость, престижные марки автотранспорта, эксклюзивные драгоценности, а также раритетные культурно-исторические ценности, масс-медиа Пинчука, Коломойского, Фирташа, Ахметова и Порошенко умалчивают о плачевных результатах «хозяйствования» политического режима демократии в Украине как олигархической власти меньшинства.

Так если исходить из европейских стандартов, не менее 80% наших граждан проживают за гранью бедности. Индекс Джинни (показатель, который измеряет степень равенства общества с точки зрения доходов) для Украины в 2013 г. составил 0,90. В мировом антирейтинге нашу страну обогнала только Россия (рекордсмен с самым высоким показателем в мире 0,93). В большинстве же стран мира Индекс Джинни балансирует в пределах 70-80%.

Украина по неравенству, определенному по заработкам, значительно опережает не только государства, которым присуще умеренное или слабое неравенство, но даже США, признанные страной с высоким неравенством. Так, по данным Томаса Пикетти, заработки 50% самых бедных налогоплательщиков в скандинавских странах в 1970–1980 гг. (период наиболее низкого неравенства) составляли 35% от общих трудовых доходов населения, в европейских (2010 г.) — 30, в США (2010 г.) — 25, а в Украине (2015 г.) — всего 15%.

Зато заработки 10% богатейших составляли в скандинавских странах 20%, в европейских — 25, в США — 35, а в Украине — аж 39% (при условии полного равенства должны были бы составлять ровно 10%).

Можно приводить ещё достаточно много подобных цифр и аргументов, но представляется, что любому думающему и незаангажированному человеку в нашей стране и так очевиден катастрофический уровень социального неравенства в Украине .

Приговор украинской олигархономике

Настоящим приговором нынешнему политическому режиму демократии в Украине как власти богатого меньшинства и её обслуги звучит проведённый известным отечественным экономистом Владимиром Лановым анализ закономерностей формирования и функционирования олигархономики. В частности он отмечает:

«Во-первых, хозяйствование олигархов не имеет ничего общего с предпринимательской деятельностью и экономическим развитием. Они поглощают конкурентов, подкупают правительственных чиновников, используют хозяйственные прибыли на непрофильные, непродуктивные потребности и только дискредитируют рыночную систему и частную собственность.

Во-вторых, кланы завладели предприятиями в результате теневой приватизации. Предприятия, как правило, были построены раньше, потому прибыли от их деятельности обеспечиваются производственным потенциалом, созданным не их новыми владельцами.

В-третьих, длительность жирования финансовых верховодов в национальной экономике совпадает с политическим циклом пребывания при власти их политических друзей. Понимая это, олигархическая стая пытается вывезти за границу за отведенное ей время как можно большие суммы, что лишь способствует обескровливанию экономики.

В-четвертых, изменение состава привилегированных финансовых баронов, которое происходит при каждом политическом цикле, не изменяет суть олигархономики, которая на все более низком уровне истощает национальные ресурсы и распространяет заразу бедности. Украина пережила три циклы олигархономики, которые связаны с президентами Леонидом Кучмой (1998-2004 годы), Виктором Ющенко (2005-2009 годы), Виктором Януковичем (2010-2013 годы), а теперь проходит четвертый цикл.

В-пятых, олигархическая система функционирует не по экономическим законам, а по политическим. Она ориентируется на определенные политические силы, получает производственные и финансовые ресурсы по принципу близости к правительству, зависит от длительности и коррумпированности режима. Наибольшего же расцвета коррупция достигла, как известно, при господстве донецкой финансово-политической касты и пока что она не уменьшается.

В-шестых, в отличие от предпринимательского капитализма, который воссоздается циклами роста, олигархономика двигается циклами деградации. В каждом из них она подрывает экономическую мощь страны и каждый раз все глубже окунает национальное хозяйство в бездну, уменьшая объемы производства и сокращая рабочие места. Может возникнуть возражение, что в 2000-2007 годах динамика экономики была позитивной. Объяснение следующее: ее рост был следствием частно-предпринимательских реформ второй половины 1990-х годов, и эта динамика была мощнее чем негативные волны олигархического бизнеса, который только начинался.

В-седьмых, олигархический строй, который ведет страну к экономическому краху, не имеет перспективы. Передел активов между кланами Януковича и их преемниками способен обогатить отдельные личности, но при этом падает их общий экономический потенциал. Фактически олигархи, ослабляя национальную экономику, действуют против самих себя, поскольку больная экономика наносит вред их собственности.

Очевидно, что олигархический цикл президента Порошенко будет последним в нашей истории, при котором страной правят денежные мешки. Во всяком случае, к этому надо стремиться. Национальная экономика, оставаясь олигархической и постоянно деградируя, не сможет выбраться из сегодняшнего кризиса. Крах наступит, если вместо трутней на рынки не выйдут предприниматели и если в парламенте большинство не сформирует независимые от магнатов политические силы.

В-восьмых, бессмысленная политика поднятия цен и тарифов на энергетические и жилищно-коммунальные услуги прямо помогает олигархату, который погрузился в бездну собственного банкротства. Угольные и энергетические компании Ахметова, например, которые в 2015 году объявляли дефолты по международным кредитам, в 2016 году, после поднятия цен и тарифов на их продукцию, начали получать прибыли.

При этом потребители электричества, газа и тепла — в убытках. Экономика страдает, а олигархи, которые нашли подходы к правительствам Яценюка и Гройсмана, считают барыши. Следовательно, с действующим Кабмином остановить деградацию страны невозможно. Однако изменение правительства и формирование новой политики парламентским способом, пока там действуют в заговоре фракции БПП и «Народного фронта», кажутся нереальными. Нужен новый неолигархический парламент.

В-девятых, олигархат, который хочет сохранить этот строй, пойдет на фальсификацию следующих парламентских выборов. Думаю, перед угрозой ликвидации олигархического правления можно ожидать временного объединения старых и новых кланов. Если благодаря этому останется статус-кво, то нас ожидают или новые Майданы, или падения режима и угроза существованию государства через неуправляемость ситуации».

Революционное отстранение от власти украинского олигархата неизбежно

В качестве выхода из сложившейся ситуации Владимир Лановой предлагает украинским олигархам отказаться от «сотрудничества» с коррумпированными чиновниками и правоохранителями, от монополистических злоупотреблений и теневой приватизации, от незаконных централизованных кредитов и преференций, от силового подавления внутренних конкурентов и попыток диктовать правительству экономическую политику. Тогда, по его мнению, коррупционеры в правительстве и парламенте останутся «голыми». «Финансовым тузам надо прекратить кромсание украинской экономики, — призывает известный учёный-экономист, — и включиться в общий процесс ее лечения. Это значит изменить самих себя, отказаться от всех олигархических привилегий, стать нормальными».

Но автор статьи уверен, что предложения Владимира Ланового утопия: морально-этические ценности нашего олигархата настолько искажены и деформированы двадцатью пятью годами грабежа украинского народа, настолько он приспособился к паразитированию на ренте государственных активов, и настолько отечественные нувориши привыкли чувствовать себя полноправными и бесконтрольными хозяевами нашей страны, что, к сожалению, без как минимум ещё одной революционной ломки нам не избавиться от его господства и не вывести Украину на инновационно-цивилизационный путь развития.




Комментирование закрыто.