Гонка депозитариев: кто достоин быть центральным?

"Хвиля"

Правительственные планы по объединению учета государственных и корпоративных ценных бумаг в едином центральном депозитарии вызвали негодование со стороны организаторов Всеукраинского депозитария ценных бумаг. Причиной негативной реакции, как утверждают сами протестующие, является то, что их структура, по сути, остается за бортом процесса. Представители частного депозитария заявляют, что именно ВДЦБ, а не Национальный депозитарий Украины, должен стать центральным депозитарием. При том, что в украинском законодательстве все функции центрального депозитария четко закреплены за НДУ, собственники ВДЦБ пытаются доказать свою правоту с помощью манипулирования мнением общественности.

За последние два месяца в прессе была опубликована серия материалов, в которых от имени руководителей ВДЦБ и сотрудников американского агентства USAID (неофициальных консультантов по вопросам фондового рынка в Украине) распространялась явная дезинформация о Нацдепозитарии и его руководстве. Надо признать, что за многие годы войны МФС/ВДЦБ против МНДУ, черный пиар стал неотъемлемым инструментом убеждения и навязывания собственной позиции сторонниками коммерческого депозитария. И по мере приближения конца войны интенсивность слива в масс-медиа информации о якобы убыточности работы Нацдепозитария, отсутствии к нему доверия участников рынка, хищении бюджетных средств и т.п. только усиливается. Главный герой газетных повествований — глава набсовета НДУ Виктор Ивченко популярность своей персоны комментирует хладнокровно, но не без присущего ему чувства юмора. Вот что чиновник пишет в своей статье «…И депозитарные манипуляции», опубликованной в еженедельнике «Зеркало Недели» (№8 от 4 марта 2011 г.): «Подавляющее большинство приведенных в публикациях выдумок обо мне и Национальном депозитарии уже более десяти лет кочуют по СМИ и обращениям разных должностных лиц и «профессиональных участников рынка» к президенту Украины, правительству и парламенту. И в этих выдумках, как часто говорят в кинофильмах, нет ничего личного — только бизнес!»

Многие участники фондового рынка в Украине — банкиры и торговцы ценными бумагами — ошибочно полагают, что центральный депозитарий является всего лишь отдельным видом бизнеса, эффективность которого легко измерять долей на рынке и суммой выручки. Возможно, поэтому от представителей ВДЦБ часто приходится слышать то, что, по их мнению, является вескими аргументами, почему именно ВДЦБ достоин быть центральным депозитарием. Так, председатель набсовета Всеукраинского депозитария Василий Роговой утверждает, что возглавляемая им структура якобы обслуживает 90% всего рынка ценных бумаг. Безусловно, такое заявление не могло пройти мимо пристального внимания журналистов, которые решили проверить, соответствует ли это действительности. Оказалось, что все не так!

По данным ГКЦБФР на 24 февраля 2011 года, количество эмитентов, которые обслуживаются в ВДЦБ, составляет 5300, в то время как в НДУ обслуживается 3214 эмитентов ценных бумаг. Даже без калькулятора видно, что 90-процентной долей ВДЦБ здесь даже не пахнет. Тем более что по официальным данным в Украине зарегистрировано более 26000 эмитентов ценных бумаг, а это означает, что ВДЦБ на самом деле обслуживает от силы 20% всех предприятий.

Есть и другие доказательства манипуляций данными статистики со стороны руководства ВДЦБ. Сухие цифры отчетливо свидетельствуют о том, что лидером по большинству показателей депозитарной деятельности является вовсе не ВДЦБ (как бы громко об этом не кричали его руководители), а как раз Национальный депозитарий Украины.

Если учесть то обстоятельство, что НДУ начал работать на 8 лет позже, чем коммерческий депозитарий «МФС» (на чьей клиентской базе и депозитарных активах был создан ВДЦБ) наиболее показательным для сравнения будет 2010 год, когда оба депозитария: НДУ и ВДЦБ — работали в равных условиях. Итак, в прошлом году в НДУ депонировано 2219 глобальных сертификатов выпусков ценных бумаг, в то время как в ВДЦБ всего лишь 1890. Количество эмитентов, которые выбрали Нацдепозитарий при дематериализации ценных бумаг, составило 3091, ВДЦБ — 2348. Динамика роста депозитарных активов и клиентской базы у Нацдепозитария в разы превышает аналогичные показатели работы ВДЦБ. При этом наметилась весьма показательная тенденция — эмитенты массово отказываются от услуг ВДЦБ и переходят на обслуживание в НДУ. Обратного процесса пока не наблюдалось.

