Что значит победа капитала? Не плачь, труд, не плачь!

 

Количество миллионеров в США выросло еще больше – на 16%. Мировой капитал по своему размеру вышел на уровень докризисного 2007 года. «Мы не ожидали, что процесс восстановления богатства будет столь быстрым и мощным», – признался глава Boston Consulting Group Мониш Кумар. При этом сумма, которая хранится в ценных бумагах, увеличилась в 2009 году на 32 %. Больше всего миллионеров сейчас зарегистрировано в США – 4 миллиона 715 тысяч человек» [1].

Как это ни странно, Украина в этом процессе тоже не отстает. Например, на днях журнал «Корреспондент» в пятый раз опубликовал рейтинг самых богатых отечественных капиталистов. Между прочим, большинство из них, несмотря на кризис, восстановили потери. Мало того, их самих становится больше! Если в конце 1990-х их насчитывалось всего несколько человек, а их имена хранились в тайне, тоза десять лет в нашей стране численность легальных миллионеров возросла в тысячу раз. Еще будучи министром финансов Н.Азаров оценивал количество наших миллионеров в 40–50 тысяч человек, причем эта оценка выглядит вполне реалистичной. Более того, не только собрать налоги, но даже оценить реальные размеры их капиталов и получаемый доход налоговая не в состоянии.

Озадачивает, однако, не рост капиталов и числа легальных миллионеров, а сама ситуация. Как же так: держава не может свести концы с концами и лезет в кошмарные долги, безработица буйствует, малый бизнес в агонии, Пенсионный Фонд не наполняется, а число миллионеров и их капитал растет? Так и хочется спросить: «Что, пацаны, оборзели»?

И это не только в Украине, это во всем мире так. Мировая и вековая тенденции таковы: чем богаче капиталист, тем меньше налогов он платит, тем больше возможностей от них уклониться. В 1934 году Господин Морган, представ перед комиссией Конгресса, расследовавшей причины краха 1929 года и последующей Великой Депрессии, поразил американцев не размерами своего богатства, а тем, что за годы Депрессии он не заплатил ни одного доллара налогов. Для Америки это был шок. Возмущение населения, большая часть которого внезапно оказалась в нищете, было таким сильным, что именно тогда и были приняты все основные социальные гарантии: пенсионная система, выходные пособия, право на организацию профсоюзов и так далее, а главное – система прогрессивного налогообложения, просуществовавшая до 1980-х.

 

Труд против Капитала: две перспективы

О конфликте труда и капитала за годы, когда в вузах не учат основы марксизма-ленинизма, мы успели подзабыть. Победил либеральный взгляд на вещи, мол, существует «золотая середина», и если уговорить капиталистов быть хорошими, немного воспитать трудящихся и принять нужные законы, – все пойдет на лад. Именно этот взгляд на вещи и господствует в масс-медиа и в среде политических экспертов. На Западе в представлениях экспертов господствует технократический взгляд, мол, кризис вызван спекуляциями с ценными бумагами, несовершенствами регулирования рынков, негибкостью рынка труда, чрезмерными социальными выплатами, и т.д. Такой взгляд разделяет и наше уважаемое правительство, занимающееся реформами в неолиберальном духе – приватизация, дерегуляция, стимулирование бизнеса, сокращение социальных расходов под видом проведения пенсионной реформы и пр., и пр.

Либералам противостоят ортодоксальные марксисты. Поседевшие и с животиками, солидные и обеспеченные «господа товарищей» не устают рассказывать о неизбежной победе учения Маркса над одряхлевшим империализмом…

С марксистами спорить трудно. Во-первых, они никого не слушают. Во-вторых, они во многом правы. С начала возникновения независимой Украины, реальный доход семей упал на 60% [3]. Возникла обширная страта «новых бедных», причем поначалу это были пенсионеры, а теперь уже и работающие. Почти каждый четвертый в стране безработный – явный или скрытый. Качество рабочих мест падает. Социальные гарантии размываются. Миллионы людей вообще просто бежали из страны: дурацкое слово «заробитчане» давно пора заменить «трудовыми беженцами». Чем дальше от Киева, тем ниже зарплаты и бесправнее работники. Если в Киевской области рабочие, получающие 2 тысячи гривен, жалуются на жизнь, то в Хмельницкой области и 1,5 тысячам радуются. ВВП Украины за 2009 год (912,5 миллиардов гривен) по сравнению с 2008 годом снизился на 15%.

