Игорь Беркут: Сегодня большая часть населения Украины превратилась в партизан, а руководство страны – так называемая «элита» – являются оккупантами

Предлагаем вашему вниманию интервью с Игорем Беркутом на «ОБОЗе».

Игорь Беркут: Я хочу поздравить всех участников афганской войны с 21-й годовщиной вывода войск, предать им привет от братьев по оружию и пожелать им крепкого здоровья, побольше оптимизма во взгляде в будущее. Надеюсь, что этот опыт еще пригодится в нашей стране.

Как Вы оцениваете современную ситуацию в Украине с точки зрения готовности украинского населения принять нового патриотического лидера нации? Не находите ли старания олигархов и элиты похожими на немецкий 1933 год?

Игорь Беркут: Да, сегодня похоже, что большая часть населения Украины превратилась в партизан, а руководство страны – так называемая «элита» – являются оккупантами. Несмотря на это, считаю, что сейчас какой-либо явный протест населения невозможен. Так считаю не только я. В этом случае стоит обратиться к всезнающим американским институтам, которые постоянно мониторят ситуацию в Украине. По их данным, сегодня депрессивность в украинском обществе составила порядка 67%, что является уже эффектом привыкания к плохому. Депрессивность еще пять лет назад была 35%, во время Кучмы – порядка 25%. Для сравнения, этот же Институт Альберта Эйнштейна приводит сведения, что в России сегодня депрессивность составляет всего 22%.

Чем именно Вас так зацепила «Песня о войне»?

Игорь Беркут: Для нас это интересно тем, что мировоззрение мужающих молодых людей очень сильно меняется в зависимости от того, в каком возрастном периоде они находятся. Я лично знаком с авторами и исполнителями этой песни. И еще десять лет назад они, как и все, ожидая светлого будущего, возможности жить очень сладко, как в Штатах, — пели другие песни. Но со временем пришло понимание, что тот круг, в который нас втянули – бегство за плазменной панелью, за компьютером, за кредитом на новую квартиру, холодильником, машиной и так далее – ни к чему не приводит, — только ко внутреннему опустошению. Когда человек подходит к возрасту сорока лет, он в конце концов понимает, что это ему уже не интересно или надоело. Приходит осознание того, зачем я живу и как, что я буду делать дальше – в последний круг в своей жизни. Почему? Потому что принято считать, что у человека есть три круга жизни, которые разделяются примерно на двадцать лет каждый. И вот у еще недавно молодых, веселых, озорных людей, которые пели про секс, наркотики и девушек, через двадцать лет возникает другое восприятие жизни.

Я это говорю потому, что мы, партия «Великая Украина», не претендуем сегодня на молодежь или на ее устремления. Часть молодежи сегодня во многом – потерянное поколение для страны. На сегодняшний день молодые люди думают, что они будут получать все удовольствия жизни просто по факту своего существования. Через несколько лет они могут получить очень сильную, глубокую фрустрацию, когда выяснится, что никому не нужны и никому не интересны. Те десятки и сотни тысяч юношей и девушек, которые получают и получили модные профессии в модных институтах, академиях и университетах, не смогут заниматься тем, чем хотели. Со временем эти люди, когда они достигнут рубежа тридцати-сорока лет, может быть, раньше или позже, поймут то, о чем мы говорим.

Мы говорим: то, что делалось последние двадцать лет — навязывание либеральных ценностей, которые на самом деле не являются демократическими в наших условиях. А лучше сказать, что это есть колонизация Украины протестантами. Именно протестантские ценности лежат в основе либеральных. Это все годится только для того, чтобы опустошить Украину. Нина Карпачева недавно привела данные: уже семь миллионов работоспособного населения уехало из Украины. Каждый четвертый работоспособный гражданин Украины сбежал из собственной страны. Плюс добавим сюда фактор вымирания Украины. И если мы за двадцать последних лет не сделали ни одного созидательного прорыва, как страна, в отличие от пресловутой России или Казахстана, или Южной Кореи, или других стран, которые приводятся в пример, как страны, которые состоялись, то модель изначально выбрана неправильно. И дело не в Тимошенко, Ющенко или Януковиче, а дело в самой модели государственного устройства, которая, в конце концов, подвела Украину к краху. Экономическому, политическому и государственному. И без изменения этой системы, без ее слома и уничтожения, никакой президент или премьер-министр не сможет обратить Украину на путь развития и дать ей оптимизм. А это означает уничтожение двух главных врагов государственности. Первый враг – парламентская модель, которая существует в стране, так называемый либеральный парламентаризм. Второй враг – шесть центральных телеканалов, которые принадлежат тем же шести людям, которым принадлежат и парламент, и крупнейшие банки и предприятия и вся экономика Украины.

