Уильям Ф. Энгдаль. СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ. Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок

Глава 1. ТРИ СТОЛПА БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Империи нужна новая стратегия

Свободная торговля и костяк Британской империи

Британская «неформальная империя»

Великая депрессия 1873 года

Глава 2. СИТУАЦИЯ ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ: ГЕРМАНИЯ И ГЕОПОЛИТИКА «ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ»

Германское экономическое чудо

Берлинская банковская система

Необходимость в развитой железнодорожной инфраструктуре и флоте

Глава 3. ВСЕМИРНАЯ БОРЬБА ЗА КОНТРОЛЬ НАД НЕФТЬЮ НАЧИНАЕТСЯ

Британский адмирал смотрит дальше масляных ламп

Д’Арси разгадал секрет горючих камней

Поездом от Берлина до Багдада

Новые дредноуты

Судьбоносный визит графа Грея в Париж

Фашода, Витте, великие проекты и великие ошибки

Глава 4. НЕФТЬ СТАНОВИТСЯ ОРУЖИЕМ, БЛИЖНИЙ ВОСТОК – ПОЛЕМ БИТВЫ

Обанкротившаяся Британия вступает в войну

Нефть в Мировой войне

Тайная восточная война

Продавая одну и ту же лошадь дважды

Судьбоносное письмо Артура Бальфура лорду Ротшильду

Бальфур поддерживает новую концепцию Империи

Глава 5. ОБЩАЯ ЦЕЛЬ И КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ: АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ БОРЬБА ЗА НЕФТЯНУЮ ГЕГЕМОНИЮ

Морган финансирует британскую войну

Банкиры Нью-Йорка бросают вызов лондонскому Сити

Англия стремится к нефтяному господству

Черчилль и Арабское Бюро

Битва за контроль над Мексикой

Секрет британского нефтяного господства

Глава 6. АНГЛО-АМЕРИКАНЦЫ СМЫКАЮТ РЯДЫ

Генуэзская конференция

Германия пытается обойти англичан

Синклер и американское предложение3

Оккупация Рура

Настоящие причины гиперинфляции в Веймарской республике

Англо-американская «красная линия»

Детердинг, Монтегю Норман и Шахт: «Проект Гитлер»

Глава 7. НЕФТЬ И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК БРЕТТОН-ВУДА

Новая Империя восстает из пепла войны

Долларовый стандарт, Большая Нефть и нью-йоркские банки

План Маршалла формирует послевоенную нефтяную гегемонию

Власть нью-йоркских банков увязывается с американской нефтью

Мохаммед Моссадык бросает вызов англо-американской нефти

Италия пытается получить независимость в нефтяной сфере и развитии

Дерзкая инициатива развития Маттеи

Глава 8. КРИЗИС СТЕРЛИНГА И УГРОЗА СО СТОРОНЫ АЛЬЯНСА ДЕ ГОЛЛЬ – АДЕНАУЭР

Континентальная Европа возрождается из послевоенных руин

Большой англо-американский заговор против Европы

1957 год: точка невозврата для Америки

«Этот Шеви-58…»

Долларовые войны 1960-х

Вьетнамский вариант принят

Америка начинает загнивать изнутри

Слабое звено – стерлинг – разорвано

Де Голля вынуждают уйти

Глава 9. ОБРАЩАЯ ВСПЯТЬ МИРОВУЮ ЭКОНОМИКУ: КТО ПРИВЕЛ К НЕФТЯНОМУ КРИЗИСУ 1970-х?

Никсон перекрывает кислород

Необычная встреча в Сальтшёбадене

Киссинджер и нефтяной шок после войны Судного дня

Экономические последствия нефтяного шока

Убить очарование «ядерной розы»

Создание англо-американской «зеленой» программы

Ограничение рождаемости становится «национальной безопасностью» США

Глава 10. ЕВРОПА, ЯПОНИЯ И ОТВЕТ НА НЕФТЯНОЙ ШОК

«Нефтедолларовый денежный порядок» разоряет развивающиеся страны

Из Коломбо идет политическое землетрясение

Мирный атом становится поводом для войны

Кризис золота, доллара и новая опасность из Европы

«Крах 1979-го»: Иран и Волкер

Глава 11. НАСАЖДАЯ НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК

Пол Волкер заимствует британскую модель

Дипломатия канонерок и мексиканская инициатива

Уолл-Стрит с помощью МВФ разыгрывает сценарий 1920-х

За что боролись, на то и напоролись

«Приступим с небольшой помощью наших друзей…»

Саддам: операция «Буря в пустыне» и Новый Мировой Порядок

«В прицеле независимые Европа и Япония»

Глава 12. ОТ ИМПЕРИИ ЗЛА К ОСИ ЗЛА

В поисках нового пугала

Япония: ранить первого гуся в стае

Фаза два: охота на Азиатских Тигров

Вашингтон возвращается к Халфорду Макиндеру

Россия получает от МВФ лекарство для стран третьего мира

Югославию подвергают шоковой терапии

Нефтяная геополитика США на Балканах

Глава 13. НОВОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ДЛЯ НЕФТЯНОЙ ГЕОПОЛИТИКИ

Буш возвращает в Вашингтон «большую нефть»

«… где лежит окончательный приз…»

«Новый Американский Век»

От Кабула до Багдада: война с террором или война за нефть?

«Надо идти туда, где есть нефть…»

Козырная энергетическая карта Путина

Контролируя Россию и ее энергетические ресурсы

Нефть и базы – устраняя препятствия

«Всеобъемлющее доминирование»

Глава 14. НЕФТЬ, ВОЕННЫЕ БАЗЫ, «ЦВЕТНЫЕ» РЕВОЛЮЦИИ И НОВЫЙ ЯДЕРНЫЙ АРМАГЕДДОН

США переходят к военной защите своих устремлений

Американские базы окружают Евразию

Россия и вашингтонские «цветные революции»

Грузия и российско-американские столкновения из-за нефти

Оранжевая революция: в погоне за королевскими драгоценностями

Вашингтонские друзья Виктора

Путин, «Юкос» и национальные интересы

Новая российская геополитика трубопроводов

Китай, Россия, США: новая Холодная война за нефть

США сдерживают Россию

«Ядерный выбор» Вашингтона

Глобальный удар: пентагоновский «Конплан 8022»

Русский медведь точит свои ядерные зубы

Приложение 1. Список источников на английском языке по главам

Приложение 2. Некоторые участники встречи в Сальтшёбадене, Швеция, во время Бильдербергской встречи 11-13 мая 1973 года

Приложение 3. Речь Дика Чейни, компания «Халибертон», в Институте нефти в Лондоне осенью 1999 года

Приложение 4. Индекс имен

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Я пишу это предисловие к русскому изданию моей книги «Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок» с особым тяжелым чувством и в то же время с радостью. Тяжелое чувство возникает от серьезности той ситуации в современном мире, где единственная оставшаяся ядерная супердержава, страна моего рождения, угрожает уничтожить планету в своем безумном стремлении к бесконтрольной власти. Подобно Великобритании в период между 1919 и 1945 годами нынешние США являются империей на последней стадии своего упадка.

И я рад помочь российским читателям обрести более четкое понимание того, что скрывается за зачастую запутанной военной и дипломатической политикой Вашингтона. Эта книга – результат моих тридцатилетних исследований истории, включая личные беседы со многими участниками событий и представителями англо-американ­ского истеблишмента.

Всю американскую политику после 1940-х годов можно кратко обобщить цитатой из служебного внутреннего меморандума Госдепартамента США, написанного архитектором политики сдерживания в отношении России и СССР в годы Холодной войны Джорджем Кеннаном. В 1948 году на пороге создания НАТО он писал:

«У нас есть около 50% мирового богатства, но только 6,3% мирового населения… В этой ситуации мы не можем не быть объектом зависти и обиды. Нашей реальной задачей в предстоящий период является разработка модели взаимоотношений, которая позволит нам сохранить это положение диспропорции без положительного ущерба нашей национальной безопасности. Чтобы сделать это, нам придется отказаться от всякой сентиментальности и мечтательности; и наше внимание должно быть сосредоточено всюду на наших непосредственных национальных целях. Мы не должны обманывать себя, что мы сегодня можем позволить себе роскошь альтруизма и мировой благотворительности».

Джордж Кеннан, Государственный Департамент США, 1948

Сегодня Америке уже не завидуют. Провозглашенный в 1941 году Американский Век находится в стадии своего упадка. «Американская мечта», к которой я, мальчишка на американском Среднем Западе, был причастен в 1950-х, сейчас стала кошмаром для десятков миллионов американцев. Сегодня их выселяют из домов. Американская экономика рушится со скоростью, невиданной со времен Великой Депрессии. Доллар падает все ниже. А наш президент, подобно Герберту Гуверу в начале 1930-х годов, способен лишь повторять республиканскую мантру: «Экономика становится лучше; оставьте все, как есть, и все будет хорошо…».

Однако гибель Америки как мировой доминирующей экономической державы – не причина для торжества. У «бумажного тигра», как однажды сказал Мао, до сих пор ядерные зубы. Возросшая с конца 2006 года конфронтация между США и Россией требует более глубокого понимания американской политики. Понимания того, почему, по мнению американских стратегов от Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского до их учеников в лице Мадлен Олбрайт и Конди Райс, именно Россия является «Призом», который даже важнее Китая.

Современный анализ событий, разворачивающихся от Ирака и Афганистана до недавней волны «цветных революций» вокруг России, как правило, не включает оценку геополитического и исторического контекста этих событий. Сегодня необходимо ясное понимание истории и того, что британский географ сэр Халфорд Макиндер определил как евразийскую геополитику в своем докладе 1904 года под названием «Географическая ось истории». Макиндер заложил теоретические основы британской имперской гегемонии, а после Второй мировой войны определил и американскую глобальную проекцию власти. Он глубоко осознавал ключевую роль, которую в силу своего географического положения играет Россия – уникальная евразийская континентальная держава, наделенная изобилием всех необходимых минералов, огромными сельскохозяйственными угодьями и источниками энергии. Макиндер называл Россию «Сердцем мира».

Начавшаяся в начале 1940-х Холодная война была спровоцирована не Сталиным и не агрессивным СССР, как тому учит американская и британская история. Она тщательно подстрекалась и провоцировалась сначала Уинстоном Черчиллем и позже – Гарри Трумэном, который попал под влияние черчиллевской риторики «железного занавеса» в 1946 году в Фултоне. Постоянное состояние войны и страх перед советской угрозой рассматривались американской элитой как наилучший способ укрепления Американского Века.

Данная работа является попыткой раскрыть ключевое значение сегодняшней России всем, кто пытается осмыслить невразумительные тенденции мировой политики, но она не претендует на отражение полной картины нашего мира. Россия была и остается «Сердцем» мировых событий, но это лишь часть геополитической картины. После распада СССР перед США лежало два пути в отношениях с новой Россией.

Они могли бы осторожно, но ясно обозначить начало новой эры политического и экономического сотрудничества с раздробленным и ослабленным бывшим противником в Холодной войне. Пятнадцать лет назад дальнейшее укрепление взаимного экономического сотрудничества могло бы превратить Евразию в одну из процветающих экономических зон, но для этого в ответ на роспуск Россией Организации Варшавского договора надо было бы постепенно ликвидировать и НАТО.

Вашингтон избрал другой путь для решения своей проблемы с «Сердцем мира». В 1990 году на встрече Большой Семерки в Хьюстоне администрация Джорджа Буша-старшего настояла на передаче Международному валютному фонду всей полноты власти при проведении экономических реформ в странах бывшего Варшавского договора. Радикальная неолиберальная экономическая политика свободного рынка, совершенно неуместная в России, Польше, Болгарии, Югославии или любом другом из бывших коммунистических государств Европы, проводилась под угрозой невыдачи западных банковских кредитов и при полной поддержке МВФ, требовавшего приватизации и рыночных мер.

Эти экономические инициативы нельзя понять без знания того, что энергичная группировка американского истеблишмента – семья Бушей – появилась в годы Второй мировой войны при поддержке господствовавшей тогда семьи Рокфеллеров. Рокфеллеровский круг обладал чрезвычайным влиянием в послевоенной политике США и включил в себя семью Бушей в качестве младших партнеров в проекте Нового Мирового Порядка.

Уже тогда проект предполагал трансформацию социального уклада Америки и изменение мировоззрения обычных американцев, чтобы получить страну фанатичных и объятых страхом людей, ведомых христианскими фундаменталистами. Более пятидесяти лет Холодной войны были использованы американской элитой, чтобы ввергнуть собственное население в состояние страха перед лицом воображаемой внешней угрозы «коммунистической подрывной деятельности». Решения Вашингтона во имя «национальной безопасности» стали оправданием для войн, которые американцы не понимали и не принимали.

Эта трансформация общественных норм населения США во многом не осознается большинством европейцев, живущих вдали от США и помнящих образы иной эпохи. Внутреннее перерождение американского общества с помощью социальной инженерии в невообразимых масштабах – неотъемлемая часть Нового Мирового Порядка.

Эта книга прослеживает роль нефти как столпа англо-американ­ской власти, начиная со второй половины XIX века. Но лейтмотивом является не нефть сама по себе, а дающий политическую власть геополитический контроль над ней.

Россия обладает уникальными геополитическими картами. Она способна найти и доставить нефть и природный газ всем своим соседям и тем самым выбивает из рук США основной геополитический козырь – контроль над нефтью в качестве оружия. В 1950-е годы, когда страны НАТО воздвигали свой «железный занавес», Сталин приказал добиться независимости России от импорта западной нефти. В результате родилась новая революционная концепция формирования нефти и углеводородов в недрах планеты. Лучшие научные умы мира провели кропотливые исследования и доказали, что нефть не является ископаемым топливом, которое в течение миллионов лет образуется из останков мертвых динозавров и водорослей; Нефть постоянно рождается в недрах Земли и выходит на поверхность там, где позволяют геологические линии разлома. Нефтяные месторождения в Сибири стали тому доказательством и опровержением западных геологических теорий.

Автору посчастливилось узнать об этом из первых рук от американского физика, который в течение 15 лет работал рядом с российскими и украинскими учеными, которые создали это чудо сибирской нефти.

Я посвящаю русское издание книги доктору Дж.Ф. Кении, члену Российской академии наук, другу России, коллеге В. А. Краюшкина и других невоспетых героев российской науки. Джек Кении является выдающимся ученым и выдающимся человеком, чья работа в Москве и на нефтяных месторождениях Сибири помогла изменить наш мир к лучшему.

Ф. Уильям Энгдаль, Висбаден, Германия, апрель 2008 года

Глава 1

ТРИ СТОЛПА БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ

Империи нужна новая стратегия

Ничто не оказало такого влияния на историю прошлого века, как борьба за захват и удержание контроля над мировыми запасами нефти. Мы слишком мало знаем, каким образом вокруг этого сырьевого ресурса сформировали свое политическое и экономическое могущество деловые круги, в основном подконтрольные правительствам двух стран: Англии и позже – Соединенных Штатов.

К концу 1890-х годов Британия была во всех отношениях ведущей политической, военной и экономической силой в мире. Начиная с 1815 года Британское золото, ревностно оберегаемое Банком Англии, придавало необходимый вес фунту стерлингов как первооснове мировой кредитной системы. Прусское военное превосходство сыграло ключевую роль в победе над Наполеоном при Ватерлоо. Но именно Веллингтон и британцы присвоили себе всю славу, а вместе с ней и львиную долю мировых запасов золота, которые вскоре хлынули в Лондон. «Хорош, как стерлинг» в те времена звучало как высшая оценка надежности. Закон от 22 июня 1816 года объявил золото единственной мерой ценности в Британской империи. Все последующие 75 с лишним лет британская международная политика была озабочена лишь набиванием английских карманов – хранилищ Банка Англии – золотом из вновь открытых копей по всему миру, будь то в Австралии, Калифорнии или в Южной Африке. Естественным следствием этой сырьевой политики стала политика «стратегического отказа» конкурирующим государствам в доступе к тем же разведанным золотым месторождениям.

После 1815 года морское господство Британии было неоспоримо. Британские корабли перевозили британскую сталь, уголь и продукцию текстильной промышленности Манчестера. Десятилетиями английские мануфактуры были ведущими в мире.

Но за этим фасадом бесспорного мирового превосходства Британии скрывалась внутренняя гниль. Чем больше британские торговые дома расширяли кредитование мировой торговли, а банки лондонского Сити выводили свои капиталы для строительства железных дорог в Аргентине, Соединенных Штатах и в России, тем сильнее деградировала собственно английская экономика. В то время лишь немногие понимали, насколько беспощадна и закономерна связь между этими двумя процессами.

На определившем устройство пост-наполеоновской Европы Венском конгрессе 1814-1815 годов дипломатическими усилиями британского министра иностранных дел лорда Каслри Британская империя выторговала себе право властвовать над морями. В обмен она предложила коварные «уступки» габсбургской Австрии и остальной континентальной Европе, целью которых было сохранить раздробленную Центральную Европу слишком ослабленной, чтобы сопротивляться британской глобальной экспансии. Таким образом, сложившееся после Ватерлоо морское господство Британии (а вместе с ним и контроль над мировой морской торговлей) стало первым из трех столпов новой Британской империи. Товаропроизводители континентальной Европы, так же как и большей части остального мира, отныне были вынуждены следовать законам торговли, которые устанавливались в Лондоне страховой компанией Ллойда (морское страхование) и банковскими синдикатами. В то время как крупнейший на тот момент в мире Королевский Британский флот поддерживал безопасность на основных морских путях и обеспечивал британские торговые суда бесплатной «страховкой», судовладельцы других стран были вынуждены страховать свои суда от пиратства, катастроф и военных действий в лондонском страховом синдикате Ллойда.

Кредит и банковские векселя лондонского Сити были необходимы практически для каждой финансовой операции в мировой морской торговле. Частный Банк Англии – сам в свою очередь порождение крупнейших финансовых дельцов лондонского Сити (как назывался этот район финансистов), принадлежавших к таким семействам, как Бэринги, Хамбро и Ротшильды, – управлял крупнейшим в мире золотым запасом, рассчитывая свои действия так, чтобы при желании можно было безжалостно утопить любой конкурирующий рынок в потоке английского экспорта. Бесспорное господство Британии в международном банковском деле после 1815 года стало вторым столпом ее имперского могущества.

Третьим столпом, приобретающим к концу века все более и более решающее значение, стал британский геополитический контроль над мировыми природными ресурсами: хлопком, металлами, кофе, углем, а к концу века и над новым «черным золотом» – нефтью.

Свободная торговля и костяк Британской империи

В 1820 году британский парламент принял «Декларацию принципов», ставшую предвестником серии изменений, которые наряду с прочими причинами привели столетие спустя к Первой мировой войне и ее трагическим последствиям.

Действуя в интересах влиятельных дельцов из лондонских торговых и банковских кругов, группировавшихся вокруг Банка Англии и Александра Бэринга (торговый дом «Братья Бэринги»), парламент принял эту Декларацию в поддержку концепции «абсолютной свободной торговли», которую несколькими десятилетиями раньше развивал шотландский экономист Адам Смит.

А в 1846 году эта «Декларация принципов» была применена при аннулировании парламентом знаменитых протекционистских Хлебных законов, которые оберегали сельское хозяйство страны. Отмена Хлебных законов произошла в интересах и с подачи могущественных финансовых и торговых кругов лондонского Сити, которые полагали, что британское мировое превосходство дает им решительное преимущество, которое они должны только наращивать. При бесспорном британском доминировании в мировой торговле применение концепции Адама Смита могло только его укреплять за счет других, менее развитых государств.

Под лозунгом свободной торговли британские коммерческие банки получили огромные прибыли в турецко-индийско-китайской опиумной торговле, а британское Министерство иностранных дел способствовало их интересам на уровне правительства, требуя от Китая открыть свои порты для «свободной торговли» во время британских Опиумных войн.

В 1843 году с откровенной целью призвать к отмене Хлебных законов был основан новый пропагандистский еженедельник «Экономист», выражающий коммерческие и финансовые интересы лондонского Сити.

В мае 1846 года партия сэра Роберта Пиля (британские тори), продавили судьбоносную отмену Хлебных законов, что стало поворотной точкой к худшему не только в британской, но и в мировой истории. Это событие открыло дверь потоку дешевых продуктов сельского хозяйства, разоривших не только английское фермерство, но и сельское хозяйство других стран. Простая сентенция торговцев «Покупай дешево, продавай дорого» была вознесена на уровень государственной экономической стратегии. Потребление стало единственной целью производства.

Потеряв защиту Хлебных законов, британское сельское хозяйство и фермерство пришли в упадок. Ирландские фермеры оказались в нищете, поскольку после отмены Хлебных законов на их основном рынке сбыта резко упали цены на зерно. Массовый голод и эмиграция ирландских крестьян в конце 1840-х годов – трагический Ирландский картофельный голод 1825-1826 гг. и его последствия – стали прямым следствием британской политики «свободной торговли». Вся предыдущая ирландская политика Англии заключалась в том, чтобы препятствовать там развитию сильного самодостаточного производства и оставить Ирландию экономически зависимой и обслуживающей потребности Англии «хлебной корзиной». Сейчас же в погоне за призраком свободной торговли была уничтожена и сама эта хлебная корзина.

Сразу после 1846 года индийские крестьяне из британских колоний в Индии с их нищенскими зарплатами вступили в борьбу с британскими и ирландскими фермерами за рынок британских «потребителей». Уровень заработной платы внутри Британии начал падать одновременно с ценами на хлеб. Английские Законы о бедных и нищих гарантировали компенсацию работникам, чьи доходы были ниже прожиточного минимума, и размер этой компенсации был привязан к стоимости буханки пшеничного хлеба. То есть падение цен на хлеб привело к падению уровня жизни в Англии.

Фактически отмена протекционизма Хлебных законов давала «зеленый свет» «политике дешевой рабочей силы» по всей Британской империи. Единственные, кому это пошло на пользу (если не брать в расчет первоначальное резкое падение цен на продукты в Англии), были гигантские международные лондонские торговые дома и финансировавшие их коммерческие банки. Классовая дифференциация в британском обществе усугубилась увеличением разрыва между небольшой кучкой очень богатых и все увеличивающейся массой очень бедных, что явилось закономерным следствием «свободной торговли» (1).

Е. Пешайн Смит, американский экономист и яростный оппонент британской политики свободной торговли, в своих работах в то время суммировал воздействие господства Британской империи и ее свободной торговли на мировую экономику в 1850-е годы: «Таковы были правила, которые до сих пор устанавливает законодательство Британии. Фактически, на эту страну можно смотреть как на гигантского купца, который торгует со всем остальным миром, располагая огромным ассортиментом товаров не для пользования, а для продажи, который старается производить товары как можно дешевле, чтобы суметь продать их по цене ниже, чем у конкурентов. Торговца, который смотрит на выплату заработной платы своему собственному населению лишь как на дополнительную потерю прибылей правящих кругов» (2).

Пешайн Смит сравнивает эту британскую доктрину «государство как владелец гигантского магазина» от Адама Смита со товарищи с национальной экономической мыслью, рождающейся на континенте в 1850-х годах, особенно в рамках немецкого Таможенного Союза и других экономических начинаний Фридриха Листа (3).

«Их политика, – замечает Е. Пешайн Смит, – будет диктоваться инстинктом производителя, а не торговца. В качестве мерила национального процветания они будут использовать производство в целом, а не уровень прибыли в торговле. Таким образом, объединенные в Таможенный Союз великие европейские нации – Франция, Россия и германские государства – практически отвергли идею, которая так долго управляла коммерческой политикой Англии. Все, что выиграла Англия от этой политики, хорошо описал один из ее умнейших и уважаемых авторов Джозеф Кей: в этом государстве «аристократия гораздо богаче и могущественнее, чем в любой другой стране мира. Бедные же гораздо более угнетены и доведены до нищеты, более многочисленны в сравнении с другими классами; они более подвержены безбожию и значительно хуже обучены, чем бедные в любой другой европейской стране, исключая только нецивилизованные Россию, Турцию, порабощенную Италию, плохо управляемую Португалию и революционную Испанию»» (2).

Так в 1851 году началась кампания по формированию господствующей английской идеологии, использующей порочные и фальшивые мальтузианские тезисы о перенаселении вместо того, чтобы признать реальность намеренно недостаточного инвестирования в новые технологии и производства. Эта политическая доктрина, которая обосновывала жестокую экономическую политику, была названа английским либерализмом. По сути, определившийся к концу XIX века английский либерализм оправдывал развитие все более могущественной имперской элиты, управляющей от имени «обычной серой массы», которой нельзя доверить самоуправление.

Но основной целью либеральной элиты в британском правительстве и в общественной жизни XIX века было служение интересам только ограниченной группы лиц и сохранение ее влияния. В последние годы XIX столетия власть сконцентрировалась в руках узкой группы банков и компаний лондонского Сити.

Британская «неформальная империя»

Все предыдущие полтора столетия манипуляции свободной торговлей были сутью британской экономической стратегии. Британский гений заключался в том, чтобы, подобно хамелеону, приспосабливать эту политику к изменяющимся международным экономическим реалиям. Но ядром политики оставалась смитовская «абсолютная свободная торговля» в качестве оружия против независимой национальной экономической политики конкурирующих государств.

К концу XIX века британская элита начала интенсивное обсуждение вопроса о том, как им сохранить свою глобальную империю. В последней четверти XIX столетия под лозунгами новой эры «антиимпериализма» Британия вступила в более изощренную и гораздо более эффективную фазу поддержки своего доминирующего положения в мире, которая впоследствии была названа «неформальной империей». Пока государство сохраняло ядро имперских владений в Индии и на Дальнем Востоке (в Тихоокеанском регионе), британский капитал в невероятных количествах хлынул в Аргентину, Бразилию и Соединенные Штаты, формируя там оковы финансовой зависимости, которые во многом оказались более эффективными, чем формальное колониальное право.

Изобретение специальных экономических взаимоотношений с «государствами-сателлитами», концепция «сфер влияния», равно как и «дипломатия сдержек и противовесов» или «баланса сил», – все это стало результатом сложного узора британской «неформальной империи», вытканного в конце позапрошлого века.

Со времен разгрома испанской Армады в 1588 году Британия пользовалась тем специфическим обстоятельством, что, в отличие от континентальной Европы, является островом. Это экономило средства на содержание большой регулярной армии для защиты своих границ и позволяло свободно сосредоточиться на морском владычестве. Бесконтрольный ввоз в Британию ценностей со всего мира также позволял королевству сохранять политическое равновесие на континенте, создавая или финансируя альянсы по всей территории Европы: от России до Испании, против любого государства, которое оказывалось на грани достижения реального могущества.

