Победа copyleft и её последствия

 

Эффективность защиты интеллектуальной собственности юридическими способами снижается – бороться с миллионами нелегальных потребителей практически невозможно. После того, как шведская пиратская партия прошла в Европарламент, стало очевидно, что традиционная система охраны интеллектуальной собственности начинает разваливаться (трещать по швам), несмотря на все усилия законных правообладателей.

Поскольку это комплексный процесс цивилизационного масштаба, имеющий свои экономические, социальные, культурные, геополитические и другие аспекты, то для его понимания лучше всего подходит цивилизационный анализ, который позволяет сделать прогноз на основе Модели развития технологической цивилизации, что, принимая во внимание предыдущие прогнозы, даст заранее известную точность. Применение этого метода обеспечит единый подход к художественной, технологической и научной интеллектуальной собственности. Это позволит использовать его для формирования долгосрочного стратегического видения при разработке или корректировке стратегии.

Чтобы понять на уровне развития объективных процессов, а не на уровне субъективных этических оценок, нарастающие проблемы системы защиты авторских прав, необходимо сначала определить причины её былой эффективности.

Её исторической особенностью является то, что существующая система защиты авторских прав развивалась сначала для защиты научных и культурных достижений метрополий колониальных держав в процессе их преимущественно экстенсивного развития, а затем во время ускоренного интенсивного развития Модерна.

В обе эти фазы существовала преимущественно вертикальная дифференциация стран в зависимости от их уровня технологического развития. Сначала это были метрополии и колонии, затем развитые и развивающиеся страны. Значительная разница в научно-технологическом, а, следовательно, и в культурном плане в значительной мере снижала возможность нелегального использования интеллектуальной собственности.

В большинстве случаев её было либо невозможно нелегально приобрести, скопировать, настроить и обслуживать, либо контрафактный продукт невозможно было продать из-за отсутствия культуры и потребления, и соответствующего сегмента рынка.

С началом Модерна в условиях резко возросших темпов интенсивного развития к этому сдерживающему фактору добавилось ещё и резко возросшая эффективность концентрации научно-технологических разработок, производства и бизнеса в целом.

Творческие и инновационные продукты, которые раньше делали многочисленные независимые художники и ремесленники и частично ученые, были поставлено на поток массового производства. Концентрация ресурсов и производств привела к стандартизации, международной унификации и чрезвычайно подробной детализации законодательства о защите интеллектуальной собственности. Одновременно резко уменьшилось число возможных нарушителей прав интеллектуальной собственности.

Это позволило существенно повысить эффективность её защиты для крупных корпораций при сохранении приемлемых затрат на неё.

Система прекрасно работала до завершения Модерна – последней, по времени, фазы ускоренного интенсивного развития.

Затем условия изменились:

  • модерн в старых развитых странах завершился
  • очередной «Новый Свет», доступный для массовой колонизации на достигнутом технологическом уровне так и не открыли — заменить ускоренное интенсивное развитие быстрым экстенсивным не получилось; меньше стало не только ресурсов и доступного пространства, но и кардинально новых идей
  • уменьшились возможности экспериментальной проверки гипотез и предположений, инвестиции в науку постепенно становятся всё менее привлекательными даже для самого крупного бизнеса
  • распространение затухающей волны Модерна на регионы привело к началу там локальных вторичных модернов; в результате большинство традиционных отраслей экономик старых развитых стран стало неконкурентоспособными по издержкам
  • вопреки всем ожиданиям всплеск развития информационных технологий не привёл к ускорению развития традиционных отраслей экономик старых развитых стран, зато существенно облегчил нелегальное копирование и использование чужой интеллектуальной собственности

Такое изменение внешних условий не могло не оказать кардинального влияния на бизнес. Значительная часть современного западного бизнеса с высоким уровнем концентрации была основана во время Модерна гениями, чудаками, изобретателями и выросла из ремесленных мастерских и других форм малого бизнеса. Это был бизнес, ориентированный на гениального изобретателя. Роль автора, конструктора, художника, инженера была приоритетной в управлении и оплате труда. Фирма развивалась как инструмент самореализации автора. Даже после того, как великие отцы основатели отошли от управления, бизнес, часто носивший их имя, оставался творчески ориентированным на кардинальные инновации.

