Совсем не смешные деньги: местная валюта способствует экономическому развитию

Их создатель, местный организатор по имени Пол Гловер, получил грант для изучения экономики города и пришел к выводу, что для ее улучшения не хватает денег, и городу неплохо бы иметь свои собственные деньги. Обоснование этого было простым: местная экономика в упадке. Жителям следует делать деньги в самом городе и тратить их в городских магазинах и рынках. Но если вы нанесли на деньги название города, и они циркулируют среди жителей, а не в банках, то они никуда не денутся, а будут просто циркулировать по городу, радуя кошельки счастливчиков, живущих в Итаке.

План сработал, и уровень безработицы в городе стал на два процента ниже средних показателей по стране. Переехав пять лет назад в Филадельфию, Гловер стал тамошней знаменитостью, поскольку и там оказалась такая же необходимость в экономическом ускорении.

Теперь он читает лекции по локальной экономике, объясняя волшебные свойства местной валюты. Сегодня идея, которая начиналась как набросок карандашом, обрела новые краски, и уже три города в штате Пенсильвания хотят ввести свои местные деньги, стремясь дать старой валюте новое лицо.

«Базовый ингредиент для местной валюты это долларовая система, но она не слишком эффективно работает в местных общинах», утверждает Гловер. «Чем обеспечены доллары? Они обеспечены золотом, серебром, работой промышленности и 12 триллионами национального долга, который никогда не будет погашен. В местных общинах, в городах и поселках, мы считаем доллары смешными деньгами. Когда доллары приходят в город, они успевают побывать всего в нескольких руках, а затем уходят, мало что, успевая сделать хорошего».

Основная идея – оставить деньги в городе

В деловом районе Ардмор, что граничит с округами Монтгомери и Делавэр, трудно поверить, что деньги являются проблемой. Однако после начала рецессии культура потребительства исчезает, многие магазины закрылись, и весь деловой район тихо пошел ко дну.

«Экономика не поправится, если люди не начнут снова тратить деньги», говорит исполнительный директор «Ардморская инициатива» Кристина Вилардо. «Мы бы хотели что-то предпринять, чтобы люди больше тратили здесь, в нашем городе».

Распродажи или система скидок больше не работают. Поскольку проблема касается всего города, то и решение ее должно быть всеохватывающим. Ознакомившись с работой Гловера и аналогичными программами, они создали «Даунтаун доллар», форму валюты, которая предоставляет скидки у мелких торговцев в деловом районе Ардмора. Даунтаунские доллары обмениваются по двойной стоимости, что дает покупателям 50% скидку при покупках, вызывая ощущение путешествия в страну с выгодным обменным курсом валюты.

Имея грант в 5000 долларов от «Ардморской инициативы», даунтаунские доллары вышли на улицы в мае, и всего за несколько часов разошлись по городу. Люди стояли в очереди под дождем, чтобы набрать их и получить скидку при покупках. С тех пор «Ардморская инициатива» выпустила еще 2500 долларов, а затем, с помощью банкиров и члена горсовета Джона Дэрсо, выпустила еще 10 тысяч долларов. Это позволит даунтаунскому доллару вернуться в ноябре, когда «Ардморская инициатива» надеется привлечь покупателей к началу зимы.

«Это никогда не было для нас долговременным решением, это кратковременное решение для исправления текущей экономической ситуации», говорит Вилардо. «Мы видим, что благодаря этому люди идут в магазины и начинают тратить деньги, и ситуация меняется к лучшему. Эта программа позволяет людям понять, как много в городе магазинов».

В то время, как в Ардморе вводят свою местную валюту, аналогичные усилия предпринимают в городке Лихай Вали. Используя опыт Итаки как модель, бывшая учительница и экологическая активистка Гвен Колгроув в 2009 году создала группу по введению в городе местной валюты. Ее группа пригласила Гловера, чтобы он выступил на экономическом форуме в Лихай Вали, и помог определить список целей работы. После шестимесячного отъезда в Индиану, вернувшись домой, она обнаружила, что ее почтовый ящик забит письмами от восхищенных местных бизнесменов. Сегодня Колгроув активно занимается своим проектом, подыскивая сотрудников в свой офис на полную ставку, и активно лоббируя проект среди городских властей.

Это не первый раз, когда Лихай Вали запускает программу своей местной валюты. В середине 1990-х аналогичная программа уже проводилась для борьбы с высокой безработицей, охватив более 100 фирм. Однако, не имея явного лидера, кампания пошла на спад. Поэтому когда Колгроув попросила совет Гловера, тот ответил просто: нанимайте людей на полную ставку и активно занимайтесь проектом.

