Взгляд на рынок труда во время рецессий в исторической перспективе

 

Уровень безработицы вырос до 10,1 % в октябре 2009 года (первое двузначное значение этого показателя за 26 лет) и оставался в районе 10 % в ноябре и декабре. В целом, по данным Бюро статистики труда (БСТ), этот показатель увеличился на 5 процентных пунктов с начала рецессии в декабре 2007 года. В декабре в несельскохозяйственной сфере количество рабочих мест сократилось на 85 000, что превысило ожидания аналитиков, хотя ноябрьские значения и были пересмотрены в сторону увеличение на 4 000 рабочих мест. Общие потери рабочих мест в несельскохозяйственном секторе в течение этого спада составляют 7,2 миллиона.

Чтобы проследить возможное изменение ситуации на рынке труда в перспективе, мы сравним последние два кризисных года с предыдущими спадами, в том числе, с Великой Депрессией. Мы также изучим данные, которые обычно используются для оценки условий на рынке труда. Хотя о количестве безработных и уменьшении рабочих мест в несельскохозяйственной сфере широко говорится, твердое понимание того, что и как они показывают, имеет важное значение для понимания того, что нам говорится о текущем состоянии рынка труда.

Сценарии дальнейшего развития ситуации с безработицей.

Национальное бюро экономических исследований (NBER) официально определяет, когда начинались и заканчивались американские спады. Его работа по датировке циклов развития показывает, что с 1948 года страна пережила 10 спадов, не считая текущего эпизода. Все эти спады проходили от вершины до самой низшей точки в среднем за 10 месяцев, в то время как снижение занятости продолжалось в среднем 12 месяцев.

Прошлые эпизоды, однако, отнюдь не однородны. Самые длинные спады начались в ноябре 1973 и июле 1981 годов, каждый из них длился по 16 месяцев. А скажем, спады, которые начались в июле 1990 и марте 2001 годов, продолжались всего по восемь месяцев, но вызывали длительные периоды медленного роста занятости после того, как валовой внутренний продукт уже начинал восстанавливаться.

Нынешний спад, скорее всего, окажется самым длинным за весь послевоенный период, хотя официальная дата его конца еще не определена. Единственная возможность для текущего кризиса не превысить 16-ти месяцев и не превзойти спады 1973 и 1981 годов [возможна в случае], если NBERпридет к выводу, что нынешний экономический спад закончился в апреле 2009 года или ранее. Чтобы сравнить текущий кризис и спады прошлых годов, мы сделали графики, на которых сравниваем динамику развития безработицы сегодня с ситуацией во время других послевоенных спадов. В качестве исходной точки, мы использовали уровень безработицы, равный 4,7 % (ноябрь 2007 года).

Оказалось, что уровень безработицы в условиях нынешнего экономического спада вырос гораздо быстрее в сравнении со средними историческими данными (диаграмма 1). К декабрю 2008 года он уже превысил средний показатель по отношению ко всем послевоенным спадам и продолжал расти в течение 2009 года.

Диаграмма 1

Если сравнивать развитие безработицы вглубь и ее продолжительность, то спады 1973 и 1981 годов наиболее близки к нынешней экономической ситуации. Сценарий 1973 года, предупреждает нас, что безработица может оставаться высокой в течение длительного времени. Сценарий 1981 года предлагает более оптимистичный взгляд с довольно быстрым восстановлением и возвращением к дорецесионному уровню безработицы менее чем через три года после начала экономического спада.

Восстановление ситуации с занятостью после кризисов 1990 и 2001 годов предлагает нам мрачную картину в среднесрочной перспективе. Оба спада были довольно мягкими в краткосрочной перспективе с небольшим ростом уровня безработицы в течение первого года, но их последствия долгое время держали безработицу выше докризисного уровня. В отличие от эпизодов 1973 и 1981 годов ситуация 1990 и 2001 годов, больше коррелирует со средними значениями послевоенных спадов.

Общая занятость гражданского населения в ходе нынешнего спада также показывает давление, под которым находится рынок труда. Процент снижения занятости в гражданском секторе до октября 2008 года не отличался от предыдущих спадов, после чего начал стремительно ухудшаться, выйдя за рамки исторического диапазона в течение нескольких месяцев (см. диаграмму 2). Это совпало с началом коллизий на финансовых рынках, которые потрясли экономику и привели к дальнейшему ухудшению ситуации с занятостью.

