Доменик Рикарди: XXI век и будущее России

А.Светов: Предваряя нашу беседу о недалёком будущем, я хотел бы напомнить читателям о том, что практически все предыдущие твои прогнозы, Доменик, сбылись с удивительной точностью. И совсем недаром многие называют тебя “квебекским Нострадамусом”: именно ты предсказал в 70-е годы высокую вероятность возникновения катастрофического по своим последствиям стабильного циклона в Тихом океане,— который впоследствии был назван “феноменом Эль-Ниньо”, и именно ты, во время “Уотергейтского скандала”, назвал точную дату отставки американского президента Никсона,— с точностью до одного дня! В середине 80-х ты предсказал разрушение Берлинской стены и распад Югославской Федерации. И наконец, не кто иной, как ты, ещё в самом начале 1987-го года, предсказал развал Советского Союза к середине 1991-го, то есть за четыре с половиной года до реального события! Многие не верили тебе и крутили пальцем у виска. Но время показало, что ты был прав.

Скажи пожалуйста, Доменик, что именно позволяет тебе столь точно предвидеть события за несколько лет до их реального воплощения: точный анализ действительности сегодняшнего дня или какие-то паранормальные способности? 

Д. Рикарди: Ни то и не другое в отдельности, а, скорее, органическое сочетание постоянного накопления больших объёмов фактической информации о настоящем — и то загадочное и трудноопределимое, что безусловно имеется в человеческой психике и что Анри Бергсон называл “творческой интуицией”, Сократ — “личным даймоном”, а современные парапсихологи — “даром предвидения” и “паранормальными способностями”. Именно поэтому мне совсем не нравится, когда некоторые называют меня “прорицателем” или “пророком”. Это, может быть, и верно, но лишь наполовину. Более точное определение моих возможностей, определение, которое меня никогда не покоробит, заключается в эмоционально нейтральном термине “футуролог”, то есть, в буквальном переводе, “исследователь будущего” или “специалист по будущему”. То, что мои футурологические прогнозы, касающиеся будущих событий, в основном сбываются, а у других футурологов — в основном не сбываются, говорит лишь о том, что я довольно хороший футуролог, что я “профи”, и занимаюсь тем самым делом, которое мне по-душе и которое мне удаётся.
Как всем известно, человеческий мозг состоит их двух полушарий — левого и правого.

Левое полушарие заведует логическим мышлением и определением структурных связей между объектами или событиями с тем, чтобы попытаться восстановить тот образ мира, который более всего приближается к подлинной реальности. Если тебе или мне покажут глыбу льда в форме полусферы и десяти дюймов в диаметре, то ведь нам с тобой не придёт в голову рассуждать о том, кто именно так ровно и тщательно обтесал этот кусок льда из бесформенного монолита. Напротив, в первую очередь мы предположим, что кто-то сперва налил воду в котелок, а затем выставил его на мороз. Замёрзнув, вода превратилась в лёд, который в свою очередь принял форму той ёмкости, в которую была налита вода, то есть, принял форму котелка. Даю 99 против одного, что в этом конкретном случае мы с тобой окажемся правы. И этот наш прогноз будет следствием успешно проведённого логического анализа, основанного на уже имеющемся у нас прошлом опыте. — Это и будет, в свой черёд, доказательством того, что левые полушария наших с тобой мозгов функционируют нормально и находятся в хорошей форме. Между тем, у многих людей, в том числе и у профессиональных футурологов, есть проблемы в этой области, так как они зачастую забывают золотое правило Оккама, средневекового британского логика, которое гласит: не умножай варианты объяснений без надобности!

Но вот правое полушарие нашего мозга функционирует принципиально иначе: оно работает творчески и интуитивно, вне всякой связи со всем тем, что способно быть вербализированным и разъятым на отдельные элементы с объяснительными табличками. Мир правого полушария — это мир вещих снов и нерушимой целостности персонального и трансперсонального; неделимый мир прошлого, настоящего и будущего. Я полагаю, что очень многие люди (в особенности это касается женщин) способны заглянуть в будущее в своих снах или в своих видениях. Но очень немногие из них способны затем правильно интерпретировать свои видения и найти им соответствия в личной или общественной жизни. Они легко путаются в интерпретации увиденного и дают ему неверные или абсурдные объяснения.