«Когда вводится местная валюта, создается новый общественный институт», говорит Гловер. «Игра в монополию заканчивается, однако проблема монополии не исчезает. Любой город, вводящий местную валюту должен нанять хотя бы одного человека, который будет над этим работать».

«Наша финансовая система приносит выгоды лишь тому, кто выпускает деньги, она не развивает местные общины и не решает проблемы, с которыми они сталкиваются», говорит Колгроув. «В то же время та система, которую вводим мы, приносит большую пользу. Ведь основная идея местного самоуправления это сделать местную общину богаче, чтобы деньги не уходили отсюда».

Новая идея: связать местную валюту и медицинское страхование

Планы реформаторов не ограничиваются одной лишь местной валютой. Сейчас Гловер пытается сочетать два своих наибольших достижения: местную валюту и дешевое медицинское страхование, чтобы более полумиллиона жителей юго-восточной Пенсильвании, уплатив всего 100 долларов в год, могли получить базовое медицинское обслуживание.

В партнерстве с доктором П.Абрамсом Гловер надеется открыть бесплатную клинику, в которой пациенты могут приобрести специальные «медицинские деньги», которые служат одной цели – здоровью. Фирмы, продвигающие здоровый образ жизни, будут принимать эти «медденьги». Кроме укрепления местной валюты, как говорит Гловер, это будет способствовать укреплению здоровья граждан.
«Эта валюта означает переход экономической власти с Уолл Стрит на Мейн Стрит», то есть от банкиров в реальный сектор экономики, считает Гловер. «Это также позволит людям находить возможности для здорового образа жизни, имея к тому же медицинскую страховку».

Однако на этот раз он не встретил прежний радушный прием. Страховой департамент штата выпустил запрещающий приказ, который требует страховой лицензии, чтобы не нарушать закон штата. Эта лицензия, как говорит Гловер, стоит безумные деньги и требуются годы на ее получение.

«Эти законы для нас – смертельная ловушка, так что надо действовать», признает Гловер. «Мы начинали как подпольное движение незастрахованных людей, которые откладывают деньги в то, что сегодня стало известным фондом помощи при несчастных случаях. Однако без одобрения властей штата мы остаемся подпольным движением. Поэтому мы хотим получить от властей ответ, почему мы должны скорее умереть, чем сотрудничать друг с другом».

Когда мы спросили его, не опасается ли он коварства властей, Гловер ответил: «Я сделаю все, что могу». «Люди обретают собственное достоинство, когда получают контроль над своими финансами. Крупные социальные изменения, чтобы ликвидировать несправедливость, требуют революции. И я не жду, что они произойдут легко».

http://www.keystoneedge.com/features/localcurrency0701.aspx


Местная валюта действительно может сделать людей счастливее

Мэтью Кардинал

Перед лицом экономической системы, которая, похоже, изначально направлена на нанесение вреда экологии и движима погоней за прибылью, в Соединенных Штатах и по всему миру несколько местных общин начали экспериментировать с альтернативными формами местной валюты как средством устойчивого развития.

Местные валюты циркулируют в городах семи штатов: Юрека, штат Калифорния; Беркшир, штат Массачусетс; Траверс Сити, Мичиган; Итака, штат Нью-Йорк; Каскадиа, штат Орегон; Мэдисон, штат Висконсин. В Канаде местные валюты имеют хождение в Калгари, провинция Альберта; Солт Спринг Айленд, Британская Колумбия; Тэмворт, Торонто и Мадаваска Вали, Онтарио. Местные валюты есть также в Тлакспана, в Мексике; в восточном Сассексе и Девоне, в Англии. Региональная валюта циркулирует в Базеле, в Швейцарии, причем ее можно обменять в Германии и Франции.

Что общего у всех этих валют, они предлагают ответ на глобализацию, когда в страну приходят крупные торговые сети, «забивая» местных торговцев. Например, жители Беркшира могут обменять местную валюту «беркширы» в пяти местных банках, участвующих в программе, отдав за один «беркшир» 95 центов. Затем они могут тратить их в более чем 400 местных магазинах, где их примут как прямую замену доллару по курсу один к одному, и таким образом получить 5% скидку при покупке.

Даже, несмотря на то, что продавцы товара получат на 5% меньше, принимая беркширы, они вполне довольны тем, что местные жители тратят деньги у них, а не в супермаркетах торговых сетей «Уолл-Март», или «Барнс энд Нобл».

«Местные валюты являются частью процесса обучения людей важности небольшого бизнеса, имеющего местную «прописку». Это возвращает людей из Интернета обратно на улицы, к общению с живыми людьми. И когда они возвращаются, им это нравится», говорит Сюзан Витт, основательница местной валюты «беркшир».