Диаграмма 2

Занятость в гражданском секторе продолжает сокращаться все 24 месяца с начала нынешнего экономического спада. В отличие от сокращения занятости во время прошлых спадов, когда, как правило, она стабилизировалась через шесть месяцев и начинала показывать первые признаки восстановления через один год.

Ускорение сокращения занятости после октября 2008 года уже не сопровождается ростом безработицы. Это расхождение можно отчасти отнести за счет рабочих, выходящих из трудоспособного возраста.

Нынешний спад, по сути, отличается от предыдущих эпизодов развития ситуации в гражданском секторе. Хотя во время спадов 1973 и 1981 годов наблюдался значительный рост рынка рабочей силы, в 1990 и 2001 годах его увеличение было небольшим. В условиях нынешнего экономического спада кривая рабочей силы в гражданском секторе до октября 2008 года находилась в исторических рамках (диаграмма 3). Затем она продолжила несколько необычный минимальный рост, который опустился ниже исторического диапазона через два месяца и остается там и по сей день, за исключением мая 2009 года. В последние месяцы 2009 года она заметно упала даже ниже уровня начала рецессии в декабре 2007 года.

Диаграмма 3

Потери в несельскохозяйственном секторе

Для оценки совокупных условий на рынке труда аналитики и политики часто обращаются к показателям уровня безработицы, занятости гражданского населения и количества рабочей силы, ко всей той информации, которая поступает из отчета «Текущий обзор населения» (CPS), выпускаемого Бюро трудовой статистики (BLS).

BLS ежемесячно выпускает еще один отчет, использующий другое определение занятости и другие исследования и методологии оценки ситуации. Это обзор под названием «Текущая статистика занятости» (CES), получаемый из информационной выборки по коммерческим организациям и являющийся источником широко используемых данных касательно занятости в несельскохозяйственном секторе. Исследование CES считает рабочие места (списочное количество работников), а CPS – работающих людей.

Оба обзора имеют свои сильные и слабые стороны. CPS обеспечивает более широкую картину занятости в несельскохозяйственном секторе, поскольку включает в себя индивидуальных предпринимателей, неоплачиваемых домохозяек, работающих в частном секторе домашних хозяйств, и работников, находящихся в отпусках без оплаты. Он может даже частично захватить незарегистрированную занятость, которая не будет учтена в CES. Тем не менее, классификация занятости, применяемая в CPS, основана на субъективном рассказе интервьюируемых о своей работе и не всегда соответствует отчетам работодателей, приводимых в CES (см. Приложение 1).

Аналитики часто рассматривают CES в качестве лучшей оценки циклического движения в области занятости по секторам из-за большей репрезентативности выборки. Однако это может являться причиной двойного счета, поскольку сюда могут входить лица, имеющие более одной работы, или те, кто сменил место работы во время проведения исследования. В конце концов, цифры из CES не всегда легко совместить с данными CPS по домохозяйствам (см. Приложение 2).

Чтобы достичь более ясного сравнения прошлых и текущего спадов по отчетам CES, мы приняли в расчет важное структурное изменение в составе рабочей силы. Доля сельского хозяйства в общей занятости гражданского населения в среднем была более 10 процентов до 1970 года и менее 10 процентов после, согласно данным CPS. Это изменение структуры совпадает с другими сдвигами, такими как увеличение количества женщин в составе рабочей силы, которые привели к созданию новых моделей роста занятости в несельскохозяйственной сфере. Мы приняли во внимание эти структурные изменения в сельском хозяйстве, путем разделения данных отчетов CES по занятости в несельскохозяйственных отраслях на периоды до и после 70-х годов.

В США занятость в несельскохозяйственной сфере часто испытывала резкие изменения до начала 70-х. Рассматриваемая через историческую призму ситуация с занятостью в течение нынешнего спада с самого начала была необычна. Будучи меньше средней в первые месяцы спада, после октября 2008 года потеря рабочих мест в несельскохозяйственном секторе превысила норму для периода до 1970 года (диаграмма 4). Но в отличие от исторического опыта, характерного для периода до 1970 года, восстановления уровня несельскохозяйственной занятости еще не произошло.

Диаграмма 4

В период после 1970 года общая занятость гражданского населения и несельскохозяйственная списочная занятость вели себя аналогичным образом, что отчасти объясняется снижением уровня занятости в сельском хозяйстве. Снижение несельскохозяйственной занятости в кризисы после 1970 года были несколько мягче, чем ранее, но выправление ситуации занимало больше времени, до 17 месяцев в среднем (диаграмма 5).