После Венского конгресса 1815 года в реорганизованной после поражения Наполеона Европе Англия довела до совершенства циничную дипломатическую стратегию, известную как «баланс сил». Королевское Министерство иностранных дел никогда не признавало, что британская дипломатия «сдержек и противовесов» всегда жестко определялась из центральной точки в Лондоне (как плечи весов могут свободно сдвигаться относительно центральной «точки баланса» или опоры, чтобы уравнять противоположные стороны). Другими словами, Англия имела возможность стравить между собой конкурирующие экономические державы к своему исключительному преимуществу.

После 1815 года эксцентричный «гений» английской внешней политики заключался в ее склонности к непостоянству в союзнических отношениях в зависимости от того, как менялся ее взгляд на расстановку сил в Европе и во всем мире. Английская дипломатия культивировала циничную доктрину, которая предписывала Англии никогда не поддерживать сентиментальных или нравственных отношений с другими государствами как с суверенными и уважаемыми партнерами, но только через призму британских «интересов». Английские союзнические стратегии строго диктовались только тем, что в любой данный период времени, по мнению Англии, могло наилучшим образом послужить ее «интересам». Переход от вражды с Францией в Африке к английскому «сердечному согласию» после падения Фашоды в 1898 году, или переход от многолетней поддержки Османской империи, чтобы заблокировать экспансию России, к тому, что сейчас известно в Британии и Индии как «Большая игра», были примерами таких резких смен союзников.

В последние десятилетия XIX века английский капитал во все больших количествах уходил в некоторые нуждающиеся в инвестициях страны, например, в Аргентину, с тем, чтобы там финансировать, строить, а затем управлять национальными железными дорогами и транспортной инфраструктурой. Это также обычно поддерживалось щедрыми концессиями со стороны местных правительств. Английский капитал шел на развитие местных пароходных линий и портов в этих странах. Так с помощью установленных лондонским Сити правил игры в торговле и кредитовании экономики Аргентины и других стран-сателлитов Англии были эффективно захвачены в экономический плен британскими торговыми и финансовыми воротилами. Эти государства-сателлиты, таким образом, обнаружили, что сфера их жизненно важных экономических интересов контролируется со стороны гораздо эффективнее, чем если бы британские войска оккупировали Буэнос-Айрес с целью обеспечить сбор налогов в пользу Британской империи.

В течение 1880-х годов по новым железным дорогам Аргентины повезли в порты грузы на экспорт (говядину и пшеницу). Экспорт удвоился, а внешние долги страны, в основном лондонским банкам, выросли до 700%. Страна стала долговым рабом Британской империи, получив «империализм по дешевке», как метко заметил один из комментаторов.

Очевидно, Британия не собиралась способствовать развитию сильных независимых индустриальных экономик в зависимых государствах. Скорее, ее политика заключалась в том, чтобы после минимального объема инвестиций, необходимого для получения контроля, увериться в том, что никакое другое государство-конкурент не получит доступа к вожделенному сырью и другим атрибутам экономической власти.

В 1882 году британские войска оккупировали Египет, чтобы обезопасить свои морские пути в Индию. По мнению Британии, Суэцкий канал не должен был попасть в руки Франции. Оккупация настолько разрушила всю египетскую инфраструктуру, включая управление, что британские солдаты оставались постоянно в этой узловой точке спинного мозга Империи между Лондоном и Индией и после 1882 года.

Британское присутствие в Южной Африке тоже с самого начала обеспечивало безопасность южного маршрута в Индию, не позволяя другим конкурирующим державам закрепиться в регионе постоянно, что могло бы угрожать британским морским перевозкам. В 1840-е и 1850-е годы британское господство в Южной Африке не было формальным. Британия последовательно лишала Бурскую республику доступа к Индийскому океану, начиная с аннексии в 1843 году Наталя, перекрытия бурам выхода к заливу Делагоа, а затем еще вмешалась в 1869 году, чтобы заблокировать союз между Бурской республикой и Преторией. Цель была одна – обеспечить всеми возможными средствами британское превосходство в южно-африканском регионе.

Для британского империализма XIX столетия главным было удержать незыблемую монополию и британский контроль над мировой торговлей.

Британские спецслужбы в это время также развивались в необычном направлении. В отличие от Франции или других государств Британия выстраивала свою посленаполеоновскую Империю на в высшей степени изощренном и тесном союзе между банковско-финансовой верхушкой лондонского Сити, Кабинетом министров правительства, главами считавшихся стратегическими для национальных интересов ключевых индустриальных компаний и главами шпионских ведомств.

Типичным представителем этого механизма был наследник лондонского Сити сэр Чарлз Джоселин Хамбро, который был директором Банка Англии с 1928 года до самой своей смерти в 1963 году. Во Вторую мировую войну Хамбро был также исполнительным директором подразделения британской разведывательной службы Управления специальных операций в рамках Министерства экономической войны, которое проводило в военное время экономические диверсии против Германии. Также Хамбро стоял за обучением группы лидеров, из которой родились и послевоенное американское ЦРУ, и элита разведывательного сообщества, включая Уильяма Кейси, Чарльза Киндельбергера, Уолта Ростоу, Роберта Руза; позже – Гарримана, заместителя Секретаря Казначейства в администрации Кеннеди и партнера братьев Браун из верхушки Уолл-Стрита.

Кроме исполнения традиционных обязанностей, получения данных от шпионов в зарубежных столицах, главы британских спецслужб сами были частью тайной сети, подобной масонской, в которой переплетались безмерное могущество британского банковского сектора, судоходство, крупная индустрия и правительство. Вследствие своей скрытности эта сеть получала огромную власть над доверчивыми и ничего не подозревающими иностранными экономиками.

Секретом британской гегемонии в эпоху свободной торговли после 1846 года был именно этот тайный союз между частным капиталом и правительством. Британская международная политика основывалась не на налаживании добрососедских отношений с союзниками, а на холодных «интересах», которые могли диктовать перемену союзов или союзников, причем внезапно, если потребуется.

Великая депрессия 1873 года

Прямым следствием перехода Британии к стратегии свободной торговли стала глубокая экономическая депрессия в Англии в начале 1870-х годов, последовавшая сразу за финансовой паникой. Доктрина свободной торговли базировалась на предположении, что британское влияние сможет распространить ту же самую догму в качестве основы экономической политики всех своих торговых партнеров в мире. Эта однородность не была достигнута.

После лондонской банковской паники 1857 года влиятельные круги лондонского Сити, включая директоров Банка Англии, решились на новый механизм, предназначенный для предотвращения в будущем утечки золота из лондонских банков. Паника 1857 года была результатом массового отзыва зарубежных вкладов из международных золотых запасов Банка Англии. Эти требования о немедленной выплате привели к краху банковской кредитной системы в Сити и по всей стране. В ответ на кризис английские власти разработали ряд мер, которые привели к простой, но опасной перестройке практики центрального банка.

Контролируемый в то время не правительством, а финансовыми кругами Сити, Банк Англии просчитал, что, хотя торговые партнеры в любой момент могут осушить британские золотые резервы, утечка золота прекратится, стоит лишь ему централизованно поднять свои процентные ставки на более высокий уровень по отношению к ставкам конкурентов. Если ставки будут достаточно высоки, то золото потечет обратно в банки лондонского Сити из Берлина, из Нью-Йорка, из Парижа, из Москвы.

Централизованное регулирование процентной ставки стало мощным оружием, которое давало Банку Англии решающее преимущество над конкурентами. Не имело никакого значения, что ростовщически высокая процентная ставка приводила к опустошительным кризисам в британском производстве и в сельском хозяйстве. После отмены в 1846 году Хлебных законов в британской экономической политике властвовали не индустрия или сельское хозяйство, а финансы и международная торговля. Чтобы удержать господство Британии в международной банковской системе, британские банкиры были готовы принести в жертву и национальную индустрию, и инвестиции, почти так же, как это произошло в США в 1960-х годах после убийства Кеннеди.

Но последствия этой новой политики Банка Англии (регулирование процентных ставок) мстительно вернулись сторицей назад в лице Великой депрессии, которая началась в Британии в 1873 году и продолжалась до 1896-го.

Финансовый кризис английской банковской системы последовал за обвалом пирамиды зарубежного кредитования строительства железнодорожных путей в обеих Америках, Северной и Южной. Вместе с ним Британская империя вступила в затяжную депрессию, которая потом была названа Великой. Отражая возрастающую безработицу и банкротства производителей, падал незыблемый фунт стерлингов, который за период с 1873 по 1896 год в непрерывном падении потерял 50% номинальной стоимости. Безработица стала повсеместной.

Отсутствие капиталовложений в британскую промышленность было заметно уже на Международной Выставке 1867 года, где новейшие товары производства тяжелой и даже текстильной промышленности из Германии и других стран явно затмили стагнирующий технологический уровень британских предприятий, которые еще только два десятилетия назад были мировыми лидерами. Экспорт британского чугуна и стали, угля и других товаров в этот период снизился. Это была поворотная точка в истории Британии. Она свидетельствовала, что начало «свободной торговли» тремя десятилетиями раньше (отмена Хлебных законов) обрекло английские индустриальные технологии на вырождение во имя господства финансов в делах Империи.

Период безоблачного лидерства Британии среди мировых индустриальных государств в 1890-х годах, очевидно, закончился.

Британская догма свободной торговли и ее мальтузианские рационалистические обоснования были обречены на окончательный провал. Ее аксиомы были основаны на расширяющемся поедании экономик по всему земному шару ради собственного выживания. Спустя четверть века после отмены Хлебных законов Британская империя утонула в самой наихудшей и длительной экономической депрессии в истории. После 1873 года усилия Британии распространить вирус «английской болезни» – «космополитическую экономическую модель» свободной торговли Адама Смита – стали заметно менее успешными, поскольку ведомые Германией государства континентальной Европы приступили к серии национальных экономических протекционистских мер, которые позволили им совершить самый резкий за последние 200 лет скачок промышленного роста.

Это все привело к новому раунду обсуждений внутри британской элиты по поводу сохранения Империи и господства в быстро меняющемся мире. В 1882 году в эти дебаты наряду с вопросом о сохранении британского превосходства на морях вошла и геополитика нефти.

Примечания к главе 1

(1) Комментируя британскую политику свободной торговли в 1851 году, американский экономист Генри С. Кэри, создатель государственной экономической стратегии Авраама Линкольна, отмечал: «Мы имеем здесь, таким образом, систему, которая является болезненной и неестественной, и, второе – теорию, призванную для бухгалтерского подсчета бедности и отчаяния, которые являются неизбежными последствиями этой системы. Нищета Ирландии была якобы вызвана перенаселением, хотя миллионы акров богатейших почв королевства ожидали осушения, чтобы занять свое место среди плодороднейших в мире земель, хотя народ Ирландии вынужден был тратить впустую ежегодно больше труда, которого много больше, чем требовалось бы для производства всего чугуна и переработки всего хлопка и шерсти в ткань, произведенные в Англии… Перенаселение уже является извинением для всех дьявольских порочных систем, и так это будет продолжаться до тех пор, пока система не придет к своему концу. Чтобы достичь этого, стоимость рабочей силы в Британии должна неизменно удерживаться на точке столь низкой, чтобы под ней подписались бы и индус, и немец, и американец, включая ущерб от фрахта и долгов».

Кэри продолжает: «Англия так давно монополизировала эту машинерию, что уже приобрела навыки, с которыми нелегко состязаться; пока она вследствие этого незаконного разделения своего населения сохранила низкие цены на рабочую силу и капитал на более низком уровне… чем ее соседи. Ее официальные учреждения огромны и всегда готовы утопить любого, кто мог бы с ней конкурировать; до сих пор непрерывные изменения в ее монетарных соглашениях (эти необходимые последствия колониальной системы) были достаточны сами по себе, чтобы сеять разрушение среди всех государств, с которыми она соприкасалась». Кэри цитирует опыт Америки с банковской паникой и экономической депрессией 1837 года. Американский кредит все более и более попадал под контроль банков лондонского Сити после 1820-х годов и отошел от концепции национальной экономики.

В Британии в условиях влияния свободной торговли на рабочую силу он отмечает: «Женщины использовались вместо мужчин, несовершеннолетние дети – вместо женщин, а рабочее время было настолько растянуто, что стало совершенно необходимым парламентское вмешательство». Он сетует на «ужасные последствия, которые стали результатом этих усилий обложить данью весь мир, монополизируя технологии. Моральные эффекты столь же плохи, как и физические. Мошенничество любого рода стало уже всемирным. Мука заменена хлопком… Качество чугуна и всех других товаров постоянно снижается до уровня, требуемого для предотвращения производства таких товаров другими государствами для самих себя».

Кэри ссылается на отмену Хлебных законов 1846 года как водораздел стратегии: «Давайте сейчас рассмотрим результаты [этой отмены] на примере непосредственно зависимой от Англии страны. Из-за значительного увеличения импорта продуктов питания из-за рубежа народ Ирландии пришел в упадок. Лишенные производства и торговли, они были вынуждены жить только сельским хозяйством. И страна была способна влачить лишь нищенское существование до тех пор, пока ее сосед компенсировал ей трудовые издержки, оплачивая ирландскую продукцию по более высокой цене, чем та, за которую они могли бы приобрести то же самое в другом месте»,

«С отменой Хлебных законов этот источник иссяк, – продолжает Кэри, – и результат – бедность, нищета и голод. Это вынудило [ирландских] землевладельцев поддерживать людей, работают они или нет; и таким образом, восстановилось одно из условий рабства в этой несчастной стране. Сначала крупнейший экспортер продуктов питания, сейчас она стала крупным импортером. Большой рынок для индийского зерна – Ирландия, страна, в которой производство продуктов питания всегда было единственным занятием населения… Вся система имеет своей целью увеличение числа лиц, встающих между производителем и потребителем… таким образом, Ирландия вынуждена тратить ежегодно впустую больше труда, которого в три раза больше, чем требовалось бы для производства всего чугуна и переработки всего хлопка и шерсти в ткань, произведенные в Англии» (Кэри Генри С. Гармония интересов: сельскохозяйственных, производственных и коммерческих. Филадельфия: «Джи. С. Скиннер», 1851. С. 60-65.

(2) Смит Е. Пешайн. Руководство по политической экономии. Нью-Йорк: «Джодж Р. Патнэм и Ко», 1853. С. 149-152.

(3) Лист Ф. Национальная система политической экономии. Лондон: «Лонгманнс, Грин и Ко», 1885 (репринт: Нью-Йорк, 1966).

Глава 2

СИТУАЦИЯ ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ: ГЕРМАНИЯ
И ГЕОПОЛИТИКА «ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ»

Германское экономическое чудо

С 1873 года возрастающая пропасть между пребывающей в упадке экономикой Британской империи и промышленным и экономическим ростом в странах континентальной Европы, прежде всего в Германии, создавала к 1914 году все условия для начала Первой мировой войны. Роль нефти в данном конфликте уже стала центральной, хотя мало кто, кроме группы банкиров и финансистов Лондона и Нью-Йорка, понимал, насколько серьезной будет ее роль всего через несколько лет.

В последнее десятилетие XIX столетия британские банковские и политические элиты начинают выказывать первые признаки озабоченности двумя специфическими аспектами впечатляющего индустриального развития Германии. Первое – это формирование независимого, современного немецкого торгового и военного флота, ведь с 1815 года и со времен Венского конгресса английскому военному флоту не было в мире равных. Второй стратегический сигнал прозвучал по поводу амбициозного германского проекта строительства железной дороги, которая в конечном итоге должна была связать Берлин с Багдадом, бывшим тогда частью Османской империи.

В обоих случаях, как при совершенствовании военно-морского флота, так и при создании развитой железнодорожной инфраструктуры от Берлина до Персидского залива, нефть играла роль основной, хотя и не очевидной, движущей силы, как для Британии, так и Германии. Мы попытаемся понять, почему эти два направления рассматривались как фактический «казус белли» со стороны англосаксонских правящих кругов на рубеже веков.

К 1890-м годам растущие высокими темпами промышленность и сельское хозяйство Германии превзошли по скорости и качеству технологического развития британскую промышленность. На фоне США, сконцентрированных исключительно на освоении своих собственных территорий после Гражданской войны, индустриальный рост Германии все больше выглядел как прямая и самая серьезная угроза британской глобальной гегемонии.

К 1870-м годам десятилетия постепенного внедрения Германией экономических реформ Фридриха Листа, создание современной государственной системы железнодорожного транспорта и формирование таможенных защитных механизмов для развивающихся отраслей национальной промышленности стали приносить ощутимые плоды в контексте политического единства Германской империи после 1871 года.

Приблизительно до 1850-х годов в Германии преобладала имитация очевидно успешной британской экономической модели, а «экономика свободной торговли», разработанная английскими экономистами Адамом Смитом и Дэвидом Рикардо, воспринималась в университетах Германии почти как Священное писание. Но вскоре после того, как Англия вошла в 1870-х годах в затяжную депрессию, также повлиявшую на экономику Германии и Австрии, Германия обнаружила серьезные недостатки в бездумном следовании «британской модели». Чем больше Германия разворачивалась к формированию собственной экономической стратегии и отходила от принципов британской «свободной торговли» в строительстве национальной индустрии и сельского хозяйства, тем значительнее были результаты.

Одним из признаков отступления от «британской модели» с 1850 года до начала Первой мировой войны в 1913 году явилось то, что ВВП вырос в пять раз, а доход на душу населения увеличился на 250% за тот же период. Наблюдалось неуклонное повышение уровня жизни населения, а размер реальной заработной платы в промышленности увеличился с 1871 до 1913 года вдвое.

Но сердцем германской индустриальной революции стал взрывоподобный технический прогресс. В Германии была учреждена система высших технических школ и училищ, по образу и подобию французских, для обучения и повышения квалификации ученых и инженерных кадров, и система высших коммерческих училищ, организованная при поддержке различных торговых и промышленных палат для обучения и повышения квалификации в сфере бизнеса. Кроме того, в учебных планах германских университетов большое внимание уделялось естественнонаучным дисциплинам. Началось бурное развитие немецкой науки и техники. Кроме того, была учреждена государственная система профессионально-технических училищ для повышения квалификации ремесленников. Конечным результатом этих усилий стало резкое повышение уровня технической грамотности немецкого населения после 1870 года.

Еще в 1870 году крупные британские индустриальные компании препятствовали развитию молодых немецких компаний-конкурентов. Но за следующие тридцать-сорок лет все значительно изменилось. В предшествовавшие 1914 году десятилетия уголь являлся королем мировой топливной промышленности и транспорта. В 1890 году Германия производила 88 млн. тонн угля, в то время как Британия производила вдвое больше, около 182 млн. тонн. Но к 1910 году добыча угля в Германии возросла до 219 млн. тонн в год, а Британия добывала уже ненамного больше – 264 млн. тонн.

Сталь стала ядром германского экономического роста, лишь ненамного отставали от металлургической быстро развивающиеся электрическая и химическая отрасли. С использованием новых методик в сталелитейной промышленности, а именно метода Томаса-Гильхриста для обогащения высокофосфористых руд Лотарингии, производство стали в Германии возросло на 1000% за 20 лет с 1880 по 1900 год, оставив достижения сталелитейной промышленности Британии далеко позади. В 1890 году Британия еще обгоняла Германию по производству чугуна: 7,9 млн. тонн против 4,6 млн. тонн, произведенных в Германии. Но уже к 1910 году Германия производила на 50% больше чугуна, чем Британия – 14,6 млн. тонн против 10 английских. В то же время стоимость производства стали в Германии упала до 0,1 от стоимости производства стали в 1860-х годах. К 1913 году Германия выплавляла почти вдвое больше чугуна, нежели британские литейные производства (1).

Железнодорожная инфраструктура, по которой перевозился этот быстрорастущий поток промышленных товаров, стала первой движущей силой германского «экономического чуда». Хотя начало развития железных дорог под влиянием Таможенного Союза Фридриха Листа и его национального плана строительства железных дорог пришлось на 1840-50-е годы, при финансовой поддержке государства протяженность железнодорожных путей с 1870 по 1913 год увеличилась вдвое.

Вслед за развитием производства электроэнергии и ее передачи на большие расстояния под патронажем Оскара фон Миллера и других инженеров германская электрическая промышленность развилась из небольшой индустрии, в которой было задействовано около 26000 человек в 1895 году, до производителя половины всех товаров этой отрасли на международном рынке в 1913 году. Германская химическая промышленность, благодаря научным изысканиям таких талантливых ученых, как Юстус фон Либих и других, превзошла французских и британских конкурентов и стала мировым лидером в производстве анилиновых красителей, фармацевтических препаратов и минеральных удобрений.

В течение этого периода нововведения Либиха и других ученых в сфере сельскохозяйственной химии привели к росту производительности труда в сельском хозяйстве Германии. И если в первые десятилетия XIX века, которые были действительно ужасными, в Германии регистрировались вспышки голода и потери урожая (когда дешевле было ввозить зерно из России и даже из Аргентины), то в 1890-е годы Германия уже приняла протекционистские меры против импорта дешевого зерна.

Механизация сельского хозяйства привела к ощутимому прогрессу – если в 1882 году для уборки урожая использовалось 20000 машин, то к 1907 году уже около 300000. Развитие производства минеральных удобрений в Германии привело к повышению урожайности. Урожаи к началу Первой мировой войны увеличились на 80% по сравнению с периодом до начала массового применения минеральных удобрений в 1887 году. Для сравнения, на момент начала войны Россия, имевшая пахотных земель на 1,2 млн. га больше, производила на 19 млн. тонн меньше Германии. К 1913 году Германия обеспечивала свою потребность в мясных продуктах на 95%, несмотря на то, что потребление мяса на душу населения выросло вдвое с 1870 года, в то время как Британия в том же году удовлетворяла свои потребности в мясе только на 45%.

Параллельно с развитием промышленности и сельского хозяйства Германия из страны, бывшей в начале 1800-х страной эмигрантов, стала к концу века страной с высоким приростом населения. С 1870 до 1914 года население Германии увеличилось на 75% – с 40 млн. человек до 67 млн.

С 1880-х годов промышленность развивалась в симбиозе с развитием банков, таких как «Дойче Банком», и этот процесс получил название «модель Гроссбанкен», или просто «германская модель» – модель взаимоотношений (взаимное владение, когда два предприятия владеют частью друг друга) крупных банков и промышленных компаний страны (2).

Германское «экономическое чудо» возникло в период после 1870 года. Широко разрекламированное в конце 1950-х восстановление промышленности от последствий войны и охватившей мир депрессии в значительной степени представляло собой восстановление того фундамента, который был заложен в периоде 1880 до 1914 года.

Берлинская банковская система

Разработка независимой национальной экономической политики получила дополнительный толчок к развитию, как ни забавно это звучит, после банковской паники. В 1890 году крах престижного лондонского коммерческого банка «Бэринг бразерс» вследствие огромных потерь от инвестиций и спекуляций ценными бумагами в Аргентине и связи германской банковской системы с этими спекуляциями спровоцировали банковскую панику в Берлине, и международная финансовая пирамида начала рушиться.

Берлинские, да и немецкие инвесторы в целом, в 1880-е годы были вовлечены в железнодорожные спекуляции. После краха элитного «Бэринг бразерс», инвестировавшего 75 млн. долларов США в различные аргентинские ценные бумаги, рухнули и иллюзии большинства немцев о быстром обогащении за счет финансовых спекуляций.

После финансового коллапса в Аргентине, бывшей ведущим экспортёром зерна в Европу, берлинские торговцы зерном «Риттер унд Блюменталь» безрассудно попытались скупить весь немецкий рынок зерна, рассчитывая обогатиться на последующих финансовых проблемах в Аргентине. Это только усугубило финансовую панику в Германии, поскольку их схема рухнула, обанкротив перед этим уважаемый частный банкирский дом «Хиршфельд унд Вольф», что принесло большие потери Рейнско-Вестфальскому банку и явилось причиной массового изъятия вкладчиками депозитов из немецких банков и обвала на Берлинской фондовой бирже, продолжавшегося до осени 1891 года.

В ответ на кризис канцлер сформировал комиссию по расследованию из 28 человек, занимающих высокое положение, под председательством президента Рейхсбанка доктора Ричарда Коха, для изучения причин паники и подготовки законодательных мер для ее предотвращения в дальнейшем. Комиссия Коха состояла из представителей всех слоев немецкого экономического сообщества: людей, занятых в сфере промышленности, сельского хозяйства, образования, представителей политических партий, а также банковского и финансового секторов.

Основные результаты работы комиссии были внесены в законодательство как принятый Рейхстагом Закон о биржах в июне 1896 года и июльский Закон о вкладах, который стал самым серьезным законодательным ограничением финансовых спекуляций среди промышленных стран в то время. Фьючерсные позиции по зерну были запрещены. Возможности спекуляции на фондовой бирже были серьезно ограничены, что вызвало практически полное отсутствие биржевых спекуляций, которое стало главным фактором, повлиявшим на экономическую жизнь в Германии.

Немецкий Закон о биржах 1896 года установил особую форму организации финансовой и банковской системы в Германии, отличную от английской или американской, то есть англосаксонской банковской системы. Мало того, большинство лондонских финансовых домов сократили масштабы своей работы на ограниченном немецком финансовом рынке после 1890-х, и в результате данных ограничений влияние лондонского Сити на германскую экономическую политику существенно уменьшилось. Важным является тот факт, что до настоящего времени эти фундаментальные отличия англосаксонской банковской и финансовой систем от «германской модели», применяемой в Германии, Голландии, Швейцарии и Японии, все еще видны (3).

Необходимость в развитой железнодорожной инфраструктуре и флоте

Таким образом, пока государственная политика Англии в сфере промышленности и финансов после 1873 года поощряла замедление технического прогресса в промышленности, в Германии происходил прямо противоположный процесс. К началу нового века тенденции несоответствия между двумя странами стали очевидными для всех. Возрастающие разногласия между Германией и Англией в предвоенные годы (до 1914 года) базировались на двух специфических аспектах немецкого впечатляющего и всеобъемлющего экономического развития. Первое и главное – внушительное возвышение Германии, как государства, обладающего современным морским флотом, что, в конечном счете, угрожало доминирующему положению Британии, господствовавшей на море в течение многих десятилетий.

Поскольку Германия не контролировала свой собственный торговый флот и не имела военно-морского флота для его защиты, то она никогда и не отвечала за ведение своих иностранных дел. Англия была властителем морей и хотела им оставаться. Это было сердцем британской геополитической стратегии. В этих условиях экономическая жизнь Германии могла подвергаться манипуляциям со стороны иностранных морских флотов, что могло повредить жизненно важной международной торговле.

В 1870 году весь торговый флот Германской империи вряд ли по водоизмещению был больше 640000 тонн. Немецкий торговый флот был в это время пятым по величине в мире, после английского, американского, французского и норвежского. К 1914 году Германия уже заняла второе место в мире по количеству кораблей после Англии, и их число продолжало неуклонно расти.

