Время стимулировать

 

До этого политика «дорогих денег», которой пришлось охлаждать экономику, действовала от обратного. Безусловно, инфляцию удалось сдержать (официальный уровень ее по итогам в 2009 г. был отмечена на уровне 12,30%). Это оказалось «ниже» прогнозировавшегося значения в 13-14% и лучше итогов года первой волны кризиса (в 2008 г. — 22,3%).

Стельмах отметил, что  для выхода экономики страны на докризисный уровень 2008 г. понадобится порядка4-7 лет. Политика социальных стандартов, которую будет проводить Кабинет министров, какой бы она не была,на уровне инфляции в нынешнем году не отразится. В прошлом году реальный ВВП упал до уровня 2005 года, а на восстановление до утраченных позиций уйдет порядка 7 лет.

Весьма примечательно, что тренд роста ВВП по итогам 2004-2005 г. был лучшим за всю историю независимой Украины, в то время как после 2005 г. этот показатель пошел по нисходящей и достиг в 2009 г.официального значения порядка «минус» 15%, а по неофициальным данным «минус» 18%.

Сегодня весь мир борется с финансовым кризисом, разрабатывая меры по стимулированию своих экономик, правительства стран отпускают инфляцию и накачивают финансовые системы излишней ликвидностью (говоря иначе — включают печатный станок). Плохого в этом ничего нет, потому как на дворе кризис, а не сытые докризисные годы, когда подобная мера была бы расценена как экономически неграмотный шаг и самая простая мера решения проблемы покрытия дефицита бюджетов.

Центробанки мира работают с пониженными базовыми учетными ставками. Так, ФРС (США) понизила ее до интегрированных 0-0,25%. Европейский Центробанк, как стало известно сегодня, сохранил на предельно низком уровне в 1%, главный банк Японии работает со ставкой 0,10%, в Англии этот показатель 0,50%. В 2010 г. учетная ставка от Центробанка России может быть понижена на 1,75%, до отметки 7% с нынешних 8,75%.

В чем суть? Реализовать политику «дешевых денег», разгон инфляции и запуск экономики через дешевую ликвидность (низкую цена денег), доступность кредитов.

По-видимому, для Украины пришел свой черед принимать меры кризисного стимулирования. Лучше уж поздно, чем никогда, раз в ведомстве регулятора банковского рынка заговорили о том, что для выхода из рецессии нужны стимулирующие меры. Одним из приемлемых сегодня экономических шагов Национальный банк рассматривает возможность снижения стоимости стимулирующих кредитов для банков, которые смогут начать кредитовать экономику страны для того чтобы она наконец-то начала выходить из кризиса.

В этом я вижу желание НБУ пересмотреть в сторону понижения процентные ставки. Сегодняшние показатели учетной ставки 10,25% и ставка рефинансирования 15,50% никак не могут способствовать выходу экономики из кризиса. Наоборот, это замедляет спрос на кредиты (имеем адекватный высокий уровень кредитных ставок от банков порядка 25-30%). Размещать ресурсы (выдавать кредиты) банкиры могут лишь по ставке выше, чем они привлекли их у Нацбанка. Это экономическая истина, но делать кредитование ниже стоимости самих ресурсов, не оговаривая при этом процентную политику (величину базовых ставок), о чем говорят некоторые политики, заявляя о ставках на кредиты в «5%» — это значит не разбираться в сути банковских и экономических процессов.

По словам Стельмаха, согласно ожидаемому уровню инфляции в 9,70% на 2010 год, чтобы сделать кредиты в пределах 10% для конечного потребителя, должна быть учтена и инфляция, которая должна хотя бы не «съедать» цену займов у банков, но и должны учитывать, как сказал наш главный банкир — все макроэкономические показатели. В это я вижу хороший знак и рискну предположить, что учетная ставка может быть понижена, и чтобы выйти в конечном тоге на 10%-ю стоимость кредитов конечному заемщику, весьма.