Как видно из статистики, в главном аргументе представителей ВДЦБ о мифических 90% рынка нет даже доли правды. Возникает вопрос, почему тогда Василий Роговой, в прошлом видный политический деятель, дважды побывавший в кресле министра экономики Украины, не просто манипулирует цифрами, а откровенно, без малейшего зазрения совести, врет. Ведь очень трудно поверить в то, что кандидат экономических наук может испытывать трудности с элементарными арифметическими вычислениями. А уж тем более иметь такие провалы в знаниях теории рынка ценных бумаг.

Весьма красноречиво об уровне профессиональной компетентности господина Рогового свидетельствуют результаты его работы в прошлом — в частности, на должности министра экономики в 1998-1999 годах. В те годы украинская экономика погрузилась в невиданный кризис неплатежей, доллар подорожал более чем в 2,5 раза, в два раза подорожал импорт, при этом средняя зарплата украинцев снизилась до рекордного минимума — $45 в месяц, средний класс был практически уничтожен, и большинство украинцев в одночасье стали бедными. Общее число безработных в 1998-1999 годах достигло 2 млн человек.

Василий Васильевич давно устранился от государственных дел и теперь работает в структуре, которая (цитируем дословно высказывание его коллеги Николая Швецова, председателя правления ВДЦБ) «на 77% принадлежит участникам рынка и полностью удовлетворяет их интересы» («Комсомольская правда в Украине» №56 от 17 марта 2011 г.).

Примечательно, что никто из представителей ВДЦБ ни разу и словом не обмолвился об интересах украинского государства и его экономики, об интересах десятков тысяч предприятий нуждающихся в инвестициях и миллионах украинских граждан, благосостояние которых во многом зависит от эффективности работы инфраструктуры отечественных рынков капитала. Яростно отстаивая интересы финансовых посредников — акционеров депозитария ВДЦБ, Василий Роговой как опытный политик не моргая способен поведать любую неправду. Неудивительно, если из его уст мы услышим еще много разной несуразицы.

Среди множества мифов о центральном депозитарии есть и весьма интересное высказывание представителя американской организации USAID, которая традиционно выступает главным спонсором и лоббистом проекта «МФС/ВДЦБ» в Украине.

Заявление Роберта Бонда из киевского офиса USAID не просто очередная несуразица — оно во многом проливает свет на истинные мотивы людей, которые во чтобы то ни стало продвигают в высоких кабинетах украинской власти идею передать статус центрального депозитария от НДУ к ВДЦБ. Цитируем мистера Бонда дословно: «Если центральным депозитарием Украины станет НДУ, то государство получит полный доступ к учету прав собственности и информации о соглашениях с ценными бумагами и их переводах» (ИА РБК-Украина, 02.03.2011 г.). Волнение, разумеется, господин Бонд связывает с украинским государством. То, что создание центрального депозитария на основе НДУ лишит доступа к информации о собственниках ценных бумаг его собственное правительство, Роберта Бонда не волнует. Между тем, именно это нерекламируемое обстоятельство и есть истинной причиной страстей вокруг центрального депозитария.

Как объясняют специалисты НДУ, информация о том, кому, каких и сколько ценных бумаг принадлежит, в самом депозитарии нет. Этими данными владеют хранители, у которых собственник ценных бумаг открывает соответствующий счет. В депозитарии же аккумулируются итоговые сведения — сколько суммарно ценных бумаг находится у того или иного хранителя. Ведь депозитарий, как известно, работает исключительно с хранителями, а не собственниками ценных бумаг. По крайней мере, так устроена система учета прав собственности в Национальном депозитарии.

Но учитывая то, с какой уверенностью представители ВДЦБ и USAID утверждают обратное, логически предположить, что у ВДЦБ действительно есть возможность через свой программный продукт получать информацию о том, у какого хранителя и на чьем личном счете, сколько и каких имеется ценных бумаг. Так ли это на самом деле, утверждать сложно. Однако если вспомнить то обстоятельство, что ВДЦБ использует программно-технический комплекс депозитария МФС (тот самый, который за средства технической помощи США создавался более десяти лет назад), то подобное предположение вполне имеет право на жизнь.

Ответ на вопрос, кому и для чего нужна такая информация, способен окончательно раскрыть все карты лоббистов ВДЦБ. Но до тех пор, пока это не произойдет, руководство частного депозитария будет по-прежнему дезинформировать общественность и руководство страны, прикрывая истинные мотивы своих хозяев, которые на самом деле не имеют ничего общего с национальными интересами Украины.




Комментирование закрыто.