Экспорт немецких товаров в 1870 году зависел от стоимости перевозок и флота других стран, прежде всего Англии. К 1914 году ситуация в корне изменилась. Уже к 1901 году 52 000 различных судов, общим водоизмещением 9000 тыс. тонн, были спущены на воду на немецких верфях и отправились в плавание под германским флагом. К 1909 году цифры выросли до 65 000 судов (общим водоизмещением 13000 тыс. тонн), плавающих под флагом Германии. В это время 70% всего объема германской торговли зависело от морских перевозок. Контроль над данной торговлей был жизненно важен для экономической безопасности Германии. Но в лондонских финансовых и морских кругах эта идея мало кому нравилась.

Параллельное развитие немецкой сталелитейной промышленности и технологий напрямую способствовало постройке современного торгового флота. Замена парусных кораблей на пароходы и кораблей с деревянными корпусами на корабли со стальной обшивкой позволила немецкому торговому флоту развиться и повысить свою эффективность. В 1891 году германский флот состоял из трех пароходов, водоизмещением по 7 тыс. тонн. К 1914 году под германским флагом плавали пять пароходов с водоизмещением по 20 тыс. тонн, девять пароходов водоизмещением по 15-20 тыс. тонн и 66 пароходов водоизмещением от 7 до 10 тыс. тонн.

В это время немецкий морской транспорт развивался с поразительной скоростью и эффективностью. К 1914 году две крупные компании, «Хамбург-Америкэн» и «Норз Джоман Ллойд», были владельцами 40% всего немецкого коммерческого флота. Организация, эффект масштаба и сосредоточенность на постройке более эффективных и современных кораблей стали залогом успеха и быстрого роста этой отрасли в тот период времени.

Французский обозреватель тех дней, комментируя значительные успехи германского морского транспорта, заметил: «Это концентрация, которая делает возможным быструю амортизацию капитала, и вследствие этого «отбраковка» кораблей, которые устаревают, то есть постоянное обновление морского флота. Вы не найдете в германском торговом флоте старых судов, которым по тридцать, сорок лет. То, что германские отрасли промышленности, а именно металлургия, электротехника и т. д., обеспечивают за счет стандартизации производства, германский торговый флот получает за счет частоты и регулярности морских рейсов». Он добавляет: «В случае с Германией, создание судоходных линий не являлось следствием торговли, а наоборот, предшествовало ей, и предшествуя, способствовало ее зарождению» (4).

Вслед за окончательным включением Гамбурга в Германскую империю в 1888 году, Гамбург, а позднее и Бремен-Бремерхафен, стали центрами постройки большинства современного и эффективного портового оборудования во всей Европе; перевозки по северной железной дороге Центральной Европы использовались для поставки на мировые рынки. Следуя национальной инфраструктурной политике, поощрявшей наиболее дешевые возможные транспортные коммуникации, Германия в начале XX века увеличила присутствие своих кораблей повсюду: и на традиционном рынке монополистов английского флота в Британских колониях, и в традиционно британских «сферах влияния», таких как Египет или даже обе Америки.

В 1897 году, примерно через год после того, как Рейхстаг принял законы, ограничивающие финансовые спекуляции, адмирал фон Тирпиц обнародовал первую германскую военно-морскую программу, которую Рейхстаг принял в 1898 году. За ней в 1900 году последовал второй закон, удваивающий количество военно-морских кораблей для постройки.

К 1906 году Англия начала выпуск новейших линкоров с тяжелым вооружением – дредноутов, которые были быстрее и несли больше огневой мощи, нежели существующие военные корабли. В ответ на это Германия в 1906 году приняла закон, малоизвестный широким массам, предписывающий общую замену германского военно-морского флота каждые 20 лет. К 1909 году к удивлению британцев Германия запустила свою серию «Нассау» с четырьмя кораблями, превосходящими корабли класса «Дредноут», которые вскоре были заменены английскими и немецкими кораблестроителями на современные корабли серии «сверх-дредноут». Британцы даже не могли себе представить, что Германия может создать такой современный флот на своих собственных военно-морских верфях и за такое короткое время. Рассматривая предпосылки Первой мировой войны, начавшейся в 1914 году, в своей лекции в оксфордском университете в 1951 году сэр Ллевелин Вудворд сжато выразил следующую мысль: «Германия, как и любая другая держава, была способна построить такой большой флот, который она бы только захотела. Вопрос был в целесообразности и реальности расчетов. Германский боевой флот не мог быть ничем иным, как вызовом Британии, доминирующей морской державе» (5).

Для некоторых людей в Англии становилось все более очевидным к 1910 году, что должны потребуются средства для борьбы с устрашающим экономическим возвышением Германии. Впервые, как мы сейчас понимаем, нефть выступала в качестве важного фактора в геополитическом расчете войны.

Примечания к главе 2

(1) Борн К. Э. Экономическая и политическая история кайзеровской Германии (1867/71-1914). Штутгарт: «Штайнер Ферлаг», 1985.

(2) Борхардт К. Германская экономика с 1870 года // Германская экономика с 1870 года до наших дней. Лондон: «Вайденфельд анд Нихолсон», 1967.

(3) Лоеб Э. Германский Закон о биржах 1896 года // Куотерли Джорнэл оф Экономикс. Бостон, 1897. Т. XI.

(4) Хаусер Г. Германская коммерческая хватка в мире / Пер. с франц. Нью-Йорк: «Час. Шрибнер и Сонс», 1918. С. 106-108.

(5) Вудворд Л. // Прелюдия к современной Европе. Норфолк: «Метуен и Ко», 1971. С. 135.

Глава 3

ВСЕМИРНАЯ БОРЬБА ЗА КОНТРОЛЬ НАД НЕФТЬЮ НАЧИНАЕТСЯ

Британский адмирал смотрит дальше масляных ламп

В 1882 году вязкая черная жидкость, которую мы теперь называем нефтью, не представляла никакого коммерческого интереса, кроме использования ее в качестве топлива для новых масляных ламп, изобретенных в 1853 году в Берлине немецким производителем ламп Штовассером. Тогда это топливо называлось «каменным маслом», поскольку сочилось через скалы на территории некоторых нефтяных месторождений, таких как Титусвилль, Пенсильвания, Баку или Галиция (сейчас часть Польши (?). В 1870 году для продвижения в США масляных ламп и содержащих нефть в качестве компонента лекарственных препаратов Джон Д. Рокфеллер основал «Стандарт Ойл Корпорэйшн». Изобретение двигателя внутреннего сгорания тогда еще не перевернуло всю мировую промышленность.

Но по крайней мере один человек увидел военно-стратегическое значение нефти с точки зрения контроля Мирового океана. Начиная с сентября 1882 года, в своих публичных выступлениях британский адмирал лорд Фишер, тогда еще всего лишь капитан Фишер, убеждал каждого согласившегося его выслушать политика в том, что Британия должна перевести свой морской флот с громоздких угольных двигателей на новое нефтяное горючее. Уже с 1870 года на русских пароходах на Каспийском море использовался мазут. Фишер и несколько других дальновидных людей высказывались за применение нового топлива. Он настаивал на том, что нефтяной двигатель позволит Британии сохранить решительное стратегическое преимущество на Мировом океане.

Фишер строил свои доказательства на качественном превосходстве нефти над углем в качестве горючего и знал, что его доводы убедительны. Линкор с дизельным двигателем на бензине не выделяет дыма вообще, в то время как дым из труб кораблей на угле виден в радиусе 10 км. Если для разгона корабля на угле требуется от 4 до 9 часов, то дизельный двигатель проделывает то же самое за 30 минут, выходя на максимальную мощность не более чем за 5 минут. На изготовление горючего из нефти, израсходованного военным кораблем, требуется работа 12 человек в течение 12 часов. Чтобы выработать то же самое количество энергии для корабля с угольным топливом, необходима работа 500 человек на протяжении 5 дней. Дизельный двигатель равной с паровым котлом мощности весит в 3 раза меньше, а вес топлива на одни сутки работы почти в 4 раза меньше, факторы немаловажные как для торгового, так и для военного флота. Запас хода кораблей на мазуте почти в 4 раза превышает тот же показатель для угольных кораблей.

Но в то время английские пэры относились к Фишеру как к эксцентричному чудаку.

Тем временем в 1885 году немецкий инженер Готлиб Даймлер разработал первый в мире бензиновый двигатель для автомобиля. Несмотря на то, что вплоть до конца XIX века автомобили считались игрушками для миллиардеров, экономический потенциал нефти начал осознаваться многими, не только адмиралом Фишером и его соратниками.

Д’Арси разгадал секрет горючих камней

К 1905 году британские разведывательные службы и британское правительство окончательно осознали стратегическое значение нового топлива. Проблема Британии состояла в том, что страна не обладала собственными разведанными месторождениями нефти. Она должна была полагаться на поставки из Америки, России или Мексики – условие, неприемлемое в мирное время и невозможное в случае большой войны.

Годом ранее, в 1904 году, капитан Фишер был назначен на пост Первого лорда морского адмиралтейства Британии – верховным главнокомандующим Британского военно-морского ведомства. Фишер незамедлительно основал «Комитет по рассмотрению и внесению предложений о том, как Британский военно-морской флот должен обеспечить себе безопасные поставки нефти».

Британское присутствие в Персии и Персидском заливе (последний все еще был частью Османской империи) было в то время достаточно ограничено. Персия формально не входила в Британскую империю. В течение нескольких лет Британия сохраняла представительства в Бушере и Бендер-Аббасе и держала британские военные корабли в Заливе как предупредительный сигнал конкурентам воздержаться от каких-либо планов в стратегических водах в непосредственной близости к самому важному английскому источнику колониального грабежа – Индии. В 1892 году лорд Керзон, затем генерал-губернатор Индии, в заметках о Персии утверждал: «Я бы расценил предоставление России любой властью концессии на порт в Персидском заливе как преднамеренное оскорбление Британии, предательское нарушение статус-кво, и как международное подстрекательство к войне».

Но в 1905 году правительство Ее Величества при посредничестве небезызвестного в Британии «шпиона-аса» Сиднея Рейли добилось передачи прав невероятной важности на то, что было огромным нетронутым месторождением нефти на Ближнем Востоке. В начале 1905 года секретная служба Ее Величества направила Рейли, урожденного Зигмунда Георгиевича Розенблюма из Одессы, с поручением выудить у эксцентричного австралийского любителя-геолога и инженера Уильяма Нокса д’Арси права на разработку минеральных ресурсов Персии.

Д’Арси, сам набожный христианин, который глубоко изучал историю, обнаружил, что обычай «столбов огня» в святых местах древнего персидского бога огня Ормузда берет свое начало из практики зороастрийских священников, поджигавших нафту – нефть, сочащуюся из скал в этих священных местах. В поисках нефти он потратил годы на изучение областей, где когда-то стояли древние персидские храмы. Он неоднократно приезжал в Лондон, чтобы обеспечить финансовую поддержку своим поискам, но заинтересованность британских банкиров становилась все меньше.

Однажды в 1890-х годах новый персидский шах Музаффар-аль-дин, приверженец идеи модернизации современного Ирана, призвал д’Арси в качестве инженера, который знал Иран как свои пять пальцев, с просьбой помочь Персии в развитии железных дорог и зачатков промышленности.

В 1901 году в обмен на значительную сумму наличными немедленно шах выдал д’Арси «фирман» (или королевскую концессию), предоставивший д’Арси «полную власть и неограниченную свободу в течение шестидесяти лет проводить разведку, бурить и качать все, что находится в глубине на земле Персии; после чего полезные ископаемые, найденные им, все без исключения будут оставаться его неотъемлемой собственностью».

Д’Арси заплатил сумму, эквивалентную 20 тыс. долларов наличными и согласился платить шаху 16% «роялти» от продаж, независимо от того, сколько нефти было обнаружено. Таким образом, эксцентричный австралиец получил один из наиболее ценных законных документов того времени, предоставивший ему и «всем его наследникам, правопреемникам и друзьям» исключительные права использовать до 1961 года нефтяной потенциал Персии. Первое открытие нефтяного месторождения было сделано д’Арси в районе Шуштар к северу от Персидского залива (3).

Сиднею Рейли удалось выследить д’Арси в 1905 году, когда последний перед своим возвращением обратно в свою родную Австралию был готов уже подписать через парижскую банковскою группу Ротшильдов договор о совместной добыче нефти с французами.

Умело играя на сильных религиозных чувствах д’Арси, Рейли под видом священника убедил его вместо соглашения с французами переписать свои исключительные права на персидские нефтяные ресурсы на одну из британских компаний, которая, как он утверждал, была добрым «христианским» предприятием. Это была «Англо-Персидская нефтяная компания». Шотландский финансист лорд Страткона был приглашен британским правительством в качестве одного из ключевых акционеров этой компании, а роль самого правительства в этом предприятии фактически была засекречена. Рейли, таким образом, обеспечил Британии первый крупный источник нефти.

Поездом от Берлина до Багдада

В 1889 году группа немецких промышленников и банкиров во главе с «Дойче Банком» получила концессию правительства Османской империи на строительство прямой железной дороги через Анатолию из столицы Турции Константинополя. Это соглашение было расширено десять лет спустя, когда в 1899 году османское правительство дало немецкой группе разрешение на следующий этап так называемого проекта «Железная дорога Берлин — Багдад». Второе соглашение было одним из следствий визита в Константинополь в 1898 году немецкого кайзера Вильгельма И. Немецко-турецкие отношения приобрели для обеих сторон за эти десять лет большое значение.

Начиная с 1890-х годов Германия приняла решение войти в мощный экономический союз с Турцией для развития потенциально огромных новых рынков на Востоке для экспорта немецких промышленных товаров. Железнодорожный проект Берлин-Багдад должен был стать ядром блестящей и вполне работоспособной экономической стратегии. На заднем фоне просматривались потенциальные поставки нефти, и Британия выступила против. Семена вражды, трагически взошедшие на Ближнем Востоке в 1990-е годы, являются прямыми последствиями того периода.

Уже более двух десятилетий вопрос о строительстве современной железной дороги, связавшей бы континентальную Европу с Багдадом, был главным камнем преткновения англо-немецких отношений. По оценке директора «Дойче Банка» Карла Хельфериха, который был ответственным за переговоры о Багдадском железнодорожном проекте, никакой другой вопрос не приводил к такому напряжению между Лондоном и Берлином в течение этих пятнадцати лет (до 1914 года), за исключением, возможно, вопроса об увеличивающемся германском военно-морском флоте (4).

В 1888 году под руководством «Дойче Банка» консорциум получил концессию на строительство и эксплуатацию железной дороги, связывающей Хайдар-Паша за пределами Константинополя с Ангорой. Компания получила название «Анатолийская железнодорожная компания», ее акционерами были также австрийские и итальянские держатели, а также небольшое количество английских. Работы на железной дороге шли настолько хорошо, что эта секция пути была завершена с опережением графика, и строительство было продолжено дальше на юг, в Конью.

В 1896 году была открыта железнодорожная линия, по которой можно было доехать из Берлина в Конью, лежащую в глубине турецких территорий на Анатолийском нагорье, около 1000 км новой железной дороги в экономически отсталом районе, возникшие менее чем за 8 лет. Это было подлинным инженерно-строительным чудом. Древнее богатое междуречье Тигра и Евфрата было включено в современную транспортную инфраструктуру. До того момента вся железнодорожная инфраструктура, выстроенная на Ближнем Востоке, была английской или французской, и вся состояла из очень коротких отрезков в Сирии или в других странах, с тем чтобы связать ключевые портовые города, но ни в коем случае не открывать его огромные внутренние пространства современной индустриализации.

Эта железная дорога впервые дала Константинополю и Османской империи жизненно важную современную экономическую связь со всем своим азиатским внутренним пространством. Эта железнодорожная линия, если бы ее продлить до Багдада и дальше до Кувейта, стала бы быстрейшим и наиболее дешевым путем между Европой и всем Индийским субконтинентом, всемирной железной дорогой первого порядка.

Для Англии все дело было именно в этом. «Если [проект] «Берлин-Багдад» будет завершен, огромный блок территорий, производящий всякого рода экономические блага и неприступный для морских сил, объединится под эгидой немецкой власти», – предупредил Р. Дж. Ди. Лаффан, в то время старший британский военный советник при сербской армии.

«Россия будет отрезана этим барьером от своих западных друзей, Британии и Франции», – добавил Лаффан. «Немецкая и турецкая армии смогут легко угрожать нашим египетским интересам, а из Персидского Залива – и нашей Индийской империи. Порт Александретта и контроль над Дарданеллами вскоре обеспечат Германии огромную военно-морскую мощь в Средиземноморье».

Лаффан намекал на британскую стратегию саботажа проекта связи «Берлин-Багдад». «Взгляд на карту мира показывает, как расположилась цепочка государств между Берлином и Багдадом. Германская империя, Австро-Венгерская империя, Болгария, Турция. Лишь узкая полоса земли блокировала путь и мешала связать вместе два конца этой цепи. Эта узкая полоса – Сербия. Крохотная, но непокорная Сербия располагалась между Германией и большими портами в Константинополе и Салониках, и владела Воротами на Восток… Сербия действительно являлась первой линией обороны наших восточных владений. Если бы она была сломлена или вовлечена в систему «Берлин-Багдад», тогда наша огромная, но слабо защищенная Империя вскоре ощутила бы шок германского броска на восток» (5).

Поэтому неудивительно наблюдать значительные беспорядки и войны на Балканах в течение всего десятилетия до 1914, включая Турецкую войну, болгарские войны и постоянное брожение в регионе. Достаточно удобно, что эти конфликты и войны помогали ослабить альянс Берлин — Константинополь и, особенно, помешать завершению железнодорожной линии Берлин — Багдад, как и предлагал Лаффан. Но было бы ошибкой считать, что строительство линии Берлин — Багдад было односторонним выпадом Германии против Англии. Германия неоднократно пыталась заручиться английским сотрудничеством в этом проекте. Начиная с 1890 годов, когда было заключено соглашение с турецким правительством о завершении последнего 2500 км участка пути, который должен был довести линию до Кувейта, бесчисленное количество раз «Дойче Банк» и берлинское правительство делали попытки заручиться английской поддержкой и совместным финансированием огромного проекта.

В ноябре 1899 года после своего визита в Константинополь кайзер Германии Вильгельм II отправился на встречу с королевой Британии Викторией в Виндзорский замок, чтобы лично вмешаться в ситуацию с целью привлечения значительного британского участия в багдадском проекте. Германия хорошо знала, что Британия отстаивает свои интересы в Персидском заливе и на Суэцком канале, защищая свои выходы на Индию. Очевидно, что без позитивной английской поддержки проект столкнется с большими трудностями, не в последнюю очередь политическими и финансовыми. Стоимость конечного участка железной дороги превосходила ресурсы немецких банков, даже таких больших, как «Дойче Банк», чтобы финансировать его самостоятельно.

С другой стороны, однако, в течение последующих пятнадцати лет Англия стремилась всеми известными средствами замедлять и затруднять ход железнодорожного строительства, хотя всегда поддерживала надежду на окончательную договоренность, чтобы держать немецкую сторону в неуверенности. Эта игра продолжалась буквально до самого начала войны в августе 1914 года.

Но козырем, который Ее Королевское Величество Британии разыграла на заключительном этапе переговоров о багдадской железной дороге, были ее отношения с шейхом Кувейта. В 1901 году английские военные корабли у побережья Кувейта дали понять турецкому правительству, что отныне оно должно считать порт в Персидском Заливе, расположенный чуть ниже Шаат-аль-Араб и контролируемый племенем Аназа шейха Мубарака ас-Сабаха, «британским протекторатом».

Турция на данном этапе была слишком слаба в экономическом и военном отношении, чтобы что-то сделать, кроме слабой попытки опротестовать фактическую британскую оккупацию этой отдаленной части Османской империи. Кувейт в британских руках заблокировал успешное завершение железной дороги Берлин — Багдад, лишив ее важного окончательного доступа к водам Персидского залива и далее.

В 1907 году шейха Мубарака ас-Сабаха, безжалостного человека, который, по слухам, в 1896 году захватил власть в регионе, убив в своем дворце двух своих спящих братьев, убедили отписать в форме «аренды на неопределенный срок» земли Бандер Швайх «дорогому императорскому английскому правительству». Документ также был подписан майором Си.Джи. Ноксом, политическим агентом имперского английского правительства в Кувейте. По слухам, была еще щедрая доля английского золота и винтовок, чтобы сделать подписание более аппетитным для шейха.

В октябре 1913 года подполковник сэр Перси Кокс добился от в высшей степени обязанного шейха письма, в котором шейх согласился не предоставлять какие-либо концессии на разработку нефти «никому, кроме лиц, названных и рекомендованных правительством Британии» (6).

В 1902 году стало известно, что территория Османской империи, известная как Месопотамия (а сегодня как Ирак и Кувейт), содержит запасы нефти. Как много этих запасов, и насколько они доступны, по-прежнему вызывало спекуляции. Это открытие предопределило великую битву за глобальный экономический и военный контроль, которая продолжается до настоящего времени.

В 1912 году «Дойче Банк» в ходе финансирования багдадской железнодорожной ветки договорился о концессии с османским императором, предоставившим «Багдадской железнодорожной компании» полные права на всю нефть и полезные ископаемые в полосе отчуждения шириной 20 км параллельно по обе стороны от железной дороги. Линия достигла Мосула, который расположен в современном Ираке.

К 1912 году немецкие промышленники и правительство поняли, что нефть стала топливом их экономического будущего, не только сухопутных перевозок, но и морских. В то время сама Германия находилась в тисках крупной американской компании Рокфеллера «Стандарт Ойл». Дочка «Стандарт Ойл» «Дойче Петролеумс Феркауфгезельшафт» контролировала 91% всех немецких закупок нефти. «Дойче Банк» держали миноритарную девятипроцентную долю «Дойче Петролеуме Феркауфгезельшафт», которая не являлась даже блокирующим пакетом.

Но геологи обнаружили нефть в той части Месопотамии, которую сегодня называют Ирак, между Мосулом и Багдадом. Спроектированное направление последней части железной дороги Берлин — Багдад должно было пройти прямо через район, в котором, как предполагалось, находятся значительные запасы нефти.

Шаги по проведению закона в берлинском Рейхстаге в 1912-1913 годах по созданию немецкой государственной компании по разработке и эксплуатации вновь обнаруженных нефтяных месторождений, независимо от американского синдиката Рокфеллера, стопорились и затягивались до начала Мировой войны в августе 1914 года, которая вообще сняла этот вопрос с повестки дня. План «Дойче банка» заключался в сухопутной транспортировке месопотамской нефти по багдадской железной дороге, вне зависимости от возможной морской блокады со стороны Британии, делая тем самым Германию независимой в обеспечении своих потребностей в нефти.

Новые дредноуты

Планы адмирала Фишера о переводе военного флота Британии на мазутные двигатели начали осуществляться только после 1909 года. Германия только что выпустила первый из своих новейших усовершенствований английской серии дредноутов. Немецкий «Фон дер Танн» мощностью в 80 тыс. лошадиных сил, который, хотя еще и на угле, был способен развивать поразительную тогда скорость в 28 узлов. Только два британских корабля могли состязаться с ним в скорости. Британский угольный флот достиг своего технологического потолка, и британское превосходство на морях оказалось под серьезной угрозой со стороны быстро развивавшегося германского экономического чуда.

К 1911 году молодой Уинстон Черчилль сменил лорда Фишера на посту первого лорда Адмиралтейства. Черчилль немедленно начал кампанию по осуществлению планов Фишера по созданию военного флота на мазуте. Используя аргументы Фишера, Черчилль указывал, что для судов тех же размеров нефть позволит развивать гораздо большую скорость, а тот же самый вес нового топлива даст решающее преимущество в дальности хода без дозаправки.

В 1912 году Соединенные Штаты производили более 63% добываемой в мире нефти, российский Баку – 19% и Мексика – около 5%. Британская «Англо-Персидская геологоразведочная компания» еще не производила крупных поставок нефти, но уже тогда британская правительственная стратегия определила, что присутствие Британии в Персидском заливе важно для ее национальных интересов. Как мы уже видели, неуклонное строительство Германией железной дороги Берлин — Багдад сыграло важную роль в этом определении.

В июле 1912 года правительство премьер-министра Асквуита по настоянию Черчилля создало Королевскую комиссию по нефти и нефтяным машинам. Председателем комиссии был назначен отставной лорд Фишер.

К началу 1913 года, действуя тайно, опять же по настоянию Черчилля британское правительство приобрело основную долю в собственности «Англо-Персидской нефтяной компании» (сегодня «Бритиш Петролеум»). С этого момента нефть стала ядром британских стратегических интересов (7).

Если она смогла бы не только обеспечить свои собственные прямые потребности в нефти для транспортных и энергетических технологий будущего, но, возможно, что более существенно, если Англия смогла бы лишить экономических конкурентов доступа к защищенным запасам нефти в мире, тогда доминирующая роль Британии могла бы сохраниться и в последующие десятилетия. Короче говоря, если стагнирующая промышленность Англии не сможет конкурировать с германскими новыми двигателями «Даймлер», то надо контролировать сырье, на котором «Даймлер» собирается запускать свои двигатели. Таким образом, становится понятным, что эта политика британского контроля над нефтью вытекает из самого хода мировой истории.

Судьбоносный визит графа Грея в Париж

Почему Англия пошла на риск мировой войны, чтобы остановить развитие индустриальной экономики Германии в 1914 году?

Главная причина того, что Англия объявила войну в августе 1914 года, лежит в основном в «старой традиции британской политики, благодаря которой Англия поднялась до статуса великой державы, и с помощью которой она стремится оставаться великой державой», – заявил немецкий банкир Карл Хельферих в 1918 году, «Английская политика всегда направлена против политически и экономически сильнейшей континентальной державы», – подчеркнул он.

«С тех пор как Германия стала политически и экономически сильнейшей континентальной державой, Англия чувствует угрозу своему мировому экономическому положению и военно-морскому превосходству со стороны Германии больше, чем от любого другого участка земли. До этого момента русско-английские разногласия были непреодолимыми, и не достигалось никакой договоренности ни в каком вопросе». Хельферих с горечью отмечал правоту заявления Бисмарка в 1897 году, что «единственным условием, которое может привести к улучшению немецко-английских отношений, будет, если мы сдержим наше экономическое развитие, а это невозможно» (8).

В апреле 1914 года Георг, король Англии, и его министр иностранных дел Эдвард Грей нанесли необычный визит в Париж, чтобы встретиться с президентом Франции Пуанкаре. Это был один из тех редких случаев, когда сэр Эдвард Грей покидал Британские острова. Посол России во Франции Извольский присоединился к ним, и три государства утвердили тайный военный альянс против союза Германии и Австро-Венгрии. Грей умышленно не предупредил Германию заранее о своей тайной союзнической политике, на основании которой Англия вступит в войну, которая втянула в свой водоворот каждого из тщательно сконструированной сети союзников Англии, выстроенной против Германии (9).

