Девять мифов об Украине

Павел Казарин

Когда забредаешь на российские интернет-форумы, где обсуждается Украина, то становится страшно.
И впрямь – бывшая советская республика очутилась под жесткой пятой бендеровщины, которая, улюлюкая, ест по утрам православных младенцев (Московского патриархата), запивая трапезу свежевыжатой кровью работяг из Донбасса. Крымские татары под знаменем коллаборационистских частей режут славянское население, которое с мольбой взирает на такую близкую Кубань в ожидании 51-й армии. Злобный Госдеп продолжает дело австрийского генштаба, популяризируя миф об украинстве, и заставляет население страны расплачиваться исключительно 10-гривенными купюрами, на которых изображен предатель Мазепа. Страсть. Ужас. Светопреставление.

Я сейчас рискую для кого-то перейти в категорию предательских предателей, но все же попробую: ребята, не читайте на ночь большевистских газет. Ну или тех, что по степени своей двухцветности не уступают советской партийной прессе. Тут совсем не все так страшно. Иногда мы даже улыбаемся. Бывает, что даже смеемся. И живем. Нормально, в общем-то.

Так что давайте сразу проясним несколько вещей.

Да, западная и юго-восточная Украины – разные. Но мы привыкли жить с этим знанием. Это у старшего поколения возникал шок после развала Союза – они вдруг понимали, что историческая общность «советский народ» — оказалась мифом. А теперь молодежь растет уже с изначальным пониманием того, что есть разные Украины. С разным историческим, политическим и религиозным опытом. И все равно общаются. Ездят в Карпаты кататься на лыжах и загорать в Крым. И как-то ничего так. Нормально даже: Ложка социализма в бочке национал-идиотизма

Распад – это не выход для Украины. Не будет никакого мирного разделения. Ни по Днепру, ни по языку, ни по конфессии. В стране вообще нет четкой и однозначной линии раздела – как это было в той же Чехословакии. И в том же Харькове, Донецке или Днепропетровске уже появилась вполне определенная прослойка не желающих из украинского госпроекта переходить в российский. И уж точно нет желающих жить в формате непризнанной республики. А потому любой проект «мирного раздела» Украины упрется в головоломку. В прямом и в переносном смысле.

Крым так и остался самым советским регионом Украины. Здесь до сих пор кормятся не только Партия регионов, но и отчаянно сдавшие по всей остальной стране коммунисты. При этом здесь отчаянно маргинальны все те, кто ходит с имперскими или российскими триколорами. Да, за двадцать лет Крым деградировал – но не из-за «украинизации», а из-за деиндустриализации. Из-за того, что сгнила на корню вся сельскохозяйственная отрасль и промышленная сфера. Но произошло это в том числе по вине одного из главных пророссийских политиков Крыма, спикера парламента полуострова коммуниста Леонида Грача, запретившего в 90-е годы приватизацию. В итоге инвесторы вложились в колхозы юга Украины, сделав из них градообразующие предприятия – как тот же херсонский «Чумак» или черкасский «Верес», а лишенный дотаций крымский госсектор бесславно почил в бозе. Мощности сгнили и пошли на металлолом, а профессионалы стали пенсионерами.

Масштабы украинизации Севастополя преувеличены в разы. Да, реклама на Украине – только на госязыке. Да, в школьном образовании изучают украинский язык и литературу. Да, государственные флаги висят на госучреждениях. Но при этом из 68 школ города 67 – русские. И только одна-единственная – украинская. И так было десять лет назад – так продолжает оставаться по сей день: О новом буржуазном национализме: три элиты, интеграция и асоциальная страна

У нас вообще в стране никто не умирает оттого, что аннотации к лекарствам написаны на украинском. Да и вообще вся эта тема давно стала предметом спекуляции со стороны т.н. «профессиональных русских». Сиречь, тех, кто сделал защиту прав русских граждан Украины довольно прибыльной профессией (спасибо финансовому ручейку из Москвы). А если бы вопрос тех же аннотаций внезапно оказался решен украинским Минздравом, то у «профессиональных русских» оказалась бы спилена еще одна ножка на табурете. Том самом, на котором они так неустойчиво лавируют, рискуя затянуть петлю собственной невостребованности.

Кстати о профессиональных русских. Юг Украины вовсе не голосует за них в едином патриотичном порыве. В 100-местный крымский парламент и вовсе удалось пробраться только троим представителям партии «Русское единство». Все 90-е годы «общественники» пытались сколотить из русских крымчан национальную общину. Они отчаянно не хотели понимать, что русский национализм – примерно такой же оксюморон, как национализм американский. Что русским не обязательно рождаться, а можно стать. Что переход русского человека в узкий национальный формат самосознания лишает его не только имперского мироощущения (как его не понимай), но и отнимает саму основу «русскости». Но они этого понимать не хотели – и проиграли. Властителями дум они теперь являются только для своей собственной немногочисленной политпесочницы.

Крымские татары не такие уж и страшные. Не деремся мы тут с ними каждый день стенка на стенку. Да, среди них полно националистов. Да, не любят они Советский Союз и Екатерину II. Да, они не считают, что причина депортации – в массовом коллаборационизме. И есть у них на это аргументы. В конце концов, из Крыма выселяли не только татар, но еще греков и болгар – и с причинами такой этнической зачистки полуострова в 1944 году еще до конца не разобрались. И земельных самозахватов новых в Крыму не происходит – они закончились в 2007 году с введением уголовной ответственности за самовольное занятие земли. Так что помещать межэтнический полуостров в один раздел учебника с Косово все же не стоит.

Кстати, о националистах. Западная Украина и правду пассионарна. Там действительно есть свой пантеон героев. Кладут цветы к памятнику Степану Бандере и не любят СССР. Ну так с нашей точки зрения – это может и нарушение нормы. А с их точки зрения, весь наш образ жизни – точно такое же нарушение нормы. А что мы хотели, выселив накануне войны кулаков из Галиции в Сибирь? Чтобы их дети после этого массово шли в советские партизаны?

И знаем мы все прекрасно о том, что независимость Украины правильнее называть суверенитетом финансово-промышленных элит страны. Что бенефициарами стали олигархи и чиновники. Что у нас тут бардак, продажные суды и коррумпированная милиция. Но, во-первых, через это прошли все страны постсоветского пространства после 1991 года. А, во-вторых, каким бы это государство неэффективным ни было, есть еще и страна. И эта страна сперва смирилась с мыслью о независимости, затем к ней привыкла, а теперь – уже и сроднилась. Соцопросы вам в помощь.

Мы все про себя знаем. Мы знаем даже больше того, что вы можете нам о нас рассказать. Просто потому что мы здесь живем. И каждый день смотрим на окружающую нас реальность. Но делаем это с широко открытыми глазами.

Источник: МИР24




Комментирование закрыто.