Диаграмма 5

В течение первых восьми месяцев текущего спада снижение несельскохозяйственной занятости находилось в рамках средних значений для периода после 1970 года. После октября 2008, однако, мы видим значительные расхождения. Ускорение текущего спада является необычным по сравнению с периодами как до, так и после 1970 года. Темп снижения занятости в несельскохозяйственной сфере замедлился лишь в последние несколько месяцев.

Динамика потерь в несельскохозяйственной сфере после октября 2008 года показывает такое же ухудшение, которое мы наблюдаем в общей занятости гражданского населения на диаграмме 2, что является необычным с учетом изменения уровня безработицы, как это видно на диаграмме 1.

Анализ сценариев безработицы

Стремительное ухудшение на рынке труда после октября 2008 привело к страху, что экономика может погрузиться в вторую Великую Депрессию, кошмарный период, когда уровень безработицы возрос с 3,2 процента в 1929 году до 20,9 процента в 1933 году. Взгляд назад, в 30-е годы, может рассказать нам, насколько близко текущая ситуация подошла к величайшей экономической катастрофе последнего столетия.

Данные о занятости населения в межвоенный период мы можем почерпнуть из важной работы Стэнли Леберготта (Stanley Lebergott), дополнив их путем добавления «аварийных работников» (безработных, занятых на общественных и государственных работах — прим. перев.), как это было предложено Майклом Р. Дарби (Michael R. Darby). Леберготт работал с данными переписей населения, проводимых раз в десять лет, и другими источниками для создания ежегодных оценок рабочей силы и занятости, которые могли бы соответствовать оценкам CPS.

Для периодов между переписями Лебергот использовал данные CES о занятости в разбивке по секторам, подвергая их различным усовершенствованиям, чтобы получить окончательные цифры. Он использовал данные CES еще и потому, что они достаточно полно охватывали период вплоть до 1929 года. Исследования же CPS начались только с 1940 года. Однако из-за недостатка полных данных обследований CES до 1929 года (за исключением данных по промышленному производству) он должен был использовать и другие источники, чтобы проследить ситуацию с занятостью назад во времени.

Существуют серьезные различия между Великой Депрессией (по данным о занятости Леберготта – Дарби) и текущим экономическим спадом. Глядя на кривую периода между 1919 и 1941 годами, становится ясно, что в условиях нынешнего экономического спада уровень безработицы значительно меньше, чем он был в межвоенный период (диаграмма 6).

Диаграмма 6

Нынешний спад больше и глубже, чем спады 1923 и 1926 годов, но это не рецидив погружения в десятилетие Великой Депрессии. Основные различия, вытекающие из этих данных, состоят в порядках масштаба и продолжительности Великой депрессии, хотя мы сейчас не можем в полной мере оценить, с чем можно сравнить нынешний спад, пока экономика не пойдет на поправку и не перейдет от потери рабочих мест к устойчивому их созданию.

Не все кризисы одинаковы

Взгляд на историю показывает, что нынешний экономический спад оказывает не такое серьезное влияние на рынок труда, как это было во времена Великой Депрессии. Хотя сегодняшняя ситуация имеет много общего с послевоенным опытом, она необычна по длительности и глубине воздействия на рынок труда. После октября 2008 года произошло ускорение сокращения занятости, что превратило средненькую рецессию в худший эпизод со времен Второй мировой войны.

Различные источники данных о рынке труда используют различные определения понятий и методологии. Тонкости проведения подсчетов могут усложнить интерпретацию агрегированных данных, а иногда и сама агрегация может маскировать важные структурные изменения.

Исторические прецеденты показывают, что при исследовании условий рынка труда, приходится изучать широкий спектр данных, чтобы понять источники и то, что они выражают, для получения более полного и ясного понимания цифр. И даже в этом случае, выводы должны приниматься с большой осторожностью.

Мы должны помнить, что не бывает двух совершенно одинаковых спадов. Структурные изменения, (например, снижение доли занятости работников в сельском хозяйстве) могут просто иметь отношение к эволюции рынка труда, но могут привести и к искажению результатов при сравнении с прошлыми ситуациями. Другие структурные изменения, такие как доля трудового участия, уровень квалификации рабочих и переход от производства к услугам, тоже имеют значение.

