Китай: поддержание основы социальной стабильности

 

Однако, недавно я встретился с группой бывших управленцев. Среди них был человек, бывший важным советником в центральном правительстве. Он сказал следующее: «вы думаете, что в китайском обществе переворота не будет. А я думаю, что он обязательно произойдет, и это время не так далеко». Я также встретился с некоторыми действующими руководителями, они также пришли к такому же выводу – социальная революция в Китае неизбежна.

Правы ли они? Лично я все более и более неуверен. Я обсуждал эту проблему в Китае и за рубежом в течение года. Я обсуждал эту проблему с партийными и правительственными руководителями по всей стране, в Партийной Школе ЦК КПК. Я многое прочувствовал, но сегодня у меня нет готового ответа. Почему? Я все еще не понимаю, почему люди думают, что Китай ожидает социальная революция. Два дня назад я встретился с группой адвокатов, и мы обсуждали эту проблему: если некоторые члены элиты полагают, что страну ожидает революция, что нам нужно делать? Наш ответ был таким: в основе поддержания социальной стабильности в Китае должна стать Конституция. Существует все больше и больше признаков того, что ситуация становится все более напряженной, все более серьезной.

Наиболее очевидным и прямым проявлением этого стало число массовых инцидентов. Сухая статистика говорит о том, что с 1993 по 2006 число массовых инцидентов возросло с 8709 до 90 тысяч. Число массовых беспорядков за последние три года перевалило за 90 тысяч. Этот рост серьезно влияет на точку зрения правителей нации. На первый взгляд, мы строим огромные здания, автострады, и все вокруг ждут грядущего процветания и глотают слюни; однако, в действительности массовые беспорядки заставляют руководство сомневаться в будущем Китая.

В беспорядках в Венге, в Юго-восточном Китае 28 июня 2008 участвовали десятки тысяч жителей. Бунтари разгромили здания местной власти и разрезали автогеном несколько полицейских машин, протестуя против сокрытия полицией смерти юной девушки. В беспорядках в Лоньане в провинции Ганьсу 17 ноября 2008 около 30 человек, чьи дома были снесены, обратились с петицией к властям. В беспорядках участвовали тысячи людей, более 70 полицейских и трое журналистов получили ранения.

 

Виды массовых беспорядков

Что же происходит в Китае? За последние годы я сделал простую классификацию видов массовых инцидентов в стране. Грубо говоря, их можно разделить на три категории: защита прав, выпускание пара, жилищные. Далее, «защиту прав» можно разделить на три подкатегории: защита прав крестьян, рабочих и горожан.

Ранее я написал книгу под названием «Организованное сопротивлении крестьян в современном Китае». В ней я изложил опыт изучения того, что происходило в провинции Хунань до 2004 года. В основном крестьяне боролись против сельскохозяйственных налогов и всевозможных платежей. Тогда крестьяне, точно как много лет назад при Мао Цзэдуне, чья родина находится неподалеку, стали организовывать крестьянские организации. Когда я спросил их — для чего? Они ответили мне, что для того, чтобы бороться с коррумпированными и жадными чиновниками. Я был потрясен. Вернувшись, я написал доклад центральному правительству под названием «Сельские труженики организовывают сопротивление, что создает политические угрозы». В нем я писал, что «прежде всего, беспокоят гражданские свободы; больше всего мы должны опасаться тревоги граждан за свое будущее». Когда сельские жители разгневаны жадными и продажными чиновниками, возникают угрозы политической власти.

После моего доклада Академия Социальных Наук Китая направила мои изыскания в форме срочного доклада правительству. Позднее власти страны совершили очень важный шаг: 5 марта 2004 Вень Джибао, выступая перед Национальным Собранием страны и Китайским народным совещательным собранием, заявил, что сельскохозяйственный налог должен быть отменен. Когда он сказал это, все аплодировали ему стоя.

Давайте рассмотрим сегодняшние конфликты на селе. С 2004 года многое изменилось. Со времен Культурной Революции в селе остались одни старики, против которых власти боятся применять силу – это ведь не молодые люди, они могут умереть от одного грубого толчка. Во-вторых, изменился объект жалоб. Сегодня люди жалуются не в местную власть, а город или провинцию, а иногда даже и в центральное правительство. Кроме того, изменилась география конфликтов. Ранее они наблюдались в отсталых и отдаленных регионах, сегодня охватили и более развитые, вблизи городов. Наконец, изменились методы борьбы. Борясь против сельскохозяйственных налогов, крестьяне прятались. Сегодня они активно выступают, что создает угрозу насилия. Возникла вероятность участия в конфликтах внешних сил.