Многие в британском истеблишменте определили задолго до войны 1914 года, что война была единственным подходящим способом взять европейскую ситуацию под контроль. Согласно логике «баланса сил», британские интересы диктовали переход от традиционной «проосманской и антироссийской» союзнической стратегии XIX века к «пророссийской и антигерманской» уже в конце 1890 года, когда зарождающийся союз между Францией Габриэля Аното и Россией Сергея Витте, а также с формирующейся промышленной Германией казался неминуемым.

Фашода, Витте, великие проекты и великие ошибки

Действительно, к концу 1890 года страх в ведущих кругах британского истеблишмента перед новыми немецкими экономическими свершениями был столь силен, что Британия внесла кардинальные изменения в свою многолетнюю стратегию континентальных альянсов в дерзкой попытке развернуть европейские события так, чтобы вернуть английское преимущество.

Краеугольным камнем, на котором основывался этот новый изменившийся союз, стала, как ни странно, прямая военная конфронтация в Египте, где исторически и Англия и Франция проводили свои основные интересы через «Компанию Суэцкого канала». В 1898 году у Фашоды на реке Нил французские войска под началом полковника Жана Маршана, двигавшиеся по Сахаре на восток, столкнулись с британскими войсками под командованием генерала Китченера. Возникла напряженная военная ситуация, когда каждая сторона предлагала другой покинуть позиции, пока, наконец, после консультаций с Парижем Маршан не отступил. Фашодский кризис, как стало известно, завершился фактическим англофранцузским альянсом против Германии в рамках стратегии «баланса сил», в котором французская глупость упустила базовые возможности индустриализации Африки.

Решение направить французский экспедиционный корпус Маршана в Фашоду из-за встречной конфронтации с Англией в Африке было принято министром колоний Теофилем Делькассом. Британия постепенно добилась того, что стало де-факто военной оккупацией Египта и Суэцкого канала, несмотря на французские претензии в этом районе начиная с наполеоновских времен. С 1882 году британские войска «временно» оккупировали Египет, и британские гражданские служащие обратились к своему правительству за «защитой» французских и английских интересов в «Компании Суэцкого канала». Англия украла Египет у Франции.

Делькасс действовал против важнейших интересов Франции и против четкой разработанной политики министра иностранных дел Франции Габриэля Аното. Аното, которого не было в правительстве в эти критические шесть месяцев, когда свершилась фашодская глупость, имел концепцию развития и индустриализации африканских колоний Франции. Республиканец и известный англофоб Аното предлагал концепцию экономически единой французской Африки, сосредоточенной вокруг развития озера Чад с железной дорогой, связывающей внутренние районы от Дакара в Сенегале до французской Джибути на Красном море. Эта идея носила во Франции название Транссахарского железнодорожного проекта. Он мог бы преобразовать всю Африку с запада на восток. Он также блокировал бы основную британскую стратегическую цель – контроль над всем регионом от Африки (через Египет) до Индии.

Аното тщательно проводил политику нормализации отношений между Францией и Германией, являвшуюся главной угрозой для британских махинаций с «балансом сил». В начале 1896 года немецкий министр иностранных дел обратился к французскому послу в Берлине с вопросом, будет ли Франция рассматривать совместные действия в Африке для «ограничения непомерных аппетитов Англии… Необходимо показать Англии, что она уже не сможет воспользоваться франко-германским антагонизмом, чтобы получать все, что она захочет».

Тогда во французской прессе разразился печально известный скандал – дело Дрейфуса. Его прямой целью было нарушить хрупкие усилия Аното по стабилизации отношений с Германией. Капитан французской армии по имени Дрейфус был осужден по обвинению в шпионаже в пользу немцев, Аното вмешался в начавшийся процесс в 1894 году, корректно указав на то, что дело Дрейфуса привело бы к «дипломатическому разрыву с Германией, даже к войне». Годы спустя Дрейфус был освобожден, и выяснилось, что граф Фердинанд Валсин-Эстергази, оплачиваемый банковской семьей Ротшильдов, сфабриковал доказательства против Дрейфуса. В 1898 году Аното ушел в отставку, его сменил послушный англофил Теофиль Делькасс.

После Фашоды в 1898 году Британия умело уговорила Францию с ее министром иностранных дел Делькассом отказаться от основных колониальных и экономических интересов в Египте и сосредоточиться на политике Франции против Германии. Также Британия тайно договорилась вернуться к французским претензиям на Эльзас и Лотарингию, а также пообещала британскую поддержку французских амбиций в других областях, которые не являются жизненно важными для британских планов. Несколько лет спустя, описывая эти британские дипломатические махинации вокруг Фашоды в 1909 году, Аното заметил: «Это исторический, доказанный факт, что любая колониальная экспансия Франции вызывала страх и беспокойство в Англии. В течение длительного времени Англия считала, что при ее господстве на море у нее нет соперников, чтобы принять затем во внимание державу, наделенную природой тройной береговой полосой Ла-Манша, Атлантики и Средиземного моря. А когда после 1880 Франция, следуя обстоятельствам и подстегнутая гением Жюля Ферри, приступила к преобразованию своих разбросанных колониальных областей, она встретила все то же самое сопротивление. В Египте, в Тунисе, на Мадагаскаре, в Индокитае, даже в Конго и Океании, это всегда Англия, с которой она сталкивается».

После Фашоды Антанта или «Сердечное согласие» обрело свою форму, и было окончательно официально закреплено в секретном соглашении между Францией и Англией, подписанном преемником Аното Делькассом в 1904 году. Германская экономическая угроза стала клеем, соединившим двух невероятных союзников. Комментируя затем этот печальный поворот событий, Аното отметил, что успех, с которым Британия ввела новую внешнюю политику Франции, был «изумительным изобретением английского дипломатического гения для разделения своих противников».

В течение последующих восьми лет Британия пересмотрела свою политику геополитических альянсов на другой глубокий манер и повернула к своей выгоде ход событий в России. Начиная с 1891 года Россия приступила к осуществлению грандиозной программы индустриализации с принятием жестких протекционистских тарифов, а также к осуществлению железнодорожной инфраструктурной программы. В 1892 году человек, ответственный за план железнодорожного строительства, граф Сергей Витте, стал министром финансов. Витте поддерживал тесные отношения с французом Аното, и вокруг строительства железнодорожной системы России создалась позитивная основа для французско-российских отношений.

Наиболее масштабным проектом, начатым в России в то время, было строительство железной дороги, связывающей западную Россию с Владивостоком на востоке – проект Транссибирской магистрали протяженностью 5400 миль, который трансформировал бы всю экономику России. Это был самый амбициозный в мире проект строительства железной дороги. Витте был учеником немецкой экономической модели Фридриха Листа, переведя на русский язык его труд «Национальная система политической экономии», которую сам Витте считал «решением для России».

Витте говорил о положительном воздействии железнодорожного проекта на культурно отсталые регионы страны. «Железная дорога подобна закваске, которая создает культурное брожение среди населения. Даже если она проходит через абсолютно дикое население на своем пути, она могла бы возвысить их в ближайшее время до уровня, необходимого для ее эксплуатации», – сказал он в 1890 году. Центральной частью плана Витте было развитие мирных и плодотворных отношений с Китаем, независимо от британского контроля над китайскими портами и морскими путями через сухопутные окна, которым способствовала бы сибирская железнодорожная линия.

В качестве министра финансов с 1892 года, пока он не был свергнут в ходе подозрительно своевременной русской революции 1905 года, Витте резко разворачивал Россию от ее прежней роли «хлебной корзины» для британских зерновых торговых домов к государству с современным промышленным потенциалом. Железные дороги стали самой крупной отраслью в стране и оказали воздействие на весь спектр отраслей, относящихся к сталелитейному производству и другим секторам. Кроме того, друг Витте и его ближайший соратник, ученый Дмитрий Иванович Менделеев, отец российской агрохимии, основанной на идеях немца Юстуса фон Либиха, был поставлен Витте во главе нового Управления стандарта мер и весов, где он ввел метрическую систему для дальнейшего содействия торговле с континентальной Европой.

Британия энергично выступила против экономической политики Витте и проекта Транссибирской магистрали всеми имеющимися в ее распоряжении средствами, включая попытки повлиять на реакционное российское дворянство, связанное с английской зерновой торговлей. Вскоре после запуска проекта Транссибирской железной дороги британский комментатор А. Колкхэм выразил господствующее мнение Министерства иностранных дел Британии и лондонского Сити. Касаясь нового российского железнодорожного проекта, предпринятого с помощью французского финансирования, который, в конечном итоге, свяжет Париж через Москву с Владивостоком железной дорогой, А. Колкхэм объявил: «Это направление будет не только одним из величайших торговых путей, которые когда-либо были известны миру, но и превратится в политическое оружие в руках русских, значение и мощь которого трудно переоценить. Это сделает Россию единым государством, которому больше не будет необходимости в проливах Босфор и Дарданеллы или Суэцком канале. Он даст ей экономическую независимость, которая сделает ее сильнее, чем она когда-либо была или когда-либо мечтала стать».

На протяжении десятилетий британская стратегия союзов «баланса сил» в Европе была построена на поддержке Османской турецкой империи как части того, что британские стратеги называли «Большая игра» – блокирование появления сильной и промышленно развитой России. Поддержка Турции, контролирующей жизненно важный для России выход к теплым морям через Босфор и Дарданеллы, была до этого момента важной частью британской геополитики. Но как только в конце века и в начале 1900-х годов немецкие экономические связи с Османской империей окрепли, Британия развернулась лицом к России, препятствуя росту Германии и Турции.

Она устроила целую серию войн и кризисов. Но после неудачных попыток Британии заблокировать российскую Транссибирскую магистраль во Владивосток, которую русские в основном завершили в 1903 году, Россия потерпела сокрушительное поражение в Русско-японской войне 1905 года, в которой Британия была союзником Японии. После 1905 года Витте был вынужден подать в отставку с поста Председателя Совета Министров при Николае II. Его преемник заявил, что Россия должна пойти на уступки британским властям, и привел к подписанию передачи прав на Афганистан и значительную часть Персии Британии, а также согласился значительно ограничить российские амбиции в Азии.

Таким образом, англо-французско-российская Антанта была полностью выстроена к 1907 году. Британия создала тайную сеть союзников вокруг Германии, заложив основу для ее вступления в военную конфронтацию с кайзеровским Рейхом. Следующие семь лет были заполнены подготовкой к окончательной ликвидации немецкой угрозы (10).

После того как Британия уверилась в своей новой Антанте и стратегии окружения Германии и ее союзников, серия непрерывных кризисов и региональных войн произошла в «мягком подбрюшье» Центральной Европы – на Балканах. В так называемой первой Балканской войне в 1912 году Сербия, Болгария и Греция при тайной поддержке Англии объявили войну слабой Османской империи, в результате лишив Турцию большинства ее европейских владений. А затем началась вторая Балканская война 1913 года за раздел добычи первой, в которой Румыния помогла сокрушить Болгарию. Эта была фаза британской подготовки Великой Европейской войны.

Через три месяца после переговоров Эдварда Грея в Париже 28 июля 1914 года наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд был убит сербом в боснийском Сараево, что стало началом предсказуемо трагической цепи событий, которые привели к Великой войне.

Примечания к главе 3

(1) Мор А. Нефтяная война. Нью-Йорк: «Накурт Врэйс и Ко», 1925.

(2) Там же. С. 124.

(3) Ханинген Ф. С. Тайная война. Нью-Йорк: «Джон Дэй и Ко», 1934.

(4) Хельферих К. Мировая война: предисловие. Берлин: «Улльштайн и Ко», 1919. С. 120-165.

(5) Лаффан Р. Дж. Ди. Сербы: хранители ворот. 1917 (репринт Нью-Йорк: «Дорсет Пресс», 1989. С. 163-164).

(6) Абу-Хакима, Ахмад Мустафа. Современная история Кувейта. Лондон: «Лузак и Ко Лтд.», 1983. С. 188-197.

(7) См. примеч. (3). С. 22-23.

(8) См. примеч. (4). С. 165-166.

(9) Уэллс X. Дж. Эксперимент в автобиографии. Нью-Йорк: «Макмиллан Ко», 1934. С. 658-659.

(10) Аното Г. Фашода: африканские переговоры. Париж: «Ла Ревю де дю монд», 1909; Фон Лэй Т. X. Сергей Витте и индустриализация России. Нью-Йорк: «Атенеум», 1974.

Глава 4

НЕФТЬ СТАНОВИТСЯ ОРУЖИЕМ,
БЛИЖНИЙ ВОСТОК – ПОЛЕМ БИТВЫ

Обанкротившаяся Британия вступает в войну

Одним из наиболее важных секретов Первой мировой войны являлось то, что накануне августа 1914 года, на момент объявления Британией войны германскому Рейху, ее Казначейство и финансы были, в сущности, банкротами. Изучение действительных финансовых взаимоотношений основных участников войны вскрыло невероятную подоплеку тайных займов, связанных с детальными планами послевоенного передела сырьевых ресурсов и материальных ценностей всего мира, особенно территорий в Османской империи, где, предположительно, были сосредоточены значительные запасы нефти.

Согласно преобладающей точке зрения, первым выстрелом Великой войны стало убийство боснийским сербом 28 июня 1914 года наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в боснийской столице Сараево. Через месяц лихорадочных переговоров, 28 июля, Австро-Венгрия объявила войну крошечному государству Сербия, возложив на него ответственность за убийство. Германия заверила Австрию в своей поддержке на тот случай, если Россия поддержит Сербию. На следующий день, 29 июля, Россия объявила мобилизацию, и война стала неизбежной.

В тот же день германский Кайзер послал телеграмму царю Николаю II, умоляя его отменить мобилизацию, что побудило царя немедленно отменить свой приказ. 30 июля высшие российские военные чины убедили колеблющегося царя возобновить мобилизацию. 31 июля немецкий посол в Санкт-Петербурге вручил царю ноту об объявлении Германией войны России, по воспоминаниям очевидцев, зарыдав и выбежав из комнаты. При этом, по недосмотру готовившего документ персонала, он вручил министру иностранных дел Сазонову сразу оба варианта ноты об объявлении войны – как на случай отмены мобилизации, так и на случай ее продолжения.

Германский генеральный штаб, готовясь к возможной войне одновременно на Восточном и Западном фронте, приводил в жизнь так называемый «план Шлиффена». Так как Франция и Россия имели взаимные оборонные обязательства, в Германии решили, что Франция должна быть разбита быстро, правильно посчитав, что Россия проведет мобилизацию медленнее. Третьего августа 1914 года Германия объявила войну Франции, и ее войска вошли в Бельгию (по пути на Францию).

Затем 4 августа, спустя всего восемь дней после объявления Австро-Венгрией войны крошечной Сербии, Британия объявила войну Германии. Поводом было названо предыдущее британское заявление о защите нейтралитета Бельгии. Действительные причины были бесконечно далеки от духа бескорыстного добрососедства.

Решение Британии вступить в войну против Германии на европейском континенте было, мягко говоря, незаурядным, в связи с тем, что господствующая тогда валютная система в мировой торговле и финансах (Британское казначейство и британский фунт стерлингов) была фактически банкротом. Недавно рассекреченный внутренний меморандум, написанный чиновником Британского казначейства бывшему в тот момент его главой Ллойду Джорджу, поднимает дополнительные вопросы. В январе 1914 года, за добрые полгода до казус белли в Сараево, высшему чиновнику Британского казначейства сэру Джорджу Пэйшу было поручено канцлером казначейства провести полное исследование состояния важнейших британских золотовалютных резервов.

В 1914 году золотой стандарт британского фунта был опорой всей мировой валютной системы. Фунт стерлингов в действительности был настолько распространен в международной торговле и финансах в течение более 75 лет, что сам по себе считался столь же ценным, как золото. В 1914 году британский фунт играл роль, сравнимую с ролью доллара США до 15 августа 1971 года.

Конфиденциальный меморандум сэра Джорджа показывает направление мысли представителей высших кругов лондонского Сити того времени: «Еще одним ветром, надувавшим паруса банковской реформы, была растущая коммерческая и банковская мощь Германии, и рост опасений, как бы золотовалютные резервы Лондона не подверглись атаке незадолго до или в начале большого конфликта между двумя странами». Этот конфиденциальный отчет был написан более чем за шесть месяцев до убийства наследника австрийского престола в Сараево.

Далее Пэйш высказывает свою озабоченность возросшим уровнем развития крупных германских торговых банков, последовавшим за балканским кризисом 1911-1912 годов, который заставил их значительно увеличить свои золотовалютные резервы. Сэр Джордж предупредил своего шефа Ллойда Джорджа, что в сложившихся условиях любые дальнейшие действия лондонских банков «могут серьезно воспрепятствовать нации в мобилизации капитала для ведения большой войны» (1).

22 мая 1914 года другой высший чиновник Британского казначейства Бэзил Блэкетт составил проект еще одного конфиденциального меморандума канцлеру Ллойду Джорджу. Эта докладная записка рассматривала «влияние войны на наши золотовалютные резервы». Блэкетт писал: «Конечно, невозможно точно предсказать, каков будет результат всеобщей европейской войны, в которой будут участвовать большинство континентальных держав наряду с Британией, оставив только Нью-Йорк (предполагая нейтралитет Соединенных Штатов) среди крупнейших финансовых рынков мира, с которых на театры военных действий может привлекаться золото» (2).

В свете решения Британии вступить в войну 4 августа не менее удивительным было письмо сэра Джорджа Пэйша Ллойду Джорджу, датированное двумя часами утра субботы, 1 августа 1914 года:

«Многоуважаемый канцлер,

Кредитная система, на основе которой организована коммерческая деятельность страны, полностью разрушена; представляется делом наивысшей важности безотлагательно предпринять меры для устранения этого вреда. В противном случае мы не можем надеяться финансировать большую войну; как только это произойдет, наши крупнейшие финансовые учреждения будут вынуждены заявить о банкротстве».

Центральным Банком Англии был немедленно приостановлен оборот золота и серебра в слитках, одновременно с приостановкой действия Закона о банковской лицензии 1844 года, требовавшего обязательного и безусловного золотого обеспечения. В результате этого решения в распоряжении центрального Банка Англии оказались крупные суммы в золоте, чтобы британское правительство смогло финансировать закупки продовольствия и военной техники для только что объявленной Германии войны. Британским гражданам вместо золота были предоставлены банкноты центрального Банка Англии как законное средство платежа на период военного времени. К 4 августу британский финансовый истеблишмент был готов к войне.

Но секретное оружие в виде особых взаимоотношений Казначейства Его Величества с нью-йоркским банковским синдикатом Моргана проявилось позже, как мы вскоре увидим.

Нефть в Мировой войне

Между 1914 годом, когда начались сражения, и 1918 годом, когда они закончилась, нефть определенно стала признанным ключом к успеху в кардинальном преображении военной стратегии. В эпоху воздушной войны, маневренной танковой войны и быстроходной морской войны все зависело от массовых и надежных поставок нового топлива.

Англия усилиями министра иностранных дел сэра Эдварда Грея была ввергнута в войну, ставшую самой кровавой и наиболее разрушительной в современной истории.

В соответствии с официальной статистикой, прямые или косвенные потери за время войны исчислялись от 16 до 20 млн. человек, причем большинство погибших (более 10 млн.) были гражданскими лицами. Сама Британская империя потеряла более чем 500 тыс. убитыми на полях сражений, общие же потери составили почти 2,5 млн. в длившейся четыре года «войне, которая положит конец всем войнам».

Тем не менее, крайне редко обсуждается тот факт, что задолго до 1914 года стратегические геополитические цели Англии включали в себя не только сокрушение своего величайшего промышленного конкурента Германии, но и обеспечение с помощью завоевательной войны безусловного британского контроля над ценным ресурсом, нефтью, к 1919 году доказавшим свое значение в качестве стратегического сырья для будущего экономического развития. Это было частью того, что некоторые стратеги британского истеблишмента затем назвали «Большой Игрой» – создание новой глобальной Британской империи, чья гегемония была бы неоспоримой до конца века; возглавляемый Британией Новый Мировой Порядок.

Изучение основных театров военных действий 1914-1918 годов раскрывает степень того, насколько обеспечение безопасности нефтяных поставок уже стояло в центре военного планирования. В ходе войны нефть открыла дверь новой ужасающей мобильности в современных способах ведения боевых действий. Германская военная кампания в Румынии под руководством фельдмаршала фон Макензена имела приоритетную задачу реорганизовать в единое целое Стяуа Романа, бывшее ранее английскими, датскими, французскими и румынскими предприятиями по переработке, производству и транспортировке нефтепродуктов. Румыния в ходе войны являлась единственным надежным источником снабжения Германии нефтепродуктами для всех ее военно-воздушных сил, танковых войск и подводных лодок. Британская кампания в Дарданеллах, закончившаяся катастрофическим поражением в Галлиполи, была предпринята для того, чтобы обеспечить англо-французский тыл нефтедобычей русского Баку, так как османский султан ввел эмбарго на доставку русской нефти через Дарданеллы.

К 1918 году богатые русские нефтяные залежи Баку на Каспийском море стали объектом интенсивных военно-политических акций как со стороны Германии, так и Британии, которая превентивно оккупировала их в течение решающих нескольких недель, лишив германский генеральный штаб жизненно необходимых поставок нефти в августе 1918 года. Лишение возможности занять Баку было последним решающим ударом по Германии, запросившей мира за несколько недель до этого, спустя всего несколько месяцев после того, что казалось победой Германии над силами союзников. Нефть доказала, что она находится в центре геополитики.

К концу Первой мировой войны не осталось ни одной державы, не осведомленной о стратегической важности нового топлива – нефти – для грядущей военной и экономической безопасности. К концу войны, по меньшей мере, 40% британского военно-морского флота работало на жидком топливе. На момент начала войны, в 1914 году, французская армия имела лишь 110 грузовиков, 60 тягачей и 132 аэроплана. Четыре года спустя, в 1918 году, Франция увеличила свой парк до 70 тыс. грузовиков и 12 тыс. аэропланов, в то время как Британия, и в последние месяцы войны Америка, имели на военной службе 105 тыс. грузовиков и свыше 4 тыс. аэропланов. Во время заключительных англо-французско-американских наступательных операций на Западном фронте в этой войне потреблялось поразительное количество нефти: 12 тыс. баррелей в день.

К декабрю 1917 года французские запасы нефти были столь малы, что генерал (на тот момент) Фош требовал от премьера Клемансо срочно обратиться к президенту Вудро Вильсону. «Срыв поставок нефти приведет к немедленному параличу наших армий и может принудить нас к миру на неблагоприятных для союзников условиях, – написал Клемансо Вильсону, – безопасность союзников состоит в равновесии. Если союзники не желают проиграть войну, тогда в момент мощного германского наступления они не должны позволить Франции испытывать недостаток нефти, которая необходима в грядущих боях как воздух».

Группа Рокфеллера «Стандарт Ойл» ответила на призыв Клемансо, дав силам маршала Фоша жизненно необходимую нефть. Испытывая недостаток в румынских нефтяных поставках, лишенные доступа к нефти Баку, хоть и подписавшие русско-германский Брестский мир германские войска оказались неспособны к последнему наступлению в 1918 году, так как не хватало цистерн с моторным топливом, требовавшихся для создания достаточных резервов.

Британский министр иностранных дел лорд Керзон вполне справедливо отметил: «Союзников принес к победе поток нефти… С момента начала войны нефть и нефтепродукты стали относиться к категории основных средств, с помощью которых они (силы союзников) должны были ее вести, и с помощью которых они могли победить. Как могли бы они обеспечивать маневры флота, перебрасывать войска или производить отдельные взрывчатые вещества без нефти?». Это событие произошло 21 ноября 1918 года на торжественном обеде, посвященном победе, десять дней спустя после прекращения огня, завершившего войну. Французский сенатор Анри Беранже, руководитель французского органа военного времени «Генерального Комитета по нефти», добавил, что нефть была «кровью победы. Германия слишком похвалялась своим превосходством в железе и угле, но не придала должного значения нашему превосходству в нефти» (3).

Учитывая это проявившееся значение в войне нефти, мы должны здесь проследить ход послевоенной версальской реорганизации, уделяя особое внимание британским целям.

Создание Британией Лиги наций на Версальской мирной конференции 1919 года стало средством придания международной легитимности неприкрытому империалистическому территориальному захвату. Для финансового истеблишмента лондонского Сити потеря сотен тысяч британских жизней ради доминирования в будущем мировом экономическом развитии посредством контроля над сырьем, особенно над новым ресурсом – нефтью, было, по-видимому, сравнительно малой ценой.

Тайная восточная война

Ничто не могло продемонстрировать лучше тайные планы Британии и ее союзников в войне 1914-1918 годов против центральных держав, объединившихся вокруг Германии, Австро-Венгрии и оттоманской Турции, чем тайное соглашение, заключенное в грохоте битв в 1916 году. Его подписали Британия, Франция, позднее Италия и царская Россия. Названное в честь двух официальных лиц, англичанина и француза, готовивших проект, соглашение Сайкса-Пико в деталях раскрывает предательство Англии и ее умысел захватить командные высоты в неразработанных нефтеносных залежах Арабского (Персидского) залива после войны.

Пока частично оккупированная Германией Франция завязла в кровавой и бесплодной резне вдоль французской «линии Мажино», Британия перебросила поразительно большое число своих солдат, несколько частей общей численностью более чем 1,4 млн. человек, на восточный театр военных действий.

Английские публичные разъяснения этого экстраординарного перемещения драгоценных дефицитных людских и материальных ресурсов в восточные пределы Средиземноморья и Персидский залив заключались в том, что это должно было повысить боеспособность России против центральных держав, а также обеспечить доставку русского зерна в западную Европу, где в нем была острая необходимость.

Однако это не вполне соответствовало действительности. После 1918 года Англия продолжала держать почти миллион солдат, расквартированных по всему Ближнему Востоку. В 1919 году Персидский залив превратился в «Английское озеро». Разъяренные французы слабо протестовали, заявляя, что Британия пользуется преимуществами патовой ситуации для одержания побед над слабой Турцией, пока миллионы французских солдат истекают кровью на Западном фронте. Франция потеряла почти 1,5 млн. солдат убитыми и около 2,6 млн. тяжело ранеными.

В ноябре 1917 года вслед за захватом власти большевиками в России коммунисты Ленина обнаружили среди документов царского Министерства иностранных дел секретный документ, который они немедленно предали огласке. Это был план великих держав по полному разделу после войны всей Османской империи и распределению соответствующих частей между державами-победительницами. Детали были проработаны в феврале 1916 года и были тайно утверждены правительствами стран-участниц в мае 1916 года. Весь остальной мир ничего не знал об этой тайной дипломатии военного времени.

С британской стороны документ готовил сэр Марк Сайкс, советник по восточным делам Государственного секретаря во время войны лорда Китченера, графа Хартумского. Документ был составлен так, чтобы заручиться французским согласием на значительное перемещение британской живой силы с европейского театра военных действий на Ближний Восток. Чтобы добиться уступок со стороны французов, Сайкс был уполномочен предложить французскому участнику переговоров Жоржу Пико, бывшему генеральному консулу в Бейруте, ценные послевоенные приобретения в арабской части Османской империи.

