Сергей Дацюк: «Время для компромиссов закончилось»

 

Что сейчас происходит со страной? Какой диагноз вы можете дать?

Пациент скорее мертв, чем жив. Государства у нас фактически нет, государство находится в состоянии ползучего саморазрушения. Оно вступило в эту фазу окончательно в связи с российко-грузинским конфликтом, а фактически — после 2004 года, в связи с политической реформой. То есть вот это был тот раздел, который поставил крест на государстве как таковом, причем ситуация неотрефлексирована, она не понята политиками. Они так и не поняли, что произошло и почему так произошло. Последняя попытка Тимошенко на двоих договориться с Януковичем о политической системе в стране свидетельствует о том, что здесь понимания нет. Политики не увидели, что ситуация заключения компромисса в виде Конституции ведет государство в тупик. Люди идут, как стадо баранов, в пропасть, и остановить их невозможно.

Понимания нет ни со стороны ПР, ни со стороны БЮТ?

Нет ни у тех, ни у тех. Они не понимают, что заключение компромисса по созданию Конституции путем взаимных уступок, торгов – это путь, ведущий к ухудшению ситуации, независимо от того, какая Конституция будет принята. Конституция, принятая путем компромисса между политическими партиями – это зло.

Каким путем она должна разрабатываться и приниматься?

Только инновационным. Из ситуации кризиса можно выйти только путем инноваций. Никакие компромиссы любых сил, которые пытаются удержаться у власти не позволяют выйти из кризиса.

Кто должен принимать инновационные шаги?

Только новая сила.

Есть ли у нас новая сила, которая сможет их принять?

Пока нет. Новая сила – это не то, что в понимании некоторых так называемых «новых» политиков означает, что у нас есть деньги и у нас есть власть. Сила – это интеллектуальная сила, это духовная сила, это люди, которые способны принять этот вызов, понять этот вызов, осознать, популярно его объяснить, показать, как на эти вызовы традиционно реагируют, как из этого происходит кризис, показать, как из этого кризиса можно выйти за счет инноваций и т.д. Причем мне раньше казалось, что это могут сделать политики, но сейчас я думаю, что политики не в состоянии это сделать, ведь это может быть, только духовная позиция. То есть выход из ситуации родится не в политической области.

Духовная составляющая – это не церковная?

Духовность – это преобразование культуры или цивилизации на фундаментальном уровне.

Кого надо под этим подразумевать?

Есть разные сценарии инноваций. Первый сценарий заключается в том, что инновации появляются в нашей стране — то есть, это духовный лидер не из среды политиков: возможно, это будет поэт, возможно писатель, возможно, философ, возможно, ученый, возможно, представитель духовенства, который берет на себя смелость, занимает духовную позицию, описывает существующие мировые вызовы, дает им адекватную оценку и предлагает инновации, прежде всего, мотивационного свойства, то есть предлагает новую этику. Затем он предлагает технологии и инструменты нового государства, старые представления не годятся, так как они не будут работать. Не в смысле старого украинского государства, а государства вообще, которое в мире считается государством. Мы сейчас подошли к этой грани, и у нас сегодня мировой кризис, а не только украинский. Только духовная позиция даст возможность выйти из данной ситуации.

Если же мы не справляемся своими силами, значит, это делает кто-то другой, и мы будем вынуждены этому другому подчиняться. Выход из кризисной ситуации путем компромисса больше невозможен. Время для компромиссов закончилось. Компромиссы не позволяют выйти из этой ситуации. Компромиссы заключаются между двумя группами, которые продолжают иметь способность управлять ситуацией и им нужно заключить компромисс, чтобы их сила возросла, а у нас две политические силы, которые не имеют силы. Поэтому заключат они компромисс или не заключат, не важно — все равно они на инновации не способны. Вот поэтому мы в кризисе и кризис продолжается.

У нас есть, отсилы, два года, чтобы принять инновационные решения — либо мы отваживаемся на инновации и производим реформу системы мотивации, реформу системы образования, реформу науки, реформу государственного управления, реформу языка и политическую реформу, независимо от этого, то есть все эти процессы должны идти параллельно, либо мы теряем независимость государства.

В процессе этого должна быть сформирована новая мораль.

Для этого надо нас всех на 40 лет вывести куда-то и поводить?

В истории бывали такие технологии, что надо на 40 лет народ нужно вывести, но бывали и другие. Мы ходили кругами 18 лет, но дальше кругами ходить невозможно.

Пока существует эта система и на ее обломках кто-то получает дивиденды, они будут поддерживать ее до последнего, пока она не рухнет и не завалит всех?