Как местная валюта помогает создать более устойчивую экономику

Есть много путей того, как местная валюта помогает создать более устойчивую экономику, утверждают лидеры движения за локальную валюту. Во-первых, поскольку местная валюта способствует тому, чтобы население тратило деньги в родном городе, что сокращает приток импортных товаров. «Поскольку экономический обмен становится сосредоточен в одной местности, это способствует сокращению затрат на транспортировку товаров, а значит сокращению потребления ископаемого топлива. Если продукты на местном рынке поставляются в город за 30 миль, это совсем другое дело, чем когда они поставляются за 3000 миль», сказал Стив Берк, исполнительный директор кампании «Итака Аурс», занимающейся местной валютой в городе Итака.
Теоретики торговли могут утверждать, что местная валюта менее эффективна, или менее продуктивна, что на полках магазинов будет меньшее разнообразие товаров, чем когда каждый город будет специализироваться на чем-то одном, поставляя товары на экспорт, даже с учетом транспортных издержек.

«Какові реальные издержки транспортировки и экспортной модели экономики?», задает вопрос Сюзан Витт, основательница «беркширов». «Во что оценить вызванное ей изменение климата? Во что оценить войны за контроль над месторождениями энергоносителей? А издержки, вызванные безработицей в нашей местности? А опустошение нашей жизни? А потери в других странах, в которые перенесено экологически грязное производство?»

Второй путь поддержания экологической устойчивости в местных общинах, вводящих местную валюту, это снижение потребления, считает Витт. Она убеждена, что люди покупают все больше и больше всякого «барахла» вовсе не потому, что они им нужно, а чтобы заполнить ту пустоту, от которой их может избавить местная валюта. «Если это местные товары, то вы знаете, как они были произведены. Вы знаете столяра, который сделал ваш стол. Вы знаете его детей. Вы понимаете, что, покупая его стол, вы поддерживаете его семью».

Продукты, купленные на местную валюту «связывают вас с вашими соседями, вашим городом, людьми. Они теперь для вас не пустое место. Они обогащают вашу жизнь, чего не могут сделать импортные товары. Так вы помогаете и самому себе».
«Простой шерстяной свитер, связанный из шерсти овцы, что пасется на склоне холма, мимо которого вы проезжаете по дороге на работу, так удовлетворит вас, как не удовлетворят четыре свитера, сделанные неизвестно где, ведь вы относитесь к ним по-разному», говорит Витт.

Третий путь, благодаря которому местная валюта может принести пользу, это та ее особенность, что ее можно вкладывать в некоммерческие проекты, предоставляя беспроцентные займы. Это позволяет организациям, получившим такие кредиты, избавиться от необходимости выплачивать проценты, обслуживая растущие долги. Высокие проценты, под которые дают ссуды банки, толкают экономику в спираль бесконечного роста. Получатели кредитов вынуждены бороться, чтобы оплатить проценты, по сути дела, обеспечивая своим трудом напечатанные деньги, выданные им в кредит, что приводит к тому, что накапливается все больше долга во всей системе.

Так, поскольку высокие проценты толкают экономику к постоянному росту, это также подталкивает индустриализацию новых рынков, создание новых продуктов и технологий, которые ведут к вырубке лесов, загрязнению воздуха и тому подобным вещам. Благодаря местным сообществам, выпускающим свою собственную валюту, и частично благодаря беспроцентным кредитам, экономика может работать без постоянного роста, угрожающего экологии.

Модели организации и управления местной валютой

Существует, по крайней мере, две модели организации и управления местной валютой, используемых местными общинами. Одна из них применяет в Беркшире, другая – в Итаке. Основанная в 1991 году местная валюта Итаки, «аурс», является старейшей местной валютой в Соединенных Штатах, после ее исчезновения на рубеже 19-го и 20-го веков. Многочисленные местные валюты, появившиеся с тех пор, в основном используют модель, существующую в Итаке. Местные фирмы становятся членами программы «Итака аурс», приобретая место в списке и получая два «аурса» каждый год за членские взносы. Сотрудники этих фирм затем могут получать «аурсы» вместо долларов как часть зарплаты. Люди могут принимать аурсы вместо долларов за услуги, такие как уборка территории, которые они оказывают друг другу.

Таким, в дополнение к беспроцентным кредитам, и является основной путь, по которому местная валюта Итаки вошла в экономику. «Существует важное различие между нашей моделью и моделью Беркшира», говорит Берк. «Они продают свои «беркширы». Мы же не продаем свои «аурсы», их нельзя купить, но их можно заработать». Да и само название местной валюты, «аурс», означает часы, время – тем самым ее основатели стремились подчеркнуть важность отношений между временем и деньгами.

Перевод Андрея Маклакова, Диалоги

Текст документа доступен по адресу:

http://ipsnews.net/news.asp?idnews=47042

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.