Франция должна была получить полный контроль над тем, что было названо «Зоной А», охватывающей Великую Сирию (Сирию и Ливан), включая крупнейшие внутренние города Алеппо, Хама, Хомс и Дамаск, а также нефтеносный Мосул на северо-востоке, включая нефтяные концессии, которыми тогда владел «Дойче Банк» в «Тюркиш Петролиум Гезельшафт». Этот французский контроль лицемерно признавал номинальную арабскую «независимость» от Турции под французским «протекторатом».

По соглашению Сайкса-Пико, Британия получала контроль над «Зоной В»: регион к юго-востоку от французской зоны, от теперешней Иордании на восток до большей части Ирака и Кувейта, включая Басру и Багдад. Затем Британия прежде всего получила порты Хайфа и Акко и право построить железную дорогу от Хайфы через французскую зону до Багдада с правом использовать ее для переброски войск.

Италии были обещаны значительные участки гористого побережья Турецкой Анатолии и Додеканезы, в то время как царская Россия должна была получить районы турецкой Армении и Курдистана к юго-западу от Еревана (4).

Исходя из этих тайных параграфов Сайкса-Пико, британцы начертили произвольные границы, которые в основном существуют до настоящего времени, включая создание Сирии и Ливана как французских «протекторатов» и Трансиорданию, Палестину (Израиль) и Ирак с Кувейтом как английские территориально-государственные образования. Персия, как мы видели, находилась под полным британским контролем с 1905 года, а Саудовская Аравия была сочтена на тот момент неважной для британских стратегических интересов. Как британцы с досадой поняли позднее, это стало одним из нескольких грубых промахов.

Из-за относительной слабости вследствие катастрофической неудачи своей Галлиполийской экспедиции 1915 года Британия была вынуждена пообещать Франции нефтяные концессии Мосула в дополнение к признанию ранее высказанных французских притязаний на Левант. Но, как мы увидим, потеря Британией нефтяных залежей Мосула была только временным тактическим отступлением в ходе ее долгосрочного проекта доминирования в мировой нефтедобыче.

Продавая одну и ту же лошадь дважды

Когда детали тайного соглашения Сайкса-Пико были преданы огласке, самым постыдным поступком Британии оказались одновременные и прямо противоположные заверения, раздаваемые Англией арабским лидерам с целью, обеспечить арабское восстание против турецкого правления в ходе войны.

Британия получила бесценную военную помощь от арабских сил под руководством Шарифа Хусейна ибн Али, хашимитского эмира Мекки и хранителя священных исламских городов Мекки и Медины. Британия заверила арабские войска, служившие под командованием полковника Т. И. Лоуренса (Лоуренса Аравийского), что наградой за их помощь в разгроме Турции станет послевоенное обеспечение Британией полного суверенитета и независимости арабов. Гарантии содержались в переписке между верховным комиссаром Англии в Египте сэром Генри Макмагоном и Шарифом Хусейном, эмиром Мекки, тогдашним самопровозглашенным лидером арабов.

Лоуренс был полностью осведомлен о британском мошенничестве в отношении арабов в тот момент. «Я отважился на обман, – признал он в своих мемуарах, несколько лет спустя, – из-за моей убежденности, что помощь арабов будет необходимой для нашей быстрой и бескровной победа на Востоке, и лучше мы выиграем и нарушим данное слово, чем проиграем… Арабское воодушевление было нашим главным средством выиграть войну на Востоке. Таким образом, я заверил их, что Англия сдержит свое слово по форме и по существу. Ободренные таким образом, они сделали все, на что были способны; но конечно, вместо того, чтобы гордиться тем, что мы делали вместе, я испытывал непрерывные угрызения совести» (5).

Потеря ста тысяч арабских жизней была частью этой «быстрой и бескровной победы». Но Британия быстро забыла свои обещания ради обеспечения собственных выгод в виде огромных нефтяных и военно-политических ресурсов арабского Среднего Востока.

Хуже того, как только обнародование соглашения Сайкса-Пико раскрыло противоречащие обязательства по отношению к Франции на Ближнем Востоке, за четыре дня до завершения войны с Германией в Европе 7 ноября 1918 года Британия и Франция огласили новую англо-французскую Декларацию. Новая декларация утверждала, что Британия и Франция боролись за «полное и окончательное освобождение народов, так долго угнетаемых турками, установление национальных правительств и администраций, получающих свою власть через инициативу и свободный выбор коренного населения» (6). Этот благородный результат не был достигнут. Как только были подписаны формальные обязательства в Версале, Британия, имея в регионе военную силу приблизительно в миллион человек, установила свое военное господство, в том числе и во французской зоне на Ближнем Востоке.

30 сентября 1919 года Франция согласилась создать на британских условиях «зоны временной военной оккупации». По этому соглашению, которое было названо «Администрацией оккупированных вражеских территорий», Британия завладевала турецкой Палестиной наравне с другими частями британской сферы влияния.

Зная неспособность французов в результате истощения в ходе европейский войны к развертыванию значительных сил в отошедших Франции районах, Британия сделала щедрое предложение – стать всеобщим высшим военным и административным гарантом. При этом генерал сэр Эдмунд Алленби, главнокомандующий Египетского экспедиционного корпуса, стал после 1918 года де-факто военным диктатором всего арабского Среднего Востока, включая и французскую сферу влияния. В декабре 1918 года в частной беседе в Лондоне британский премьер Ллойд Джордж сказал французскому премьеру Клемансо, что Британия желает согласия Франции на присоединение «к зоне британского контроля иракского Мосула и Палестины от Дана до Беер-Шебы». Взамен Франции были высказаны заверения в поддержке оставшихся притязаний на Великую Сирию вместе с обещанием половины нефтедобычи Мосула и гарантии британской поддержки в послевоенный период в Европе на тот случай, если Франция когда-либо должна будет «ответить» на германские действия на Рейне (7).

Эта частная договоренность предопределила трагический ход дальнейших событий, как мы далее увидим.

Судьбоносное письмо Артура Бальфура лорду Ротшильду

Но послевоенные британские замыслы по перекройке политической и экономической карты Османской империи включали новый и необычный завершающий элемент. Еще более необычным было то, что большинство наиболее влиятельных сторонников создания еврейской родины в Палестине составляли главным образом «нееврейские сионисты», включая Ллойда Джорджа (8).

2 ноября 1917 года, в самые трудные дни Мировой войны, когда способность России сражаться на благо англо-французского альянса рухнула под тяжестью экономического хаоса и вследствие захвата большевиками власти, а мощь Америки не была еще полностью задействована в Европе на стороне Британии, британский министр иностранных дел Артур Баль-фур отправил следующее письмо представителю английской федерации сионистов лорду Уолтеру Ротшильду:

«Многоуважаемый лорд Ротшильд,

С большим удовольствием выражаю Вам от имени правительства Его Величества следующую декларацию симпатии к устремлениям еврейских сионистов, которая была принята к рассмотрению и одобрена Кабинетом [министров]: «Правительство Его Величества благосклонно смотрит на основание в Палестине национального дома для еврейского народа и приложит все усилия для достижения этой цели, ясно понимая, что не будет нанесено никакого ущерба гражданским и политическим правам существующих нееврейских общин в Палестине или правам и политическому статусу, которыми евреи пользуются в любой другой стране». Я был бы признателен, если бы Вы довели эту декларацию до сведения Федерации сионистов.

Искренне Ваш,

Артур Джеймс Бальфур» (9).

Это письмо создало основу для установления после 1919 года мандата Британской Лиги наций над Палестиной, и на карте были сделаны территориальные изменения, направляемые этой рукой и повлекшие за собой глобальные последствия. Почти небрежная ссылка на «существующие нееврейские общины в Палестине» Бальфура и Кабинета, была ссылкой на более чем 85% тогдашнего населения Палестины, которое составляли палестинские арабы. В 1917 году менее одного процента жителей Палестины имели еврейское происхождение.

Примечательно, что письмо было репликой в диалоге между двумя близкими друзьями. И Бальфур и лорд Ротшильд были членами недавно возникшей империалистической группировки в Британии, которая пыталась создать долговечную глобальную Империю, империю, основанную на более совершенных методах общественного контроля.

Также примечателен тот факт, что лорд Ротшильд говорил не как глава какой-либо международной еврейской организации, но скорее как член английской Федерации сионистов, президентом которой в то время был Хаим Вейцман. На деньги Ротшильда в основном и была создана эта организация, субсидировавшая эмиграцию в Палестину сотен евреев, покидавших с 1900 года Польшу и Россию с помощью Ассоциации еврейской колонизации, пожизненным президентом которой являлся английский лорд Ротшильд. Англия была щедра, предлагая земли вдалеке от своих берегов, но в то же самое время она была далека от того, чтобы принимать преследуемых еврейских беженцев с распростертыми объятиями на собственных берегах.

Но куда более важной, чем явное лицемерие в диалоге Бальфура-Ротшильда, была британская «Большая Игра», стоявшая за запиской Бальфура. Не следует недооценивать то, что географическое положение спонсируемого Британией нового еврейского отечества находилось в одной из самых стратегических областей вдоль главной магистрали расширившейся после 1914 года Британской империи, в чувствительном месте по пути на Индию, а также по соседству с захваченными у османской Турции арабскими нефтеносными землями. Колония меньшинства под британским протекторатом в Палестине, убеждали Бальфур и другие в Лондоне, дала бы Лондону стратегические возможности огромного значения. Это было, мягко говоря, циничной уловкой со стороны Бальфура и его круга.

Бальфур поддерживает новую концепцию Империи

Где-то примерно с начала 1890-х группа представителей английской политической элиты, главным образом из привилегированных колледжей Оксфорда и Кембриджа, составила то, что стало наиболее влиятельной политической сетевой структурой в Британии на следующие полвека и более. Группа отрицала свое существование как оформленной организации, но ее следы могут быть обнаружены вокруг учреждения нового журнала Империи «Круглый стол», основанного в 1910 году.

Группа утверждала, что для распространения успешного доминирования англосаксонской культуры в следующем столетии требуется более тонкая и более рациональная система глобальной империи.

В момент своего образования эта группа «Круглого стола», как ее иногда называют, была явно антигерманской и проимперской. В августе 1911 года за три года до объявления Англией войны Германии в своей статье в «Круглом столе» влиятельный Филипп Карр (лорд Лотиан) заявил: «В настоящее время существуют два международных этических кодекса – британский, или англосаксонский, и континентальный, или германский. Оба не могут господствовать одновременно. Если Британская империя недостаточно сильна для того, чтобы иметь действительное влияние на честное ведение дел между нациями, реакционные стандарты германской бюрократии восторжествуют, и станет лишь вопросом времени, когда сама Британская империя окажется жертвой международного вооруженного разбоя в духе Агадирского инцидента. Как только британцы не будут достаточно сильны, чтобы лишить своих трусливых соперников возможности атаковать себя с какими-нибудь шансами на успех, они будут вынуждены принять политические стандарты агрессивных милитаристских держав» (10).

Вместо дорогостоящей военной оккупации колоний Британской империи они отстаивали подход в духе «репрессивной толерантности» через создание британского Содружества наций, которое дало бы колониям иллюзию независимости и позволило бы Англии также уменьшить стоимость содержания дорогостоящих оккупационных армий, широко раскинувшихся от Индии до Египта, а теперь от Африки до Среднего Востока. Для описания этой смены курса иногда использовался термин «неформальная империя».

Эта вновь возникшая клика группировалась вокруг влиятельной лондонской «Таймс» и включала такие имена, как министр иностранных дел лорд Альберт Грей, историк и сотрудник британской тайной разведки Арнольд Тойнби, а также Герберт Дж. Уэллс, лорд Альфред Милнер из южноафриканского проекта и создатель новой научной концепции, названной геополитикой, Халфорд Дж. Макиндер из лондонской Школы экономики. Их главным мозговым центром стал Королевский институт международных отношений (Чэтем Хаус), родившийся в коридорах Версаля в 1919 году.

Идея Палестины под властью евреев, зависящей от Англии в вопросе своего выживания, Палестины, окруженной балканизированной группой раздираемых противоречиями арабских государств, была важной частью концепции новой Британской империи этой клики. Макиндер в своей речи во время версальской мирной конференции описал видение этой влиятельной группой той роли, которую британский протекторат над Палестиной мог бы сыграть в «Большой Игре», отражающей британское стремление к послевоенной глобальной империи. Империи, сформированной вокруг Лиги наций, которую Британия создавала и в которой доминировала бы.

Макиндер описывал, как именно наиболее дальновидные люди из британского истеблишмента видели свой палестинский проект в 1919 году: «Если Мировой остров (Евразия) неминуемо будет главным местонахождением человечества на земном шаре, и если Аравия как транзитный коридор из Европы в Индию и из северной в южную часть «Сердца мира» будет центром Мирового острова, тогда Иерусалимская крепость на холме займет стратегическую позицию, по существу, не отличающуюся от ее идеальной позиции в Средние века или от ее стратегической позиции между Вавилоном и Египтом».

Он отмечал, что «Суэцкий канал обеспечивает интенсивные перевозки между Индиями и Европой, находясь в радиусе удара армии, базирующейся в Палестине, и уже строится железнодорожная магистраль, которая соединит Южную и Северную части «Сердца мира» через прибрежные равнины Яффы».

Комментируя особое значение идей, стоявших за сделанным в 1917 году предложением его друга Бальфура лорду Ротшильду, Макиндер отметил: «Еврейское государственное образование в Палестине станет одним из самых важных итогов войны. Это тема, по которой мы в настоящее время можем говорить правду… Национальный дом в физическом и историческом центре мира должен побудить евреев к самоорганизации. Есть люди, которые пытаются провести различие между иудейской расой и еврейской религией, но, несомненно, общепринятая точка зрения на их полную идентичность недалека от истины» (11).

Этот грандиозный проект связывал огромные английские колониальные приобретения от золотых и алмазных копей Сесила Роудса и Объединенных золотых приисков Ротшильда в Южной Африке на север к Египту, далее на жизненно важный морской путь через Суэцкий канал и через Месопотамию, Кувейт и Персию в Индию, на восток.

Британское завоевание германской колонии в Танганьике (германская Восточная Африка) в Центральной Африке в 1916 году не было решающей битвой для принуждения Германии к мирным переговорам, но, скорее, замыканием последнего звена в жизненно важной для британского имперского контроля цепи от мыса Доброй Надежды до Каира.

Великая держава, способная управлять этим огромным богатством, могла бы управлять ценным стратегическим сырьем от золота, основы международного золотого стандарта мировой торговли, до нефти, ставшей источником энергии современной промышленной эпохи в 1919 году.

Это во всех отношениях осталось геополитической реальностью и в наши дни так же, как и было в 1919. С такими средствами управления любая нация на земле могла подпасть под власть Британской империи. До самой своей смерти в 1902 году Сесил Роудс был основным спонсором этой новой элитной группы «неформальной империи».

Англо-Бурская война (1899-1902) стала проектом этой группы, финансировавшимся и лично спровоцированным Роудсом, чтобы обеспечить надежный английский контроль над огромными природными ресурсами Трансвааля, находившимися в то время в распоряжении голландского меньшинства его населения буров. Война, в которой Уинстон Черчилль впервые громко заявил о себе, была развязана Роудсом, Альфредом Милнером и их окружением, с целью привести считавшийся богатейшим в мире золотодобывающий регион под надежный британский контроль.

В Трансваале было сделано открытие крупнейших в мире, с момента калифорнийской Золотой лихорадки 1848 года, залежей золота, и его захват был определяющим для возможности Лондона оставаться столицей мировой финансовой системы и ее золотого стандарта. Все они: лорд Милнер, Ян Смэтс и Роудс – принадлежали к новой имперской клике, подавившей независимость буров и создавшей Южноафриканский союз в рамках своей «Большой Игры» (12).

К 1920 году Британия преуспела в установлении надежного контроля над всей Южной Африкой, включая бывшую немецкую Юго-Западную Африку, а также над вновь открытыми огромными нефтяными богатствами бывшей Османской империи, посредством своего военного присутствия, взаимоисключающих обещаний и введением британского протектората над Палестиной как новым еврейским Отечеством. Но в 1920 году ее финансовое состояние было далеко от идеала. Британская империя завершила войну таким же банкротом, как и вступила в нее, если не сказать более.

Примечания к главе 4

(1) Пэйш Дж. Меморандум о британском золотом резерве, посланный Канцлеру, январь 1914 года, Казначейство. Файлы Лондонского государственного архива. Т. 171. С. 53.

(2) Пэйш Дж. Письмо Канцлеру Ллойду Джорджу, датированное 2-мя часами до полудня, суббота, 1 августа 1914. Лондонский государственный архив. Т. 170. С. 14.

(3) Ханинген Ф. С. Тайная война. Нью-Йорк: «Джон Дэй и Ко», 1934. С. 82-83.

(4) Документы британской внешней политики, 1919-1939. Первая серия. Т. IV, стр. 245-247.

(5) Лоуренс Т. Е. Семь столпов мудрости. Лондон: «Кэйп», 1935. С. 24.

(6) Невакиви Дж. Британия, Франция и Арабский Ближний Восток, 1914-1956. Лондон, 1969. С. 264.

(7) Зайне 3. Я. Борьба за арабскую независимость: западная дипломатия и взлет и падение королевства Фэйсала в Сирии. Бейрут, 1960. С. 59.

(8) Роуз Н. А. Благородные сионисты: исследование англо-сионистской дипломатии, 1929-1939. Лондон: «Франк касс», 1973.

(9) Уилсон Д. Ротшильд: история богатства и власти. Лондон, 1990. С. 341.

(10) Керр Филипп (лорд Лотиан). Круглый стол. Август 1911. С. 422-423.

(11) Макиндер X. Дж. Демократические идеалы и реальность. Нью-Йорк: «Ви.Ви.Нортон и Ко», 1969. С. 89.

(12) Куигли К. Англо-американский истеблишмент от Роудса до Кливдена. Нью-Йорк: «Букс ин фокус Инк.», 1981. С. 5.

Глава 5

ОБЩАЯ ЦЕЛЬ И КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ:
АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ БОРЬБА ЗА НЕФТЯНУЮ ГЕГЕМОНИЮ

Морган финансирует британскую войну

Британская империя по итогам Версальской конференции 1919 года оказалась ведущей супердержавой мира по большинству явных признаков. Однако одна маленькая деталь, отодвинутая на задний план в течение активной фазы войны 1914-1918 годов, портила всю картину: эта победа была обеспечена на заемные деньги.

Измеряемые миллиардами американские сбережения, собранные и переданные домом Моргана с Уолл-Стрит, стали решающей составляющей британской победы. На момент проведения Версальской мирной конференции в 1919 года Англия была должна США невероятную сумму в 4,7 млрд. долларов, в то время как ее собственная внутренняя экономика была в глубокой послевоенной депрессии, промышленность в руинах, а инфляция цен на внутреннем рынке на 300% превышала довоенные показатели. Британский государственный долг вырос более чем в девять раз, на 924% до огромной по тем временам суммы в 7,4 миллиарда фунтов стерлингов с 1913 года до конца войны в 1918 году.

Если Британская империя появилась в Версале территориальным победителем, то США или по крайней мере определенные влиятельные международные банковские и промышленные круги вошли в 1920-е годы с пониманием того, что именно они, а не Британия, являются теперь самой мощной экономической силой. В течение последующих нескольких лет между британскими и американскими глобальными игроками развернулась ожесточенная и почти кровавая борьба за выяснение этого вопроса.

К началу 1920-х годов все три столпа английской имперской мощи: контроль над морскими путями, контроль над мировыми банковскими и финансовыми операциями и контроль над стратегическими сырьевыми ресурсами – оказались под угрозой со стороны вновь образованных американских «интернациональных» правящих кругов. Натаскиваемая в течение многих лет Лондоном эта когда-то англофильская американская группировка решила, что больше нет необходимости оставаться в тени. Все последующее десятилетие шла ожесточенная борьба между тождественными, но вызывающими конфликт интересов целями Британии и Соединенных Штатов. Заложенные в этом конфликте семена проросли Второй мировой войной.

Ставки были огромны. Станут ли благодаря своему экономическому статусу Соединенные Штаты доминирующей политической силой в мире? Или после Версаля они останутся полезным, но, по сути, младшим партнером в возглавляемом Британией англо-американ­ском совместном предприятии? Иначе говоря, останется ли после Версаля Лондон столицей мировой империи, или этой столицей станет Вашингтон? В 1920 году ответ был не столь очевиден.

Хорошим показателем напряженности этого англо-американского экономического и политического противостояния служит донесение, направленное в 1921 году британским послом в Вашингтоне в лондонский офис британского МИДа. Он писал: «Главной целью школы реалистов среди американских политиков является завоевание для Америки положения ведущей мировой державы, а также положения лидера среди англоязычных наций. Для достижения этого они намереваются создать сильнейший военно-морской флот и крупнейший государственный торговый флот. Они также намереваются не допустить выплаты нашего долга посредством поставки товаров в Америку и ищут возможность обращаться с нами как с государством-вассалом, пока наш долг остается невыплаченным» (1).

С 1870-х годов США были для Британии самым важным рынком иностранных инвестиций, в том числе инвестиций в акции железнодорожных компаний, с помощью системы связей, выстроенной с избранными нью-йоркскими банкирскими домами. Соответственно, в октябре 1914 года британское Министерство обороны направило в нейтральную Америку своего специального представителя для организации закупок военных и других жизненно важных товаров для, как тогда ожидалось, достаточно короткой войны.

Через четыре месяца после вступления в Первую мировую войну, к январю 1915 года, британское правительство объявило частный нью-йоркский банк Моргана своим единственным торговым агентом для всех военных закупок в Соединенных Штатах. Морган был также назначен эксклюзивным финансовым агентом Британии для всех британских займов военного времени в частных банках США. В течение короткого времени Британия, в свою очередь, стала гарантом по всем военным закупкам и займам Франции, Италии и России, сделанным для ведения войны против немецко-австрийского альянса. На вершине этой гигантской кредитной пирамиды оказался влиятельный американский банкирский дом Морганов. Никогда еще ни один банк не играл с такими высокими и рискованными мировыми ставками.

Как мы уже говорили, Британская империя, да и сама Британия были на момент начала войны в 1914 году почти банкротами. Но британские финансовые должностные лица были уверены в поддержке США и англофильских кругов среди нью-йоркских банкиров.

Роль Моргана и нью-йоркского финансового сообщества имела первостепенную важность для военных усилий стран Антанты. Согласно эксклюзивному соглашению, закупки всех американских боеприпасов, военных материалов, а также необходимого зерна и продуктов питания для Британии, Франции и других европейских стран-союзников проводились через банк Моргана. Морган также использовал свой лондонский филиал «Морган Гренфелль и Ко». Старший компаньон этого филиала Эдуард Гренфелль был управляющим центрального банка Британии Банка Англии и закадычным другом министра финансов Британии Ллойда Джорджа. Парижское представительство Моргана «Морган Харье и Ко» замыкало круг главных стран Антанты.

Такая власть в руках одного единственного инвестиционного учреждения, учитывая масштабы британских военных запросов, была беспрецедентна.

Морган с его правами единственного агента по закупкам для всей группы стран Антанты фактически стал вершителем будущего промышленной и сельскохозяйственной экспортной экономики США. Морган решал, кто будет или не будет допущен к высшей степени прибыльным и весьма обширным экспортным заказам для европейской военной кампании против Германии.

Такие фирмы, как «Дюпон Кемикалз», превратились в международных гигантов в результате своих особых связей с Морганом. Оружейные компании «Ремингтон» и «Винчестер» также были приближенными «друзьями» Моргана. На Среднем Западе США разрослись компании, продающие зерно европейским клиентам Моргана. Эти отношения были вполне кровосмесительными, поскольку большинство денег, которые Морган занимал у частных компаний для британцев и французов, были деньгами из корпоративных ресурсов Дюпона и его друзей, которые предоставляли свои кредиты в обмен на гарантии заказов на огромном европейском рынке боеприпасов.

Положение этого частного банка было тем более примечательно, что Белый Дом во главе с президентом Вудро Вильсоном в то время провозглашал строгий нейтралитет. Но этот нейтралитет стал едва прикрытым надувательством, когда в последующие годы в Британию потекли жизненно важные военные поставки и кредиты на суммы в миллиарды долларов. Только как агент по закупкам Морган получал комиссию в размере 2% от чистой цены всех отправленных товаров. Бизнес так разросся, что Морган сделал Эдварда Стеттиниуса, впоследствии министра иностранных дел США, старшим партнером дома Морганов, чтобы тот управлял военными закупками этого набирающего обороты предприятия.

Вся эта деятельность была прямым нарушением международного права, касающегося нейтральных государств, по которому воюющим сторонам было запрещено строить в нейтральных государствах свои базы снабжения. Сенатское расследование США впоследствии обвинило самого Моргана в получении сверхприбылей и в перенаправлении торговых заказов в фирмы, в которых партнеры Моргана имели долю прибыли. К 1917 году британское Министерство обороны разместило через дом Морганов торговых заказов на общую сумму более 20 млрд. долларов. И это не считая прямых займов, сделанных Британией, Францией и другими странами через Моргана и его нью-йоркский финансовый синдикат.

В 1915 году министр финансов США МакАду убедил обеспокоенного президента Вильсона, что такие частные американские займы необходимы для «поддержки американского экспорта». Потоки не ослабевали. К 1915 году американский экспорт в Британию вырос на 68% по сравнению с 1913 годом. К моменту вступления Америки в войну на стороне Британии в 1917 году страны Антанты взяли займов на сумму 1,25 млрд. долларов через Моргана, «Ситибанк» и другие крупные инвестиционные компании Нью-Йорка. В те дни это была огромная сумма. Для успешной мобилизации частного капитала существенным также оказалось знакомство Моргана с финансовыми возможностями недавно образованного Федерального Резервного Банка Нью-Йорка, находящегося под контролем управляющего Бенджамина Стронга, бывшего банкира Моргана. Но даже в этом случае рискованное предприятие несколько раз оказывалось на грани краха.

В январе 1917 года, после того как Россия обессиленно выпала из военного конфликта, возникла реальная угроза поражения Британии и Франции. Это стало веским доводом в пользу мобилизации пропагандистских и других ресурсов Моргана и нью-йоркского финансового сообщества.

Когда стало ясно, что только вступление США в войну предотвратит катастрофу, надвигающуюся на Моргана и его европейских клиентов, они сделали это при поддержке высших эшелонов британской разведки и дружественной американской прессы. Ситуация была представлена таким образом, чтобы Америка вступила в европейскую войну на «правильной» стороне, то есть в поддержку британских интересов. И если бы план провалился, то в начале 1917 года Морган со товарищи, а также Британия испытали бы полный финансовый крах.