Опираясь на прогнозы макроэкономических показателей от Кабмина на текущий год, номинальный ВВП в 2010 году должен быть порядка 1179 млрд. грн. В связи с этим, рост денежной массы в нынешнем году может составить порядка 30%. Что это значит? Это значит, что количество ресурсов, находящихся в наличном обращении и на счетах в безналичной форме увеличится на треть. Попросту говоря «напечатается», либо конвертируется за счет инвестиционных ресурсов и валютных поступлений. С одной стороны, я думаю, Кабмин решил найти механизм латания бюджетных дыр через эмиссию гривны и продолжение политики внешних заимствований на международных кредитных рынках (МВФ, ЕБРР, Всемирный банк, система евробондов), с другой стороны (и это правильно) в сцепке с Нацбанком этот процесс должен пойти так как во всем цивилизованном мире — наконец-то начать кредитовать экономику.

Во всем мире механизм наполнения ликвидностью экономик проходит только через банковскую систему:Центробанк выпускает в оборот деньги лишь через подконтрольные ему финучреждения, рефинансируя их, чего не делалось на Украине в кризисные годы. Делось все наоборот. Деньги «печатались» и конвертировались из кредитных ресурсов, которые привлекало правительство у кредиторов (в том числе и на внутреннем рынка, через ОВГЗ, а на внешнем — кредиты МВФ и прочие заимствования), однако выпускались они не в банки, которым была объявлена правительственная вендетта, а отдавались в бюджетные фонды (пенсионный, казначейские расчеты, прочее), через которые и пропадали в экономику, раздувая инфляцию, но в месте с тем и подталкивая гривну к девальвации. Получая на руки гривну при том же количество товаров в экономике, мы стимулировали простую и классическую инфляцию, однако не идущую на пользу делу, а только девальвирующую гривну.

Инфляция и девальвация это разные экономические категории. Сегодня инфляция никого не пугает в мире, а вот девальвация как раз является для экономики тревожным сигналом для экономики, поскольку определяет стоимость национальной валюты относительно свободно-конвертируемых валют и в привязке к золотовалютным резервам страны.

Глава НБУ отметил, что в их ведомстве ориентируются на 20% роста денежной массы и полагают, что такая мера не подхлестнет инфляцию. Касательно уровня инфляции, г-н Стельмах уверен, что ее значение не будет зависеть от того, какую политику социальных стандартов будет проводить Кабмин. Можно считать, что Нацбанк эти 20% эмиссионной гривны направит в коммерческие банки, изменив свою процентную. политику. И это будет правильно, ибо кризис — это прекрасная возможность «накачать» экономику ликвидностью в требуемых объемах. Однако, потом встанет вопрос, что делать со всем этим объемом гривны.

США решает проще — через фондирование банковской системы Восточной и Центральной Европы, через МВФ, куда «сбрасывается» излишняя ликвидность. Для Украины такой путь заказан, это однозначно. Остается один вариант — не бояться, что новый Кабмин удешевит гривну. Я советую не бояться того, что, пусть и звучит непопулярно «гривна падает» — это все относительно. Но сейчас экономике нужна именно такая гривна: «разогретая». Со временем все встанет на свои места и уже вопрос охлаждения экономики и «откачка» этой самой излишней гривны будет решаться в свете новых проблем. Сейчас надо одно — запустить кредитование и не бояться идти на инфляционные меры, пока не будет возобновлен тренд и уровень роста ВВП, как то предрекает Стельмах, до уровня 2005 года.

Экономку надо «вспушить » и наладить, прежде всего, утраченные позиции экспорта. Для экспорта как раз гривна выгодна более дешевая, потому что при низком курсе доллара стимулируется импорт и импортеры хорошо зарабатывают на ввозимых товарах, в то время, как экспортеры теряют свои позиции. При заниженном курсе гривны (курс доллара выше), экспортерам будет легче снизить долю себестоимости в конечной цене продукта и повысить долю прибыли. В конечном итоге выиграют все.

По-видимому, в рамках реализации инвестиционно-разивающейся модели вывода экономики из кризиса, украинцам придется жить с «облегченной» гривной, но это не сделает их беднее, а поможет вернуть стране утраченные за последние годы позиции.

Владимир Беляминов для «Хвилі»




Комментирование закрыто.