Уже всем понятно, что системе пришел конец, но люди продолжают цепляться за нее до последнего. Ты им говоришь: остановитесь, подумайте, примите решение об инновации, иначе вам конец. А они снова за старое — наезды, подставы, кидки — слова-то какие. А ведь еще недавно политические лидеры не позволяли себе такой лексики. Теперь это уже норма. Политики публично заявляют, что их «кидают», на них «наезжают».

С это точки зрения, какое общество — индустриальное, постиндустриальное, информационное — надо строить?

Нельзя мыслить в старых категориях. Проблема с постиндустриальным обществом в том, что оно не называет сущность. Мы определяем сущность по тому, что будет после. Что это за определение? Это все равно, что назвать автомашину «посттелега». «Посттелега» не вмещает в себя новую сущность, чтобы понять новую сущность ее надо назвать новым словом. Поэтому «постиндустриальность» не пройдет. Белл, Тоффлер и их коллеги не назвали сущность новым словом.

То, что они описывали, этого ведь еще не было.

Мы теперь прекрасно знаем, что есть виртуальное содержание, есть виртуальные деньги, которые создают кучу проблем и т.д. То есть все это описано и переописано тысячу раз. То есть дело в том, что это должны прочитать, принять это как вызов, попытайтесь ответить на это инновационно. Но дело в том, что как бы кто это не переосмысливал, ничего хорошего в ситуации традиционализма это не даст. Страна, которая до последнего цепляется за старое, она будет сама хоронить своих мертвецов. То есть помните, как Христос говорил, оставьте мертвых мертвым, а мы пойдем с живыми. То есть страна будет сама хоронить своих мертвецов, они будут сами готовиться к смерти, обсуждать это, создавать сложные ритуалы для умерших. То есть они будут заниматься труполюбием. Будет развиваться общество некрофилов.

Казалось бы Тимошенко – новатор, и она правильно заговорила, что нам нужна или президентская система или парламентская, и все равно она подает Конституцию, в которой есть и президент, и премьер-министр. На несоответствие того, что она говорит, и того, что делает, не отреагировал ни один эксперт. Вообще они должны были сказать: Юлия Владимировна, почему вы так правильно говорите и так неправильно действуете, почему у вас разрыв? Почему вы говорите либо это, либо это, а подаете не две конституции с разными вариантами, а гибридную конституцию? Слова мне ее нравятся, а действия нет. Я не доверяю политикам, которые не в состоянии действовать логично и последовательно в соответствии с тем, что говорят.

Интеллектуальная элита в нашей стране может только говорить, но действовать они не могут, а те, кто могут принять решение не могут действовать.

Мы подошли к ситуации выбора. То есть, давайте представим, как бы в этой ситуации должен был действовать государственный деятель? Он бы избрал инновационную позицию объяснил бы нам ее понятными словами, объявил бы ее как новый идеал и постепенно бы убеждал общество. Победил бы он на выборах, не победил бы — но он бы, развивая свою позицию, попытался бы убедить в этом общество.

Наши политики говорят так, как им это объяснили эксперты, но у них выборы, и они заключают компромисс с дьяволом и действуют снова гибридным образом. То есть, они не становятся в позицию инновационную, а они свою инновационную позицию доводят до ситуации компромисса. А если ты постоянно будешь заключать компромисс со своей совестью, со своими спонсорами, со своими конкурентами, то ты никогда ничего не добьешься в содержательном плане. Добиваются своего в историческом плане только те, кто проигрывает выборы, но не проигрывают содержание. Тогда власть им сама сваливается, так как они содержательно правы, а если они борются за власть, но проигрывают содержательно, они никогда не удержат власть

Причем ничего нового я не говорю. Уважаемые политики, занимайте инновационную позицию и отстаивайте ее, а не стремитесь выиграть на выборах! Попытайтесь понять, что нужно этой стране и осуществите это даже путем проигрыша на выборах. Этот выбор является моральным и духовным, он является интеллектуальным выбором, но это выбор и это позиция. Если человек понимает, что надо делать, а потом идет на компромисс, чтобы выиграть на выборах – это бесперспективная работа.

Выход возможен через инновации, а это означает, что надо отказаться от традиций, а отказ от традиции – это потеря части избирателей. Чтобы не потерять голоса избирателей, нам надо заключить компромисс инноваций с традицией. Инновации спасают мир, а все остальное — от лукавого. Если ты уверен, что твоя инновация меняет мир, отстаивай ее. Если ты будешь последовательным в своем отстаивании, то потомки это оценят, важно занять позицию инноваций и не уступать, не идти ни на какие компромиссы, ведь это самый реальный способ истории.

