Окончательная оккупация Латвии

А всего первой «девятке» латвийских землевладельцев скандинавского происхождения принадлежит 1200 квадратных километров латвийской землицы. Если примерить такую площадь на Россию, то получится, что скандинавы владеют кусочком, равным сумме площадей Московской, Ленинградской, Псковской, Новгородской, Брянской, Ивановской и Смоленской областей вместе взятых. Ну, или двумя Новосибирскими областями или 4,5 Краснодарскими краями. Не слабо? Российских компаний, замечу, в топ-100 латвийских землевладельцев не значится.

РАСПРОДАЖА СТРАНЫ!

Александр Баунов, объездивши этим летом (как российский климатический беженец) половину Латвии, весьма правдиво описал царящее в нашей провинции запустение. Но одной важной детали он не отразил. Не смог прочитать по причине незнания местного языка. Эта деталь – частокол огромных щитов-плакатов вдоль всех латвийских дорог.

А на этих щитах написан практически один и тот же текст: продаю землю, цена, телефон (обычно мобильный). Частенько там встречается и креативчик типа «Акция! Скидки! Продается земля!» Классно, ведь, правда? Акция по продаже земли. А когда бывают «акции» у маркетологов? Тут есть два варианта: либо при раскрутке нового, неизвестного никому товара (земля под эту категорию явно не подпадает), либо при сезонной распродаже. Типа – купальники осенью или лыжи весной. Так вот, сейчас в Латвии идет массовая сезонная распродажа земли. Сезон начался осенью 2008 года и продолжается по сей день.

Краткая сводка с рынка акционных продаж: лидер списка крупнейших латвийских землевладельцев – норвежская компания «Storebrand Livsforsikring AS» – в 2007 докризисном году прикупила к уже имеющимся 52 кв. километрам земли еще 111 кв. км. В кризисном 2008 добавила еще 236 кв. км и так далее. Сейчас ее владения превышают 493 кв. км. За три года рост – почти в 10 раз. Остальные лидеры рынка – примерно так же.

ПОЧЕМ КВАДРАТНЫЙ КИЛОМЕТР?

Впрочем, если кто-нибудь из вас решит, что пришло время покупать землю в Латвии, он жестоко обломается. Цены на землю, не смотря на кризис и всеобщее разорение, в Латвии упали не сильно. Так, в рижском районе самая дешевая земля (без дорог, инфраструктуры, коммуникаций и зонирования, большим участком в 5–15 гектаров) на свободном рынке стоит не менее 5 евро за кв. метр. За кусочек поля, поросшего кустами, площадью в 10 га придется выложить минимум полмиллиона. Земля чуть получше – от 30 евро за метр.

Столичных жителей прошу не смеяться. Рижский район – не Московская и не Киевская область, а Латвия – одна из самых малонаселенных стран Европы. В 50 км от Риги плотность населения – как в глухой российской глубинке. И еще в Латвии нет нефти и газа.

Почему же цены на землю не упали, когда лопнул ипотечный пузырь? Сейчас объясню. Дело в том, что практически 100% нашей земли, предлагаемой на продажу, отягощены банковскими кредитами. А банки не разрешают заемщикам самостоятельно продавать заложенное имущество дешевле, чем невыплаченная сумма кредита, полученная под него.

А как же скандинавы ее покупают? Вот тут самое интересное. Главные скупщики латвийской земли – компании, связанные со скандинавскими же банками. А большая часть скупленной ими земли – от разорившихся заемщиков, проданная «с молотка». Аукцион организуется так: в нем участвуют банк-кредитор и компания, связанная с этим банком. Естественно, на торгах цена практически не повышается. Если же на аукцион вдруг является кто-нибудь «со стороны», банк и его компания гонят цену вверх, пока конкурент не «отвянет». Как это обычно происходит, описано здесь. Схема сия весьма удобна. Банк продает землю и недвижимость должника своей же фирме за сумму, которая гораздо ниже суммы невыплаченного кредита, а остаток долга вешает на должника.

В настоящий момент более 80% латвийских крестьянских хозяйств в Латвии имеют кредиты под залог земли. По самым скромным прикидкам около 30% заемщиков находятся на грани разорения. Так что скандинавские земельные приобретения в Латвии только начинаются.