Скажите, что Вы вкладываете в название Вашей партии – «Велика Україна»?

Игорь Беркут: Есть такое прекрасное слово «Велика». Будь то человек, композитор, военачальник, страна, держава, личность. И есть такое слово «Україна». И нам хотелось, чтоб эти два слова звучали вместе. Нам говорят, мол, есть еще Великая Германия, а мы отвечаем — есть Великая Британия. В дурном сне невозможно представить, чтобы общественное мнение заставило переименоваться Великобританию. Мы считаем, что «Великая Украина» звучит намного лучше, чем БЮТ, Партия Регионов и любое другое добавление третьеразрядных фамилий и слов в названия политических партий национального масштаба. Поэтому мы считаем, что название для партии, которая предлагает изначально изменить модель государственного устройства, не может включать ни фамилию, ни какое-либо другое «чужое» слово. Это может быть только «Великая Украина».

Не считаете ли Вы, что участие СССР в событиях в Афганистане было напрасным? Ведь сейчас бытует такое мнение, что афганцы не понятно за какие ценности воевали.

Игорь Беркут: На любые события, которые существовали в прошлом, существуют, как правило, диаметральные взгляды. Эта война была напрасна только для тех ребят, которые погибли или получили увечья. Для большинства это был колоссальный, мощный и нужный на то время опыт. Сегодня Украина не имеет такого опыта, особенно армия Украины. Сегодня в армии служат по призыву только изгои и несчастные хлопчики, которых выловили по деревням, у которых нет пресловутых четырехсот долларов, чтоб откупиться от армии. Страна без такого опыта колеблется на грани потери независимости. Сегодня из детей представителей нашей так называемой элиты никто не служил в армии. Разумеется, не служил в армии сын Ющенко, Януковича, дети практически всех представителей политических сил. Это говорит о том, что страна, в случае опасности не может и не будет иметь потенциала к сопротивлению. В книге «БРАТ», которую мы написали в соавторстве с Рсоманом Василишиным, приведены возможные варианты сценариев войны между, например, Украиной и Россией, Украиной и Турцией или Украиной и Румынией. Мы приходим к выводу, что, за исключением редких героев-одиночек, все остальное украинское сопротивление выльется в бесконечные политические дебаты на «Шустер-лавэ» или других политических шоу. Потому что, начиная от «элиты», заканчивая обывателем, сегодня главный лозунг: «в армии служат только неудачники, армия нам не нужна». А в это время Россия и США по-прежнему наращивают опыт боевых действий: сегодня США ведет войну сразу в нескольких странах и имеет сумасшедшую опытную группировку войск. Численность обстрелянных, а именно побывавших в боях, российских военнослужащих, среди которых 26% украинцев, превышает численность всех вооруженных сил Украины. Я считаю, что такие государства закладывают гораздо больший потенциал для того, чтоб быть субъектом внешнеполитической деятельности, а не страны, котоой манипулируют.

Как именно Вы хотите защищать наши права, есть ли у Вас конкретные предложения по изменению существующих правоотношений между властью и обществом?

Игорь Беркут: Я скажу просто. До тех пор, пока не будет в корне изменена политическая система, а именно мобилизация людей во власть, общество будет находиться в глубочайшей депрессии, в зависимости от так называемой политической элиты — клана людей, которые эксплуатировали, эксплуатируют и будут нещадно эксплуатировать не только население, но и страну, продавая ее транснациональным корпорациям и иностранным компаниям. Так было несколько лет назад: все наши национальные банкиры продавали с большим счастьем и радостью все, что можно было продать, иностранцам. Следующие на очереди – металлургические предприятия.

