Через три года украинскую ГТС можно будет пустить на металлолом

 

Что будет вместо штрафов?

Вопреки заявлениям проправительственных СМИ, Юлия Тимошенко и Владимир Путин не только не пересмотрели условия заключенного в январе договора, но фактически еще раз подтвердили свою приверженность ему. Озвученные 19 ноября «изменения» полностью соответствуют подписанным 19 января 2009 года между НАК «Нефтегаз Украины» и ОАО «Газпром» соглашениям о поставках и транзите газа на 2009—2019 годы.

Первый и главный вопрос — штрафные санкции. В рамках январского договора между украинским «Нефтегазом» и российским «Газпромом» были предусмотрены штрафные санкции за недобор законтрактованного газа по принципу take or pay. После встречи в Ялте, на переговорах в Москве «Газпром» «простил» штрафы за 10 месяцев 2009 года. Кроме того, было снижено годовое контрактное количество газа в 2010-м с 52 млрд. куб. м до 33,75 млрд. куб. м. При этом сам принцип взимания штрафных санкций за недобор газа остался без изменений. Как без изменений осталось и то, что Украина по-прежнему не будет применять штрафные санкции к «Газпрому» за невыполнение объемов транзита газа по украинской территории.

По словам Юлии Тимошенко, то, что впервые за 18 лет подписан настоящий европейский рыночный контракт, — это абсолютное укрепление суверенитета Украины, отношения равных партнеров. Действительно, контракт рыночный и европейский. Только в 2009 году все европейские потребители недобрали законтрактованный газ, но для них ни о какой отмене санкций речь не идет.

Ну а к обсуждению штрафов и других деталей можно вернуться потом, после выборов. Тем более что штрафные санкции за два месяца нынешнего года остались и за будущий год — никуда не делись. А переговорные позиции Украины ухудшаются с каждым днем: как днем приближающегося банкротства «Нефтегаза», так и днем строительства обходных газопроводов.

Прибыль или убытки? Смотря для кого…

Как сказал Владимир Путин, чтобы избежать штрафных санкций в дальнейшем, Украина должна просто законтрактовать меньший объем газа. Но ведь это не меняет принципиального изъяна ныне действующего договора: санкции за невыкупленный Украиной газ предусмотрены, а за снижение транзита — нет!

Но, по договору, подписанному Тимошенко, Украина не имеет гарантированного транзитного объема. Более того, получать за транзит она будет намного меньше, чем наши европейские соседи. Если взять за основу повышение стоимости транзита с $1,7 на 60%, то получим — $2,72 за 1000 кубометров на 100 км. Как известно, общие обязательства украинской компании по прокачке газа достигают 104,5 млрд. куб. м при плане транзита на 2009 год в размере 110 млрд. куб. м и выполнении его на 60%.

Скорее всего, объем транзита в следующем году будет намного ниже планового. Но даже если Россия транспортирует в следующем году практически нереальные 110 млрд. куб. м газа, на протяжении первого квартала деньги за него мы получать не будем. «Газпром» уже давно полностью осуществил оплату планируемых объемов транзита газа за 2009-й и за 1-й квартал 2010 года. Следовательно, Украина «схарчевала» четвертую часть тех доходов, которые планировала получить от транзита газа в будущем году. А наши платежи при этом еще впереди. И сможем ли мы их осуществлять — вопрос, безусловно, интересный.

Ну а цена газа для Украины будет расти. Несмотря на слова Тимошенко, она была самой высокой в Европе. Напомним, что в первом квартале 2009 года Украина платила за газ из расчета $360 за 1000 куб. м. В то время как, например, Армения — $165 за 1000 куб. м, Беларусь — $210 за 1000 куб. м. В последнем квартале стоимость газа для Украины составила $208—209, но в І—ІІ кварталах 2010 года она будет расти в связи с повышением цены на нефть.

Кроме того, в следующем году не будет действовать 20-процентный дисконт на цену газа, предоставленный «Газпромом» Украине в 2009 году «в связи с тяжелой экономической ситуацией». По прогнозам, среднегодовая цена 1000 куб. м вырастет с $223 в 2009 году до $286 в 2010-м. Следовательно, цена на газ вырастет на 28,3%, а не на 20%. При договорном потреблении в следующем году в размере 33,75 млрд. куб. м украинцы заплатят за газ в 2010 году около $7,7 млрд. против $5,5 млрд. в 2009 году, то есть дополнительно $2,2 млрд. Скорее всего, именно эти средства, которые «Газпром» получит благодаря подписанному Тимошенко договору, пойдут на «Южный» и «Северный» потоки.

Но не факт, что Москва каждый год будет проявлять понимание в отношении наших экономических трудностей. И не проблема Путина, что ввиду предвыборных баталий «эпицентр кризиса» сдвинулся у нас с нынешнего года на будущий. Это уже проблема Тимошенко, поскольку именно ее Кабмин заведует нынче бюджетными расходами.