Но после завершения фазы ускоренного интенсивного научно-технологического и культурного развития, несмотря на разрастание штатов научно-дизайнерских центров и R&D бюджетов, творческих людей стали отодвигать на второй план.

Это было следствием естественного желания компенсировать снижающиеся темпы развития за счет использования новых маркетинговых, рекламных, PR и финансовых приёмов, в которых во время быстрого развития просто не было необходимости. Попутно следует отметить, что весь шум о неэффективном управлении технократов и понижение их статуса технарей вызван именно этим обстоятельством.

Какое то время эта тактика работала и где-то продолжает работать и сейчас. Но постепенно возможности этих методов исчерпываются. А давно ожидаемого ускорения научно- технологического развития всё нет.

Убеждать потребителей оплачивать инновационную составляющую продукции, давно ставшую стандартной как и выдавать косметические улучшения за кардинальные прорывы становится всё сложнее. Ведь не желание потребителя оплачивать существенную инновационную составляющую в стандартном или незначительно улучшенном продукте также естественно!

Очередная, широко рекламируемая как кардинально новая операционная система почти не добавляющая новой функциональности подобна автомобилю с полностью новым кузовом, но отличающегося от старого лишь формой фар, решетки радиатора, да электронными наворотами. Как очередная серия старых песен о главном не может заменить отсутствие новых песен сравнимой популярности, так и бесконечное возвращение к старым, техническим и дизайнерским темам эпохи быстрого развития не может заменить резкое снижение количества новых.

Мотивация потребителя не изменилась – большинство, по-прежнему, готовы платить за инновационную составляющую продукта, но не за старую, всем привычную, конфетку в новой обёртке.

В результате большинство отраслевых сегментов крупного высококонцентрированного бизнеса производящего интеллектуальный и художественный авторский продукт представляют собой мыльные пузыри раздутые больше, чем сырьевой рынок к началу лета 2008 года и многие это понимают.

Из этой ситуации есть два теоретических выхода.

Первый состоит в наполнении финансового, маркетингового и PR раздутых мыльных пузырей реальным содержимым за счет ускорения научно-технологического и культурного развития.

Другим выходом будет лопание пузырей, как это уже частично произошло в автомобилестроении.

Понимая это, многие производители идут на крайние меры и стремятся оттянуть время обвала за счет потребителя.

В разных отраслях действуют по-разному. Пытаются продлить срок патентной защиты. Ограничивают права потребителей свободно распоряжаться приобретённым продуктом, содержащим авторские права. Вводят online регистрацию, внедряют всё более совершенные технологии защиты от копирования, лоббируют ужесточение законодательства по защите авторских прав. Тратят огромные суммы на судебные издержки и взятки чиновникам. На поддержку неработающего уже стереотипа об ускорении научно-технологического развития и ставке на новые технологии и интеллектуальные продукты как определяющее качество экономики будущего.

С точки зрения бизнеса временное давление на потребителя оправдано, поскольку за ним стоит не просто чьи-то бизнес интересы, а судьба основных и бюджетообразующих отраслей экономики ведущих развитых стран. Ведь если они обвалятся, то потребитель этих стран пострадает в первую очередь. Риск этого также перекрывает ущерб от неизбежного ухудшения имиджа крупнейших производителей интеллектуальной собственности и правообладателей.

Но долго держаться за счет потребителя не получается, даже бизнесу близкому к монопольному.

Противостоять пиратам хоть как-то возможно, но долго противостоять конечному потребителю невозможно в принципе. Системы защиты либо взламываются ещё до поступления на рынок, либо устройства и форматы их поддерживающие не пользуются спросом. Разница во времени выхода премьеры фильма и его доступностью в сети исчисляется уже часами. Если за каждым зрителем премьерного показа поставить контролера, то это отодвинет срок доступности максимум на пару дней.