Все наши олигархи вместе с политиками-тяжеловесами не видят иного будущего кроме как удерживать власть для того, чтобы зарабатывать на этой власти, пользоваться ею и безнаказанно осуществлять то, что они хотят сделать. Если уже сегодня порядка 40% национального богатства Украины контролируется иностранцами, то еще через пять лет в конце концов все, что есть в Украине, будет принадлежать иностранцам. Получит ли за это деньги Украина? Конечно, нет. Ни Черновецкий, ни Тигипко, ни кто другой при продаже своего имущества: энергетических комплексов, банков, предприятий, никогда ни разу не заплатил справедливых налогов. Так будет и дальше. В конце концов все, что было построено десятками миллионов украинцев, и что оказалось путем махинаций, воровства, обмана, жульничества и коррупции в руках 12-13 человек в стране, будет продано иностранным компаниям. От этих денег Украина ничего не получит, они будут вывезены за рубеж и потомки наших миллиардеров счастливо продолжат жизнь за рубежом. А украинец как был, так и будет только наемной рабочей силой. Чтобы такого не случилось, человек, который получит власть в стране, например, Янукович, должен начать войну с олигархатом, а лучше сказать с этой парламентской моделью, которая позволяет одним и тем же людям быть во власти, владеть центральными каналами, банками, политическими и государственными должностями. Без этого следующее президентство превратится в правление, при котором страна потеряет остатки государственной собственности, которые еще ценятся: это и Харьковский турбоатом, Одесский припортовый, Севастопольский грузовой терминал, Днепроэнерго и другие предприятия. Уже сейчас, чтобы прибрать к рукам эту собственность, разгорается нешуточная олигархическая борьба кланов, которые окружают Януковича. Разумеется, если бы победила Тимошенко – все было бы точно так же.

Должен ли человек чести быть бессребреником? Существует ли способ достичь материального благополучия, не совершая моральных преступлений?

Игорь Беркут: Всегда на каком-то рубеже благополучия у человека появляется этическая дилемма. И каждый решает ее по-своему. Но мы в Украине сами согласились с тем, что любая этическая дилемма должна быть отменена. Если вы помните, украинские лозунги с 1992 года были такие: «Из ракет будем делать кастрюли» — этот лозунг продержался до 1998 года, когда выяснилось, что китайские кастрюли все равно дешевле, появился второй лозунг: «Все, что выгодно – морально». По этому принципу стали действовать все самые ушлые и дерзкие представители украинского общества, а власть поощряла это

Какой бы Вы избрали путь выхода из многомиллиардных долгов перед потребительскими западными кредитами, кроме как прагматично прокинуть Европу?

Игорь Беркут: Дело в том, что потребительские долги занимают очень маленькую часть и их сумма, относительно остальных долгов – копеечная. Самая большая часть наших долгов перед внешним миром состоит из государственного долга – более 30 млрд долларов и долгов наших олигархов – банков и промышленных предприятий. Как вы знаете, в прошлом году, банкам были розданы без возврата 45 млрд гривен. Банки эти деньги сконвертировали и отправили на запад. Даже нет смысла говорить, что эта сумма в три раза больше финансирования армии за год. Все эти деньги были в течение двух месяцев безжалостно украдены. Владельцы некоторых банков сбежали. Следующие на очереди – владельцы крупнейших промышленных предприятий, чьи активы заложены за рубежом. Они не могут «прокинуть» Европу – любой человек, который попытается «прокинуть» Европу или Америку – не сможет потом туда выехать. Если кто-то из наших олигархов попытается кого-то «прокинуть» там, то при первой же попытке въезда в страну он будет посажен в тюрьму. А сроки у них не такие, как у нас – 5, 8, 12 лет. У них 90 лет, 150 лет, 350 лет. Поэтому все понимают – захватив политическую власть – можно рассчитывать на помощь государства – на деньги украинцев. Поэтому не прекращается борьба за власть в уже, казалось бы, кризисной и обедневшей Украине. Доступ к государственным ресурсам поможет одним олигархам выжить, а другие должны будут или обанкротиться, или передать гораздо дешевле, чем они хотят, свои предприятия то ли россиянам, то ли европейцем, то ли китайцам, то ли индусам.