Между тем, число наших миллиардеров не снизилось: потому они и миллиардеры, что их прибыли – приватизированы, а убытки – национализированы. Разве их интересы не идут вразрез с интересами всего общества?

Но самое главное, противостояние труда и капитала в последние годы обострилось во всем мире. Об этом говорят отчеты Мировой Организации Труда, говорится в научных работах и статьях. Победа капитала над трудом безоговорочна. Вот полюбуйтесь.

 

На данной диаграмме показано распределение акций и ценных бумаг по стратам населения в Соединенных Штатах. Богатейший 1% населения обладает 50,9% всего акционированного капитала [2]. То есть это реальные хозяева. Еще 9% тех, кому повезло в жизни, держат 39,4%. Как нетрудно подсчитать, соотношение в проценте обладания ценными бумагами между стратами очень существенное – в десятки раз.

В Украине такую диаграмму построить трудно, но качественная картина распределения богатства едва ли будет иной. У нас возможны только экспертные оценки, но даже по ним богатейшие 1–2% населения присваивает не менее трети национального дохода. Однако есть серьезные научные работы о доходах наиболее богатого 1% населения по всем странами мира за последние сто лет. Между прочим, что в Новой Зеландии, что в Европе, что в Азии или Америке – ситуация качественно не отличалась, и везде доходы богатых за последние сто лет описали одну и ту же характерную кривую, с «ямой» в 1930–70 годы, и пиками по краям. Есть исследования школы миро-системного анализа, говорящие о том, что норма накопления капитала в последние годы достигла пиковых показателей 1929 года, кануна Великой Депрессии.

Необязательно морочить себе голову, читая нудные статьи мировых системщиков, чтобы понять, что происходит. К примеру, нам сообщают, что средняя зарплата по Украине составляет 2000 гривен? А как считается «средняя» зарплата? Берем директора завода, который получает полмиллиона в месяц, десяток его заместителей с окладом по 50 тысяч, два десятка начальников цехов с 30-ти тысячной получкой, полторы тысячи рабочих с зарплатой в 950 гривен, складываем, делим… И – средняя зарплата по предприятию оказывается больше 2000, как и положено по статистике. А на практике 2% работающих на предприятии получили больше половины фонда зарплаты. Отсюда и пафос движения «За справедливую зарплату», отстаивающего ту идею, что реальная оплата труда в стране должна быть, по крайней мере, в 2,3 больше!

Подобное творится во всем мире. «Доля национального дохода, идущая на зарплаты, по данным Департамента Коммерции США за 2006 год, достигла самого низкого уровня за весь период наблюдений, начиная с 1929 года. Доля национального дохода, которая стала корпоративной прибылью – наоборот,еще никогда не была так высока. Наши данные показывают, что быстрый рост корпоративных прибылей, начавшийся в 2001 году, сопровождается слабым ростом зарплат» [3].

«В 1995–2007 годах прирост ВВП на душу населения на 1% ежегодно сопровождался в среднем увеличением зарплат на 0,75%», — утверждают специалисты МОТ, изучившие ситуацию в 60 государствах. – Реальные зарплаты в первом квартале 2009 года снизились более чем в половине из 35 стран, по которым есть данные» [4].

Когда покупательная способность населения падает, а капиталы растут, резонно возникает вопрос – что будет дальше, когда кончатся деньги, напечатанные «для борьбы с кризисом»?

 

Новое видение труда и капитала

И все же мы должны преодолеть и либеральный, и марксистский взгляд на вещи. Слишком многое изменилось в мире за 160 лет, прошедшие со времен написания коммунистического Манифеста. Слишком многое стало явным за 30 лет, прошедших со времен начала неолиберальной революции.

