В Украине нет и не будет «национальной элиты»

Теоретически элита должна обеспечивать безопасность, целостность и эффективное развитие общественного организма. Большего вроде бы от нее никто и не требует, с личными текущими проблемами люди более или менее успешно справляются самостоятельно. Еще одна обязательная функция элиты – самовоспроизводство, причем не количественное, а качественное.

На сегодня общепринятым базовым критерием определения элиты является альтиметрический, по факту обладания реальной властью и влиянием, в конкретных украинских реалиях – деньгами. Это исключительно удобный и бесконфликтный подход, если не принимать во внимание предполагаемые общественные функции этой элиты. Потому пока будем разбираться с тем, что есть.

Происхождение украинской «элиты»

Процесс, разворачивающийся на наших глазах последние два десятилетия, не имеет пока адекватной социологической оценки. Кто-то видит в нем черты победоносной капиталистической революции, кто-то – торжество Контрмодерна, но для анализа эти формулировки бессмысленны, поскольку представляют собой не более чем общепризнанные ярлыки.

В этом смысле гораздо практичнее использовать понятие реколонизации территории.

Паралич идеологемы и управленческих структур советского периода привел к тому, что с 1991 года территория Украины представляет собой своего рода terra rasa – девственную землю. Потому освоение ее нарождающейся элитой носило и носит чисто колониальный характер. Освоение это имеет две стороны. С одной стороны, идет банальное присвоение накопленных обществом материальных ценностей – от производственных комплексов до армейского имущества. С другой стороны, бизнес-вакуум заполняется по лекалам классических развитых стран без учета особенностей территории и покупательной способности туземцев. На сегодня и та, и другая ветви реколонизации наткнулись на естественные пределы роста. Делить практически уже нечего (земля как собственность мало кого интересует, поскольку арендные отношения позволяют ее эксплуатировать намного безответственнее), а так называемый «бизнес», который бурно развивался вначале за счет перераспределенных общественных ресурсов, а потом – на потоке заемных средств, сворачивается из-за резкого сокращения платежеспособного спроса.

В этих печальных условиях логичным продолжением действий элиты является передел уже распределенной собственности и перераспределение общественных денежных потоков – проще говоря, эксплуатация бюджетов всех уровней через приватизацию тех или иных управленческих должностей. Чем это оборачивается для общества в целом, увидеть несложно.

Интересной особенностью реколонизации является очень быстрая демодернизация – снос «технологических этажей» высшего уровня – науки, образования и завязанных на них высокотехнологичных производств. Фактически общество оказалось отброшенным в раннефеодальную страту, аналогию этому процессу нужно искать в периоде, последовавшем после распада Римской империи, когда образовывались первые «варварские королевства». Тогда тоже утрата технологий была феноменально быстрой. Нынешнея «элита» глубинно не заинтересована в развитии технологий, поскольку весьма существенные затраты на это сужают ее «кормовую базу».

Еще одной особенностью реколонизации является парцеллизация власти. По сути, у нас нет действующего общегосударственного законодательства, любая область, город или территория сельсовета живет по своим неписаным правилам и реально управляются группировками временщиков.

Все это было бы естественно и не страшно, если бы у нас было в запасе десяток столетий на «естественный ход событий», и если бы на Земле не было государств, находящихся в социальных стратах более высоких уровней.

Идеология украинской «элиты»

О «внутренней идеологии» украинской элиты говорить не имеет смысла – там все упирается в элементарные хватательные и жевательные рефлексы. Потому займемся ее «внешней идеологией» — тем, что она, собственно, предлагает туземцам в качестве оправдания своего существования. 
Действующий малый джентльменский набор невелик и небогат – идея нации, либералистские идеи «свободного рынка, идея партийной представительской демократии. Вот по ним и пройдемся. Скальпелем.

Идея нации. Строго говоря, эта идея целиком укладывается в рамки XIX века, и вне пределов этого периода о ней говорить бессмысленно и неприлично. Нации как действенное конкурентное преимущество сформировались именно тогда, на сегодня прибавления в этом семействе не ожидается. Внушаемая туземцам идея натыкается на простейшее возражение – языковое, почему вопрос языка для украинского общества остается постоянной головной болью.

Дело здесь вот в чем. Неотъемлемым атрибутом сформированной нации является общенациональный язык – носитель национальных и транслятор цивилизационных смыслов. Наиболее зримым его проявлением является национальная философия и национальная литература мирового класса, то, что имеет смысл переводить на другие языки. Украинский язык не проходит здесь ни по каким критериям, к тому же ощутимых попыток хоть сколько-нибудь повысить его конкурентоспособность нынешней «элитой» не предпринимается. 
Помимо наличия мощнейшего конкурента – русского национального языка, в обществе быстрыми темпами формируется романно-германский языковой слой, обладающий и престижностью, и куда более серьезными с индивидуальной точки зрения конкурентными преимуществами. В этих условиях мы имеем на одной территории три языковых субстрата, каждый из которых обладает собственной ментальностью.
Вам лгут. Украинской нации не будет никогда.

