Ради чего умереть маленькому украинцу?

Мы все время удивляемся пассивности и забитости маленького украинца, который стерпит многократное необоснованное повышение тарифов, нарушения своих фундаментальных прав, многомиллардные грабежи в высших эшелонах власти и многое другое. 
Однако все современные контр-системные силы акцентируют внимание ТОЛЬКО на социально-экономических проблемах, что и является их ахиллесовой пятой. 
Упускается один важный нюанс: человек может вести себя как свинья, возможно, даже ею быть, но он никогда себя свиньёй не признает. Выйти на протест с целью требовать повышения зарплаты на ХХХХ гривен – расписаться в том, что ты являешься свиньёй, которой нужно ставить немножко большую бадью с комбикормом.
Следует понять, что легендарный Марвин Джон Химейер, прославившийся «бульдозерной войной» против беспредела властей и «воротил» действовал не из-за обиды, что теперь он будет вынужден жрать на тарелку супа меньше, а из-за покушения на свои священные идеалы частной собственности и свободы. 

Очевидно, призывы к гражданам бороться за «нормальную жизнь» недостаточны, людям нужны сверх-идеи, идеи которые выплескиваются за пределы социального и политического, идеи ради которых не жалко и умереть. 
Современные сверх-идеи это суррогаты, оживленные зомби давно минувших дней. Язык, религиозные расколы, даже геополитика – все инерция прошлого, во всем этом нигде нет свежего нарыва. Как показали годы независимости, за эти идеи-суррогаты также никто не хочет умирать. 

Сверх-идею невозможно придумать. Сколько бы не собирались «яйцеголовые», пытаясь придумать стране «национальную идею», лучшее, что может у них может получится – «отфотошопленная» картинка помойки, ставшая после обработки картинкой Лувра. 
Сверх-идеи ненужно придумывать, их нужно находить и выковыривать. 

Идеологи должны находить социальные нарывы и конвертировать их в политическое действие. Сегодня у партийных идеологов преобладает узкое электоральное мышление, не позволяющее искать там, где нет отдачи в ту же секунду в виде рейтинга и голосов или отдача не очевидна на первый взгляд. Это неудивительно, ведь в украинскую шахматную политику играют только пешками – на клетку вперед. 

Вот некоторые перспективные пласты, освоив которые политическая сила сможет походить, как минимум, Конем. 

1. Кризис компетентности и гильдии профессионалов. В Украине вот уже как много лет разрушено образование, а лучшие кадры бегут из страны. Оставшихся профессионалов во всех сферах настолько мало, что уже очень скоро они все будут знать друг друга в лицо. Они неизбежно начнут осознавать свою незаменимость, а единственное чего им будет не хватать для выделения себя в отдельный класс – общей системы ценностей. Политическая сила, которая сможет спаять этих профессионалов станет позвоночником страны. Спаять осознанием сакральности своей профессии, своей миссии, своей избранности в этот период времени на этой территории. 
Впрочем, уже сегодня в Интернете существуют социальные сети, сообщества и сайты по проф. признаку, что говорит о неизбежном процессе самоидентификации этих групп. Вопрос только в том кто первый сделает на этом политический капитал и будет ли он однодневным — политтехнологическим или долгосрочным государствообразующим. 

2. Интоксикация цинизмом как шанс. Цинизм проник во все сферы общественной жизни, цинизм не дает человеку открыто возмутится действием власти, потому как он отчетливо помнит, что еще вчера и сам давал взятку, чтобы решить свои проблемы. 
Но, как и при употреблении спиртного, тут тоже есть своя ватерлиния, и, начиная с определенного момента общество начнет рвать, рвать без всяких моральных прозрений, рефлекторно, просто чтобы не захлебнутся рвотными массами цинизма. Ведь парадокс состоит в том, что постоянно жить в цикле «жрать-срать-спать» — …скучно. 
Нет сомнений, в один прекрасный момент критическая масса журналистов, которые еще абитуриентами журфака совершенно добросовестно намеревалась клепать «джинсу» и не предполагали ничего иного от своей будущей профессии, вдруг испытает непреодолимое желание попробовать чего-нибудь «этакого». В этот момент им будет очень не хватать адекватных этой потребности ценностей, выходящих за рамки привычной «воды» про журналистскую этику. 
Подобные революции совести потенциально возможны во всех отравленных слоях общества, задачи идеологов в подборе правильного ключика для каждого из них. 

3. Аполитичность молодежи и возврат маятника. Со времен независимости украинская молодежь включалась в политику дважды, в начале девяностых и во время Майдана. После оранжевой революции молодежь погрузилась в крепкую политическую спячку, которая длится уже более 5 лет. Нынешняя аполитичность молодежи просто потрясает, представляя собой что-то вроде защитной психологической реакции. Но можно спрогнозировать, что с 2010 года начнется постепенный процесс пробуждения. 
Политическое самоуничтожение последнего из тройки великого мифа Майдана — Януковича похоронит дискурс оранжевой революции и позволит молодежи побороться за место в новой конструкции. Если теория маятника верна, то вместо полнейшей апатии сегодня, завтра мы увидим задор похлеще энтузиазма конца 80-х – начала 90-х. 
Однако следует хорошо понимать, что новую поросль не уведешь за собой лозунгами 15-летней и 5-летней давности, в сущности, её вообще уже никуда никакими лозунгами не уведешь, о чем свидетельствует опыт провалов всех молодежных проектов кремля в России. Реальная задача состоит в том, чтобы интегрировать их уже существующие (или формирующиеся) ценности в политическую идеологию. 

Три приведенных пункта – то, что пришло в голову за несколько часов написания текста, нет сомнений что подобных пластов требующих ценностного осмысления существенно больше. О чем, собственно, и можно поговорить.

Андрей Облогин, «Хвиля»




Комментирование закрыто.