Большой миф о блокировании. Математика политики

 

Это, собственно, присказка. А сказка впереди. Автор «А шо надо?..» определяет одним из принципов создания новой структуры, «реально оппозиционной власти»: «Объединяться с другими ГО, деятелями и иже с ними — БЕСПОЛЕЗНО! Проверено. И не мною одним. Причины сейчас выкладывать не буду. Вобщем, структуру необходимо наращивать «свою». А потом уже в неё будут вливаться (или не вливаться) другие группы. Причём, принцип вливания должен быть — подчинение, т.е. встраивание в вертикальную систему структуры. Это совершенно не отменяет проведение каких-либо акций совместно».

Согласна. Мне давно подсознательно не нравилось, когда провозглашались благие намерения создать структуру, которая являет из себя «все для всех» или, говоря попросту «сбор блатных и шайка нищих». Уточняю: речь не о движении, а об организованной структуре, способной противостоять власти и бороться за победу не только и не столько в виртуальном мире.

В том круге жизни, где рождаются разного сорта гражданские организации и политические формирования, бытует мнение: объединение – это и есть ключ к успеху. Мнение совершенно ошибочное и вредное. Разрушительное мнение. Для того, чтобы это доказать, пришлось вспомнить математику, а именно – теорию множеств, которая описывает то, что мы в обычной политической деятельности называем многообещающим словом объединение.

Сразу скажу, что успешные форматы сосуществования разных гражданских и политических субъектов (подмножеств) есть:

1. Тот, что определен в статье Станислава Швецова «А шо надо?..» Слияние. То есть, когда подмножество становится частью множества. Математически это выглядит так: если организация А есть подмножество организации В, то все вместе есть множество В. Иначе говоря, как бы не кочевряжились коммунисты или НУшники, если они примут решение стать подмножествами ПР, то все это кодло (по-парламентски – коалиция) будет множеством ПР.

2. Формула, изобретенная в СССР – «блок коммунистов и беспартийных», на современном языке – «блок партии А и беспартийных». То есть, партия А – это множество, а представители общественности, выдвинутые своими множествами (ГО, движениями и комитетами) – подмножества множества А и в то же время – подмножества своих «материнских» множеств. В этом случае мы все равно будем иметь множество А, куда входят элементы других множеств, имеющих общие свойства с множеством А.

Например, группа защитников деревьев Киева делегирует в некую Партию своего представителя. Этот представитель становится членом (подмножеством) Партии и, в то же время, остается членом (подмножеством) своей родной киевской «зеленой» организации. При этом организация в Партию не вливается, поскольку кроме задач, связанных с представительством в районных советах Киева защитников киевских парков, точек взаимодействия у Партии и «зеленой организации» нет.

3. Движение. Целенаправленная работа разных сил для достижения одних целей. Можно это называть будоражащим воображение словцом – «сеть». Математически – множество подмножеств. Аксиома теории множеств: «Из любого множества можно образовать такое множество, каждый элемент которого является подмножеством данного множества».

То есть, если мы имеем многообразие ГО, ПО, неформальных организаций, кружков, компаний и отдельных деятелей (множество «Гражданское общество»), из него всегда получится образовать, например, множество «Движение Сопротивления», каждый участник которого (будь то ГО, партия или комитет дома №8) – элемент множества «Гражданское общество». Просто и, главное, работает на практике. Мы это все видели (а некоторые даже участвовали) в кампании «Не поддерживаю ни одного из кандидатов». Разные организации и люди решали и достаточно успешно решили задачу: «Как сделать президента нелегитимным?»

В результате целенаправленных действий множество подмножеств («сеть», «движение») рано или поздно рождает организованные структуры – успешные (основанные на принципах 1 и 2) и неуспешные (основанные на искривленном представлении об организациях, способных противостоять власти и бороться за нее).

Рано или поздно целенаправленные действия сетей (движений) рождают политических и гражданских лидеров, стоящих во главе успешных организаций.

Пачками появляются на свет и «лидеры» другого пошиба – думающие, что они сами представляют собой множество и пытающиеся «встроить в себя» другие подмножества (людей и организации). Иначе говоря, «впихнуть невпихуемое». Таких примеров – пруд пруди, достаточно взглянуть на цифры – в Украине 174 партии и 3029 международных и республиканских организаций. То есть, как минимум 3203 всеукраинских лидера (формально дело обстоит именно так).

Но не стану сейчас подробно останавливаться на математике успеха. Время придет. Интересно понять, почему так привлекателен для многих начинающих (и так и не начавших) политиков классический путь в никуда – блокирование или так называемое объединение.

На практике это всегда выглядит одинаково. Партия Вареников считает, что она станет гораздо сильнее и успешнее, объединившись с Партией Пустых Бутылок. Что Блок Пустых Вареников – это куда круче и дает больше шансов на победу в райцентре с численностью тыщ в пятьдесят живых душ. Что этот блок проведет в райсовет аж 20% – 20 депутатов – по 10 от каждой силы (вообразим, что в райсовете 100 депутатов). Бьют по рукам, пьют за победу, в муках рожают избирательный список по принципу «чет – вареник, нечет – бутылка». Считают ресурсы. Сбрасываются деньгами. В идеальном случае – поровну. Но случай никогда не бывает идеальным, поскольку лидер списка всегда один – или Вареник-с-Мясом, или Бутылка-из-под-Шампанского.

И – вперед, в «борьбу за это», окучивать электорат райцентра обещаниями райской жизни, при которой бутылки обязательно наполнят, а вареники непременно польют для вкуса содержимым бутылок.