К счастью для Моргана и для Лондона немецкий генерал Эрих Людендорф предоставил повод для предотвращения финансового краха англо-моргановских интересов. В феврале 1917 года Германия объявила неограниченную подводную войну, пытаясь, в частности, заблокировать танкерные поставки американской нефти европейским союзникам Британии. Потопление американских кораблей стало для связанной с Морганом прессы столь нужным поводом потребовать окончания американского нейтралитета (2).

Как только Конгресс США объявил 2 апреля 1917 года войну Германии, нью-йоркское финансовое сообщество при поддержке управляющего Нью-Йоркским Федеральным Резервным Банком Стронга запустило самую амбициозную финансовую операцию в истории.

Если бы Вудро Вильсона не убедили утвердить 23 декабря 1913 года закон о Федеральной Резервной Системе, то выделение Соединенными Штатами таких огромных ресурсов на войну в Европе оказалось бы под большим вопросом. Без этого нового закона также было бы сомнительно, что Британия начала бы в августе 1914 года свои смелые проекты против своих соперников – империй Европы. Дом Морганов и глобальные финансовые интересы лондонского Сити сыграли определяющую роль в формировании Федеральной Резервной Системы США за считанные месяцы до начала европейской войны.

В очевидном контрасте с немецким опытом, когда Рейхстаг жестко ограничил финансовые спекуляции в 1890-х годах, те интересы, которые сформировали в 1913 году закон о ФРС, представлял элитный круг дома Морганов во имя нарастающей роли Нью-Йорка в качестве международного центра капитала. Нью-йоркские банкиры начали перенимать стиль поведения британской имперской финансовой системы.

В августе 1917 года для покрытия затрат правительства США на войну ФРС запустила в продажу облигации и займы «Либерти». Облигации казначейства США, продаваемые частным лицам во время этого великого «патриотического» займа, продавались через Моргана и других ведущих нью-йоркских банкиров. Общая сумма облигаций и займов «Либерти» составила огромную величину 21 млрд. и 478 млн. долларов к 30 июня 1919 года. Никогда прежде в истории за столь короткий срок не запускались в обращение такие суммы. Комиссионные Моргана в этом бизнесе были весьма привлекательны.

В 1920 году партнер Моргана Томас У. Ламонт заметил с очевидным удовлетворением, что в результате четырех лет войны и глобальной разрухи «национальные долговые обязательства в мире возросли на 210 млрд. долларов или на 475% за последние шесть лет, и как естественное следствие этого выросло многократно и количество правительственных облигаций, и количество вкладчиков в эти бумаги». Ламонт также добавил: «Эти результаты проявились на всех инвестиционных рынках мира, но в столь большой степени, возможно, только лишь в Соединенных Штатах» (3).

Однажды вкусив роли ведущей мировой финансовой силы, дом Морганов и близкие к нему нью-йоркские банки, казалось, были готовы на все, чтобы сохранить свою власть.

Люди Моргана, включая Томаса Ламонта, а также его закадычного друга на Уолл-Стрите Бернарда Баруха, заседали за столом закрытых переговоров в Версале, выписывая «счет» за Первую мировую. Они вместе создали специальную Комиссию по репарациям, которая должна была на постоянной основе продумывать точные суммы и способы выплат Германией военных репараций странам Антанты.

Будучи старыми добрыми банкирами-консерваторами, Морган и его друзья не могли позволить, чтобы военные займы Британии и союзников были бы просто забыты в эйфории мира, несмотря на предположения о возможности подобного великодушия со стороны А. Дж. Бальфура и других членов британского правительства. Как только США вступили в войну официально, Морган со товарищи тихо перевели свои частные займы британскому правительству в общий долг казначейству США, переложив тем самым долги Британии на плечи американских налогоплательщиков после войны. Несмотря на это клика Моргана проконтролировала, чтобы ей принадлежала главная доля в финансировании послевоенных версальских репараций. По мере того, как военный долг США перерос все известные пределы в американской истории, граница между Морганом со товарищи и правительственными кругами стала казаться все более размытой, хотя на самом деле ее и вовсе не было. Правительство США все больше служило полезным инструментом для укрепления новой власти нью-йоркских международных банкиров.

Банкиры Нью-Йорка бросают вызов лондонскому Сити

На переговорах в Версале была сформирована новая организация для англо-американской координации в стратегической сфере. На закрытой встрече, состоявшейся в промежутках между версальскими заседаниями в отеле «Мажестик» 30 мая 1919 года, Лайонел Куртис, давний член закрытого клуба Круглый Стол или «Новая Империя», включавшего в себя Бальфура, Милнера и других, предложил организовать Королевский Институт Международных Дел. Присутствовали на этой организационной встрече также Филипп Керр (лорд Лотиан), лорд Роберт Сесил и другие члены клуба «Круглый Стол». Первой номинальной миссией нового института стало бы написание «официальной» истории версальской мирной конференции. Королевский Институт получил первоначальный взнос (пожертвование) в размере 2000 фунтов стерлингов от Томаса Ламонта из системы Дж. П. Моргана. Историк Арнольд Дж. Тойнби стал первым оплачиваемым сотрудником института.

Та же самая группа в Версале решила организовать американское отделение лондонского института и назвать его Нью-Йоркский Совет по Международным Отношениям, чтобы замаскировать его тесные связи с Британией. Нью-Йоркский Совет сначала состоял почти исключительно из людей Моргана и финансировался на деньги Моргана. Высказывалась надежда, что эта связь после Версаля послужит гармоничному соединению американских интересов с английскими. Однако этого не было в течение ряда лет (4).

В течение 1920-х годов происходили зачастую ожесточенные, почти военные конфликты по поводу условий выплаты военных долгов, соглашений по резине, соглашений по военно-морскому флоту, равноправия в отношении нового золотого стандарта и наиболее значительно в отношении контроля над нетронутыми нефтяными регионами мира, пока наконец не возникло англо-американское совместное предприятие в нынешней форме, и пока наконец не родилась гармония в проводимой политике между кругами моргановского Совета по Международным Отношениям и лондонского Королевского Института. В 1922 году юрист с Уолл-Стрита Джон Фостер Даллес (ключевой участник переговоров в Версале, который был автором печально знаменитой статьи Договора § 231 о немецкой «виновности за войну», которая возлагала всю ответственность за войну и ее последствия на Германию и ее союзников) выразил в издаваемом Советом по Международным Отношениям журнале «Международные отношения» мнение Моргана и его нью-йоркских друзей-банкиров. Вполне просто он утверждал: «Не может быть войны без потерь. Потери от войны измеряются в долгах. Долг подразумевает разные формы – внутренний, репарации, союзнический, и т. д. – и обычно представляется облигациями или векселями».

Даллес рассчитал, что Британия и другие страны-союзники оказались должны США сумму 12,5 млрд. долларов при 5% годовых. Британии, Франции и другим странам Антанты, в свою очередь, сумму 33 млрд. долларов была должна Германия, согласно требованиям версальского договора. В то время эти цифры были за пределами воображения. В мае 1921 года решено было, наконец, остановиться на сумме 132 млрд. золотых марок. Германии был выдвинут ультиматум – согласиться на эту сумму в шестидневный срок, в противном случае производилась военная оккупация промышленной Рурской долины. Вскоре этот последний пункт вновь встал на повестку дня, и глобальная война за нефть стала, хотя еще неявным, но существенным мотивом.

Германия, основная цель и жертва версальских переговорщиков, к тому же потеряла и ценные сырьевые ресурсы, когда в Версале у нее отобрали все колонии. Ее доля 25% в нефтяной компании «Тюркиш Петролеум Гезельшафт» была изъята и в конечном итоге передана Британией в пользу Франции.

Американский Конгресс отказался подписывать Версальский договор и прилагаемый к договору документ об организации аппарата Лиги Наций для его реализации, но ось Моргана и Нью-Йоркского Федерального Резервного Банка продолжала управлять финансовой судьбой Европы в послевоенный период. Совместное бремя немецких долгов по версальским репарациям, а также союзнические долги «победителей»: военные долги Франции, Италии, Бельгии перед Британией, а у Британии, в свою очередь, перед США – полностью определяли всю мировую финансовую и монетарную политику с 1919 года до краха на Уолл-Стрит в октябре 1929 года.

Вся пирамида международных финансовых отношений после Версаля опиралась на фундамент карательной структуры военных долгов. Морган и вошедшие в силу банки Нью-Йорка отказывались идти на уступки в вопросе о долгах.

Масштаб объединенного бремени военных долгов Европы был столь велик, что в течение 1920-х годов ежегодное обслуживание долга для мировой финансовой системы значило больше, чем весь годовой внешнеторговый оборот Соединенных Штатов. Нью-йоркское сообщество международных банкиров направляло потоки мирового капитала на обслуживание этого невероятного налогового бремени. Обслуживание долга проводилось в ущерб инвестициям, отчаянно необходимым для перестройки и модернизации разрушенной экономики послевоенной Европы.

Дж. П. Морган со товарищи в полной мере пользовались конкурентными преимуществами в разрушенной европейской экономике, где нью-йоркский кредит мог диктовать свои условия. Доходы от нового европейского кредитования для них были гораздо более высокими, чем от инвестиций в послевоенный рост и развитие экономики США. Банковские ставки США удерживались на намеренно низком уровне финансовыми кругами в Нью-Йорке, которые были сосредоточены вокруг Моргана и Нью-Йоркского Федерального Резервного Банка под председательством моргановского же человека Бенджамина Стронга. Как следствие этого американские ссуды затопили послевоенную Европу и остальной мир, всюду, где капитал зарабатывал премию за риск выше, чем в родных пенатах, а Лондон и новый управляющий Банка Англии Монтегю Норман нервно наблюдали за финансовым вторжением американцев на их традиционные рынки.

Это раннее послевоенное англо-американское соперничество в жизненно важной банковской сфере приняло угрожающие формы, когда в 1924 году США попытались включить в орбиту своего влияния захваченную во время кровавой Бурской войны всего лишь 20 лет назад кладовую золота и других сырьевых ресурсов Британской империи – Южную Африку.

В конце 1924 года правительство Южной Африки пригласило международную комиссию во главе с американским финансовым экспертом, принстонским профессором Эдвином У. Кеммерером, для выработки рекомендаций о том, должна ли Южная Африка вернуться к международному золотому стандарту вне зависимости от поведения Британии в этом вопросе. Даже в 1924 году разрушительные последствия войны по-прежнему не позволяли Британии вернуться к золотому стандарту без суровых экономических последствий, в то время в Англии по-прежнему насчитывалось полтора миллиона безработных.

Кеммерер сказал южноафриканцам, что они должны установить прямые финансовые связи с нью-йоркскими банками и обойтись без своей традиционной зависимости от Лондона. Как отлично понимали влиятельные финансисты лондонского Сити, это открывало США прямую» дорогу к экономическому поглощению того, что Англия захватила военной силой, а вслед за этим и к господству США в регионе с мировыми запасами золота, и тем самым к контролю над мировой кредитной системой. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Лондон отреагировал быстро, но эта обида еще долго не забывалась (5).

Британские финансисты получили свою выгоду от широко обсуждавшегося ухода Соединенных Штатов в неоизоляционизм в течение переговоров в Версале. Конгресс США не одобрил поддержку Вильсоном британской идеи с Лигой Наций, как, впрочем, и большинства черт нового мироустройства, рождающегося из безжалостного к побежденным «Карфагенского» мира в Версале. Имея за спиной Америку, Британия могла агрессивно вести себя в Европе, в Африке и на Ближнем Востоке для установления жизненно важного для нее долгосрочного господства.

Однако становилось все более очевидно, что влиятельные финансовые и нефтяные круги Америки были кем угодно, но только не изоляционистами. Британские власти должны были либо победить эту угрозу, либо эффективно присоединить ее к новому Атлантическому Союзу.

Англия стремится к нефтяному господству

Не успели высохнуть чернила под Версальским договором, как влиятельные американские нефтяные магнаты из компаний Рокфеллера «Стандарт Ойл» сообразили, что британские союзники ловко лишили их военной добычи. Заново нарезанные границы на Ближнем Востоке, также как и рынки послевоенной Европы контролировались проводящими интересы скрытно владеющего ими британского правительства компаниями «Ройял Датч Шелл» и «Англо-Персидская Нефтяная Компания».

В апреле 1920 года без участия американской делегации министры Высшего Совета союзников встретились в итальянском Сан-Ремо для выработки деталей того, кому достанется и какая именно доля нефтяных богатств бывшей Османской империи на Ближнем Востоке. Британский премьер-министр Ллойд Джордж и французский премьер Александр Миллеран оформили Соглашение Сан-Ремо, по которому Франции отходила доля 25% нефти, добываемой британцами в Междуречье (Ирак), в то время как само Междуречье становилось британским мандатом под эгидой новой Лиги Наций и отходило под контроль Британии.

Французам отдали 25%-ную долю немецкого «Дойче Банка» в старой компании «Тюркиш Петролеум Гезелыяафт», которую «приобрели» у немцев как часть версальской добычи. Оставшиеся 75% огромной нефтяной концессии в Месопотамии находились непосредственно в руках правительства Британии через «Англо-Персидскую Нефтяную Компанию» и «Ройял Датч Шелл». Для проведения своих новых интересов в Междуречье французское правительство через год создало новую компанию с участием государства «Компани Франсез де Петроль» во главе с французским промышленником Эрнестом Мерсье.

Натурализованный британский гражданин сэр Генри Детердинг, возглавлявший «Ройял Датч Шелл» и бывший в этом качестве неотъемлемой частью британской секретной службы, захватил полный контроль над огромными нетронутыми нефтяными запасами в Мосуле и Междуречье, пообещав Франции вернуть ее 25%-ную долю в соседней французской Сирии. Само по себе соглашение Сан-Ремо было работой сэра Джона Кэдмана, в то время главы Комитета по Имперской нефтяной политике, а впоследствии главы британской правительственной «Англо-Персидской нефтяной компании». Кэдман и Детердинг в частном порядке разработали условия соглашения Сан-Ремо. Неудивительно, что британская государственная нефтяная гегемония от этого сильно выиграла.

Согласно нефтяному соглашению в Сан-Ремо, Британия выделяла Франции 25% всей нефти, добытой в Междуречье. Франция в ответ дарила щедрые права британским нефтяным компаниям провести нефтяной трубопровод через французскую Сирию до терминала на Средиземном море. Трубопровод и все, что с ним было связано, освобождалось от французских налогов. Кэдман рассчитал, что недостаточные французские нефтяные мощности обеспечат британцам фактическую монополию на нефтяные залежи всего Ближнего Востока. Соглашения Сан-Ремо включали пункт, дающий Британии право исключить любые иностранные концессии на своих территориях.

Кроме того, Сан-Ремо формализовал соглашение, в соответствии с которым Франция учитывала бы позицию Англии в своих нефтяных отношениях с Румынией, а также с большевистской Россией. Последствия этого мы далее рассмотрим подробнее. Учитывая, что экономика Франции пострадала от войны гораздо сильнее, чем британская, Сан-Ремо представляется удачным маневром Лондона, чтобы обеспечить французскую поддержку в достижении мирового нефтяного владычества с центром в нефтяных месторождениях арабского Ближнего Востока старой Османской империи.

Черчилль и Арабское Бюро

В марте 1921 года министр Его Британского Величества по делам колоний Уинстон Черчилль собрал в Каире около 40 лучших британских экспертов по Ближнему Востоку для обсуждения основных политических различий в новообретенных территориях региона. На основе этого собрания, где присутствовали все ведущие британские арабисты, включая близкого друга Черчилля Лоуренса Аравийского, сэра Перси Кокса, Гертруду Белл и других, был создан Ближневосточный департамент Британского колониального офиса, который по существу заменил Арабское бюро 1916 года. Согласно утвержденной в Каире схеме, Междуречье переименовали в Ирак и отдали Фейсалу бин Хусейну, сыну эмира Мекки хашимита Хусейна ибн Али. Британские военно-воздушные силы были на постоянной основе размещены в Ираке, а иракская администрация Фейсала по существу контролировалась чиновниками «Англо-Персидской нефтяной компании».

Когда Государственный Департамент США выразил официальный протест от имени американских компаний «Стандарт Ойл», желавших свою долю в ближневосточных концессиях, то британский министр иностранных дел лорд Керзон направил 21 апреля 1921 года сухой ответ британскому послу в Вашингтоне о том, что американским компаниям на британском Ближнем Востоке концессий не полагается (6),

Соглашения Сан-Ремо вызвали ожесточенную борьбу между британскими и американскими деловыми кругами за контроль над мировыми запасами нефти. Она бушевала в течение 1920-х годов и сыграла решающую роль в формировании дипломатических и торговых отношений США и Британии с новым большевистским правительством в Советском Союзе в первые определяющие годы при Ленине и затем при Сталине.

Встревоженные американские нефтяные и банковские дельцы опасались, что Британия стремится к мировой монополии на нефть в ущерб интересам США. «Ройял Датч Шелл» под управлением Детердинга полностью контролировала огромные нефтяные концессии в Голландской Индии (Индонезия, Малакка), Персии, Междуречье (Ираке) и на большинстве территорий послевоенного Ближнего Востока.

Вскоре в 1920-х годах ареной ожесточенной битвы между британскими и американскими кругами стала и Латинская Америка.

Битва за контроль над Мексикой

Вскоре после открытия в 1910 году огромных залежей нефти возле прибрежного мексиканского городка Тампико в Мексиканском заливе президент США Вильсон отправил в Мексику американские войска. Реальным объектом операции был не мексиканский режим как таковой, а британские интересы, стоящие за ним. В 1912 году, используя в качестве предлога незначительный инцидент с задержанием в порту Тампико американских морских пехотинцев, президент Вильсон приказал военно-морскому флоту США захватить Веракрус. Морская пехота США высадилась под огнем противника на побережье и захватила здание мексиканской таможни. В перестрелке погибло 20 американцев и 200 мексиканцев.

Задачей операции было свержение режима генерала Викториано Уэрта, который пришел к власти и удерживал ее при финансовой поддержке нефтяной компании «Мексиканский Орел». Президент «Мексиканского Орла» Уитман Пирсон, впоследствии лорд Каудрэй, был английским нефтяным магнатом, который был завербован британской разведкой и тесно сотрудничал с Детердингом и «Шелл» с целью прибрать нефтяной потенциал Мексики в британские руки. К моменту объявленного Вильсоном вторжения «Мексиканский Орел» уже владел концессиями на половину всей мексиканской нефти.

На фоне ясно понимаемой перспективы грядущей войны с Германией Британия решила тактично отмежеваться от режима Уэрта, и президент Вильсон немедленно признал законным правительство генерала Венустиано Карранса. «Стандарт Ойл» Рокфеллера обеспечил Каррансу оружием и деньгами, включая 100 тыс. долларов наличными и большие топливные кредиты. Так Американская нефть забрала Мексику у Британской нефти. Нефтяным скважинам в Тампико в то время завидовал весь мир, только из одной скважины в Серро Асуль выкачивалось 200 тыс. баррелей нефти в день. Это было рекордное количество.

Когда позже в 1916 году Карранса вздумал вместо интересов американских нефтяных компаний защищать национальные экономические интересы Мексики, он стал объектом интенсивной кампании, в которой «Стандарт Ойл» финансово поддерживала бандита с большой дороги Панчо Вилья.

Незадолго перед вступлением США в европейскую войну генерал Першинг был направлен с войсками в Мексику с краткосрочным и прерванным заданием найти и наказать Панчо Вилья, чей отряд 9 марта 1916 года атаковал и разграбил городок Коламбус в США, но Вилья ускользнул от Першинга. В преддверии неизбежного вступления США в Первую мировую войну на стороне Англии обе страны решили сообща бойкотировать Мексику Каррансы. К счастью для Мексики, тяжелые испытания войны предоставили стране определенную передышку от англо-американского вмешательства, и Карранса оставался президентом до 1920 года, когда после Версальской конференции он был убит.

Но среди политического наследия Каррансы осталась утвержденная в 1917 году первая национальная Конституция Мексики, в которой был специальный параграф § 27, наделяющий нацию «прямым владением всеми минералами, нефтью и всеми углеводородами – в твердом, жидком или газообразном виде…». Единственным условием, при котором немексиканские граждане могли получить концессии на разработку нефти, было согласие на полное главенство мексиканского законодательства в их бизнесе без вмешательства иностранных правительств. Тем не менее, британские и американские нефтяные круги все эти годы продолжали яростную подковерную борьбу за мексиканскую нефть, вплоть до конца 1930-х годов, когда решительная национализация всех иностранных нефтяных владений правительством Карденаса привела к сорокалетнему бойкоту Мексики нефтяными гигантами Британии и США.

Секрет британского нефтяного господства

С момента открытия крупных нефтяных месторождений в 1910 году и до середины 1920-х британская компания «Мексиканский Орел» под председательством Уитмена Пирсона смогла обеспечить свое значительное присутствие в мексиканской нефтедобыче, представляя себя как противоположность требовательным американским компаниям Рокфеллера.

Пирсон работал на британскую разведку, как и все другие крупные британские нефтяные группы. В 1926 году он продал свою долю в «Мексиканском орле» группе «Ройял Датч Шелл» Детердинга. Пирсон стал лордом Каудрэй, и его состояние, сделанное на мексиканской нефти, было переведено в охранительный траст, впоследствии известный как «Пирсон Групп», являвшийся одной из наиболее влиятельных корпоративных групп Британии. Траст владел издательствами лондонских журналов «Экономист» и «Файнэншел Таймс» и значительной долей влиятельного лондонско-нью-йоркско-парижского коммерческого банка «Братья Лазар».

Во всемирной охоте за крупными нефтяными резервами политика британского Министерства иностранных дел, британской разведки и британских нефтяных компаний была перемешана неявным и исключительно эффективным способом. Такого не было ни в одной другой стране в мире, может быть, за исключением большевистской России того времени (7).

К началу 1920-х годов британское правительство контролировало огромный арсенал на первый взгляд частных компаний, которые на самом деле обслуживали прямые интересы правительства Ее Величества для достижения лидирующих позиций и безусловного доминирования во всех регионах, в которых предположительно могут находиться значительные запасы нефти. Четыре компании были здесь главными участниками, все они были составной частью деятельности британской разведывательной службы.

Несмотря на прилагательное «голландский» в своем имени, «Ройял Датч Шелл» неявно контролировалась лицами, близкими к британскому правительству. Голландец Детердинг впервые оценил значение нефти, будучи служащим на Суматре в Голландской Ост-Индии. Он стал президентом небольшой голландской компании, производившей ламповое масло из индонезийской нефти, – «Ройял Датч Шелл Компани».

В 1897 году Детердинг осознал исключительную важность самому контролировать огромные возможности морских перевозок в своей торговле и заключил стратегический союз с транспортной компанией. Он провел слияние своей компании «Ройял Датч Шелл» с лондонской компанией «Шелл Транспорт и Трейдинг», принадлежавшей проницательному английскому корабельному магнату Маркусу Самуэлю, лорду Бирстеду, человеку, который построил первый в мире нефтяной танкер. Союз между «Ройял Датч» Детердинга и «Шелл Транспорт и Трейдинг» Самуэля создал то, что (не в последнюю очередь при скрытой поддержке британского правительства) превратилось в наиболее мощную мировую корпорацию. Вскоре они даже составили конкуренцию в самой Америке лидирующей группе Рокфеллера «Стандарт Ойл» в лице своих «дочек» калифорнийской «Калифорния Ойл Филдс» и «Роксана Петролеум» из Оклахомы. Обе компании были полностью в иностранном владении «Шелл» и не подпадали под антитрастовое законодательство США, которое ограничивало деятельность Рокфеллера в стране.

Одновременно с созданием «Англо-Персидской нефтяной компании» для разработки нефтяных ресурсов Персии и Ближнего Востока британские власти исключительно в интересах британского правительства создали еще одну сходную, но малоизвестную компанию, тесно связанную с британским Министерством иностранных дел и разведывательной службой, перед которой стояла задача контролировать будущие нефтяные открытия по всему миру. Компания называлась «Д’Арси Эксплуатейшн».

Борьба за нефть приняла к началу 1920-х годов отчетливо выраженный политический характер, и британская «Д’Арси Эксплуатейшн» находилась в гуще политических событий. По замечанию современника: «Агенты «Д’Арси Эксплуатейшн» в Центральной Америке и Западной Африке, Китае и Боливии всегда прежде всего кажутся агентами британского правительства» (8).

Наконец, четвертой боевой единицей английского правительства в тайной войне за нефть была номинально канадская компания, возглавляемая господином Элвизом, под названием «Бритиш Контроллд Ойл-филдс». Британское правительство негласно владело «Бритиш Контроллд Ойлфилдс», так же как «Шелл» и другими компаниями. Миссия Элвиза заключалась в обеспечении для Британии прав разработки месторождений в новых ключевых нефтяных районах Центральной и Южной Америк, противодействуя в этом замыслам американских компаний Рокфеллера.

В 1918 году Элвиз обеспечил правительству Тиноко в Коста-Рике британское признание, за это его компанию наградили нефтяной концессией, покрывающей 3 млн. га недалеко от границы с Панамой и от важной зоны Панамского канала. США отказались признавать Тиноко, и когда между Панамой и Коста-Рикой в 1921 году «возник» приграничный конфликт, США вмешались на стороне нового костариканского режима в то, что метко назвали центрально-американской «войной понарошку». Новый режим немедленно объявил все предыдущие концессии свергнутого режима Тиноко аннулированными, и особенно – концессию «Бритиш Контроллд Ойлфилдс». Американские нефтяные компании немедленно получили большие новые концессии, а новому правительству Коста-Рики были обеспечены большие новые займы нью-йоркских банков на легких условиях кредита.

В этот момент «Бритиш Контроллд Ойлфилдс» двинулась на юг в венесуэльский Маракайбо, где в 1922 году возле устья Ориноко были обнаружены новые богатые залежи нефти. Элвиз обеспечил крупнейшие месторождения для своей компании. Вскоре к нему присоединилась «Ройял Датч Шелл», основав две полностью принадлежащие ей компании «Венесуэльские нефтяные концессии» и «Колон Девелопмент». И, разумеется, «Стандарт Ойл» Рокфеллера в лице «Стандарт Ойл Компани оф Венесуэла» вскоре тоже боролась за господствующие позиции в этой стране, претендующей на роль одного из важнейших нефтяных резервов в мире в начале 1920-х годов.

Всегда подкрепляемые тайной поддержкой британского правительства и использующие британскую разведывательную службу британцы достигали значительных успехов по всему миру. В 1912 году перед началом Первой мировой войны через свои компании Англия управляла не более чем 12% мировой добычи нефти. К 1925 году она контролировала основную часть будущих мировых поставок нефти.