«Нефтегаз» между долгами и дефолтом…

На внутреннем рынке также ожидаются трудности с получением дополнительных средств. Согласно договоренностям с российской стороной, с апреля 2008 года часть газа для промышленных предприятий Украины продает не НАК «Нефтегаз», а дочернее предприятие «Газпрома» — «ГазпромСбытУкраина». И по договору от 13 ноября 2009 года в 2010 году компания приобретет у НАК «Нефтегаз» для перепродажи природный газ в объеме примерно в 25% общего объема импортного газа, предназначенного промышленным потребителям Украины. То есть четверть внутреннего рынка газа, предназначенного для продажи промпредприятиям, «Нефтегаз» уже потерял. Это обстоятельство дополнительно подрывает финансовое состояние НАК.

В начале октября международное рейтинговое агентство Fitch Ratings понизило долгосрочные рейтинги НАК «Нефтегаз» с уровня «С» до «RD», то есть компания оказалась в условиях ограниченного дефолта. С большим трудом удалось договориться о реструктуризации долгов на смешную сумму — $500 млн. В начале ноября, согласно информации, озвученной представителем Президента по вопросам международной энергетической безопасности Богданом Соколовским, НАК «Нефтегаз» подал проект финансового плана на 2010 год с дефицитом около 21 млрд. грн. Следовательно, дефолт стал перманентным состоянием украинского газового монополиста.

Проблемой остается и выполнение текущих обязательств по платежам за природный газ. Как известно, до 7 декабря Украина должна рассчитаться за получаемое от «Газпрома» голубое топливо. Есть ли на это деньги? После обвального снижения украинских рейтингов (как суверенного — страны, так и хозяйствующих субъектов, в том числе «Нефтегаза») на поддержку международных финансовых институтов рассчитывать приходится все меньше.

Подтверждением этому является, например, тот факт, что 17 ноября 2009 года на заседании совета директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) не будет рассматриваться проект выделения НАК кредита в $300 млн. для пополнения оборотного капитала на закупку природного газа. Хотя раньше данный вопрос вроде бы планировался. Как сообщил пресс-секретарь представительства банка в Киеве Антон Усов, точная новая дата рассмотрения этого проекта пока неизвестна.

Таким образом, за почти два года работы действующего Кабмина НАК вплотную подошла к банкротству. Основная часть долгов сформировалась в 2009 году, после того как цены на газ вследствие подписания нового договора с «Газпромом» 19 января 2009 года были существенно подняты. Как говорится, «теперь его можно брать тепленьким».

А в это время в Европе…

Пока Украина строит «партнерские отношения» с Россией, сдавая ей транзитные отношения и внутренний рынок, Российская Федерация укрепляет отношения с ЕС. Незаметно для отечественной прессы (и судя по всему, чиновников тоже) прошло подписание газового меморандума между Россией и Европейским Союзом. А зря. Хотя по форме этот документ близок к подписанной 23 марта текущего года в Брюсселе Декларации о модернизации украинской ГТС между нашей страной и евросообществом, по содержанию он отличается так же, как синица в руке от журавля в небе.

О чем же договорились высокие стороны 16 ноября? Подписав Меморандум, они юридически узаконили «механизм раннего предупреждения» в энергетической сфере. Если быть более точными, документ подразумевает совместные действия сторон в чрезвычайных ситуациях, к каковым относятся возможные перебои поставок российского газа в Европу, в частности — несанкционированный отбор голубого топлива при его транзите.

Фактически механизм реализации раннего предупреждения предусматривает три основных шага, два из которых — дипломатически безобидные, а один — весьма конкретный: сообщения, консультации, имплементация решений.

Меморандум ориентирован в первую очередь на нейтрализацию Украины, с которой у России и Европы уже не один год возникают проблемы. Именно после российско-украинского газового конфликта в начале 2009 года и зародилась идея создания такого документа.

Теперь в случае необходимости Россия и ЕС могут в рамках двусторонних консультаций согласовать позиции относительно общей оценки сложившейся ситуации. По условиям подписанного меморандума, стороны формируют группу экспертов, которая включает в себя представителей России и Европейского Союза.

Главной задачей этого рабочего органа является проведение консультаций и разработка рекомендаций по устранению угрозы возникновения или преодоления чрезвычайных ситуаций в сфере энергоснабжения. О том, что рекомендации будут добровольно-принудительными в исполнении, говорит последний из трех заложенных в меморандуме шагов — имплементация решений. Характерная черта документа: хотя речь идет об Украине, вопрос участия в консультациях украинских экспертов не рассматривается. То есть Украина полностью выброшена из переговорного процесса.

Стоит ли дополнительно говорить о том, что «московский меморандум» по своему практическому значению перевесил «брюссельскую декларацию» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Прежде всего становится очевидным, что Украине не удастся с помощью Европы выкинуть Россию из транзитных проектов будущего. Наоборот, очень похоже, что именно нас оставят «за кадром» выгодных схем.

Мимо всех «потоков»

14 ноября 2009 года Россия и Словения подписали межправительственный договор по строительству «Южного потока». С этого момента РФ закончила переговоры по «Южному потоку» со всеми странами-партнерами — Словенией, Болгарией, Сербией, Венгрией и Грецией.