Защита от копирования любой, достаточно массовой компьютерной программы сразу же взламывается, зачастую ещё до официального релиза.

Копируются дизайн не только кофточек и кроссовок, но и целых автомобилей.

Если что-то в наше время ещё ускоренно развивается, так это сети не коммерческого обмена файлами между потребителями.

Перечислять можно долго, но быстро убеждаешься, что в большинстве случаев это делается не алчными пиратами, а огромным количеством конечных потребителей, причем, вполне платежеспособными гражданами далеко не бедных стран.

Бороться с этим бесполезно. Судебная машина всё более становится слишком затратной и инертной. Показательные судебные процессы влияют на общественное мнение с обратным результатом. Хотите раскрутить торрент сеть – подайте иск на её админов!

Значительная часть корпоративных потребителей и госструктур перешла на программные продукты с открытым кодом или свободно распространяемые. Понятно, что кардинальных прорывов в развитии в этом случае ожидать не приходится. Но какое кардинальное улучшение может быть в текстовом редакторе или Интернет браузере, ориентированных на массового пользователя? Да и производители традиционного, проприентарного продукта, за редким исключением давно уже не демонстрируют революционное улучшение потребительских качеств.

Т.о. традиционная высококонцентрированная и оторванная от автора система производства интеллектуальных продуктов и охраны авторских прав по вполне объективным причинам начинает разваливаться.

От лавинообразного обвала пока её спасают в основном законопослушность и техническая неграмотность значительной части потребителей развитых рынков.

Однако с развитием мирового кризиса и его переходом в Смутное время, с распространением регионализации, как процесса обратного глобализации, остатки существующей системы защиты авторских прав неизбежно рухнут.

Однако, вопреки надеждам некоторых романтиков-антиглобалистов, победа copyleft не будет победой над капитализмом. Просто одна его модель инновационная сменится другой, более соответствующей изменившимся внешним условиям. Вместе с ней изменится преобладающая форма производства интеллектуального и художественного продукта.

Она станет менее концентрированной, менее вертикально интегрированной. Станет больше ориентированной на автора, конкретного творческого человека; отказ от ставки на кардинальные инновации и ускоренное развитие приведёт к возрождению ряда форм и традиций ремесленного производства.

Соответственно изменится система защиты авторских прав. В условиях регионального мира она перестанет быть унифицированной и станет локальной. Защите будут подлежать те формы реализации авторского права, которые можно будет сравнительно легко контролировать.

За примерами далеко ходить не надо – достаточно взглянуть на современную Украину, которая вступила в свою фазу Смутного времени с развалом Союза.

Наш шоу бизнес практически лишен возможности контролировать копирование своего продукта. Для западных крупных рекординговых и продюсерских кампаний такой крынок не интересен. Наш шоу бизнес вполне адаптировался. Если нельзя контролировать копирование записей то можно контролировать и успешно пресекать деятельность двойников, гастролирующих под именем звезды. Возможность выступать на концертах и корпоративных вечеринках никакой злой пират не отберёт. Как и возможность автору самому продавать носитель с записью со автографом и дарственной надписью. Вместо высокобюджетных и с непонятной отдачей хоз. тем НИИ советского периода постепенно стал формироваться спрос на конкретные услуги по модернизации импортного оборудования под наши условия эксплуатации.

В то же время следует четко осознавать, что рассматриваемые процессы происходят на сверх долгосрочном цивилизационном масштабе. Между крахом инновационный модели и системы защиты авторских прав фазы Модерна и становлением новой пройдёт не одно десятилетие Второй Тридцатилетней войны, в течение которых вообще будет не до инноваций и авторских прав. В течение многих лет будет казаться, что развитие вообще остановилось, и началась сплошная деградация. Возникнет реальная угроза потери значительной части художественного, научного и культурного наследия Модерна и предыдущих эпох.

Сокращенный вариант статьи был опубликован в газете «Зеркало недели»

Стус Владимир

 




Комментирование закрыто.