Приведу тебе такой типичный пример неверной интерпретации: однажды ко мне пришла женщина, домохозяйка из Торонто, которую в последнее время преследовали весьма зловещие сны. Ей часто снилось, будто её сын, банковский служащий из Окленда, тонет в глубокой яме, наполненной отвратительной зловонной смесью из крови, мочи и фекалий. Он тонет в этой мерзкой жиже и кричит: “Помогите! Я больше не могу держаться на плову! Если меня не спасут сегодня, завтра я захочу умереть!” Эта женщина предположила, что сына ожидают большие проблемы на профессиональном поприще; она боялась того, что её сын вскоре разорится, начнёт пить и в итоге потеряет работу и семью. Я же не согласился с этим прогнозом, и предположил, что зловонная яма — как бы это не выглядело на первый взгляд неубедительно — метафора его теперешней вполне успешной карьеры на 36-ом этаже своего стерильного банковского офиса. Я предсказал ей, что весьма скоро он либо погибнет, совершив самоубийство, либо найдёт в себе силы “завязать” с теперешним бизнесом, который является безусловно грязным бизнесом хотя бы потому, что связан с большими деньгами. Но она не поверила мне и ушла, разочарованная в моих способностях. 

Но через два или три месяца она позвонила мне и, рассыпаясь в извинениях, сообщила о том, что мой прогноз оправдался: её сын после многодневного запоя и двух попыток самоубийства попал в больницу, а выйдя из неё, уволился с работы, уехал из Окленда и вместе с женой и двумя детьми поселился в Богом забытой деревушке среди маори, аборигенов Новой Зеландии. Его сегодняшняя профессия — фермер. Он пасёт овец в горах и говорит, что только теперь понимает, какое это счастье — быть человеком и жить на Земле… Кстати, почти все свои немалые деньги, заработанные в банке, он отдал в экологические фонды, в частности, на программы по спасению китайской панды.

Вот тебе характерный пример ясного предвидения будущего, которое имела эта женщина, и типичной ошибочной интерпретации с её стороны… 

А.Светов: Доменик, может быть, тебе это покажется невежливым, но мне не терпится задать тебе ряд заранее подготовленных вопросов, касающихся России и её ближайшего будущего. Признаюсь тебе в том, что мне хотелось бы за оставшееся у нас с тобой время, отведённое для этой беседы, вытянуть из тебя как можно больше сведений о будущем моей страны. 

Доменик Рикарди (Смеётся.): Я в твоих руках! Давай, пытай меня, пока наш поезд не прибыл в Москву! 

А.Светов: Первый вопрос: какой ты видишь Россию через десять-двадцать лет? 

Доменик Рикарди: Мне не хотелось бы тебя огорчать, но через 10 лет я её не вижу… 

А.Светов: Поясни, что ты имеешь ввиду? Что в настоящий момент ты не можешь ничего сказать о будущем России или что России не будет как независимой страны и самостоятельного государства?

Доменик Рикарди: Последний вариант из двух, то есть что Россия прекратит существование как отдельное государственное и культурное образование.

Но перед тем, как поговорить об этом подробнее, мне хотелось бы попытаться немного успокоить тебя, так как для меня не прошло незамеченным твоё волнение.

Видишь ли, Андрей, я ведь отнюдь не фаталист, и жизнь постепенно научила меня одной парадоксальной истине: будущее можно успешно прогнозировать не только для того, чтобы в последствии сказать себе: “ах, какой я молодец! ах, как я точно всё предсказал!”, но и затем, чтобы его, это будущее, если оно нежелательно, можно было бы попытаться предотвратить,— тем самым девальвировав собственный прогноз и значит, как “пророк”, оставшись в дураках!

Наша вселенная не фаталистична, а вариантна. Будущее — оно как дерево, состоящее из одного ствола и многих ветвей: оно имеет не только основной прогноз, но и различные второстепенные варианты; но чтобы осуществиться вариантам, а не основному прогнозу, нужны большие и сознательные усилия с нашей стороны.

Тот, кто посещает казино, знает, что в рулетке есть только один закон, который “работает”. Это “закон двух третей”. Он гласит, что из 36-и чисел игрового поля примерно 24 повторяются в 48-и попытках, а приблизительно 12 чисел не выпадают вовсе. Опытный игрок знает это и учитывает в своих ставках. Но опытный крупье знает, как его перехитрить: надо резко начать прилагать усилие, вращая колесо и бросая шарик. Тогда есть шанс на то, что даже железный “закон двух третей” не сработает!

