Как стать жертвой неоколониализма и остаться ею навсегда?

Что покупают, то и продаем

Основу товарной структуры внешней торговли Украины на протяжении двух последних десятилетий составляют минеральные продукты, недрагоценные металлы и изделия из них, механические и электрические машины, продукция химической промышленности (сырье и удобрения), продукты растительного происхождения.

В январе—ноябре 2009 года, в сравнении с соответствующим периодом предыдущего года, выросли экспортные поставки в Китай — в 2,6 раза (за счет поставок черных металлов, а также руд, шлаков и золы) и Индию — на 13,1% (за счет поставок жиров и масел животного или растительного происхождения и черных металлов). При этом снизился объем экспорта в Италию — до 39,5% от уровня 11 месяцев 2008 г., Турцию — 42,7%, Польшу — 50,2%, Российскую Федерацию — 50,6%, Беларусь — 59,4%, Германию — 64,9% и Казахстан — 83,1%.

По данным Госкомстата, объем экспорта товаров за январь—ноябрь 2009 года достигал $35,6 млрд., импорта — $40,4 млрд., что составляло 56,6% и 50,1% от показателей соответствующего периода предыдущего года. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами — $4,8 млрд.

Напомним, что отрицательным сальдо внешнеторгового баланса остается в Украине последние 5 лет и является одним из основных факторов, негативно влияющих на стоимость национальной валюты. Мировой финансово-экономический кризис лишь усугубил ситуацию: несмотря на сокращение объемов экспорта, давление на гривню усилилось за счет попыток стабилизировать курс путем монетарных и административных методов. В результате к объективному снижению спроса на украинское сырье и продукцию добавился и ценовой фактор. Конкурентоспособность украинских товаров на внешних рынках снизилась еще резче, что привело к еще большему перекосу в структуре экспорта в пользу товаров с низким уровнем добавочной стоимости.

Подписанные в 2009 году новые газовые соглашения с Россией могут фактически уничтожить две очень энергозатратные экспортно-ориентированные отрасли экономики: химическую промышленность и черную металлургию. Очевидно, что новому правительству придется изыскивать средства для компенсации выросших затрат на энергоносители или же смириться с фактом возникновения массовой безработицы в промышленных центрах Восточной Украины и в моногородах.

Перспективы бесперспективности

В ближайшие годы (10—15 лет) у нашей родины, увы, нет ни малейших шансов изменить сложившуюся ситуацию без привлечения внешней помощи. Украина будет оставаться сырьевым придатком для более экономически развитых стран со все более четкой спецификацией предлагаемого на экспорт сырья и материалов. Сделать такой безрадостный вывод позволяет комплексная оценка состояния дел не только в экономике страны, но и в системе образования, транспорта и инженерной инфраструктуры, а также внешнеэкономической и внешнеполитической ситуации.

По мнению Владимира Рыжова (экс-первого замминистра Минпромполитики), мировой кризис показал, что менее уязвимыми оказались страны, где внутренний рынок был серьезно начинен товарами собственного производства — Китай, Вьетнам, Сингапур, Польша, Турция и некоторые другие. А вот Россия пострадала очень сильно, ибо за валюту от экспорта сырья и продукции низкого передела покупала за рубежом все необходимое для обеспечения жизни своих граждан. То есть производство товаров для народа внутри страны не сдвинулось с мертвой точки и никакие финансовые выкрутасы не компенсируют этого. И так будет еще очень долго.

У Украины же ситуация еще более плачевная — не имея таких объемов энергоресурсов для продажи и находясь в ситуации перманентного политического кризиса, все получаемые экспортные деньги мы либо проедали сразу, либо выводили из страны в офф-шоры. Привлекаемые кредитные ресурсы частично разворовывались, частично шли на погашение социальных выплат.

Следует отметить особую роль в этом процессе кабинета Юлии Тимошенко, в период работы которого долги Украины возросли в несколько раз, а золотовалютные резервы сократились вдвое. Часть же полученного от МВФ кредита была монетизирована и использована для обеспечения выплат зарплат и пенсий. В результате средств на модернизацию производства нет ни у бизнеса, ни у государства, и для решения этой задачи придется договариваться между собой всем участникам социального диалога.

Надежды на привлечение внешних инвестиций, к сожалению, пока беспочвенны. Напомню, что Украина уже много лет подряд «лидирует» в рейтингах коррумпированности, сложности ведения бизнеса, высокого уровня фискальной нагрузки и ужасного качества инфраструктуры. Одновременно с этим наш «конек» — постоянная политическая неопределенность и регулярно проводимые выборы в парламент или местные органы власти. Понятно, что при таких условиях ни один серьезный портфельный или венчурный инвестор не будет вкладывать капиталы в страну, где условия работы и правила налогообложения могут меняться чуть ли не каждый квартал. Скорее следует ожидать попыток конкурентного поглощения отдельных предприятий с целью убрать их с рынка.