Еще один аспект, это участие в земельных конфликтах мафии. Сегодня в Китае от 80 до 90% случаев земельных конфликтов проходят с участием мафии. Мало чего мафия не побоится сделать, включая убийство крестьян. Наиболее серьезный случай произошел в июне 2005, в Дзиньжу. Секретарь горкома партии, позднее осужденный, послал бандитов отнять землю у крестьян. Я беседовал с ним, и сказал, ему: стать секретарем горкома непросто – как вы решились поставить под угрозу все свои усилия, направив бандитов отнять землю у крестьян? Он ответил просто: «да, я ошибся. Но если правительство не может решить эту проблему, что оставалось делать мне? Я просто сказал бандитам – идите».

Из-за чего чаще всего возникают конфликты? Все чаще – из-за расхищения подземных ресурсов. Все чаще конфликты из-за пользования лесами. Третья – рост экологических проблем.

Конфликты рабочих. Одна из моих книг называется «Положение китайского рабочего класса». В ней вскрыто то, что проблемы рабочих сложнее, и разнообразнее, чем проблемы крестьян. Методы сопротивления рабочих включают в себя обращения к властям разных уровней, сидячие забастовки, демонстрации, блокирование уличного движения. Два крайне важных метода это «прогулка» и «посмотреть достопримечательности». Рабочие из Баодинга в апреле 2009 предприняли 137-километровую «прогулку» в Пекин. Когда трудные переговоры с руководством предприятия зашли в тупик, работники решили «прогуляться» в Пекин, чтобы «посмотреть достопримечательности». Ситуация была крайне напряженная. Наконец, власти Баодинга не выдержали, и решили проблемы рабочих: руководство предприятия было арестовано. Только тогда рабочие вернулись.

Самый первый случай «прогулки» был с шахтерами Аньяна, которые требовали повышения зарплаты. Никто не обращал на них внимания. Суды не принимали их иски. Они написали обращение в службу безопасности с просьбой позволить им провести демонстрацию. Служба им не ответила. Тогда они отправили группу с петицией в Пекин. Поскольку численность группы превышала пять человек, власти остановили ее. Когда шахтерам уже ничего не оставалось, все 20 тысяч шахтеров направились «прогуляться» в город Пиньзян, районный центр. Можете представить себе, что такое 20 тысяч человек на дороге? Мы еще не исследовали такой тип поведения, и не можем сказать, законно это или незаконно.

Более тревожит тенденция нарастания насилия в конфликтах рабочих. 24 июля 2009 года на сталеплавильном заводе Тонгуа началась забастовка, в ходе которой был убит генеральный менеджер предприятия. Позже рабочие этого предприятия вышли на улицы с лозунгами. Один из них был такой, «Когда Большой Босс делает неправильные вещи, что делать нам?» Это напугало руководство на многих заводах так, что они больше не показывались на работе. Почему? Да потому, что боялись быть убитыми.

В сентябре Всекитайская федерация профсоюзов проводила важный тренинг в Шанхае. Когда я выступал на нем, профсоюзные деятели спросили меня: «почему рабочие больше не хотят слушать, что мы им говорим?» Я отвечал им: «вы больше не представляете их интересы – и вы хотите, чтобы они вас слушали?» Я полагаю, что, учитывая характер китайской компартии, мое знание философии сегодняшних правителей Китая, профсоюзы, которые бы представляли интересы рабочих, созданы быть не могут – их-то и боятся власти больше всего.

С 2008 года все более серьезными становятся забастовки учителей. Учителя – народ неглупый, никто не говорит, что они идут на забастовку, они просто говорят об «остановке ведения классов». Почему бастуют учителя? Основной причиной является то, что по закону зарплата учителя не может быть ниже, чем зарплата госслужащего на аналогичной должности в это регионе. Но правительство не выполняет это требование. В целом ключевые проблемы работников это конфликты между работниками и менеджерами.

Конфликты в городах. Что касается проблем горожан, по ним я не проводил специальное исследование. Однако один мой коллега написал диссертацию по защите прав жителей городов. В этом году я побывал на трех защитах в университете Ренмин – эти три диссертации касались защиты прав горожан. Как выяснилось, ключевой проблемой является снос жилья под новое строительство. Наиболее серьезным оказался инцидент в Лонгане, провинция Ганьсу. 17 ноября 2008 года возмущенные жители разнесли здание городского партийного комитета. Недавно произошел еще один массовый инцидент возле Канминя, и тоже из-за сноса.

 

Характер и особенности массовых выступлений

Пришло время сделать несколько обобщений относительно характера вышеупомянутых выступлений. Первое. Я полагаю, что борьба ведется, прежде всего, из-за финансовых интересов, это не борьба за власть. Проще говоря, это борьба за деньги, а не за жизнь или смерть. Основная борьба крестьян, горожан, рабочих ведется не за власть, а за финансовые интересы.