Вам, русским, нужно сегодня приложить усилия к тому, чтобы мои прогнозы (которые, замечу в скобках, как правило сбываются) на этот раз не сбылись! Великая Россия, с её огромной территорией и 130-ю коренными этносами, лично мне очень дорога как культурное и историческое пространство, и я не хочу, чтобы с Россией случилось то-то непоправимое! Помоги вам Бог добиться того, чтобы мои прогнозы не сбылись никогда!

Перед тем, как начать говорить о страшных для русского уха вещах, я должен заранее заявить: что бы ни случилось, я буду до конца “болеть за вашу команду” именно потому, что я люблю Россию; моя душа и моя совесть всецело на вашей стороне! 

А.Светов: Тогда поставим вопрос иначе: какой тебе видится вот эта территория, которую сегодня занимает Россия, ровно через десять лет? 

Доменик Рикарди: С востока на запад эта, как ты выразился, “территория” выглядит так:

Южная часть острова Сахалин, все острова Курильского архипелага и юго-западное побережье Камчатки находятся под японским протекторатом. Границы этой зоны очень жёсткие и хорошо охраняются. Японцы контролируют также прилегающую к этим землям акваторию Тихого океана, всё Охотское море и Японское море от Владивостока до западного побережья самой Японии. Военная база и порт Петропавловск-Камчатский — под совместным управлением США и Японии.

Далее на запад картина выглядит так: 

Территория от 65-ой параллели с юга на север, и от Уэлена на востоке до Архангельска на западе — под юристдикцией США. (Далее на северо-запад начинается юристдикция Британии; на северо-восток — Германии и Норвегии.)

Всё, что южнее 65-ой параллели, то есть практически вся Восточная Сибирь южнее Северного полярного круга, а также Монголия, находятся под влиянием Китая. Китайский оккупационный режим будет очень жёстким, напоминающим китайский режим на Тибете первых лет оккупации. Тюрьмы и концентрационные лагеря переполнятся сибирскими и монгольскими партизанами. Однако пограничная служба поставлена плохо, и любой желающий, будь то беженец или контрабандист, сможет без особого труда покинуть китайскую зону. В самом Китае будет развёрнута пропагандистская кампания, призывающая народ заселять “северные провинции Китая”. Китайские власти активно помогут своим переселенцам — новым “хуа-цяо” — политически и экономически. Десятки миллионов китайцев устремятся в Монголию и Восточную Сибирь. В короткий срок этнический состав этих районов радикально изменится: китайцы составят подавляющее большинство на этих территориях. Денежная единица — современный китайский юань. Небольшая подробность: все вывески и информационные указатели на этих территориях должны дублироваться по-китайски. За нарушение — непомерный штраф или даже лишение лицензии (если говорить о частном бизнесе).

Великая русская равнина и вся Западная Сибирь выглядят так: от Уральского хребта до Петербурга и от Мурманска до Астрахани территория разделена на директории, находящиеся под объединённым командованием НАТО. Предыдущее административное деление на области сохранится полностью. Разница лишь в том, что каждая область находится в зоне ответственности конкретного государства — члена НАТО. В частности, Курская, Брянская и Смоленская области — это будущая зона ответственности французской администрации, Тверская, Ярославская, Архангельская, Костромская — британской, а Калининградская и Ленинградская — германской… И лишь в Москве и Московской области администрация будет смешанной: в ней будут представлены почти все страны — члены НАТО, исключая почему-то Грецию и Турцию. 

Официальный язык всех этих администраций — английский. Вся документация в директориях ведётся на этом языке. Но личные документы гражданских лиц составлены на двух языках — по-русски и по-английски. Гражданская администрация этих областей — смешанная, то есть состоит из местной бюрократии и представителей НАТО, которые и обладают реальной властью в своих зонах ответственности. Денежная единица — рубль, но не такой, как сейчас. 

