Причины мирового финансового кризиса: что может луковица переоцененного тюльпана?

Сегодня мы начинаем публиковать цикл материалов «Мировой финансовый кризис». Эти статьи помогут читателю осознать причины старых трагедий нашего мира и заглянуть в будущее новых обвалов. Крах кредитного мира, произошедший в не таком далеком 2007 годы и, достигший точки кипения в 2008, остается загадкой для многих. Особенно удивляют в этом отношении жители Соединенных Штатов Америго Веспучи. Среднестатистический американец уверен, что причиной мирового финансового кризиса (слово мировой добавлено авторов, так как мир для американца – это та территория суши, которая включает в себя чуть более 50 штатов, разделенных своими законами и различными повадками жителей) является ни что иное, как дорожающая недвижимость.

Кто же спорит? Правильно, именно, дороговизна домовладений и стала причиной этого кризиса, одной из причин, точнее и вовсе не главной. Все началось в 1928-29 гг. В это время США походили за запуганного койота, находившегося в состоянии вечного поиска, пищи, как правило, не вполне живой. Финансовой системой тогдашней Америки правил не народ Божий, как теперь, правильнее сказать не одни евреи правили в те далекие времена заката эпохи праздного пьянства. В стране существовало около трех десятков могущественных кланов, имевших в своем распоряжении все: от головорезов и девочек (мисс 50 центов) до карманных банков общенационального масштаба и телефона президента страны на быстром наборе. Кланы эти этнически принадлежали к итальянским династиям, испанским, ирландским, шотландским, российским (что, общеизвестно) и, бесспорно, еврейским. Общий доход этих пресловутых семеек составлял половину ВВП страны. Техас, Теннеси, Вашингтон, Колорадо, Калифорния и еще несколько менее развитых штатов можно было приобрести вместе со всем балластом населения за один год. Что было после – все знают. Но, мало кто располагает сведениями о том, что за последующие 50 лет, избранный Богом народ сумел полностью подмять под себя всю финансовую самой быстрой в развитии систему страны мира и подчинить себе производство. Единственной независимой единицей Америки остались фермеры, не дававшие еврейским кланам и ногой ступить на землю столь желанную. Как говорят, если народ безмолвствует, значит, что-то ещё жуёт. Фермеры молчали, но не давали кусить плод земли своей.

Главным козырем новой власти в тени были вездесущие ныне доллары. Ими закармливали Европу, выдавая ничем неподкрепленные бумаженции всем «нуждающимся странам». Крах клана Божьего мог произойти в случае победы Германии во Второй Мировой войне, помешал товарищ Сталин. Новая угроза нависла над еврейским братством при подъеме духа чернокожего населения, но, вскоре, хитрецы нашли путь примирения с растущим негритянским населением. Лидеров последних уговорили обещаниями равноправия и заверили, что все победы Мартина Лютера были получены не без поддержки другой обиженной нации – еврейской. Вернемся из мира этнического в мир практический финансовый. Богоугодный народ знал как надувать финансовые пузыри со середины второй половины прошлого тысячелетия. Первый глобальный пузырь был надут неким Исааком Агуманом в далеких 1600-х годах.

Но, до этого немного предыстории. Вторая половина XVI века — начало XVII. Пепел Клааса отстукивал на сердце Нидерландов зажигательную чечётку, и они раскололись пополам в своей борьбе за независимость от Испанской империи. Там, где кипит бойня, коммерция затухает. Ряд битв в провинции Антверпена и штурм самого города оставили после себя руины и опустошённую землю, заваленную гниющими трупами. Деловая активность сместилась в Амстердам, столь же удачно расположенный, но более безопасный. Ранее через его порт уже проходили около 60% мировых грузовых перевозок — главным образом материалы для постройки судов и зерно (здесь в конце ХV века расположился самый большой хлебный рынок Европы). Теперь же, после падения Антверпена, Амстердам расцвёл как никогда. Между 1570 и 1640 годами население увеличилось с 30 до 139 тысяч человек. Ни одна другая гавань мира не могла соперничать с амстердамской: каждый день здесь толпилось до восьми тысяч судов, приплывших из Испании, Португалии, Англии, Индии, Америки, Англии, Скандинавии, Балтики…

Историю «тюльпанной лихорадки» некоторые исследователи не считают классическим образцом биржевого пузыря, однако таких ученых меньшинство. В любом случае, эту эпопею можно считать первым, хорошо описанным образцом спекулятивной гонки, завершившейся крахом (предполагается, что в Западной Европе первые пузыри возникли еще в конце 13-го века, однако информации для их анализа сохранилось ничтожно мало).