Вот еще один случай. В 2007 году огромная проблема возникла в провинции Гуандунг. Группа крестьян создала конфискационную команду. Они шли домой к местным руководящим кадрам и говорили: «ты продал нашу землю, теперь мы пришли забрать твой дом и твою собственность». Это так напугало начальство, что оно спасалось бегством. Это была борьба не «между людьми», а борьба за финансовые интересы. И это первая особенность массовых инцидентов в Китае.

Вторая их особенность, что в этой борьбе «сознание справедливости» значит больше, чем «сознание прав». Почему китайцы выходят на улицы? Простые китайцы говорят «ты обещал дать мне десять юаней, так почему же ты дал мне только пять? Это нечестно. Если по закону мы проводим выборы, и землю можно отдать только с нашего одобрения, а ты ее отдал, то зачем тогда эти выборы? Почему ты отдал нашу землю, не спросив нашего разрешения?» Чтобы сказали на их месте западные люди? «Почему ты дал нам только десять юаней? Мы имеем права человека, мы имеем естественное право требовать у тебя сто юаней. Дав нам всего десять, ты поступил неправильно».

В основном поведение китайцев можно назвать законным сопротивлением. Для сопротивления они используют возможности закона, и вы не можете сказать, что закон неправильный.

Третьей характеристикой является то, что они по большей части являются реакцией на события, а не стремлением к чему-то. Если власти не конфликтуют с ними, они не конфликтуют с властями. Еще одной особенностью борьбы за свои права является то, что грань между законностью целей протестующих и незаконностью их действий бывает весьма размыта. Законность действий часто бывает неясна, и это особенность 80% массовых инцидентов.

 

Социально-вентиляционные инциденты

В октябре 2007 я выступал в Университете Калифорнии, в Беркли. Там я заявил, что в Китае возник новый тип массовых инцидентов, отличающийся от обычных. В этой речи я впервые заговорил о«социально-вентиляционных инцидентах». Их первой особенностью является то, что их участники не имеют материальных требований к властям, они просто хотят выплеснуть свои чувства досады и гнева. Люди недовольны поведением властей, люди недовольны богатыми. Вторая их особенность – их участники не организованы, инцидент быстро вспыхивает, и быстро угасает. ?

Подобное произошло 19 июня 2009 в провинции Хубей, городе Сишу. Элитные войска были избиты толпой так, что побросали свои каски и оружие, и убрались восвояси. Я называю этот тип инцидента «вентиляционным», своего рода «выбросом пара» — за это название я чуть не угодил под «шуангуй», партийный домашний арест, мне серьезно перепало от начальства.

Сегодня термин «социально-вентиляционный инцидент» стал широко применяться. Его используют агентство Синьхуа, «Пиплз Дейли», его используют все. Конечно, у меня нет дара пророчества, просто Китай имел массу такого типа конфликтов, а на них не обращали внимания. Важная особенность «вентиляционных инцидентов» — по ним нет официальной информации. Их четвертая особенность – не целенаправленность. Обычно борьба ведется за законы и права, но эти конфликты не имеют такой цели. ?

Осталось упомянуть о последней категории инцидентов – вызванных подстрекателями, направленных на людей и объекты, не имеющих отношения к делу. Один из них произошел в провинции Хунань в сентябре 2008. Такие беспорядки возникают довольно часто. В тот раз был разгромлен супермаркет, не имевший никакого отношения к делу. Разве это чем-то не похоже на карнавал? Люди грабят супермаркеты, магазины, и делают это с удовольствием. Так было в октябре 2008, когда в день национального праздника, магазины вообще не работали, но после их разгрома властям пришлось вводить войска. Таким же подстрекательством были вызваны события марта 2008 года в Лхасе, и в Синьцзяне, о которых говорили, что там поработали террористы; я так не думаю, это было следствие подстрекательства.

Таково мое обобщение массовых инцидентов в Китае. Основной характеристикой активности граждан по защите своих прав есть то, что в ней отчетливо виден материальный интерес. Однако «вентиляционные» инциденты не имеют такого интереса, они лишь высвобождают накопившиеся чувства досады и гнева. Ключевым отличием беспорядков, вызванных подстрекателями, и вентиляционных инцидентов является то, что первые направлены на людей, ни в чем не повинных.

 

Перевод Андрея Маклакова, Диалоги

Полный текст документа доступен по адресу: http://chinadigitaltimes.net/2010/03/yu-jianrong-maintaining-a-baseline-of-social-stability-part-i/




Комментирование закрыто.