Если все очень хорошо, никто никого не кинул и не подставил на протяжении жестокой предвыборной схватки, 20 депутатов Блока Пустых Вареников становятся депутатами райсовета. Дальше судьба «объединения» может быть разной: второй лидер захочет быть первым; выяснится вдруг, что на выборах пустые бутылки подворовывали средства из общей кассы; обнаружится, что вареники вообще имеют разные взгляды на жизнь с бутылками. И вместо множества «Блок Пустых Вареников» мы получим два множества – «Партия Вареников» и «Партия Пустых Бутылок», в самом лучшем варианте каждое из множеств останется со своими 10%.

Если все пойдет хуже, — и проценты, и влияние на районную политику будут, разумеется меньше. В самом худшем варианте – 3% (трендовый нынче показатель!) – в райсовет пройдут две бутылки и один вареник, в связи с чем Партия вареников будет чувствовать себя «кинутой» бутылками (ведь в кассу платили поровну!).

Варианты отношений могут быть разными. Каждый, кто имеет отношение к политике, знает, какими острыми могут быть подводные камни, способные располосовать тонкую ткань «объединений», вся суть которых – «усиление усилий ради победы на выборах».

Математически же – никакое это не объединение, а ПЕРЕСЕЧЕНИЕ множеств. Избирательный список – это область пересечения. То есть, партии на самом деле не объединяются, а пересекаются в границах избирательного списка. Каждый участник списка – кандидат в депутаты – принадлежит области пересечения партий, на время выборов становясь подмножеством как одной партии, так и другой. Каждый кандидат-вареник выступает не только от своей Партии Вареников, но и от Партии Пустых Бутылок. Соответственно, подмножество «кандидаты-вареники» — часть и множества «Партия Вареников», и множества «Партия Пустых Бутылок».

Здесь математика противоречит здравой политической логике. Ведь вареники и бутылки – совершенно не одно и то же. Ценности разные. Поэтому вареники не станут бутылками, а бутылки – варениками. Настоящее объединение – это варианты, описанные выше, 1 или 2. А пересечение множеств – это совсем не объединение, и правила для объединения здесь не работают.

Представьте себе для наглядности две пересекающиеся окружности. Их «объединение» в политическом смысле – это узкая область пересечения, тот самый общий партийный список. И каждая из организаций, составляющих т.н. «блок» напрягается и для себя, и «для того парня», имея в результате в самом идеальном случае только свои проценты. На которые можно было бы поработать и без всякого блока – и дешевле выйдет.

В случае же неравноправия участников сильному не нужен никакой блок со слабым – только поглощение. Поэтому Партия Регионов и не мыслит категориями «блоков», как и БЮТ, который по сути ПЮТ (Партия Юлии Тимошенко). Стремление к блокированию – удел для слабых.

Классика жанра – НУНС. Результат пересечения девяти множеств («Вперед, Украина!», «НРУ», «ХДС», «Собор», «ЕПУ», «КУН», «УНП», «ПЗВ», «Пора»). Не случайно уходящий президент Ющенко так настаивал на том, чтобы создать одно множество, одну партию, куда влились бы подмножества тех течений, которые составляли блок. Не случайно этого не произошло, и сегодня добрая половина множеств НУНСа уже есть подмножествами БЮТ или ПР. И результат слияния будет БЮТ или ПР, без всякого фактического блокирования, которое ослабляет сильных.

А теперь представьте, что Ющенко и компания не маялись бы идеей мегаблока, а сумели бы организовать в 2005 году множество «Наша Украина». И точка. Разве есть сомнения в том, что этот вариант был бы менее успешным, чем «объединение»? Даже если бы в результате мест в парламенте было получено не 72, а 65, все 65 депутатов входили бы в множество «Наша Украина» — и все.

Более того, случись успех у любой из правых «силенок» (хотя бы на уровне 3%, а это 15-18 депутатов), согласованные действия после выборов были бы у 80-83 депутатов, а не у 72, которые на самом деле принадлежат не только множеству «НУНС», но и своим множествам – партиям и партейкам.

Еще один классический пример —  Блок Левых Сил. Если КПУ вовремя не заглянет в учебник математики, коммунистов похоронят под обломками блока на следующих же выборах. Свои президентские 3% Симоненко набрал бы и без всяких «левых сил». А если случится чудо, и БЛС все-таки преодолеет парламентский барьер, это все равно убьет КПУ, поскольку коммунистических депутатов будет уже не 3%, а меньше — остальное слопают участники «объединения». И если в целях сохранения рабочего места Первый Секретарь КПУ Симоненко допускает блокирование, он своими собственными коммунистическими руками роет глубокую могилу своей партии. Хотя вполне возможно, что кто-то из более шустрых и зубастых левых в результате «объединения» сожрет дряхлеющую КПУ вместе со всем ЦК. Вольет в другую левую силу. Так или иначе, а теория множеств в случае с множеством «БЛС» не дает КПУ шансов.

На местных выборах «объединение» и «блокирование» на деле еще противоестественнее и бессмысленнее.

Выводы и решения:

1. Сильным объединение (математически – пересечение) с более слабыми не нужно и вредно – это ослабляет.

2. Слабым, конечно, выгодно подорвать сильных своим участием. Но сильным надо быть начеку.

3. Объединение (пересечение) слабых со слабыми – совершенно провальная комбинация.

4. Слабым стоит попытаться стать сильными не через мифическое «объединение», а пользуясь принципами 1,2,3.

5. Гораздо успешнее объединяться не ДО выборов, а ПОСЛЕ них, следуя принципу 3. Об этом — отдельно.

Прошу простить за «многа букафф». За математику прощения не прошу, поскольку уверена, что политика – прикладная область математики.

Ирина Самарина для «Хвилі»




Комментирование закрыто.