По Вашему мнению, хватит ли «ума» нынешней приходящей генерации политиков с нынешним новым Президентом, отправить население в голод, холод, бедность, дабы реанимировать промышленность?

Игорь Беркут: Сегодня идет война умов за то, кто может возглавить будущее правительство. Одним из кандидатов является бывший кандидат в президенты Сергей Тигипко. Десять дней назад он сказал, что согласится возглавить правительство, если ему разрешат пойти на непопулярные меры. В чем они заключаются? Это урезание социальных пособий, увеличение пенсионного возраста, повышение коммунальных тарифов для населения и так далее. Почему-то в этом перечне мы не увидели аудит налогов финансово-промышленных групп, например, «Приват» или группы Порошенко за последние десять лет. Мы не увидели разрушения монополии группы СКМ в производстве железорудных окатышей. Не увидели пример того, как снять коррупционную составляющую, например, с Киевского ЖКХ. Все непопулярные меры, предлагаемые Тигипко состоят в том, чтобы граждане жили беднее, работали больше. Если у них нет работы – это их проблемы, и по, возможности, не доживали до пенсии. Казалось бы – меры правильные, если Украина по-прежнему продолжает работать на эти 12-13 главных, а вообще их около 50 семей, которые и так самые богатые в Европе, а должны стать еще богаче. Эти меры являются реальными мерами, которые сегодня принимаются в Латинской Америке, когда требуется, чтобы несколько десятков господствующих семей стали еще богаче. А население – еще беднее. На Филиппинах, например, боссы ездят в бронированных машинах с десятками охранников, а население спит в картонных коробках. Мы до этого чуть-чуть не дотягивая, поскольку у нас отрицательная температура.

Разумеется, настоящие лидеры Украины, которые появятся, пока Украина не до конца деградирует и расколется, а население не сбежит, будут начинать свои непопулярные меры с тех людей, которые захватили всю государственную собственность и за 10-20 лет не построили ничего, только захватывали. Начинать жесткие меры в нашей стране нужно с того, чтобы привести, как говорят в армии, к нормальному бою тех людей, благодаря которым Украина является депрессивным и гораздо более отсталым обществом, чем 20 лет назад. По докладу ООН, доля Украины за последние 20 лет в мировом товаропроизводстве снизилась с 2% до 0.36%.

Украина деградирует, но создается видимость, что жизнь становится веселей и красочней. За счет чего? За счет того, что все, что есть в Украине, наша экономика все двадцать лет «разменивалась на бусы». То есть, денег проданного Криворожского металлургического хватит, чтобы купить по две плазменные панели каждому взрослому украинцу. Или плазменную панель и зимнюю резину. И, в конце концов этот потенциал, запас исчерпывается и объективно, и субъективно. В 2009 году в ряду других 46 стран Украина была названа несостоявшейся страной. Хочу заявить, что из постсоветского пространства таких стран только две: Украина и Молдавия. Вот результат, к которому привело 20-летие колонизации Украины чужими религиозными, ментальными и психофизическими идеями.

То есть, в Украине никогда не строилось и не строится никакой демократии. При демократии не может быть такого, что один человек владеет центральным каналом, банком, 70 человек его фирмы сидят в парламенте, он же назначает генерального прокурора, и он же решает кто будет руководить налоговой инспекцией, как наши олигархи сегодня. Под этой оберткой в Украину была внедрена жесткая либеральная модель, для стран третьего мира, которые должны стать рынком для более развитых стран: рынком рабочей силы, продажи товаров.

Украина вместе с Россией делала 40 процентов самолетного парка на земном шаре. Сегодня в Украине не построено ни одного самолета. Говорят: а как же наш АН, мы же АНы выпускаем. Так на выставке в Фарнборо я задал вопрос: почему вы не покупаете украинские АНы? А мне ответили, что их не производят, их нет, невозможно купить. Если у вас есть деньги и вы хотите купить украинский АН – вы его не купите, его нет, это миф. Запорожский «Моторсіч» и днепропетровский Южмаш еще как-то стараются выжить путем продажи своих товаров в Россию. Все остальное высокотехнологичное, что было в Украине, никому не нужно.