Первое, что нам необходимо, это новое понимание. «Дас Капитал» Маркса дал новое понимание своего времени – и породил революцию. Новое понимание дали труды Кейнса и масса событий 1930-х годов – так появился «Новый курс» Рузвельта и послевоенное «welfare state» с его джинсами, магнитофонами и песнями «Битлз», что и соблазнило целое поколение, свергшее советскую власть. Однако после «Вашингтонского консенсуса» и серии кризисов 2000-х нам нужно очередное новое понимание того, что происходит, и тут марксизм мало чем может помочь – левая (да и правая!) политическая идея оказались в очевидном кризисе.

Что есть капитал? Что есть труд? Быть может, есть еще и другие, неизвестные нам члены этого уравнения? Каково их соотношение и движущие силы?

В классической экономике труд, капитал и земля являются факторами производства. В неоклассической появилось расширенное определение капитала. Так появился «стоковый» капитал (акции, право на управление, ценные бумаги), «человеческий капитал», «социальный капитал», а также финансовый, природный, инфраструктурный и так далее. Макс Вебер и Вернер Зомбарт выдвинули блестящую догадку о том, что капитал не существует сам по себе, а является следствием определенного взгляда на вещи(double-entry bookkeeping), нацеленного на получение прибыли.

Либералы и марксисты полагают капитал, как и труд, сугубо экономической сущностью. При этом ни марксизм, ни либерализм не могут объяснить, откуда берется главное – процесс накопления капитала. Он просто постулируется, и все. Принимается как данность. Ни либеральная, ни марксистcкая точки зрения больше не соответствуют времени, их аналитический потенциал исчерпан.

На уровне глубинном, труд и капитал в наших условиях есть не враги, как полагал Маркс, а две части одного целого, – оба находятся в одной фантазматической вселенной. Находясь на работе каждый из нас – работник, но едва представится возможность, и мы «отхватим свое», а войдя в торговый зал супермаркета мы и вовсе становимся потребителями – бойцами за капитализм. Наоми Кляйн, описывая униженное положение временных работников «МакДональдса» или швейных фабрик Индонезии, права только отчасти: прежде, чем были порабощены их тела, были порабощены их желания, когда они покинули родные деревни.Капитал/труд – это режим желания капиталистов, Труд/капитал – режим желания трудящихся.

Потому-то социализм и проиграл идейную борьбу, что качественно не отличался от своего оппонента (кто помнит передачи китайского радио в 1980-х, оно называло советский режим «социал-империализмом»). И капиталист, и тот, кто работает на него, это люди, движимые некой внутренней нехваткой – и это понимает не только С.Жижек или «новые левые». Например, Дж.Нитцан и Ш.Бихлер в провокационной работе «Capital as Power. A Study of Order and Creorder» (Jonathan Nitzan, Shimshon Bichler, 2009) предложили радикально иной взгляд: капитал это не экономическая сущность, а символическое выражение власти. Он мало что имеет общего с полезностью или абстрактным трудом, и представляет организованную власть доминирующей группы формировать – или творчески переформировывать (сreorder) общество.

Эта новая политэкономия во многом перекликается с бодрийяровской критикой Маркса (марксова теория «никогда не переставала стоять на стороне капитала», считал он [6]), но и имеет связь с работами таких хорошо известных критиков как Т.Веблен и Л.Мамфорд.

 

Олигарх как закон желания

Какими бы продвинутыми ни были некоторые западные исследователи, в их сознании существует одна забавная лакуна, которую так заботливо пестует журнал «Форбс». Несколько сот мужчин, обладающих почетным званием миллиардеров и «олигархов», это не просто люди, стоящие вне закона: они сами и есть закон, причем закон более высокого порядка, чем бумажная норма. Олигарх есть порождение капитала, радикально отделенного от труда. И что бы там ни говорили, чем бы не бредили участники великого курултая под названием «Перспективы левого движения в Украине» или «Почему капитализм разочаровал нас», все мы хотим – обязаны хотеть стать олигархами. Олигарх есть сакральная фигура нашего десакрализованного мира.

