Каникулы, которые никому не нужны

В мире существуют два противоположных подхода к так называемым «налоговым каникулам». Западные экономисты — против, азиатские — за. В начале 90-х два выдающихся профессора Гарвардского университета Уорд М. Хасси и Дональд С. Любик по заказу Международной налоговой программы написали «Основы мирового Налогового кодекса» (ОМНК). Этот документ сейчас считается эталоном системы законов, необходимых для действенной и эффективной налоговой системы в цивилизованной стране.

Так вот, идеологи ОМНК категорически отвергают льготы, временные освобождения от налогов («налоговые каникулы») и другие фискальные преференции и соглашения. По мнению авторов, более эффективно предоставление экономических льгот в форме прямых субсидий. «Протекционистские системы налогообложения в итоге приводят к менее процветающей и стабильной экономике, а развивающиеся страны должны стремиться к тому, чтобы стать эффективным производителем в мировой экономике», — пишут Хасси и Любик.

Трудно сказать, изучали их труд многочисленные составители украинского Налогового кодекса или нет, но они пошли по другому пути: освобождения некоторых категорий предприятий и отдельных видов деятельности от налога на прибыль. Это, видимо, и есть те самые «налоговые каникулы», о которых так часто вспоминают политики.

Эксперт Фонда общественной безопасности Юрий Гаврилечко внимательно изучил статьи, где сосредоточены преференции. И оказалось, что, скажем, от налога освобождается прибыль предприятий, которые основаны общественными организациями инвалидов и являются их полной собственностью, а также прибыль, полученная от продажи товаров (кроме подакцизных), выполнения работ, предоставления услуг этими фирмами. Но эта норма действует и сейчас и ничего нового в себе не несет. Кроме того, что способствует трудоустройству одной из социально-незащищенных категорий.

«Дальше мы видим, что освобождается от налога прибыль, полученная от продажи на таможенной территории Украины специальных продуктов детского питания собственного производства, направленная на увеличение объемов производства и уменьшение розничных цен таких продуктов, — продолжает Юрий Гаврилечко. — Но если вектор направления прибыли на увеличение объемов производства еще можно отследить, то как при этом планируется узнавать, направляется ли прибыль на уменьшение розничных цен?! Да и как вычленять подобную прибыль из общей прибыли — не прописано.

Не облагается налогом и прибыль, полученная за счет международной технической помощи для чернобыльского объекта «Укрытие». Почему только для него? По-моему, Украина является чуть ли не единственной страной в мире, где техническую помощь считают прибылью (во всех остальных странах это гуманитарная помощь).

Ну и, наконец, льготы получают два государственных предприятия — «Международный детский центр «Артек» и «Украинский детский центр «Молодая гвардия» от осуществления деятельности по оздоровлению и отдыху детей. Как такая прибыль будет отделяться от любой другой, и почему остальные детские лагеря Украины не получают такую же льготу — непонятно», — заключает Гаврилечко.

По мнению эксперта, в части «налоговых каникул» проект кодекса явно отдает сыростью. Смущают два несогласованных абзаца. Согласно одному, в течение 5 лет, с 1 января 2011 года до 1 января 2016 года, применяется ставка 0% для плательщиков налога на прибыль, зарегистрированных в установленном законом порядке с 1 января 2011 года, и плательщиков налога, с момента образования которых прошло не больше трех последовательных предыдущих лет. При этом задекларированный ими ежегодный объем доходов не должен превышать три миллиона гривен, а среднеучетное количество работников не превышать за этот период двадцати человек.

Однако уже второй абзац вызывает полное недоумение. Согласно ему, в случае если в отчетном периоде плательщик налога декларирует объем доходов, который нарастающим итогом с начала года превышает три миллиона гривен и среднеучетное количество работников превышает двадцать человек, то право на льготу утрачивается. Не понятно, утратится ли льгота навсегда или только на год…», — отмечает г-н Гаврилечко.

В общем, судя по перечню исключений, которые описывают практически все возможные формы и виды предприятий, работающих в Украине, становится понятно, что найти хотя бы одно, которое удовлетворяло бы всем необходимым критериям для получения возможности воспользоваться положением о нулевой ставке налога на прибыль, практически нереально. Нужны ли в таком случае льготы вообще?

«Налоговые каникулы» бизнесу категорически не нужны, — уверен президент Союза налоговых консультантов Украины Леонид Рубаненко. — Особенно в том виде, в котором они предлагаются Налоговым кодексом. «Каникулы можно вводить для всех поголовно, чего нет ни в одной стране мира, даже в Арабских Эмиратах, которые слово «налоги» знают очень плохо, или не вводить вообще. Тем более не обременяет бизнес налог на прибыль. Обременяет процедура администрирования этих налогов…».