Шведская экспансия в Латвию началась еще за год до обретения ею полной независимости от СССР. И началась она с запуска шведским медиаконцерном Bonnier ежедневной общественно-политической газеты Diena («День»). Потом шведы запустили ежедневную бизнес-газету Dienas Bizness и пакет журналов. Под это дело шведы выстроили собственную типографию и организовали собственную почту – службу доставки. Естественно, на фоне убогих газет типа «Советская Латвия» западный медиаудар был настолько силен, что через полгода Diena стала ведущей газетой страны, коей и является до сих пор.

Вторым шведским прорывом на латвийский рынок было учреждение концерном TeliaSonera AB пополам с латвийским государством ООО Lattelecom. Государство туда вложилось всей своей стационарной телефонной связью, а шведский концерн – деньгами и обещаниями модернизации. С тех пор шведы в Латвии держат большую часть всей связи: стационарной, мобильной, интернета и кабельного ТВ.

Ну и, наконец, на латвийскую землю пришли три главных шведских банка – SEB, Nordea и Swedbank. На этом, если не считать кое-какие вложения в розничную торговлю, серьезные шведские инвестиции в Латвии закончились. Да, чуть не забыл, шведы еще организовали в Риге филиал Стокгольмской школы экономики.

Примерно до 2002 года шведские банки вели себя на латвийском рынке скромно. Но когда на горизонте забрезжило вступление Латвии в ЕС, и недвижимость с землей поползли вверх, банки открыли шлюзы совершенно халявных кредитов. Дошло до того, что предлагались кредиты в 105% от стоимости недвижимости и земли под 1% годовых плюс либор (в сумме 3–4%).

Принадлежащие же шведам газеты принялись в массовом порядке обрабатывать население на предмет повышения «потребительского оптимизма». Кстати, многолетнего редактора деловой газеты Dienas Bizness Юриса Пайдерса тогда сняли с должности за то, что он в свободное от работы время написал книгу, так сказать, «евроскептического» содержания. Шведам не нужны были евроскептики, им нужны были поющие и танцующие оптимисты, готовые брать кредиты под будущее чудесное процветание. «Завтра будет лучше, чем вчера!» – неслось из всех латвийских громкоговорителей. Начиная с газет и заканчивая воспитанными в Стокгольмской школе экономики «специалистами».

Массовое кредитное помешательство дошло до того, что однажды районная парикмахерша, у которой я иногда стригусь, предложила мне войти в долю ее «проекта». Они, дескать, с подругами собралась купить кусок земли где-то в 70 км от Риги, нарезать его на участки «под коттеджи» и продать. Прибыль – 300%! И уже заложили свои квартиры в банках, но вот немного не хватает…

В общем, за каких-то 4 года, с 2003-го по 2007-ой, три шведских банка раздали латышам в виде кредитов под недвижимость и землю более 4 млрд евро. Для страны с двухмиллионным населением сумма огромная. А сейчас идет «сбор урожая».

За свою историю латышский народ побывал в целой куче оккупаций. С начала XII века был Ливонский орден – то есть, немцы. Потом в 1561 году немцев сменили шведы и поляки, поделившие территорию современной Латвии пополам. Рига была шведской. В 1721 году и тех, и других погнали русские (Северная война). Потом были краткие 20,5 лет первой независимости (с 1919 по 1940 год). Потом снова пришли русские (на год), потом – 4 года немцев-фашистов, потом опять русские… С 1991 года Латвия приобрела свою вторую великую Независимость. Но опять ненадолго. Через 20 лет оказалось, что хозяевами этой земли снова становятся шведы.

Латыши сейчас еще по инерции продолжают подсчитывать ущерб от последней советской оккупации Однако, пора бы уж им начинать готовиться к очередной – второй шведской. Кстати, исторические исследования показывают, что самой жестокой и разорительной оккупацией за всю историю латышского народа была-таки – первая шведская, которая длилась с 1561 по 1721 годы. Шведы тогда откровенно грабили Ригу и Курляндское герцогство. Бессловесный латышский крестьянин-батрак снабжал продуктами питания половину Шведского королевства.

История повторяется. Сейчас большая часть латвийских селян либо уже работает на земле, заложенной в шведских банках, либо продает ее за долги.

Актив




Комментирование закрыто.