Идея «свободного рынка». Превосходная идеологема приблизительно четырехсотлетней давности. Нации и другие структуры, последовательно освоившие ее первыми, получили возможность прорыва не только на верхние ветви «дерева технологий», но и доступ к блоку так называемых «колониальных налогов». Для них идея «свободного рынка» остается и действенной, и привлекательной. Как для тигра в лесу, где у него практически нет конкурентов в пищевой цепочке. Остальные в этой системе играют почетную роль поставщика ресурсов.

Более того, никакого «свободного рынка» в условиях неравного доступа к финансовым потокам не может быть и на территории под названием «Украина». Преференции на местном и государственном уровне, которые являются финансовой основой существования колониальной администрации и корпораций по освоению колониальной территории, ликвидировать совершенно нереально внутри самой системы. 
Вам лгут. В условиях «свободного рынка» Украина и украинцы навсегда останутся мясом. Мы буем сушить свою «копру» — сырье и продукцию первых переделов, а лучший генофонд и лучшие мозги будут уходить к держателям «золотой фишки» технологий. Ну а малый и средний реальный бизнес останется питательной средой социального слоя, успешно приватизировавшем административные полномочия. Обычно его называют чиновничеством.

Идея партийной представительской демократии. Наиболее широкое развитие получила уже в ХХ веке, когда партии стали носителями оригинальных национальных проектов. Конкуренция этих проектов и определяла целесообразность такой схемы. Однако «нации проектов» быстро уходят в прошлое. На сегодня их осталось четыре– китайский, североамериканский, японский и европейский, и у всех у них наличествует комплекс невероятно сложнорешаемых проблем.

На сегодня партийная представительская демократия имеет смысл только как обеспечение функционирования диалектического дуала «власть-оппозиция», как в англосаксонской схеме. Внешне нынешний украинский парламент напоминает такой конструкт, за одним маленьким, но принципиальным исключением: ни один партийный блок не является носителем собственного национального проекта. Все попытки создания такого проекта собственными силами или с привлечением иностранных консультантов оказались несостоятельными, да и не могли оказаться иными. Проектная эпоха в строительстве общественных организмов ушла в небытие с ХХ веком. 
Без национального проекта политические партии представляют собой не более чем хорошо организованные лоббистские группы новых Ост-Индских компаний, занимающихся «освоением» территории Украины. По сути, сама идея демократии имеет смысл лишь при наличии сколько-нибудь заметного слоя самостоятельных в экономическом смысле личностей, тех, которые действительно, а не по социологическим сеткам, являются «средним классом». Но в колониальной системе среднему классу нет места. И демократии, соответственно, тоже.

Вам лгут. В Украине нет демократии. И нет предпосылок для ее построения. Зато есть «элита», которая этим предпосылкам не даст сформироваться никогда.

Социальные функции укранской «элиты»


Безопасность.
На сегодняшнй день в Украине отсутствует армия, оборонная концепция и оборонная промышленность. Нет, формально онм наличествуют. Но армия живет впроголодь, стремительно теряет остатки боеспособности, и главное – стимулы к эффективному исполнению своих обязанностей. Оборонная концепция в условиях, когда внешняя политика государства является глубоко вторичной, не может иметь смысла ни в каком изложении. Оборонная промышленность занята тюнингом остатков имперского парка вооружений, предназначенного для продажи. Все разработки ориентированы на экспорт, и потому национальная оборонительная компонента в них стремится к нулю.
К этому прибавляется невероятно эффективная внешняя политика, в результате которой у страны нет соседей, либо не имеющих к ней территориальных претензий, либо находящихся с ней в состоянии «холодной войны». При полном отсутствии наличия реальных союзников и гарантов территориальной целостности.

Целостность. Конкуренция «Ост-Индских компаний» неизбежно приводит к необходимости территориального закрепления завоеваний, то есть формирования подконтрольных органов управления на всех уровнях. Естественно, что закрепляемые территории должны носить внешние отличия от территории конкурента. Поэтому Украину рвут по всем линиям, которые могут служить этой цели – языковой, национальной, территориальной, ментальной. Это объективный процесс существования нынешней формы «элиты», а потому попытки остановить его смешны и жалки.

Эффективное развитие. Любые затраты, не способствующие расширению и комфортному потреблению «кормовой базы», с точки зрения нынешней элиты являются нецелесообразными, и потому либо не допускаются в принципе, либо быстро и эффективно приватизируются. Поэтому у нас пока еще платят пенсии, но убивают среднее и высшее образование. Поэтому ни один инновационный проект не вышел за рамки дешевого пиара. Поэтому стандартные для нормальной экономики затраты на перманентную модернизацию производства у нас уплывают в оффшоры. Поэтому деньги на фундаментальную и прикладную науку уходят, как вода в песок.

Самовоспроизводство. Образ существования, который ведет нынешняя украинская элита, исключительно привлекателен сам по себе для людей с подходящими моральными качествами. По сути, идет нарастающая антиэволюция, когда каждое последующее «поколение» вбирает худшие черты предыдущего, не получая взамен флибустьерской харизмы и хищнической энергии. Посмотрите на их детей, на новое поколение украинских политиков, и все остальное будет понятно без объяснений.
А теперь вернитесь к заголовку и эпиграфу.

Сергей Дзюбенко, для «Хвилі»




Комментирование закрыто.