«От льгот не улучшится администрирование, — согласен с Рубаненко директор экономических программ Украинского центра экономических и политических исследований Василий Юрчишин. — Наоборот, нечеткие критерии отбора льготников — это опять соблазн для чиновников что-то решить за деньги. Как показывает пример «азиатских тигров», которые создавали в некоторых отраслях преференции, прежде необходимо наладить очень строгое государственное управление. За взятки там карали, вплоть до публичной казни. И чиновник сразу усваивал, что необходимо быть дисциплинированным. У нас этого не было, и наших не перевоспитаешь.

На самом деле украинский бизнес готов платить налоги, но хочет, чтобы ему дали нормально работать и избавили от поборов. Что же касается иностранного инвестора, то для него, прежде всего, важно соблюдение права собственности, чтобы рейдерство было недопустимым. Поскольку мы во всех рейтингах доверия к бизнесу и качества госуправления занимаем крайне низкие позиции, налоговые льготы ничего не дадут…», — говорит Юрчишин.

По мнению Леонида Рубаненко, то, что предлагается сейчас, — не насущная необходимость, а своего рода компенсаторный механизм для единоналожников, которые теряют серьезные преференции. «Ужесточение единого налога рано или поздно должно было случиться, иначе Украина никогда не станет европейской страной, — считает Рубаненко. — Начиная с 1998 года, когда активно пошли эти упрощенные системы, всем было ясно, что это временная мера, и она должна быть ликвидирована. Да, сегодня это на каком-то этапе будет непопулярной и болезненной мерой. Но больнее всего это будет для обналичивающих структур, которые занимаются не реальным бизнесом, а так называемыми сопутствующими услугами».

Видимо, чиновники сами испугались того, что сделали, а митинги мелких предпринимателей, которые пообещали массовую безработицу в результате отмены единого налога, заставили искать механизм «подслащивания» горькой пилюли. Однако, по мнению профессионалов, влияние нового Налогового кодекса на рынок труда сильно преувеличено. «Действительно, количество зарегистрированных ЧП значительно сократится, — говорит управляющий партнер Executive search агентства SMConsulting Сергей Марченко, — но попадут ли люди на рынок труда?

В Украине на 01.07.2010 года зарегистрированы 4 863 982 частных предпринимателя. При этом, по данным Госкомстата, всего в Украине трудится около 21 млн. человек. То есть каждый четвертый работающий гражданин Украины — частный предприниматель. Реально ли это — один частный предприниматель на каждые две украинские семьи? Вспомните, сколько из ваших знакомых занимаются частным бизнесом как ЧП, я уверен — не так много. Вывод из этого один: значительная часть ЧП (по разным оценкам, от 40 до 60% общего количества зарегистрированных ЧП) является фиктивной. Это и студенты с пенсионерами, которым платят пару сотен гривен, чтобы с помощью ЧП уходить от налогообложения, и те сотрудники небольших компаний, которых руководство оформляет как чепэшников, чтобы не платить налоги с зарплаты. Попадут ли эти люди на рынок труда? Сомневаюсь. Пенсионеры и студенты потеряют дармовой приработок в 100—200 грн., но это вряд ли заставит их искать работу, а оформленные как ЧП сотрудники просто вернутся в штат своих компаний.

Что касается остальных, то вряд ли новые правила заставят уйти из бизнеса — будучи чепэшником, все равно есть возможность зарабатывать больше, чем работая наемным сотрудником. Скорее, заставить бросить свое дело могут усиливающаяся инфляция, низкая покупательная способность и затянувшаяся рецессия в экономике. Я прогнозирую закрытие не более 5—10% реально действующих ЧП. Если принять во внимание то, что нефиктивных ЧП половина от зарегистрированных, то получаем цифру порядка 120—240 тыс. человек, что в сравнении с 21-миллионным рынком труда является незначительной величиной, чтобы на него существенно влиять», — уверен Сергей Марченко.

«По данным Госкомстата, более 50% украинских предприятий в 2010 году показали убытки от своей деятельности, — отмечает Юрий Гаврилечко. — Поэтому освобождение части из них от налога на прибыль даст возможность разве что выйти в ноль, но вряд ли существенно улучшит экономическую ситуацию в целом. Весьма странно выглядит и само ограничение по числу работников на предприятии. Сейчас, в период кризиса, государство должно всемерно способствовать повышению уровня занятости среди работоспособного населения, а не ставить преграды на пути этого процесса.

Экономический смысл от нулевой ставки налога на прибыль был бы в одном случае: когда она предоставлялась бы предприятиям в обмен на гарантии трудоустройства определенного числа работников не ниже установленной нормы, а не ограничивала бы предприятие в этом, как предложено в проекте. Да, кто-то может возразить: а как быть с уменьшением налоговых поступлений? А очень просто. Для ответа на этот вопрос нужно вспомнить тот факт, что налоги расходуются государством на предоставление гражданам публичных услуг. Если государство не способно этого делать в полном объеме, особенно в области медицины и образования, то оно должно обеспечить возможность гражданам самим заработать на обеспечение этими услугами», — подытоживает эксперт.

Галина Акимова, Киевский Телеграф




Комментирование закрыто.