Не следует также забывать и о том, что вступление в ВТО и многократные попытки Виктора Ющенко со товарищи приблизить страну к ЕС методом безоговорочных уступок привели исключительно к негативным последствиям для украинской экономики. Выполняя откровенно антиукраинские требования западных структур (административное увеличение уровня минимальных закупочных цен на молоко, отказ от обязательной сертификации продуктов питания, отказ от обязательной проверки качества импортируемого в Украину мяса и т. д.), наша власть фактически уничтожала отечественного производителя, открывая дорогу импортным товарам сомнительного качества и происхождения. При этом квоты на продажу украинских товаров на европейских и американских рынках никто не отменял, наоборот — ситуация только ухудшается.

Человеческий фактор

Вопрос переориентации Украины из сырьевого придатка в страну с высокотехнологическим производством лежит не только в финансово-экономической сфере. Деньги сами по себе не помогут преодолеть тот технологический разрыв, который есть на данный момент. Даже если представить себе, что проблему обеспечения модернизационного процесса финансами решить удалось, остается проблема кадровая.

За 19 лет независимости Украина умудрилась практически полностью уничтожить все научные школы, которые остались после распада СССР. Хроническое недофинансирование фундаментальной науки и системы среднего и высшего образования. Неудачная попытка либерализации образования, которая привела к торговле дипломами, — в итоге даже у министров и руководителей спецслужб оказались фальшивые документы об образовании. Непродуманная и откровенно глупая насильственная украинизация образовательного процесса с придумыванием «новой украинской терминологии». Прекращение финансирования выпуска учебников. Все это сказалось на качестве подготавливаемых специалистов.

Выпускники вузов в большинстве своем абсолютно не готовы к работе в промышленности. К недостаткам же образования добавляется также проблема престижности работы. В стране выпускается фантастическое количество юристов, экономистов и так называемых «менеджеров» и очень мало инженеров и технологов. О среднем специальном образовании вообще хочется промолчать. То есть почтить его память минутой молчания. Поскольку его нет. Как нет системы подготовки профессиональных кадров рабочих специальностей. Современное же производство во многом требует от рабочего массы специализированных знаний и навыков, которые нельзя получить за месяц-другой ускоренных курсов.

Фактически единственным шансом остается сценарий развития экономики мобилизационного типа. Но для его осуществления потребуется не только сильная политическая воля и стабильность в государстве, но и поддержка народом курса на реформы. Без такой поддержки — все усилия изменить ситуацию к лучшему будут потрачены впустую.

Мнение специалиста

Михаил Зверяков
доктор экономических наук, профессор:

— Сырьевая ориентация отечественного экспорта является следствием деиндустриализации экономики. Чтобы развить внутренний спрос на металл, необходимо, чтобы основой реального сектора стала обрабатывающая промышленность. Непосредственной причиной структурной деформации в сторону сырьевых отраслей является деиндустриализация народного хозяйства. Такая деформация сделала господствующим в реальном секторе сырьевой, а не промышленный капитал, ориентированный на производственное машиностроение. В такой деиндустриальной экономике невозможно производство передовых средств производства, поскольку нет обрабатывающей индустрии, которая могла бы ассимилировать производимое сырье (металл, химическую продукцию.) Произошел разрыв в производственно-технологической цепочке добывающих и обрабатывающих отраслей. Разорванными оказались фундаментальные связи воспроизводства: сырьевого и промышленного капитала.

В результате деградируют обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство, а промышленный капитал отраслей четвертого технологического уклада (атомная энергетика, ракетостроение, средства связи и т. п.) составляет не более 5%. Нынешняя хозяйственная практика продемонстрировала ошибочность суждений о «восстановительном росте», поскольку он невозможен без возрождения обрабатывающей промышленности.

Без такого восстановления невозможно обеспечить рост совокупной производительности труда отечественной индустрии, которая снизилась, по подсчетам специалистов, по сравнению с 1990 годом в 2,5 раза. Страна без высокотехнологического производства не сможет выйти на путь модернизации.

Наивно полагать, что высокотехнологические производства могут появиться сами по себе, стихийно. Некоторые считают, что роль государства должна сводиться к созданию благоприятного инвестиционного климата: обеспечение уровня инфляции 2—3%; независимый суд; защита прав собственности; отсутствие коррупции. И это, на их взгляд, поможет преодолеть наше отставание. Но частный бизнес не будет заниматься модернизацией промышленности — слишком велики затраты и риски. Без государственной поддержки наукоемкого производства не обойтись.

Юрий Гаврилечко, Киевский Телеграф




Комментирование закрыто.