В опубликованной в 1919 году в британском банковском журнале «Сперлингс Джорнэл» статье сэр Эдвард Эдгар Макки так охарактеризовал общую ситуацию:

«Я должен сказать, что две трети лучших месторождений Центральной и Южной Америки находятся в британских руках… Группа Элвиза, чьи владения покрывают практически две трети Карибского моря, является полностью британской и работает в условиях, обеспечивающих неизменный контроль ее действий со стороны Британии… Или возьмите величайшую из нефтяных компаний, группу «Шелл». Она полностью владеет или управляет каждым важным нефтяным месторождением в мире, включая США, Россию, Мексику, Голландскую Индию, Румынию, Египет, Венесуэлу, Тринидад, Индию, Цейлон, Малайзию, Северный и Южный Китай, Сиам и Филиппины. Мы должны подождать несколько лет, прежде чем мы сможем использовать все выгоды этой ситуации, но в том, что нас ожидает огромный урожай, не может быть сомнений… Америка вскоре вынуждена будет покупать нефть у британских компаний и платить за нее в долларах во все возрастающей пропорции, без нефти она не сможет обойтись, но у нее больше не будет собственной нефти» (9).

Но в 1922 году неожиданные события запустили процесс, приведший через несколько лет к «перемирию» в англо-американском конфликте после Версальского договора. Новая угроза пришла с Востока и вынудила Вашингтон и Лондон выстраивать совместное мировое владычество, в котором вплоть до сегодняшнего дня нефть составляет стратегический центр. Давайте же двинемся в Геную, чтобы увидеть, как зарождались события с глобальными последствиями.

И опять именно Германия перечеркнула планы Британии и вынудила ее к более тесному сотрудничеству с конкурентами в Вашингтоне.

Примечания к главе 5

(1) Дайер Р. Л. Британская задолженность Соединенным Штатам // Пасифик Хисторикал Ревью. № 45. 1976. Ноябрь. С. 577.

(2) Бурк К. Британия, Америка и движущая сила войны: 1914-1918. Лондон: «Джордж Аллен и Унвин», 1985.

(3) Ламонт Т. В. Иностранные правительственные облигации // Анналы Американской Академии. 1920. Март. С. 121.

(4) Куигли К. Англо-американский истеблишмент от Роудса до Кливдена. Нью-Йорк: «Букс ин фокус Инк.», 1981.

(5) Костиглиола Ф. С. Англо-американское финансовое соперничество в 1920-е годы // Экономическая история. 1977. Декабрь. Т. XXXVII. № 4.

(6) Мор А. Нефтяная война. Нью-Йорк: «Накурт Врэйс и Ко», 1925.

(7) Ханинген Ф. С. Тайная война. Нью-Йорк: «Джон Дэй и Ко», 1934.

(8) Мор Л. Нефтяная война. С. 138.

(9) Там же. С, 222-223.

Глава 6

АНГЛО-АМЕРИКАНЦЫ СМЫКАЮТ РЯДЫ

Генуэзская конференция

16 апреля 1922 года на генуэзской вилле «Альберта» немецкая делегация, присутствовавшая на послевоенной международной конференции по экономике, взорвала бомбу, ударная волна от которой докатилась до другого берега Атлантики. Это была политическая бомба. Министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау в присутствии наркома иностранных дел Чичерина объявил собравшимся государственным министрам о том, что Германия и Советский Союз заключили двухстороннее соглашение, по которому Россия отказывалась от претензий на немецкие военные репарации в обмен на поставки в Советский Союз, помимо прочего, промышленных технологий.

Рапалльский договор, названный так в честь городка под Генуей, в котором его подписали немецкие и советские представители, ошеломил делегатов, собравшихся на вилле «Альберти». Особенно сильную паническую реакцию он вызвал у присутствовавших представителей Британии и Франции.

Генуэзская конференция была созвана по настоянию Британии, которой в послеверсальский период начала 1920-х годов требовалось решить ряд стратегических задач. Конференция должна была заложить основу для восстановления довоенного международного золотого стандарта, ориентированного на Лондон. Кроме того, приглашая большевистскую Россию, ставшую парией в международном сообществе после отказа нового правительства большевиков в одностороннем порядке от оплаты всех долгов царского правительства, британцы намеревались использовать конференцию для возобновления дипломатических отношений с Советской Россией. Что примечательно, американское правительство убедили отказаться от какого-либо официального представительства в Генуе, отдав инициативу Британии.

Попытка Британии примириться с Москвой была делом немаловажным. Возобновление дипломатических отношений должно было распахнуть двери для выгодных торговых сделок, которые позволили бы «Ройял Датч Шелл» и другим представителям британского нефтяного капитала контролировать опустошенные войной нефтяные месторождения России в Баку.

Тайно финансируя русскую контрреволюцию, начавшуюся в 1918 году, совместно с министром по делам колоний Уинстоном Черчиллем, глава «Шелл» Детердинг отправился во Францию и скупил дореволюционные концессии в районе Баку, рассчитывая на неминуемый крах советского режима, оказавшегося в экономической блокаде и понесшего серьезные потери.

К этому же времени относится и знаменитый заговор Локхарта, в результате которого посол Британии в Москве сэр Робин Брюс Локхарт и Сидней Рейли были заочно осуждены и приговорены к смертной казни за попытку покушения на Ленина в августе 1918 года. Тогда же Британия вместе с союзниками высадила десант в Архангельске. Политика Британии в бытность Черчилля главой Министерства по делам колоний состояла в поддержке правительства в изгнании, сформированного вокруг сомнительной фигуры Бориса Савинкова, бывшего военного министра злополучного правительства Керенского и закоренелого морфиниста. При поддержке Черчилля и британского правительства Детердинг направлял огромные суммы денег российскому контрреволюционному белому движению под руководством генералов Врангеля, Деникина, адмирала Колчака и других вплоть до 1920 года. В предвкушении вожделенной бакинской нефти Детердинг основал «Англо-Кавказскую компанию». В какой-то момент Детердинг, все более разочаровывавшийся в предприятии, стал направлять деньги на создание в Баку сепаратистского движения, которое должно было бы признать права Детердинга на нефтяные концессии (1).

Четырехлетние тайные и явные попытки сбросить новый большевистский режим так и не принесли плодов. К 1922 году Британия сменила тактику, намереваясь найти точки соприкосновения с казавшейся Лондону более прагматичной, но на деле продиктованной отчаянием экономической программой ленинской Москвы – новой экономической политикой (НЭПом) 1921 года.

Синклер и американское предложение

В то время как Детердинг и англичане в 1922 году упорно старались заполучить монопольное право разрабатывать и контролировать обширные нефтяные месторождения России, не меньшее упорство проявлял и американский нефтяной капитал, в том числе и группа компаний «Стандарт», принадлежавшая Рокфеллеру.

Однако к 1922 году стало казаться, что сложились идеальные условия для реализации нового британского подхода к отношениям с Россией. Основной соперник Британии в борьбе за советские нефтяные концессии, американская компания «Синклер Ойл» Гарри Синклера, весьма своевременно оказалась замешанной в разгоревшемся в США скандале с предоставлением для разработки участков в Вайоминге на месторождении Типот-Доум, зарезервированном для нужд американского военно-морского флота.

Гарри Синклер, игравший роль независимого нефтедобытчика из Оклахомы, фактически был удобным посредником для «Стандарт Ойл» и банкиров для выхода на рынки в тех случаях, когда прямое участие «Стандарт Ойл» могло вызвать подозрения, в первую очередь, сильнейшего британского конкурента – «Шелл». В начале 1920-х годов Синклер вовсе не был самостоятельным выходцем из низов, каким он себя представлял. В совете директоров его «Синклер Рефайнинг Компани» состоял Теодор Рузвельт-младший, сын бывшего президента. Арчибальд Рузвельт, его брат, был вице-президентом «Синклер Ойл». Уильям Бойс Томпсон, директор принадлежавшего Рокфеллеру нью-йоркского «Чейз Банка», обслуживавшего «Стандарт Ойл», также входил в совет директоров компании Синклера.

В начале 1920-х Гарри Синклер встречался в Лондоне с советским представителем Л. Красиным. В результате переговоров Синклер вместе с американским сенатором Альбертом Фоллом и Арчибальдом Рузвельтом отправился в Москву, где заключил соглашение о предоставлении концессии на разработку богатейшего месторождения в Баку, а также прав на разработку нефтяных месторождений острова Сахалин и об учреждении совместно с советским правительством компании с равными долями участия, чтобы поровну делить прибыли от продажи нефти за границей.

Группа Синклера согласилась вложить в проект не менее 115 млн. долларов и получить в Соединенных Штатах крупный кредит для советского правительства. В Москве было известно о тесных связях Синклера с президентом Хардингом и республиканской администрацией в Вашингтоне. Для предоставления кредита требовалось дипломатическое признание России со стороны США, нарушавшее международную изоляцию Советского Союза. Синклер согласился на это, и Хардинга убедили признать советское правительство.

Однако внезапно в Вайоминге (по некоторым сведениям, не без тайной поддержки представителей «Шелл» Детердинга) разгорелся скандал, равный по своему размаху никсоновскому «Уотергейту»: Синклер, Фолл и даже президент Хардинг были обвинены в предоставлении под разработку выгодных участков на месторождении Типот-Доум в Вайоминге, являвшемся собственностью правительства США. В последовавшей шумихе в средствах массовой информации и в ходе расследования, проведенного конгрессом, никто и словом не обмолвился о примечательном совпадении: скандал вокруг Типот-Доум всплыл, стоило лишь Синклеру и США увести выгоднейшую концессию в Баку из-под носа у Детердинга и англичан (2).

Как раз в то время, когда Хардинг готовился объявить об установлении дипломатических и торговых отношений между США и Советской Россией, 14 апреля 1922 года на первой полосе «Уолл-Стрит Джорнэл» появилась статья о скандале с Типот-Доум и участии в этом деле Гарри Синклера. Не прошло и года, как Хардинг умер, и смерть его сопровождалась странными обстоятельствами. Администрация Кулиджа отказалась от Синклера и бакинского проекта, а заодно и от планов признания России. Были все основания подозревать, что блокирование американского предложения, позволявшего США играть доминирующую роль в разработке российских нефтяных месторождений, было делом ловких рук британской разведки.

Германия пытается обойти англичан

Вот в такой обстановке должна была проходить Генуэзская конференция, в ходе которой британские деловые круги, учитывая провал американской попытки, предполагали одержать победу в борьбе за контроль над огромными ресурсами Советского Союза.

Однако за время многонедельных дискуссий в Генуе Ратенау и советский нарком иностранных дел Г. В. Чичерин подписали всеобъемлющий договор, не поставив об этом в известность правительства Британии, Франции и США.

Ратенау отнюдь не считал договор с Советским Союзом наиболее предпочтительным вариантом развития событий. Еще занимая должность министра восстановления экономики Германии после Версаля и стремясь дать экономике Германии вновь встать на ноги, он неоднократно направлял ходатайства и предложения в адрес британского и других союзных правительств, чтобы начать выплату военных репараций, установленных Версальским договором, из выручки от экспорта. Его прошения раз за разом отклонялись. Более того, в 1921 году правительство Британии установило 26%-ную запретительную пошлину на ввоз любых товаров из Германии, создавая новые препятствия немецким попыткам выработать реалистичный порядок выплаты долгов.

Видя со стороны англичан и французов лишь новые угрозы применения силы, Ратенау, отпрыск известного в Германии семейства инженеров и бывший председатель крупной электротехнической компании «АЕГ», решил разработать стратегию, которая позволила бы восстановить промышленность Германии за счет экспорта продукции тяжелой промышленности в Советскую Россию.

После Версаля немецкое правительство, учитывая разруху, царившую в послевоенной экономике Германии, считало дефицитное финансирование необходимой временной мерой. По сути «Рейхсбанк» печатал деньги, чтобы покрыть потребности государства, создавая ситуацию, когда в начале 1920-х годов в Германии поток денежной наличности рос быстрее, чем темпы промышленного производства. Результатом неизбежно стала инфляция, но любые альтернативные варианты практически означали экономическое самоубийство государства.

Как было прекрасно известно Ратенау, уже сами по себе затраты на проигранную войну подготовили почву для опасного инфляционного процесса. К 1919 году золотое содержание рейхсмарки упало до половины довоенного уровня. Официальная статистика показывала, что вследствие войны инфляция оптовых цен составила 150%, а на черном рынке цены были намного выше. Война финансировалась за счет огромного внутреннего долга государства перед населением. В отличие от Британии, которая могла финансировать ведение войны из иностранных источников (особенно с помощью нью-йоркской фирмы «Дж. П. Морган и компания»), Германия была отрезана от основных кредитных рынков.

Кроме того, после войны победившие союзники методично лишили Германию важнейших экономических ресурсов. Все ее ценные колонии, особенно Танганьика и Юго-Западная Африка, были отобраны Британией. Растущие рынки Османской империи, открывавшиеся благодаря достройке Багдадской железной дороги, исчезли. Сама же Германия лишилась важнейшего собственного источника железной руды для сталелитейной промышленности в Эльзасе и Лотарингии и в восточной части страны, в том числе в богатой минеральными ресурсами и сельскохозяйственными землями Силезии. По итогам Версаля Германия утратила 75% добычи железной руды, 68% добычи цинковой руды, 26% угледобычи. Больше не было эльзасских текстильных предприятий и калийных рудников. После Версаля союзные державы забрали себе весь торговый флот, одну пятую часть речного транспортного флота, четверть рыболовного флота, 5 тыс. локомотивов, 150 тыс. железнодорожных вагонов и 5 тыс. грузовых автомобилей. Все это делалось под предлогом взимания с Германии «военных репараций», размер которых пока не был установлен.

В мае 1921 года комиссия союзников по репарациям собралась на совещание и подготовила так называемый «Лондонский ультиматум» – «окончательный» план выплат, требуемых от Германии. В нем устанавливалась совершенно астрономическая сумма репарационного долга Германии победившим союзникам – 132 млрд. золотых марок. Даже британский эксперт по репарациям Джон Мейнард Кейнс считал, что эта сумма более чем в 3 раза превышает ту, которую Германия способна выплатить. Ежегодно на репарационный долг дополнительно начислялось 6%. Агенту по репарациям в Берлине выплачивалась пошлина в размере 26% от заявленной стоимости всего немецкого экспорта. Кроме того, вводился еще ряд весьма обременительных условий, таких как введение в качестве «гарантии» нескольких новых налогов. По любой части суммы репараций комиссия по репарациям могла в одностороннем порядке затребовать оплату натурой.

Документ был назван «Лондонским ультиматумом» не просто так: по его условиям в случае, если немецкий парламент откажется полностью принять поставленные союзниками беспрецедентные условия в течение шести дней, войска союзников оккупируют и возьмут под контроль сердце немецкой промышленности – Рур. Неудивительно, что Рейхстаг принял этот драконовский ультиматум незначительным большинством голосов (3).

Особую обеспокоенность у определенных влиятельных кругов в Лондоне относительно Рапалльского договора вызывали последствия его положений. Значительная часть немецких машин, оборудования, стали и другой техники поставлялась в Россию для восстановления и расширения добычи на нефтяных месторождениях Баку.

В свою очередь, Германия организовывала сеть совместных немецко-советских центров распределения нефти и бензина для продажи в Германии советской нефти под маркой фирмы «Дойч-Руссише Петролеумгезельшафт». Вдобавок ко всему, это позволяло Германии вырваться из железной хватки британских и американских нефтяных компаний, обладавших после Версаля полной монополией на торговлю нефтепродуктами в Германии. Ратенау никогда не отказывался от выполнения требований Лондонского ультиматума по репарациям, однако он настаивал на удовлетворении этих требований с помощью реально осуществимых мер (4).

Оккупация Рура

Ответ на подписание Рапалльского договора не заставил себя долго ждать. Через два дня после официального заявления о его подписании, прозвучавшего 18 апреля в Генуе, союзниками была представлена нота протеста немецкой делегации, которая гласила, что Германия сговорилась с Россией «за спиной» комиссии по репарациям.

Затем 22 июня 1922 года, чуть больше чем через два месяца после оглашения Рапалльского договора, Вальтер Ратенау был убит на пороге собственного дома в берлинском районе Грюневальд. В убийстве были обвинены двое правых экстремистов, принадлежавших, как выяснилось позднее, к монархистской «Организации К», а само убийство было выставлено как часть растущей волны экстремизма и антисемитизма. Однако в Германии поговаривали, что за убийцами стояли «иностранные интересы», а иногда и уточняли – Британия или британские интересы. Как бы то ни было, видный государственный деятель и творец Рапалльского договора погиб, а нация испытала глубочайшее потрясение.

Однако убийство Ратенау было лишь началом того кошмара, который прежде или впоследствии довелось испытать лишь немногим народам.

Британия позаботилась публично дистанцироваться от реваншистской политики французского правительства Пуанкаре, но за кулисами Англия договорилась о компенсации. Франция должна была отказаться в пользу Британии от прав на территории, полученные Францией в соответствии с секретным соглашением Сайкса-Пико, подписанным в Мосуле в 1916 году. Взамен, как уже отмечалось выше (в Главе 4), Британия неофициально заверила Францию, что в ответ на оккупацию французами Рура Британия ограничится лишь протестом. Выступление Франции для приведения Германии к покорности вполне соответствовало британской политике баланса сил (5).

Режиму Пуанкаре недоставало лишь явного повода. 26 декабря 1922 года на плановом совещании комиссии по репарациям в Лондоне французский президент Пуанкаре заявил, что Германия нарушила строгие требования Версальского договора, не предоставив Франции в требуемом объеме древесину для телеграфных столбов, а также допустив незначительную задержку в поставке угля (6).

Настоящие причины гиперинфляции в Веймарской республике

После убийства Ратенау, к июлю 1922 года, курс золотой марки рухнул до 493 марок за американский доллар, поскольку уверенность в политической стабильности Германии упала до рекордно низкого уровня после Версаля. Рейхсбанк начал резко наращивать денежную массу, лихорадочно пытаясь одновременно выполнить невыполнимые требования Лондона по выплате репараций и поддерживать занятость населения и сильную экспортную промышленность внутри страны для того, чтобы обеспечить выплату наложенных репараций. К декабрю марка упала до тревожного уровня 7592 марки за доллар.

Затем 9 января 1923 года комиссия по репарациям тремя голосами против одного (Британия официально выступила против Франции, Бельгии и нового итальянского правительства Муссолини) постановила, что Германия нарушила обязательства по выплате репараций. 11 января Пуанкаре приказал вооруженным силам Франции при символическом участии Бельгии и Италии войти в Эссен и другие города немецкого промышленного центра в Руре и оккупировать их. Англия лицемерно осудила оккупацию, хотя в 1921 году сама угрожала этой же мерой.

В ответ правительство Германии призвало граждан принять участие во всеобщем пассивном сопротивлении оккупации. Правительство приказало всем немецким должностным лицам, включая персонал железных дорог, отказываться от исполнения приказов оккупационных властей. Рабочие отказывались работать на сталелитейных предприятиях и фабриках Рура. Чтобы поддержать семьи бастующих шахтеров и рабочих, правительство прибегло к наращиванию печати денег. Оккупации подверглась территория длиной всего 100 км и шириной около 50 км, однако на нее приходилось 10% всего населения Германии, 80% немецкого производства угля, чугуна и стали и целых 70% грузоперевозок.

Французская оккупация привела к практически полному параличу немецкой промышленности. Лишь к концу 1923 года французским солдатам и инженерам удалось довести производство в Руре хотя бы до одной трети уровня 1922 года. Более 150 тыс. немцев были высланы из рурской оккупационной зоны, около 400 были убиты, более 2 тыс. ранены.

Экономическое напряжение, вызванное сопротивлением Германии, невозможно выразить в цифрах. Французские оккупационные силы отрезали Рур от остальной национальной экономики. Были захвачены все средства немецких банков и «Рейхсбанка», а также вся продукция заводов и шахт. Германия на время сопротивления приостановила все репарационные выплаты в адрес Франции, Бельгии и Италии, продолжая при этом педантично выплачивать деньгами и натурой часть, причитающуюся Британии.

В результате немецкая валюта окончательно рухнула. Как отмечалось выше, курс марки начал падать уже к концу 1922 года, когда стало очевидно, что французское правительство Пуанкаре намерено прибегнуть к оккупации. К январю, после оккупации Рура, курс упал до 18 тыс. марок за доллар. Попытки «Рейхсбанка» любой ценой защитить свою валюту позволили удержать курс на этом уровне примерно до мая, но затем все возможности были исчерпаны. К маю экономические последствия потери Рура достигли настолько катастрофических масштабов, что Берлин вынужден был оставить попытки спасти марку.

С этого момента ситуация полностью вышла из-под контроля. К июлю марка упала до 353 тыс. марок за доллар. К августу курс достиг невероятного уровня 4620 тыс. марок за доллар. Падению суждено было продолжиться до 15 ноября, когда курс достиг отметки 4200 млрд. марок за доллар. Такое явление не имело прецедента в экономической истории народов.

С отставанием примерно на месяц вслед за обрушением валюты в Германии начали расти и розничные цены. С уровня 100 в июле 1922 года, сразу после убийства Ратенау, к началу оккупации Рура в конце января 1923 года цены выросли едва ли не в 30 раз – до уровня 2 785. К июлю цены взмыли вверх на невероятную высоту – 74787 против 100 годом ранее. К сентябрю они достигли 23949 тыс. и, наконец, к ноябрю – 750млрд. Все население разом лишилось сбережений. Уровень жизни резко упал. В то время как незначительному меньшинству удалось на начальном этапе сколотить огромные состояния, подавляющее большинство беднело. Государственные облигации, векселя, банковские вклады – все это утратило какую-либо ценность. Обнищал весь устойчивый средний класс государства.

К сентябрю 1923 года коалиционное правительство, которое к этому времени возглавил Густав Штреземан, приказало прекратить пассивное сопротивление. В ноябре 1923 года было подписано официальное соглашение с Францией и другими странами, участвовавшими в оккупации. Гиперинфляция достигла своего пика. Но это была лишь подготовка Германии к тому, что должно было стать желанной помощью.

В октябре 1923 года госсекретарь США Чарльз Эванс Хьюз, бывший старший юрисконсульт рокфеллеровской «Стандарт Ойл», рекомендовал президенту Кэлвину Кулиджу новый план восстановления репарационной пирамиды, для которой подписанный в апреле 1922 года Рапалльский договор стал серьезным ударом. Хьюз продвинул своего банкира генерала Чарльза Г. Дауэса, связанного с группой Дж. П. Моргана, человека, чья карьера была запятнана коррупцией и скандалами с подкупом представителей Республиканской партии в Иллинойсе.

Дауэс, ставший председателем комиссии, получившей название Комиссия Дауэса, 9 апреля 1924 года представил свой план Комитету по репарациям. За этот план тут же ухватились все стороны, включая и правительство истощенной Германии. В мае Пуанкаре проиграл выборы во Франции, и кабинет Эдуара Эррио также немедленно выразил согласие с репарационным планом Дауэса. 1 сентября официально началась реализация плана. План Дауэса стал первым существенным признаком согласия Британии и США сплотиться и объединить силы после Версаля. Лондон мудро предпочел уступить ведущую роль американцам, сохраняя при этом сильное влияние на американскую политику (7).

План Дауэса позволил англо-американскому банковскому сообществу установить полный финансовый контроль над Германией. Он был куда эффективнее солдат Пуанкаре, но военная интервенция и сопровождавшая ее гиперинфляция были необходимым условием для его осуществления.

К ноябрю 1923 года финансовым комиссаром был назначен Ялмар Шахт. Шахт, ведший в это время активную переписку с председателем Банка Англии Монтегю Норманом, ввел знаменитую «рентную марку», пытаясь стабилизировать курс марки за счет мнимого обеспечения валюты недвижимостью. 20 ноября, в день опубликования плана стабилизации «рентной марки», скончался президент «Рейхсбанка» Рудольф Хавенштайн, стоявший во главе «Рейхсбанка» с 1908 года, и его смерть стала первым звеном примечательной цепочки подобных смертей. Штреземан и министр финансов Рудольф Гильфердинг неоднократно пытались убедить упрямого Хавенштайна уйти со своего поста. Вскоре стало ясно, зачем это было нужно.

4 декабря 1923 года совет управляющих «Рейхсбанка» подавляющим большинством голосов избрал Карла Хельфериха, бывшего директора «Дойче Банка» и главного инициатора довоенного проекта Багдадской железной дороги, преемником Хаверштайна. Штреземан и правительство придерживались иного мнения. 18 декабря 1923 года президентом «Рейхсбанка» был назначен его избранник и сторонник англо-американской группы Моргана Ялмар Шахт. Путь для осуществления Плана Дауэса был расчищен. Спустя несколько месяцев Хельферих погиб в подозрительной железнодорожной катастрофе (8).

По Плану Дауэса Германия выплачивала репарации в течение пяти лет, до 1929 года. В конце 1929 года страна была должна больше, чем прежде. Это была схема организованного грабежа международным банковским сообществом, в котором преобладали представители Лондона и Нью-Йорка. Гарантией репарационных платежей должны были послужить особые фонды, созданные в Германии. Генеральный агент по репарациям: Паркер Гилберт, партнер фирмы Дж. П. Моргана и протеже Оуэна Янга, был направлен в Берлин для взимания в пользу англо-американских банков платежей в счет погашения долга. Практически ничем не рискуя, лондонские и нью-йоркские банки начали давать Германии исключительно выгодные кредиты, которые в форме репарационных платежей вместе с комиссией и процентами тут же возвращались обратно в банки Нью-Йорка и Лондона. Это была гигантская международная кредитная пирамида, на вершине которой находились лондонские и, в конечном итоге, нью-йоркские банки.

За период с 1924 по 1931 год Германия выплатила репараций на сумму 10,5 млрд. марок, заняв при этом за рубежом 18,6 млрд. марок. Восстановление Германии после 1923 года под чутким руководством Монтегю Нормана и его коллеги из «Рейхсбанка» Ялмара Шахта целиком и полностью зависело от англо-американских займов. Никакие опасения по поводу инициатив, подобных рапалльским, уже не омрачали установленный англо-американцами порядок. Положение сохранялось вплоть до краха пирамиды, то есть до 1929 года, когда приток кредитов из банков Нью-Йорка и Лондона в Германию для отсрочки выплаты долга внезапно прекратился (9).

Англо-американская «красная линия»

К этому моменту англо-американская борьба за главенство в мировых финансово-экономических делах была завершена. Нефтяные войны, сотрясавшие мир на протяжении более чем десяти лет, наконец закончились «перемирием», результатом которого стало создание невероятно могущественного англо-американского нефтяного картеля, получившего впоследствии прозвище «Семь сестер». Мирное соглашение было оформлено в 1927 году в Ахнакарри, шотландском замке президента «Шелл» сэра Генри Детердинга. Джон Кэдман, представлявший британскую государственную «Англо-Персидскую нефтяную компанию» («Бритиш Петролеум») и Уолтер Тигл, президент рокфеллеровской «Стандарт ойл оф Нью-Джерси» («Экссон») собрались там под предлогом охоты на куропаток, чтобы основать мощнейший экономический картель в современной истории. «Семь сестер» фактически стали единым целым.