Все, что осталось в Украине своего – это газотранспортная система, которая не понадобится через несколько лет, если Россия достроит Северный и Южный поток. И последнее – украинская земля. Мы хотим предвосхитить события и сказать: источников для содержания народа больше не остается, в последующем будет поставлен вопрос о продаже украинской земли, а после этого ее будут скупать трансконтинентальные компании. И, разумеется, уже несколько месяцев муссируется вопрос о том, что газотранспортная система должна быть отдана в консорциум. Как было модно пять лет назад кричать о том, что мы ее никому не отдадим – это же наша независимость!

Украина вошла в экономический крах. Никто ни во что не верит. Но, ввиду того, что элита, которая сконцентрировала все богатства нации, контролирует центральные телеканалы, политику, выборы, она продуцирует на все население мнение, что это и есть процесс построения демократии и демократического общества, мол, как-то в дальнейшем все «само перепрыгает».

Как Вы относитесь к уменьшению срока обучения в школе на два года и повышению возраста поступления в нее. Зачем нам быть слишком умными?

Игорь Беркут: Действительно, зачем нам быть слишком умными? Помните, в советское время насколько было сложно поступить в институт или университет, насколько это было важно для будущего? Потом мы решили: почему сито должно быть такое мелкое? Пускай высшее образование получают все, кто хотят. В Украине возникли тысячи академий, университетов и институтов, подавляющее большинство из которых не выдерживают никакой критики. Так, например, ни один украинский ВУЗ не вошел в тысячу лучших учебных заведений мира. Мы говорим о ведущих вузах страны. Но люди были готовы платить за образование, потому что думали: это открывает двери как раньше. Сегодня на выходе мы получаем сотни тысяч юристов, менеджеров, международных экономистов, политологов, дизайнеров, архитекторов и прочих людей модных профессий, которые не имеют никакого шанса и перспективы работать в этой профессии. Эти люди получают жесткое разочарование в жизни и начинают искать свое место, начиная от работы в McDonald’s и заканчивая в отказе от социальной жизни и уходе в себя: в наркотики ли, в алкоголь ли, в секту ли.

Выпуская десятки и сотни тысяч студентов различный профессий, которые никаким образом не связаны с воспроизводством национального богатства либо с созданием прибавочной стоимости, мы должны осознавать, что создавали и продолжаем создавать потерянное поколение, которое берет свои жизненные ориентиры из глянцевых журналов или передач, где самые успешные и уважаемые обществом люди – это люди так называемых свободных профессий. Что они будут делать в будущем – не известно. Но, в любом случае, им предстоит серьезная жизненная ломка.

Как Вы относитесь к умственному развитию «донецкого чуда»?

Игорь Беркут: Граждане, вы что! Мы же участвуем в свободных выборах! Разве кто-то из предыдущих правителей не был выбран украинцами? Разве он был навязан Вашингтоном или Москвой? Разве не мы выбирали Ющенко, чей психологический портрет настолько угрюм и не поддается никакому осмыслению, что не понятно, как такое вообще могло случиться. Это есть мы – Украина. Это мы выбираем между Януковичем и Тимошенко. Это не Россия или Германия выбирает, а мы, именно мы определили себе такой выбор. Полстраны готовы голосовать за Тимошенко, а вторая – за Януковича. В чем проблема? Тогда нужно разделить страну пополам, раз такой выбор не нравится второй половине. А жить вместе и говорить, что та половина страны – идоты… Тогда зачем нам жить вместе?