Совершенно особой будет ситуация на юге России. Весь российский Кавказ и граничащий с ним Ставропольский край надолго погрузятся в пучину этнических и религиозных междуусобиц. Хотя основная борьба всё-таки будет идти не между отдельными этносами, а между двумя многонациональными армиями, представляющими два враждебных друг другу течения в исламе… 

А.Светов: То есть, ты хочешь сказать, что через десять лет ситуация на Кавказе будет во многом схожей с ситуацией в теперешнем Афганистане? 

Доменик Рикарди: Вот именно. Затяжная многолетняя война афганского типа: хаос, разруха, отсутствие легитимной гражданской администрации и даже чётко обозначенной на карте линии фронта. Войска НАТО не решатся туда сунуться, опасаясь чрезмерных потерь в своих рядах. Командование НАТО предпочтёт пытаться повлиять на разрешение ситуации в этом регионе путём различных политических интриг, но больших успехов на этом поприще так и не добъётся.

Теперь несколько слов о двух других странах СНГ, также изменивших свой статус. Речь пойдёт об Украине и Белоруссии.

Украине удастся сохранить формальную независимость, пожертвовав Крымским полуостровом в пользу Турции, когда-то принадлежавшем Османской Империи, который при помощи союзников по НАТО будет отчленён от Украины, как говорится, “мирным путём” и “без единого выстрела”.

Белоруссии повезёт меньше: она, как и Россия, утратит государственную независимость и будет де-факто управляться военной администрацией НАТО под прикрытием марионеточного правительства, номинальной главой которого станет бывший белорусский политэмигрант: худощавый седеющий брюнет невысокого роста. Именно в Белоруссии впервые в Европе удастся осуществить классический латиноамериканский сценарий: “дядюшка Сэм” ставит свои игральные фишки на политика-коллаборанта из числа “аборигенов”, а тот, в свой черёд, делает ставку на американский штык. — Это для Европы беспрецедентный сценарий! 

А.Светов: Что ты мог бы сказать в двух словах об остальных странах СНГ? 

Доменик Рикарди: Что касается других стран СНГ, то все они сохранят формальную, а отчасти и фактическую независимость. Однако расстановка сил в этих странах, конечно, заметно изменится. Так, скажем, Азербайджан надолго попадёт в орбиту влияния Турции, в то время как сегодняшнее несомненное влияние Ирана в этой стране заметно ослабнет. Казахстан станет ареной длительной и изнурительной закулисной борьбы между соседним Китаем и Турцией (которую объединяет с этой страной устойчивая ориентация на ислам светского образца), и будущее правительство Казахстана будет более или менее успешно маневрировать между обеими этими силами: геополитической и культурно-религиозной. 

А.Светов: Всё, что ты сейчас произнёс, выглядит поистине чудовищно! Мне кажется… 

Доменик Рикарди: Извини, Андрей, я тебя перебью, чтобы вставить одно необходимое замечание. Я несу полную личную ответственность за свои слова. Под каждым словом своего прогноза я готов подписаться и готов отвечать за каждую произнесённую здесь фразу. Я полностью отдаю отчёт в серьёзности всего, что было здесь сказано. Моя ноша весьма тяжела: если предположить, что я всё выдумал, то тогда я — провокатор, достойный презрения и плевка в лицо. Если же признать, что я говорю правду, то тогда я — “предатель интересов Запада” и “пятая колонна” в своей стране.

Был такой хороший советский фильм, который назывался так: “Свой среди чужих, чужой среди своих”. Так вот, это — я! Но я сделал свой выбор и никого не боюсь. Я пожил достаточно, у меня взрослые дети, и я заработал себе право быть честным перед своей совестью и ничего не бояться. Вот так.

Ты же понимаешь, что не весь Запад целиком состоит из открытых врагов России, которых меньшинство, и большинства “диффузных” обывателей, которым наплевать вообще на всё, что творится за калиткой своего дома. На Западе всегда были и есть друзья России — как актуальные, так и потенциальные друзья. И хотя для последних Россия — это как бы “другая планета”, им всё-таки далеко не безразлично, будет ли она жить и дальше, или же внешние и внутренние силы разорвут эту планету на отдельные астероиды… 

А.Светов: Хорошо. Теперь такой вопрос:

Для меня остаётся совершенно непонятным, какие предшествующие события приведут Россию к той ситуации, о которой ты рассказал? Каким образом Запад, Китай и Япония смогут одновременно решиться на интервенцию и оккупацию России? Почему Россия не сможет оказать успешное сопротивление этому вторжению? Что станет с ядерным арсеналом нашей страны? Будет или не будет использовано в этих событиях ядерное оружие? 

