США разрываются между долгами и экономией

Василий Колташев для Академиии Безопасности Открытого Общества, "Хвиля"

Согласно заявлению Гайтнера 16 мая США достигнут определенного законом уровня государственного долга. Они не смогут привлекать заемные средства для финансирования государственных расходов и, как можно ожидать, будут вынуждены внепланово перейти к жесткой бюджетной экономии. Обама анонсировал ее лишь с осени, когда в США начнется новый – 2011 финансовый год. Большинство палаты представителей Конгресса США – республиканцы. Они не настроены легко идти на уступки. Если уровень государственного долга окажется снова поднят, то это может произойти в последний раз. The Wall Street Journal сообщает, что республиканское большинство настроено внести законопроект, предусматривающий уменьшение госрасходов на предстоящие 10 лет. Они должны будут сократиться на 4-5 трлн. долларов.

Гайтнер пугает Конгресс возможной потерей доверия инвесторов. Дискуссия в нем зашла в тупик. Министр настаивает, подчеркивая, что средства удастся найти лишь на короткую «передышку». Стоимость заимствований, по его мнению, может возрасти, а у государства не найдется средств для осуществления плановых платежей. Без денег могут остаться и вооруженные силы. Фактическое нарушение Соединенными Штатами платежных обязательств способно породить «финансовый кризис, который будет сильнее, чем тот, после которого мы только начинаем сейчас восстанавливаться». Вопрос стоит о том, каким путем должны США переходить к масштабной бюджетной экономии, быстро (что чревато рисками, по мнению демократов) или постепенно, по плану озвученному Обамой.

Сенсационное слово «дефолт» произнесено таким образом не на фоне принципиальных расхождений относительно финансово-экономической политики США. Спор идет вокруг технических – важных, но узких, – вопросов.

Республиканцы убеждены: стремительный рост государственных долгов США перешел все допустимые пределы. Государство бессильно выплатить их, не обесценив доллар, что чревато колоссальными потерями для финансовых корпораций. Приписываемый демократической администрации замысел медленно погасить весь долг страны через эмиссию встречает сопротивление как раз тех, кого теоретически должен был бы удовлетворить. Большой бизнес Соединенных Штатов желает не устранения государственного долга, а стабильного получения выгоды от него – некой государственной ренты для держателей бумаг США. Для этого необходимо остановить печатный станок или уменьшить его работу, а заодно урезать бюджетные расходы.

Банкротство США, это непозволительная роскошь для корпоративного бизнеса. Но его откладывание ценой эмиссии доллара и наращивания долга все менее воспринимается как допустимый вариант. Он делается непопулярным в среде финансовой элиты и по другим – политическим причинам.

Нельзя сказать, что государственный дог США подошел к некоему объективному пределу. Он являлся громадным и в 2009 году. Важное иное: на пределе международные и внутренние – американские ресурсы «переваривания» инфляции. Народные восстания на Арабском Востоке наглядно продемонстрировали, что вызывающая стремительный рост продовольственных цен эмиссия американской валюты не может далее покрываться поддержкой доллара другими странами. Периферия мирового капитализма перестала выдерживать нагрузку. Даже ЕС переходит к политике жесткой экономии. Несмотря на высокие сырьевые цены, этот курс взяла и Россия. Ее бюджетный дефицит остается очень большим на фоне дорожавшего в 2009-2010 годах на мировом рынке сырья. Размер годового дефицита федерального бюджета США достигает 1,5 трлн. долларов.

США еще могут эмитировать доллар и наращивать национальный долг. Но поддержка этой политики другими странами ослабевает. На это недвусмысленно указывает происходящее с начала года ослабление американской валюты. После Туниса, Египта и Ливии элиты большинства стран в ужасе: они сознают, что дальнейший перенос инфляции с американской валюты на другие валюты чреват полной потерей контроля над внутренними социально-политическими процессами.

Увеличение госдолга США и эмиссия доллара, прежде всего, подпитывали финансовые корпорации. Затраты на «восстановление экономики» являются не чем иным как поддержкой спекулянтов. Благодаря этому сырьевые и фондовые рынки планеты могли расти на фоне разрушения потребительского спроса. Обама уже анонсировал переход США с осени к жесткой экономии, но объективные условия (включая выходящие из-под контроля Вашингтона политические последствия в мире) диктуют форсированный переход к экономии. Спор между демократами и республиканцами идет не по вопросу разности политики, а по вопросу о сроках начала ее масштабного осуществления.

На повестке дня разворот федеральной политики США к более экономному курсу. Глава МВФ Доминик Стросс-Кан недавно заявил, что США должны урезать расходы федерального бюджета на 35%. Даже либеральные аналитики признают, что подобный шаг нанесет мощный удар по рынку соединенных Штатов. Сокращение социальных расходов обернется резким падением уровня жизни в стране. Но если федеральные власти могут позволить себе медлить, то власти штатов все активнее переходят к экономии. Особенно решительно настроены республиканские провинциальные власти. Урезание казенных расходов неминуемо в США. Это не отрицают ни в одной из двух господствующих неолиберальных партий: с этим равно согласны республиканцы и демократы. Не оправдываются ожидания, что покрытие убытков финансовых корпораций приведет к концу кризиса в экономике. И если в 2008-2009 году горизонт не был еще настолько ясен для неолиберальных политиков, оставляя место для мечты и веры, то теперь перспектива долгих проблем очевидна даже неоконсерваторам.

Рост государственных долгов по всему миру – закономерный итог взятия правительствами на себя убытков частного сектора. Подобная политика проводилась и прежде. Она, как правило, не оказывалась катастрофичной, если кризис не затягивался и не становился особенно тяжелым. Беда неолиберальных режимов в том, что они не смогли этого предугадать. Выученные на «Экономикс» аналитики показали полную непригодность для понимания происходящих в мире процессов. Кризис породил в 2008 году лавинообразное крушение спекуляций на всех рынках. Искусственное восстановление их, возмещение убытков и произнесение успокоительных речей породило лишь восстановление докризисного роста спекуляций. Реальная экономика осталась тяжело больной. Быстрый рост потребительской инфляции в 2010-2011 годах показал, что болезнь эта осложнилась.

США остаются главным источником спекулятивных денег. Их приток на иностранные рынки подогревает спекуляции на местах. Покупка долларов правительствами ценой эмиссии национальных валют также содействует росту цен. Увеличение государственного долга Соединенных Штатов и наращивание эмиссии ФРС США становится опасным и все менее выгодным делом для американских деловых элит. Однако коррекция бюджетной политики Вашингтона не отменит перспективы дефолта. Просто кризис в экономике пойдет быстрее, а спекулятивный рост рынков очутится в новом тупике.

 

Автор является руководителем Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

 




Комментирование закрыто.