Мы еще раз говорим, что никакая фамилия во главе государства не поможет Украине, какая бы эта фамилия ни была. Потому что ни один из политиков не назвал главной причины того, почему Украина – несостоявшееся государство. Мы прожили почти 20 лет независимости, это больше четверти срока существования СССР. Еще несколько лет назад было чувство, что мы только начали жить, а СССР существовал всегда. Так вот через несколько лет будет треть всей жизни СССР, как живет Украина, а она еще ничего не начала строить. Ничего! Только путем жесткого насилия над всей инфраструктурой, которая была создана другими украинцами, другой системой, мы паразитировали на ней 20 лет и продолжаем паразитировать. Вопрос: что мы создали, какой мы сделали прорыв? Инновационный или прорыв развития? Нет! Нам по-прежнему говорят, что у нас плохое наследие и мы по-прежнему хотим построить демократическое общество, которое в чистом виде вообще не существует. Тем более его нельзя строить по лекалам, которые привнесены извне, поскольку в мире не существует ни одного примера такой успешности. Пока в Украине не будет жесткой системы просвещенного авторитаризма, то не будет успеха. Все страны, которые состоялись за последние 40-50 последних лет, имели именно такую модель власти. Только она способна остановить развал, хаос, деградацию и тяжелейшую эксплуатацию — и политическую, и духовную, и моральную, и ментальную, и любую другую, 50-тью семьями Украины всего остального населения. Яркие представители этой элиты: начиная от охотника на людей Лозинского до насильников пионеров в «Артеке». Пока эта элита не будет утилизирована и пока не будет уничтожена модель парламентаризма, Украина будет уходить все глубже и глубже. Всего лишь 20 лет назад никакая Румыния не стояла рядом ни по экономике, ни по промышленности, ни по военной мощи. Сегодня у Румынии все показатели, за исключением металлургии, которая осталась нам от Советского Союза, выше, чем у Украины. Потому что давно нужно понять – мы строим не то государство, оно не жизнеспособно. Сколько еще миллионов украинцев должно уехать или умереть, чтоб мы поняли, что это ведет к смерти государства и нации?

Готовы ли Вы стать президентом Украины. Потенциально? По Вашему мнению, хватит ли Вам смелости, мудрости, умения и знаний повести за собой народ? Каковы были бы Ваши первые пять шагов на посту Президента?

Игорь Беркут: Будет лучше проецировать это на сегодняшнего президента – Виктора Федоровича Януковича. На сегодняшний день существует огромное сомнение в том, что Виктор Федорович способен осуществлять какие-либо реформы. Я разделяю это сомнение. Поэтому давайте представим те шаги, которые могли бы убедить большую часть украинцев, что Виктор Федорович работает президентом не для своего удовольствия и не на пользу окружающих его кланов, а на Украину. Прежде всего, он должен исключить влияние олигархических групп на принятие решений. Для этого прежде всего должен быть распущен парламент. В виду того, что наши выборы постоянно генерируют только проблемы в обществе и наш Парламент уже пять лет не работает, а решает только свои проблемы и никакой пользы не приносит, а большая часть депутатов даже туда не ходит, следующие 24 месяца мы будем жить без Парламента. Мы полностью изменим модель мобилизации людей во власть. Прежде всего – законодательную, потом – исполнительную и так далее. Второе, безусловно – установление контроля над теми телеканалами, которые принадлежат олигархам. Они будут, конечно, говорить, что это «замах на демократію». Закрыть рот собственникам центральных телеканалов достаточно легко – необходимо только надавить на их больное место – их собственность, их активы, жадность и алчность. Решив эти две проблемы, лидер может напрямую обращаться к нации и объяснять, что делать и, кроме этого, вводить политическую субъектность каждого гражданина Украины. А именно, сказать: по основным, ведущим и наболевшим проблемам каждое третье воскресенье каждого месяца мы будем проводить референдум. Кто не хочет – может не ходить. Мы не знаем отношения общества к основополагающим общенациональным вопросам. И мы прекратим споры вокруг второго государственного языка, вокруг НАТО, смертной казни, абортов, образования и прочего. У нас будет репрезентативное мнение нашего народа. Ничего не получится, если снова начинать форматирование коалиции, которая состоит из преступников, мошенников и шакалов. Никакого отношения к украинскому народу это не имеет.

Президент Ющенко активно насаждал профашистскую идеологию. Считаете ли Вы, что его нужно публично наказать или законодательно запретить профашистские националистические движения в Украине?