Хотя имеющиеся с точки зрения доступных данных ограничения препятствуют точному сравнению спадов, этот исторический анализ помогает нам лучше понять относительную тяжесть текущей ситуации. Примечательно, что этот спад является необычным по глубине и ширине потерь занятости населения. Причины этого будут рассматриваться аналитиками и общественностью еще долгие годы.

Приложение 1

Два взгляда на занятость: сравнение данных CPS и CES

Сравнение по:

Исследованию домашних хозяйств (CPS)

Списочные исследования (CES)

Целевая группа

 

Гражданское трудоспособное население в возрасте 16 лет и старше

Несельскохозяйственные рабочие места (сдельная и повременная оплата)

Тип исследования

Ежемесячное исследование примерно 60,000 домашних хозяйств

Ежемесячное исследование примерно 150,000 частных направлений деятельности и государственных учреждений. В общей сложности около 390,000 организаций

Основные результаты

Исследование рабочей силы, занятости и безработицы с серьезными демографическими подробностями

Исследование занятости, рабочего времени и заработка, с серьезными производственными и географическими подробностями

Учетный период

Календарная неделя, в которую входит 12 -е число месяца

Период, оплачиваемый нанимателем, в который входит 12 -е число месяца

Концепция занятости

Определяется число занятых людей

• Учитывает нескольких работающих сразу

• Учитывает лиц, отсутствующих на работе за свой счет

Определяется число несельскохозяйственных списочных рабочих мест

• Учитывает многих наемных работников по ведомости

• Учитывает только тех, кто получал оплату за учетный период

Разница в определении термина «занятость»

Включает лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, работников сельского хозяйства и связанных с этим работников, работников частных домохозяйств, неоплачиваемых семейных работников (лиц, работающих без официальной оплаты в семейном бизнесе), и рабочих в отпусках, без сохранения заработной платы

Не включает все группы лиц, перечисленные в левой колонке, исключая заготовку леса для сельского хозяйства и связанные с этим отрасли

Корректировка значений

Не является прямым ориентиром для определения ситуации с трудоустройством; поправки по основной базе населения ежегодно пересматриваются в соответствии с межпереписными оценками и каждые 10 лет, в соответствии с десятилетними переписями

Данные корректируется ежегодно, в соответствии с отчетами по занятости, получаемыми в основном из записей по страхованию от безработицы

ИСТОЧНИК: Бюро трудовой статистики, “Employment from the BLS Household and Payroll Surveys: Summary of Recent Trends,” 8 янв. 2010. Дополнительная информация по ссылкам:www.bls.gov/cps и www.bls.gov/ces.

Приложение 2

Согласование отчетов CPS и CES

Чтобы согласовать два часто расходящихся между собой отчета по трудоустройству, Бюро статистики труда (БСТ) рассчитывает альтернативный ведомостной отчет для несельскохозяйственного сектора, который подстраивает исследование CPS, для более тесной увязки с текущей статистикой занятости (CES).

Это происходит следующим образом: из результата вычитается занятость в сельском хозяйстве и связанных с ней секторах, несельскохозяйственные индивидуалы, неоплачиваемые семейные и частные домашние работники, рабочие отсутствующие на предприятии без сохранения заработной платы, а добавляются несельскохозяйственные наемные работники и многочисленные гражданские служащие. Результаты подвергаются сезонному сглаживанию колебаний.

Эта корректировка сближает расхождения показателей, но различия остаются. Между 1998 и 2001 годами, например, рост занятости в несельскохозяйственном секторе был более точно отражен в CES, чем в скорректированном CPS (см. диаграмму). В обоих случаях мы видим тенденцию к уменьшению безработных, однако скорректированные данные CPS показывает стагнацию в процессе, а CES прямое снижение кривой в период между 2001 и 2003 годами. С декабря 2007 по декабрь 2009 года, по мере развития нынешнего спада, снижение занятости в несельскохозяйственном секторе составило 7,2 млн. человек в соответствии с CES, и 8,5 млн. человек, в соответствии со скорректированным CPS.

БСТ дает несколько возможных причин таких расхождений, в основном связанных с различиями в определениях понятий, репрезентативности и концепциях двух исследований. Эти различия происходят из-за ошибок выборки, корректировки значений, незарегистрированной занятости, организации новых фирм и перехода людей с одной работы на другую. Существование этих расхождений напоминает нам о том, что различные исследования занятости могут давать противоречивые ответы, поэтому важно отслеживать цифры и понимать, что они показывают, прежде чем делать выводы.

 

Перевод: Арвид Хоглунд, специально для сайта «Война и Мир»




Комментирование закрыто.