Исаак Агуман считается прародителем финансового кризиса. Его тульпанная афера входит в учебники истории фондового рынка. Бум тюльпанов в Нидерландах продлился примерно с 1620-го по 1637 год, пик цен был достигнут в 1634-1637-е годы. Первые тюльпаны были завезены в Голландию из Турции в 1593 году. Постепенно эти цветы стали популярными и превратились в объект для коллекционирования состоятельных голландцев. К началу 17 века голландские тюльпаны пережили инфекцию штамма вируса, который не вредил цветам, однако привел к тому, что лепестки получали необычную и более яркую окраску. Спрос на подобные тюльпаны резко вырос, цветы резко выросли в цене. Удачливые цветоводы получали колоссальные прибыли.

Это и стало поводом для начала бума. Тюльпанами заинтересовались люди, которые ранее о них совершенно не думали: их привлекала возможность быстро разбогатеть. Под свое крыло их собрал Исаак Агуман, раввин одной из небольших Синагог Амстердама. Исаак Агуман был, по совместительству ростовщиком. Его можно назвать первым олигополистом с тоталитарными навыками. Для того, чтобы получить максимальную прибыль (то есть купить больше луковиц тюльпанов), они закладывали свои дома, земли, драгоценности, рабочий скот и пр., а также брали деньги в кредит. Известно, что в игру на рынке тюльпанов включились не только крупные предприниматели, но и фермеры, мелкие лавочники и даже лакеи. Инвестиции облегчались тем, что к тому времени голландские финансисты начали широко использовать новый инструмент – ныне известный как «опционы» (право совершить сделку в течение определенного срока по заранее оговоренной цене).Рост цен на драгоценные луковицы был настолько серьезен, что в 1636 году стоимость одного тюльпана сравнялась со стоимостью небольшого дома. Однако достаточно быстро предложение превысило спрос, в 1637 году цены на тюльпаны быстро упали, и огромное число неудачливых инвесторов оказались без имущества и в долгах. Опционы здесь сыграли негативную роль – их широкое использование лишь усугубило кризис. Кризис возник зимой 1636-1637 годов, когда реальных тюльпанов еще не было: луковицы лишь были высажены в оранжереи. То есть, реальная красота, а, следовательно, стоимость будущих цветов были неизвестны. Многие инвесторы основывали свои покупки лишь на предположениях и обещаниях продавцов – это фундаментальный признак любого биржевого пузыря, когда реальные факты известны либо небольшому кругу лиц, либо неизвестны вообще.

Правительство Нидерландов попыталось помочь пострадавшим и предложило выкупить опционы по «почетной» цене в 10% от номинала, но этот проект еще более усугубил кризис. Впрочем, ряд историков указывает, что информации о реальном положении дел в тот период времени сохранилось крайне мало, поэтому вполне вероятно, что и сам кризис начался в результате неумелых действий властей.

Известно, что серьезнее всего этот кризис ударил по мелким инвесторам – в большинстве своем, весьма небогатым людям. Майк Дэш, автор книги «Тюльпаномания», приводит показательный факт: в 1645 году цена луковицы тюльпана составляла лишь 1% от цены, которую за нее давали за десятилетие до этого.

Однако кризис на рынке тюльпанов мало повлиял на главные отрасли голландской экономики – судостроение, сельское хозяйство, рыболовство, поэтому общенациональный кризис не начался, хотя несколько лет экономику страны лихорадило. Известно точно лишь одно: Исаак Агуман перебрался в Лондон, где жил под другим именем. Его состояние приравнивалось к ВВП Ливерпуля и Бирмингема вместе взятых. Куда пропали потомки этого великого представителя своей нации – не представляется возможным узнать, но ходили слухи о миграции его семьи в США через какое-то время. Продолжение следует…

Ожидайте часть 2. Причина мирового финансового кризиса: луч надежды темного мира

Игорь Повешенный, Глобалист

 




Комментирование закрыто.