Другой проект — «Северный поток» — находится в еще более продвинутой фазе. Его реализуют «Газпром», E.ON Ruhrgas, Wintershall и Gasunie. Третья декада октября ознаменовалась знаковым событием. Дания, первая из затрагиваемых трубой стран, выдала компании-оператору Nord Stream AG разрешение на строительство трубы на ее территории. А 5 ноября Швеция и Финляндия разрешили прокладку газопровода в своих экономических зонах в Балтике. До конца 2009 года Nord Stream AG рассчитывает завершить получение всей разрешительной документации, чтобы в следующем году начать строительство. Прямую транспортировку российского газа в Европу планируется начать в третьем квартале 2011 года.

Сооружение обоих «потоков» поставит крест на статусе Украины как основного транзитера газа. Парадоксально, но на их сооружение деньги дает сама Украина — по новым газовым договоренностям. А самое обидное то, что, несмотря на «проевропейскую» риторику последних лет, наша страна все более удаляется от Европы, в то время как Россия, против которой всегда боролась «оранжевая» власть, с этой самой Европой постепенно сближается. Причем за наш с вами счет: вполне возможно, именно туда пойдут средства, которые «Газпром» получит благодаря подписанному Тимошенко договору.

В итоге Украина по полной программе ощутит все прелести существования без «газового» козыря во внешнеполитических переговорах как с Россией, так и с ЕС. В плане экономической перспективы ситуация еще хуже: через три года украинскую газотранспортную систему можно будет смело пустить на металлолом.

Точка зрения

Владимир Корнилов, директор Украинского филиала Института стран СНГ:

— Отказ России от применения штрафных санкций к Украине за недобор газа — это, безусловно, жест доброй воли. Не буду вдаваться в подробности, какую сумму Россия фактически дарит Украине — 2—3 миллиарда долларов, как утверждают «бютовцы», или 6—7, как считает Президент. Но смею вас заверить: России сейчас, в условиях кризиса, поразившего и ее экономику, лишними не были бы ни два миллиарда, ни уж тем более семь.

Кроме того, надо понимать, что России теперь, после такого царского подарка, предстоят тяжелые объяснения со своими западными партнерами. Уже после сентябрьской встречи Путина и Тимошенко в Польше, когда прозвучали первые заявления о возможности списать украинский долг за недобор газа в этом году, в «Газпроме» выстроилась очередь из представителей крупнейших западных корпораций, потребляющих российский газ по тому самому пресловутому принципу take or pay. Сделав такую поблажку Украине, Россия вынуждена будет сейчас идти на некоторые поблажки другим партнерам. Это лишний раз подтверждает, что Россия согласилась на значительные потери для себя ради того, чтобы не ввергать экономику Украины в полный хаос и не ставить тем самым под угрозу стабильность поставок газа в Европу.

И, кстати, очень показательно, что на этот жест доброй воли Украина ответила в присущем ей духе: буквально на следующий день после подписания контрактов вновь возобновлена порочная практика объявления российских граждан персонами нон-грата, а депутаты от Юлии Тимошенко внесли законопроект о героизации УПА. Очень по-дружески относительно России…

Конечно, разговоры о том, что Россия пошла на колоссальные уступки в обмен на обещания Тимошенко когда-то в далеком будущем оставить в Украине Черноморский флот или сдать Москве «гордую и независимую» газовую трубу, выглядят примитивными. Смею вас заверить, в России давно знают цену обещаниям украинских политиков и уж тем более Юлии Тимошенко. Поэтому хотим мы того или не хотим, но Москва уже сейчас в едином пакете с этим миллиардным «дисконтом» для непредсказуемой Украины добивается определенных гарантий для себя в будущем. Именно этим вполне логично объясняются попытки и России, и Европы застраховать себя от ситуации начала 2009 года.

Нам же остается выбирать: либо где-то выискивать дополнительные миллиарды для выплат, которые мы должны — подчеркиваю это слово — совершить по условиям контракта с Россией (кстати, и по его поводу Тимошенко уверяла нас, что тот контракт тоже был «первым прозрачным, европейским, рыночным»), либо же идти на унизительные для себя процедуры, предусматривающие более чем жесткий контроль за нашей газотранспортной системой со стороны поставщиков и потребителей энергоресурсов. Я думаю, в условиях, когда для украинского государства головной болью является поиск всего-то одного миллиарда гривен на борьбу с эпидемией гриппа, особого выбора у Киева не было.

В любом случае, Украине надо готовиться к тому, что уже в ближайшие годы роль монопольного транзитера российского газа ею будет утрачена. Хотя бы в какой-то мере сохранить свои позиции возможно за счет миллиардных вливаний в модернизацию газотранспортной системы. В этой связи нужно как можно быстрее избавляться от комплексов и садиться за стол переговоров с РФ и ЕС по поводу их участия в спасении ржавеющей украинской трубы. Хотя, думаю, все понимают, что до инаугурации нового президента Украины этого ожидать не приходится.

Юрий ГАВРИЛЕЧКО, для Киевского Телеграфа




Комментирование закрыто.