Кто из крупных политических игроков так размышляет?

Я здесь конечно имел в виду Тимошенко, которая хотя бы пытается говорить об инновациях. Я уже не говорю о том, что остальные политики вообще об инновациях не думают. Ну о каких инновациях может говорить Янукович? А Ющенко — это вообще враг инноваций, он живет в 20-40 годы 20 столетия. Ему там комфортно. Он даже в пятидесятые годы ХХ столетия не попал. Он до сих пор воюет за признание УПА, до сих пор разбирается с Голодомором. В его глазах русские до сих пор – враги. Вы понимаете — он просто отыгрывается за прошлое. Он до сих пор в прошлом, и никак не может попасть в настоящее. Такой штуки, как будущее, для Ющенко вообще не существует, хотя слово такое он и употребляет. Ющенко с будущим не знаком, оно ему ни в каком виде не встречалось, он и с настоящим знаком плохо, он вообще настоящее встретит на дороге и не узнает. Про какие инновации может говорить этот человек?

Янукович даже слов таких не знает, для него 90% того, что я говорю — это голый треп. Янукович вообще не понимает, как это жить в прошлом, жить в будущем, он руководствуется более простыми вещами. В каком-то смысле эти простые вещи бывают более правильными, и поэтому Янукович не лезет туда, где он ничего не понимает. Поскольку у него нет самоуверенности Тимошенко, он делегирует многие сферы другим людям – специалистам — и на их общем фоне он выглядит выигрышно. В отличие от него, Юлия Владимировна лезет везде, даже туда, где она ничего не понимает, и то, что она выглядит некомпетентно, ей это не мешает. Она прекрасно понимает, что ее электорат компетентность от некомпетентности не отличает, для электората главное лихой взгляд, убедительные слова, напор и блестящая игра. Когда ей эксперты говорят, что она некомпетентна, она просто говорит, что они из лагеря ее конкурентов, и разговор на этом заканчивается. Ну как можно говорить с вражескими экспертами? Вы эксперты, вы теоретики – вы враги, а она великий практик, который все знает и все умеет. То что она некомпетентна в большинстве вопросов и даже не желает слушать более компетентных людей, на это ей наплевать.

Так кого же надо стране выбирать на выборах?

Не имеет значения. Ситуация будет изменяться не на политических выборах. Телевидение нам внушает, что момент выбора происходит в момент выборов, а это неправда. Момент выбора происходит в другом месте. Духовное пространство находится в другом месте, не в политике и не на ТВ.

Где оно находится и когда проснется?

Оно находится сейчас за пределами страны. Много раз в Украине бывало, что мы тужимся и пытаемся решить свои проблемы, а тут приходят поляки и решают, приходят русские и решают и т.д. Мы были в составе Русской империи более 300 лет, а сейчас давайте насрем на все это и объявим русских козлами и сволочами и скажем, что все 300 лет мы ошибались. Это традиционный наш подход, и вообще хохлы всегда так и поступали. Были поляки – не понравилось, пошли, замочили их и ушли под руку московского царя, побыли под московским царем 300 лет… Теперь не понравилось – давайте убежим в Европу и будем считать русских сволочами. Это рабское сознание. Раб, который убежал от хозяина и прибежал к другому хозяину, начинает обвинять предыдущего хозяина во всех смертных грехах. Нельзя поступать так, как поступает наше нынешнее политическое сознание, навязываемое президентскими силами…

Ющенко, таким образом, хочет стать духовным лидером.

Духовное лидерство не строится на отрицании, на ненависти, на «анти-». Нельзя построить духовное лидерство на русофобии. Россия – это наши соседи. Строить идеологию духовных преобразований на русофобии – это шизофрения. Все это может закончиться войной с РФ. Ладно войной, но это закончится расколом страны. Что, люди не понимают этого? Ющенко осуществляет временные проекции, которые очень опасны для нынешнего времени. Позиция, которую Ющенко продемонстрировал за время своего президентства – это позиция, ведущая к расколу страны.

Сколько у нас есть еще времени и что нас ожидает?

В общем, у нас есть два года, после чего Западная и Центральная Украина отойдет под протекторат Польши или некое внешнее управление Европы, а Восточная Украина и Крым отойдут России. Если эта политика будет продолжаться, то это то, что нас ожидает. Самое опасное, что есть сегодня – это политики, которые у власти.

Источник: «Вовремя»




Комментирование закрыто.