При этом фигура олигарха абсолютно деперсонофицирована. Олигарх – не личность, а функция, «место силы», одновременно всесильный господин – и раб своего капитала. Идея Билла Гейтса и У.Баффета отдать не меньше половины своих капиталов (престарелый Баффет пообещал отдать 99%) – это попытка вырваться из этого парадоксального рабского состояния. Потому-то западным комментаторам оказалось так трудно комментировать их инициативу под названием «The giving pledge», что она идет вразрез c господствующим законом желания, находится будто в каком-то другом мире…

Поскольку олигарх – фигура фантазматическая, то для реальной жизни людей, для реальной экономики его существование, мягко говоря, не несет бесспорных выгод. Давно прошли те времена, когда богатые люди непременно что-то строили, создавали и изобретали.

Отсюда и следствие: чем больше на улицах беспризорных детей, тем круче «тачки», что по этим улицам ездят. Чем больше сокращается население Украины, тем больше в ней миллионеров и миллиардеров. Мы можем даже прикинуть пропорцию: 1:1500. Вымерло 6 миллионов «товарищей», появилось 9 тысяч господ. Причем состояние наиболее богатых из них умножилось в эти самые полторы тысячи раз – что и очаровывает огромные массы людей. Мы, люди, всегда хотим жить в доброй сказке, не веря ни в то зло, что нам причиняют, ни в то, что творим мы сами…

 

Еще никогда отношения труда и капитала не были столь противоречивыми и ждущими своего разрешения. Еще никогда распределение общественного богатства не было столь несправедливым. В том-то и причина кризиса, что капитал и труд, работа и вознаграждение за нее оказались разделены, не связаны причинно-следственными отношениями.

Украина в этом плане ничем не хуже, но и не лучше остальных, хотя «Реально глядя на все это, мы видим страну в полном монетарном, финансовом и экономическом расстройстве, и это не учитывая грядущих демографических проблем. Неудивительно, что Доминик Стросс-Кан недавно предупредил о катастрофе, которая нам грозит», – писал об Украине экономист Э.Хью [7]. В конце концов, есть еще и страны Африки, и родственный нам Гондурас…

К счастью, есть и проблеск надежды. Если в ходе Великой Депрессии почти все правительства мира ввели прогрессивный подоходный налог, то это неизбежно и сейчас. С его введением началась эпоха постепенного роста благосостояния населения, что особенно было заметно на Западе. С началом неолиберальной революции в 1970-е годы налоги на богатых были резко сокращены, рост зарплат – заторможен, а то и обращен вспять. Пришло время восстановить утраченный баланс.

Конечно, попытка увеличить на два процента подоходный налог на богатых, предложенная нынешним украинским правительством в проекте Налогового Кодекса, ничего не решит, но наша власть несамостоятельна – она находится в глобальном контексте, по сути дела – под внешним контролем. Вот только едва ли слепому легче выбраться из болота, в котором и зрячему несдобровать…

 

 

Ссылки:

1. http://focus.ua/economy/125146

2. Очень рекомендую эту ссылку: http://www.businessinsider.com/15-charts-about-wealth-and-inequality-in-america-2010-4#the-gap-between-the-top-1-and-everyone-else-hasnt-been-this-bad-since-the-roaring-twenties-1

3. http://www.cbpp.org/cms/?fa=view&id=634

4. «Update of the Global Wages Report 2008/09». http://www.ilo.int/wcmsp5/groups/public/—dgreports/—dcomm/documents/publication/wcms_116500.pdf

5. www.nobleworld.biz/images/Coutler2.pdf

6. http://www.undp.org.ua/files/en_24267mdgp.pdf

7. http://ukraineeconomy.blogspot.com/2009/03/12-gdp-contraction-forecast-for-ukraine.html

Андрей Маклаков, Диалоги




Комментирование закрыто.