Игорь Беркут: Президент Ющенко получил закономерный итог своей деятельности – 5 процентов на выборах. Больше здесь сказать особенно и нечего. Что касается наказания президента Ющенко, то я был бы только за. Если говорить о физическом и моральном наказании – да, но начал бы я с Кравчука. Это первый человек, который должен быть по приговору военного трибунала наказан. Именно он показал пример украинца, который перелицовывается, как только ветер дует не в ту сторону. Именно он в обмен на пустые обещания и сладкие беседы запустил ту модель, которая сегодня работает в Украине. Именно его несостоятельность и его мелкомасштабность тогда запустила эти механизмы. Потом был Леонид Данилович, который тоже не знал куда деваться: здесь Америка, там – Россия, здесь нация, которая требует свободы и демократии. Которая одновременно требует и зарплаты, как в Европе, например, и социальное обеспечение, как в Европе, но и при этом бесплатные коммунальные услуги. Здесь же и олигархи, которых нельзя трогать. Потом нам надоел Леонид Данилович, мы его выгнали с позором – Кучма вон! И думали, что теперь будет счастье.

В любой другой состоявшейся стране, как США, Китай, Япония, Германия, человек, который так просто и быстро сдал все, начиная от вооружений, армии, всего того, что и составляло внешнеполитическую субъектность Украины в обмен ни на что. Просто на похвалу из-за рубежа. Его просто тупо гладили по головке и говорили: Молодец, хороший. Теперь Украина лишена субъектности, потому что у нее нет армии ни в техническом смысле, ни в моральном, ни в человеческих ресурсах.

К сожалению, за последние 20 лет в Украине не нашлось ни одного лидера исторического масштаба, как, к примеру, китайских лидеров, можно взять в пример и Ататюрка, и Конрада Аденауэра. Не нашлось даже такого лидера, как в Казахстане — в СССР они были на девятом месте по уровню жизни, а сейчас находятся на втором, что удивительно, потому что Украина деградировала эти 20 лет, а Казахстан не только удержался, а и повысил все свои данные. Никогда не было такого, чтобы Белоруссия жила лучше Украины, никогда в СССР не было так, чтобы Россия жила лучше Украины. А сейчас разрыв такой, что украинцы нанимаются на тяжелые низкооплачиваемые работы в России. Сегодня наши жители, как дешевая рабочая сила, встречаются от Тюмени на севере до Алма-Аты на юге, от Португалии на западе и до Германии на северо-западе. А мы у себя не видим гастарбайтеров из тех стран, которые мы презираем, где нет пресловутой свободы слова и демократии. Где гастарбайтеры и беженцы из России? Где люди, которые бегут от «кровавого путинского режима»? Мы должны видеть тысячи таких людей. Но мы знаем, что все вокзалы Москвы, начиная с Киевского, предлагают очень дешевую женскую и мужскую рабочую силу из нашей счастливой демократической страны.

Как Вы думаете, есть ли в Украине экономисты, которые могут создать действительно созидательную программу развития?

Игорь Беркут: Такие люди безусловно есть, но дело не в умных и талантливых экономистах, а в том, что на умы и таланты, которые способны создать созидательную программу, нет спроса. Как и на нее нет спроса. Все модели экономического развития, на которые есть спрос сегодня, за которые платятся экономистам деньги, находятся в рамках той модели, которая существовала последние 10 лет. А именно: путем создания монополий, неуплаты налогов, вывода денег в оффшоры, через которые крупнейшие группировки со всеми известными фамилиями продолжают скупать все, что в Украине можно купить и использовать. Почему не могут то же делать иностранцы сегодня? Только потому, что это все еще не так эффективно работает, только если не включать коррупционный механизм. А когда у вас есть и предприятия, и ГОК, и руководитель железной дороги – ваш однопартиец – дает вам тарифы, и таможенник, и налоговая инспекция… Все вместе это составляет сверхуспешную модель для 50 семей в Украине и их окружения и создает картину умирания. Как мы ее называем – мир Бухенвальда в Украине.

Суммируя, по-вашему, в чем же ценность и смысл жизни?

Игорь Беркут: У каждого они свои: у кого-то это дети, у кого-то это собака, мама, огород, вера в Бога, книги… Каждый делает свой выбор. У каждого человека есть только свое, только для него важное, неповторимое, главное несчастье в жизни – это поиск своего смысла и счастья в жизни.

Автор: Лиса Павлова для ОБОЗа
Источник: ОБОЗ




Комментирование закрыто.