Доменик Рикарди: Ты и сам отлично знаешь, что политическое и экономическое влияние современной России неуклонно ослабевает. Высшие эшелоны власти поражены повальной коррупцией. В отношении коррумпированности бюрократии Россия уступает, кажется, только Нигерии, где эта болезнь ещё более вопиюща. Этот процесс разложения российской законодательной и исполнительной системы будет продолжаться и дальше, пока не достигнет своего максимума и “точки бифуркации”, после которой тотальный распад всей государственной машины станет неизбежным.

Одновременно с этим, демографическая ситуация в вашей стране выглядит весьма плачевно. Смертность намного превышает рождаемость, население стареет, а огромный уровень безработицы среди активной части населения имеет своим следствием рост преступности и алкоголизм. — Я своими глазами видел на русских кладбищах целые аллеи, состоящие из свежих могил русских бандитов, убитых в гангстерских войнах. А как пьют в русской провинции — не мне тебе говорить! Я и сам иной раз люблю крепко поддать, из-за чего моя жена называет меня “юконским алкашом” и “Джонни — красный нос” (это более ласковый вариант), но если бы она видела, как пьют и что пьют русские мужчины, то она — клянусь своей седой бородой! — сочла бы меня закоренелым трезвенником!

Понятно, что такая ситуация долго продолжаться не может. Мне кажется, что и сами русские отлично понимают, что их страна, малозаселённая и экономически ослабленная, но фантастически богатая природными ресурсами, уже давным-давно является объектом самого пристального внимания финансовых и промышленных бонз и на Западе, и на Дальнем Востоке. В этот самый момент, когда мы с тобой едем в поезде, пьём кофе и разговариваем, их компьютеры дымятся, просчитывая различные “варианты” и “планы действий”, при ознакомлении с которыми, будь они обнародованы, волосы встали бы дыбом не только у русских, но и у западных обывателей.

Ты можешь спросить: “За что они нас так ненавидят?” Я же тебе отвечу, что на самом-то деле “бескорыстная” ненависть присуща лишь очень немногим влиятельным маньякам, таким, например, как Збиг Бжезински или миссис Олбрайт. Это самые настоящие патологические русофобы. Они вполне реальны — их можно потрогать рукой,— если, конечно, позволит охрана (Смеётся.). Остальные важные господа просто-напросто очень и очень любят деньги. И совсем не какие-то там мифические “либеральные ценности” или “идеалы демократии”, а один только острый крысиный нюх заставляет поворачивать их чуткие натренированные носы по направлению к России.

У меня создаётся впечатление, что ваше правительство вполне искренне почему-то хочет нравиться им, хочет услышать от них какие-то поощрительные слова, дескать, о/кей, братцы, вы молодцы! так держать! Мы вас поддержим, и может быть, дадим вам новые “транши”! (Кстати, этот термин из жаргона финансистов довольно двусмысленный: его бытовое значение во французском языке — разносортные колбасные обрезки, которые домохозяйки покупают для кошек и собак,— “des tranches mixtes”.) Но по “траншам”, которые уплывают неизвестно куда, нужно платить кабальные проценты, и отсюда возникла и непрерывно усугубляется ещё одна тяжкая беда России: долговое рабство у Запада.

Я предчувствую, что весьма скоро наступит момент, когда русское правительство наберётся смелости напрямую спросить у Запада:
Чего вы ещё от нас хотите? Мы сделали всё, что вы хотели. Мы утвердили здесь ваши “либеральные ценности”. Наша экономика — в ваших руках. Наш народ остался без работы и без будущего. Мы — ваши неплатёжеспособные рабы. Наше дальнейшее существование целиком зависит от вашей милости и от ваших продуктовых подачек. Так чем вы ещё недовольны? Чего вы ещё требуете от нас?
И тогда Запад впервые скажет своё заветное слово: «Умрите!» И это будет последнее требование к народам России… И это слово будет произнесено не с ненавистью фанатика, а с холодным расчётом диккенсовского “дядюшки Скруджа”, уже успевшего забыть о существовании своей очередной жертвы и бесстрастно подсчитывающего в уме свои будущие барыши…




Комментирование закрыто.