Тайное соглашение было оформлено официально в форме «Соглашения 1928 года» или «Соглашения Ахнакарри». Крупные нефтяные компании Британии и США согласились принять существовавшее деление рынков и удельного веса компаний на этих рынках, установить тайную общемировую картельную цену на нефть и прекратить разрушительную конкуренцию и ценовые войны прошлого десятилетия. Соответствующие правительства лишь подтвердили это частное соглашение в виде так называемого «Соглашения о красной линии». С этого момента, с небольшим перерывом, англо-американские компании установили полное господство над мировыми запасами нефти. На любые угрозы вырваться из-под этого господства следовал, как будет показано ниже, безжалостный ответ.

В 1927 году Британия и ослабленная Франция согласились допустить американцев на Ближний Восток и пересмотрели соответствующим образом тайное соглашение военного времени. Была проведена «красная линия» от Дарданелл через Палестину до Йемена, далее через Персидский залив, охватывая Турцию, Сирию, Ливан, Саудовскую Аравию, Иорданию, Ирак и Кувейт. Внутри этой линии нефтяные компании трех стран установили нерушимые границы, в значительной степени сохранившиеся и по сей день. В Ираке «Англо-Персидская нефтяная компания», группа «Ройял Датч Шелл» и французская «Компани Франсез де Петроль», которой была «передана» принадлежавшая в 1914 году «Дойче Банку» доля в «Тюркиш Петролеум Гезельшафт», а также группа компаний Рокфеллера получили от правительства Ирака концессии на эксклюзивную эксплуатацию нефтяных запасов страны в течение 75 лет. Кувейт был отдан «Англо-Персидской нефтяной компании» и компании «Галф ойл», принадлежавшей американскому семейству Меллон (10).

К 1932 году в картель Ахнакарри вошли все семь крупных англоамериканских компаний: «Эссо» («Стандарт ойл оф Нью-Джерси»), «Мобил» («Стандарт ойл оф Нью-Йорк»), «Галф ойл», «Тексако», «Стандарт ойл оф Калифорния» («Шеврон»), а также «Ройял Датч Шелл» и «Англо-Персидская нефтяная компания» («Бритиш Петролеум»).

Затем картель разработал стратегию действий против компаний-аутсайдеров, не входивших в картель. Условия картельного соглашения гласили: «Стороны признают желательным превращение неконтролируемых источников в контролируемые. Ввиду этого рекомендуется приобретение сторонами соглашения (т. е. компаниями, входившими в картель Ахнакарри) действующих концернов, не входящих в состав участников соглашения, поскольку оно ведет к повышению стабильности рынков». Как вскоре стало ясно, картель был готов к действиям и против менее сговорчивых аутсайдеров (11).

Основа англо-американских особых отношений определенно складывалась вокруг контроля над нефтью.

Детердинг, Монтегю Норман и Шахт: «Проект Гитлер»

В 1929 году нестабильному международному финансовому порядку, установленному лондонскими и нью-йоркскими банкирами в побежденной Центральной Европе после Версаля, пришел внезапный (и вполне предсказуемый) конец. Монтегю Норман, бывший на тот момент влиятельнейшим в мире банкиром, занимая должность управляющего Банка Англии, ускорил крах биржевого рынка Уолл-Стрита в октябре 1929 года. Норман предложил управляющему Нью-Йоркского Федерального Резервного Банка Джорджу Гаррисону повысить учетные ставки в США. Гаррисон согласился, и в последующие несколько месяцев произошел грандиознейший финансовый и экономический коллапс в истории США.

К началу 1931 года у Монтегю Нормана и небольшого кружка британского истеблишмента возник план весьма неожиданного изменения политической динамики Центральной Европы.

В то время крупнейшим банковским учреждением Австрии был венский «Винер Кредитанштальт». Тесно связанный с австрийской ветвью семейства Ротшильдов в 1920-е годы «Винер Кредитанштальт» разросся за счет недружественного поглощения более мелких банков, испытывавших затруднения. Самое значительное из этих слияний было навязано «Винер Кредитанштальту» во время краха фондового рынка в октябре 1929 года, когда власти Австрии настояли на том, чтобы банк слился с венским «Боденкредитанштальтом» – ипотечным банком, который и сам поглотил за последние несколько лет целый ряд разорившихся банков.

В начале 1931 года «Винер Кредитанштальт» казался одним из самых мощных банков в мире. На деле же он был сильно ослаблен. Драконовские условия Версаля, установленные Британией, Францией и США, привели к распаду Австро-Венгерской империи, лишив экономику Австрии ценных экономических связей и сырьевых ресурсов Венгрии и Восточной Европы. Промышленная экономика Австрии так и не сумела оправиться от разрушительных последствий Первой мировой войны. В распоряжении промышленных предприятий оставались лишь изношенные производства, устаревшее оборудование и огромные безвозвратные долги по кредитам военного времени. Вследствие политической обстановки, сложившейся в Австрии в 1920-х годах, значительная часть обанкротившейся австрийской промышленности перешла в руки все разраставшегося «Винер Кредитанштальта».

Таким образом, к началу 1931 года Австрия в целом и «Винер Кредитанштальт» в частности стали слабым звеном международной цепи кредитования, построенной на нездоровой основе, заложенной нью-йоркским банкирским домом Дж. П. Моргана совместно с управляющим Банка Англии Норманом и лондонскими банками. «Винер Кредитанштальт» был неспособен сформировать достаточный капитал для деятельности в условиях охваченной депрессией экономики Австрии и попал в серьезную зависимость от краткосрочных кредитов из Лондона и Нью-Йорка. Сам Банк Англии стал крупным кредитором «Винер Кредитанштальта».

В марте 1931 года французское правительство и министр иностранных дел Бриан заявили решительный протест намечавшимся переговорам между Берлином и Веной о создании Австро-Германского торгового и таможенного союза – запоздалой попытке противостоять разрастающейся всемирной экономической депрессии, перекинувшейся из Америки несколькими месяцами ранее. По некоторым данным, Франция дала указание своим банкам прекратить краткосрочное кредитование «Винер Кредитанштальта», стремясь оказать огромное давление на австрийское правительство. Уже в мае, когда в венской прессе появились слухи о массовом изъятии вкладов из «Винер Кредитанштальта», разразился банковский кризис, потрясший всю Европу. Национальный банк Австрии и, в конечном итоге, само австрийское государство в условиях крупнейшего за всю историю банкротства банка были вынуждены прийти на помощь «Винер Кредитанштальту». Последовавшее расследование показало, что кризис не должен был достигать столь впечатляющих масштабов. Однако такой исход был запланирован некими могущественными лондонскими и нью-йоркскими финансистами, готовившими европейскую геополитику к резкому повороту (12).

К концу 1920-х годов влиятельные круги Британии и США приняли решение поддержать курс на радикализацию Германии.

Банкиры Дж. П. Моргана уже имели возможность убедиться в пользе радикальных политических решений для обеспечения возврата банковских кредитов, предоставив важнейший иностранный кредит фашистскому режиму Италии во главе с Бенито Муссолини. В ноябре 1925 года итальянский министр финансов Вольпи ди Мизурата объявил, что итальянское правительство достигло соглашения о возврате Британии и США версальских военных долгов Италии. Спустя неделю «Дж. П. Морган и Ко», финансовые агенты правительства Муссолини в США, объявили о предоставлении Италии важного займа в 100 миллионов долларов «на стабилизацию лиры».

На деле же Морган решил стабилизировать фашистский режим Муссолини. По настоянию «Дж. П. Морган и Ко» и могущественного главы Банка Англии Монтегю Нормана, Вольпи ди Мизурата в 1926 году основал единый центральный банк Италии, Итальянский банк, для контроля над кредитно-денежной политикой страны и дополнительного обеспечения выплаты внешнего долга. Муссолини был идеальной сильной фигурой для обуздания итальянских профсоюзов, снижения заработной платы и принятия строгих мер, чтобы гарантировать возврат иностранных кредитов. Во всяком случае, так считали люди Моргана в Нью-Йорке.

Человек, контролировавший в то время кредитно-денежную политику США, бывший моргановский банкир Бенджамин Стронг, близкий друг и сотрудник Монтегю Нормана, встретился с Вольпи и управляющим Итальянского банка Бональдо Стрингером для окончательного уточнения программы «стабилизации» Италии. От Польши до Румынии на всем протяжении 1920-х годов одни и те же люди – «Дж. П. Морган и Ко», Монтегю Норман и Нью-Йоркский Федеральный Резервный Банк – успешно устанавливали экономический контроль над большинством стран континентальной Европы под предлогом внедрения «кредитоспособной» национальной политики, неофициально сыграв роль, отведенную в 1980-х годах Международному Валютному Фонду. Банки Нью-Йорка стали источником краткосрочного кредитования этой политики, а Банк Англии совместно с влиятельными кругами британского МИДа делился своим политическим опытом (13).

Наиболее согласованными были действия англо-саксонского «кружка» в Германии 1920-х годах. После успешного продвижения Ялмара Шахта на должность президента «Рейхсбанка» в 1923 году и внедрения Шахтом драконовского плана Дауэса по выплате репараций, подготовленного в «Морган и Ко», немецкая экономика попала в зависимость от краткосрочных кредитов лондонских и нью-йоркских банков, а также их парижских партнеров. Для банков краткосрочное кредитование Германии было наиболее прибыльным делом на мировых финансовых рынках того времени. Для многих банков Германии, в том числе и для четвертого по величине «Дармштадтер унд Националбанк Коммандит-Гезельшафт» (Данат), зависимость от краткосрочных заимствований из Нью-Йорка и Лондона была очень сильна, а проценты по этим кредитам были прямо-таки грабительскими. Веймарская гиперинфляция в начале десятилетия уничтожила большую часть капиталов и резервов крупных немецких банков. Таким образом, расширение кредитования в конце 1920-х годов осуществлялось немецкими банками на фоне низкого уровня собственных средств, представлявшем угрозу в случае невыплаты займа или иного кризиса. К моменту краха Нью-Йоркской биржи 1929-1930 годов Германия занимала уникальное положение среди крупных промышленных стран Европы. Ее долг иностранным банкам по краткосрочным кредитам составлял около 16 млрд. рейхсмарок.

Чтобы полностью опрокинуть нездоровую банковскую систему, достаточно было легкого толчка. Толчок последовал со стороны Федерального Резервного Банка и Банка Англии, которые в 1929 году последовательно повысили процентные ставки после двух лет беспрецедентной биржевой спекуляции на снижении процентных ставок. Вполне предсказуемый крах нью-йоркской фондовой биржи и лондонского рынка привел к массовому выводу американского и британского банковского капитала из Германии и Австрии. К 13 мая 1931 года спичка уже была поднесена к фитилю пороховой бочки.

В тот день рухнул крупный банк «Винер Кредитанштальт». Французы решили наказать Австрию за ведение переговоров о таможенном союзе с Германией, введя валютные санкции. «Винер Кредитанштальт» принадлежал семейству Ротшильдов и был тесно связан с французским банковским миром. Вывод французских капиталов из Австрии опрокинул хрупкий «Винер Кредитанштальт», обладавший крупными долями в 70% промышленных предприятий Австрии. Пытаясь остановить изъятие вкладов из «Кредитанштальта», австрийские банки затребовали все средства, вложенные ими в банки Германии. «Винер Кредитанштальт» стал тем слабым звеном, с которого началась волна банковских крахов по всей Центральной Европе.

Наступивший банковский кризис, экономическая депрессия и дальнейшее трагическое развитие событий в Австрии и Германии были практически полностью инспирированы Монтегю Норманом из Банка Англии, Джорджем Гаррисоном из Федерального Резервного Банка, а также банкирским домом Моргана и их друзьями с Уолл-Стрита. Было принято решение прекратить кредитование Германии – притом, что даже минимальная пролонгация кредитов на небольшие суммы вполне могла бы предотвратить неконтролируемый кризис еще на раннем этапе.

Вместо этого отток капиталов из Германии продолжал расти. По требованию Монтегю Нормана и Джорджа Гаррисона новый президент «Рейхсбанка» Ханс Лютер покорно воздержался от каких-либо действий для предотвращения коллапса крупных немецких банков. За крахом «Кредитанштальта» в Вене тут же последовало банкротство связанного с ним немецкого «Данат-Банка». Сильно зависевший от иностранных кредитов «Данат-Банк» в течение мая месяца потерял вкладов на сумму почти 100 млн. рейхсмарок. На следующий месяц потери «Даната» составили 848 млн. рейхсмарок – 40% всех вкладов в этом банке, в то время как «Дрезднер Банк» потерял 10%. Даже «Дойче Банк» лишился 8% вкладов. К концу июня принадлежавший Моргану банк «Банкерз Траст» прекратил кредитование «Дойче Банка».

Управляющий Нью-Йоркского Федерального Резервного Банка Джордж Гаррисон потребовал от главы «Рейхсбанка» Ханса Лютера принятия энергичных мер по ограничению кредитования и ужесточению условий на рынке капиталов Германии, утверждая, что только так можно было остановить бегство иностранного капитала. Однако на деле это гарантировало падение немецкой банковской системы и промышленности в глубочайшую пропасть.

Монтегю Норман поддержал Гаррисона, а вскоре к обвинениям в адрес Германии в том, что она спровоцировала кризис, присоединился и управляющий Французского банка. В результате все отчаянные попытки правительства Брюнинга убедить Ханса Лютера взять экстренный стабилизационный кредит у других центральных банков для сдерживания общегосударственного банковского кризиса были отвергнуты главой «Рейхсбанка». Когда он наконец сдался и попросил Монтегю Нормана о помощи, тот захлопнул перед ним дверь. Как следствие, в этой кризисной ситуации Германии больше не у кого было взять кредит.

В июле 1931 года, примерно через два месяца после того, как с падением «Винер Кредитанштальта» началось бегство капитала из Германии, в базельской газете «Националцайтунг» появилось сообщение, что «Данат-Банк» «испытывает трудности». В наэлектризованной обстановке этого оказалось достаточно, чтобы началось паническое изъятие вкладов из банка. Председатель правления банка Гольдшмит позднее обвинил «Рейхсбанк» в избирательной подготовке краха «Данат-Банка» путем введения ограничений на кредиты. В условиях разразившегося банковского кризиса и краха промышленности Германии зима 1931-1932 года стала, по некоторым утверждениям, самой тяжелой зимой века. Сложившаяся ситуация стала питательной средой для радикальных политических течений.

В марте 1930 года, за несколько месяцев до введения англо-американскими банкирами ограничений на кредитование Германии, президент «Рейхсбанка» Ялмар Шахт неожиданно для правительства подал прошение об отставке. Поводом для отставки стал экстренный стабилизационный кредит на 500 млн. рейхсмарок, предложенный шведским промышленником и финансистом Иваром Крюгером, знаменитым шведским спичечным королем. Крюгер и его американские банкиры, «Ли Хиггинсон и Ко» были крупными кредиторами Германии и других стран, которым отказывали в кредитовании банки Лондона и Нью-Йорка. Однако кредит, предложенный Крюгером в начале 1930-х, таил в себе взрывоопасные и неприемлемые политические последствия для долгосрочной стратегии друзей Монтегю Нормана. Немецкий министр финансов Рудольф Гильфердинг уговаривал Шахта, который по условиям репарационного плана Дауэса должен был утверждать каждый иностранный кредит, принять предложение Крюгера. Шахт отказался и 6 марта вручил рейхспрезиденту фон Гинденбургу прошение об отставке. У него были и другие дела.

Спустя несколько месяцев, в начале 1932 года, Крюгера нашли мертвым в гостиничном номере в Париже. Официальный протокол вскрытия гласит, что смерть наступила в результате самоубийства, однако тщательное расследование, проведенное шведскими специалистами несколько десятилетий спустя, убедительно показало, что Крюгер был убит. Лица, извлекшие наибольшую выгоду из смерти Крюгера, находились в Лондоне и Нью-Йорке, однако подробности этого дела, по-видимому, были похоронены вместе с Крюгером. С гибелью Крюгера Германия лишилась надежды на спасение. Она была полностью отрезана от международных кредитов (14).

В свою очередь, Шахт после отставки с поста президента Рейхсбанка отнюдь не сидел, сложа руки. Он направил всю свою энергию на организацию финансовой поддержки человека, которого он и его близкий друг Норман считали подходящим человеком для охваченной кризисом Германии.

Шахт с 1926 года тайно поддерживал радикальную партию НСДАП Адольфа Гитлера. Покинув «Рейхсбанк», Шахт стал основным связующим звеном между могущественными, но скептически настроенными крупными немецкими промышленниками, промышленными магнатами Рура и крупнейшими зарубежными финансистами, особенно лордом Монтегю Норманом.

В этот момент времени политика Британии была направлена на создание «Проекта Гитлер», прекрасно зная, куда в конечном итоге будут направлены его геополитические и военные устремления. Как заметил спустя почти полвека в частной беседе полковник Дэвид Стирлинг, создатель британской элитной Специальной воздушной службы (СВС): «Самой большой ошибкой, которую совершили мы, британцы, было считать, что мы сможем натравить империю немцев на империю русских, чтобы они заставили друг друга истечь кровью».

Поддержка Гитлера в Британии осуществлялась на самом высшем уровне. В ней участвовал не только премьер-министр Британии Невилл Чемберлен, печально известный «Мюнхенским сговором» 1938 года, позволившим армиям Гитлера двинуться на восток в Судетскую область. Близким советником Невилла Чемберлена был Филип Керр (ставший впоследствии лордом Лотианом), один из участников «Круглого стола» Сесила Роудса, о котором уже упоминалось выше. Лотиан поддерживал Гитлера, будучи одним из представителей печально известной «кливденской клики», также как и лорд Бивербрук, влиятельнейший газетный магнат Британии, контролировавший издание массовых газет «Дейли Экспресс» и «Ивнинг Стандарт». Однако, наверное, самым влиятельным на тот момент сторонником Гитлера в Британии был Эдуард VIII, король Англии.

Определенные влиятельные фигуры американского истеблишмента вряд ли могли не понимать, в чем заключается цель партии Гитлера. Высшие круги Уолл-Стрита и Госдепартамента США были неплохо информированы с самого начала. Еще до злополучного мюнхенского «Пивного путча» 1923 года представитель Госдепартамента США Роберт Мэрфи, находившийся в Мюнхене в соответствии с версальскими условиями оккупации Германии и ставший в послевоенное время центральной фигурой Бильдербергского клуба, лично встречался с молодым Гитлером при посредничестве генерала Эриха Людендорфа. Мэрфи, служивший в годы Первой мировой в Берне под началом Аллена Даллеса, собирая разведданные о Германском Рейхе, находился в Мюнхене вместе с другим влиятельным американским представителем, Трумэном Смитом, сотрудником американской разведки в Германии.

Позднее в мемуарах Смит вспоминал свой приезд в Мюнхен в конце 1922 года. «Я много беседовал о национал-социализме с нашим консулом в Мюнхене Робертом Мэрфи (позднее отличившимся в качестве американского посла), с генералом Эрихом Людендорфом, с крон-принцем Рупрехтом Баварским и с Альфредом Розенбергом. Последний впоследствии стал определять политическую идеологию нацистской партии. Во время этой поездки мне нередко доводилось встречаться с Эрнстом («Путци») Ханфштенглем, отпрыском известного мюнхенского художественного семейства. Путци окончил Гарвард и впоследствии стал заведовать у Гитлера отношениями с иностранной прессой… Моя беседа с Гитлером длилась несколько часов. Из дневника, который я вел в Мюнхене, видно, что я был поражен его личностью и считал, что он сыграет важную роль в политике Германии».

В датированном ноябрем 1922 года отчете вашингтонскому начальству Смит представил следующие рекомендации относительно группы Гитлера. Говоря о Гитлере, Смит утверждал: «Его основная цель – победа над марксизмом… и обеспечение поддержки трудящимися националистических идеалов государства и собственности… Столкновение партийных интересов… показало невозможность избавления Германии от нынешних трудностей посредством демократии. Его движение стремится к установлению национальной диктатуры непарламентскими средствами. После прихода к власти он потребует снизить требования по репарациям до реалистичной цифры, но после этого обязуется выплатить согласованную сумму до последнего пфеннига, объявив это делом национальной чести. Для выполнения этой задачи диктатору необходимо ввести систему всеобщего обслуживания репарационных выплат и обеспечить ее поддержку всеми силами государства. Его власть в период выполнения репарационных обязательств не должна ограничиваться каким бы то ни было законодательным или народным собранием…».

Чтобы донести до коллег из вашингтонского Управления военной разведки смысл своего предложения, Смит добавил личностную оценку Гитлера: «В частной беседе он показал себя сильным и логичным оратором, что в сочетании с откровенностью фанатика производит на нейтрально настроенного слушателя очень глубокое впечатление» (15).

Уже поздней осенью 1931 года на лондонский железнодорожный вокзал на Ливерпуль-Стрит прибыл человек из Германии. Его звали Альфред Розенберг. Розенберг встретился с главным редактором влиятельной лондонской газетой «Таймс» Джеффри Доусоном. В последовавшие несколько месяцев «Таймс» оказала движению Гитлера бесценную помощь в создании положительного облика в глазах мировой общественности. Однако самой важной встречей Розенберга во время первого визита в Англию в 1931 году стала беседа с Монтегю Норманом, управляющим Банка Англии и едва ли не самым влиятельным лицом мирового финансового мира того времени. По словам его личного секретаря, Норман ненавидел три вещи: французов, католиков и евреев. Норман и Розенберг легко нашли общий язык. Норману Розенберга представил Ялмар Шахт. С первой же встречи в 1924 году Шахта и Нормана связывала дружба, продолжавшаяся до смерти Нормана в 1945 году.

Розенберг завершил свой судьбоносный визит в Лондон встречей с первым лицом лондонского «Банка Шредера», связанного с нью-йоркским «Дж. Г. Шредер Банк» и с кельнским частным банком «И. Г. Штайн Банк», принадлежавшим барону Курту фон Шредеру. На встрече с Розенбергом «Банк Шредера» представлял Ф. С. Тиаркс, член совета управляющих Банка Англии и близкий друг Монтегю Нормана.

Когда после 1931 года барон фон Шредер и Ялмар Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первый вопрос обеспокоенных и скептически настроенных промышленников был такой: «Как международное финансовое сообщество, и особенно Монтегю Норман, отнесется к перспективе немецкого правительства во главе с Гитлером?» Готов ли был Норман в этом случае помочь Германии кредитами? Именно в этот момент, когда гитлеровская НСДАП получила на выборах 1930 года чуть меньше 6 млн. голосов, международная поддержка Монтегю Нормана, Тиаркса и их лондонских друзей имела решающее значение.

4 января 1932 года на кельнской вилле барона Курта фон Шредера Адольф Гитлер, фон Папен и фон Шредер заключили тайное соглашение о финансировании вплоть до захвата Гитлером власти партии НСДАП, к тому времени практически разоренной и обремененной огромными долгами. Еще одна встреча Гитлера с Францем фон Папеном произошла на кельнской вилле Шредера 4 января 1933 года. На этот раз был окончательно согласован план свержения правительства Шлейхера и создания правой коалиции. 30 января 1933 года Адольф Гитлер стал рейхсканцлером.

Последний визит Альфреда Розенберга в Лондон состоялся в мае 1933 года, на этот раз уже в качестве одного из представителей нового правительства Гитлера. Розенберг отправился прямиком в поместье Бакхерст-Парк неподалеку от Эскота, принадлежавшее сэру Генри Детердингу, главе «Ройял Датч Шелл» и едва ли не самому влиятельному бизнесмену мира. По информации английской прессы, между ними состоялась теплая и оживленная беседа. Впервые Розенберг встречался с Детердингом еще во время лондонской поездки 1931 года. «Ройял Датч Шелл» поддерживала теснейший контакт и обеспечивала поддержку немецкой НСДАП. Хотя подробности и были сохранены в тайне, надежные британские источники того времени утверждают, что Детердинг оказал значительную финансовую поддержку «Проекту Гитлер» на важнейшем начальном этапе его осуществления.

Если Банк Англии в критический период 1931 года проявил упорство, не дав Германии ни на пфенниг кредитов, спровоцировав тем самым банковский кризис и рост безработицы, без которых и помыслить было нельзя о такой отчаянной альтернативе, как приход Гитлера к руководству Германией, то, как только в начале 1933 года Гитлер прибрал власть к рукам, тот же Монтегю Норман с бесстыдной поспешностью вознаградил правительство Гитлера, предоставив ему жизненно необходимый кредит Банка Англии. Норман специально посетил Берлин в мае 1934 года, чтобы договориться о тайной финансовой поддержке нового режима. Гитлер ответил Норману любезностью, назначив его близкого друга Шахта министром экономики и президентом «Рейхсбанка». Последний пост Шахт занимал вплоть до 1939 года (16).

Примечания к главе 6

(1) Кларк, Штефан В. О. Реконструкция международной монетарной системы: попытки 1922 и 1933 годов // Исследования Международных финансов в Принстоне. Принстон. 1973. Ноябрь. № 33.

(2) Ханинген Ф. С. Тайная война. Нью-Йорк: «Джон Дэй и Ко», 1934.

(3) Штолпер Г., Хьюзер К. Немецкая экономика с 1870 года. Тюбинген, 1966.

(4) Цишка Л. Нефтяная война: трансформация державы. Лейпциг: «Вильгельм Голдманн Ферлаг», 1939. Цишка в значительной степени опирается на более ранние исследования Ханингена, однако по непонятной причине не упоминает об этом.

(5) Зайне 3. Н. Борьба за арабскую независимость: западная дипломатия и взлет и падение королевства Фэйсала в Сирии. Бейрут, 1960. С. 59.

(6) Штолпер Г., Хьюзер К. Немецкая экономика с 1870 года.

(7) Там же.

(8) Пляйдерер О. Деньги и экономика в Германии 1876-1975. Франкфурт: «Дойче Бундесбанк», 1976. С. 194.

(9) Куигли К. Трагедия и надежда: Мировая история в наши дни. Лондон: «Колье-Макмиллан Лтд.», 1966.

(10) Блэр Дж. М. Контроль над нефтью. Нью-Йорк: «Пантеон букс», 1976.

(11) Федеральная торговая комиссия США. Интернациональный нефтяной картель. Доклад малому бизнес-комитету американского Сената. 82 Конгресс. 2-я сессия. 1952 год. С. 245.

(12) Дитер Штифель. Дипломатия финансистов и мировой экономический кризис: Крах кредитной системы для торговли и промышленности в 1931 году. Франкфурт-на-Майне: «Фриц Кнапп Ферлаг», 1989.

(13) Мейер Р. X. Дипломатия банкиров: монетарная стабилизация в 1920-е, Нью-Йорк: «Коламбия Юнивесити Пресс», 1970.

(14) Ларс-Йонас Ангстрем. «Ивар Крюгер был убит!». Стокгольм: «Ден Свенска Маркнаден», 1987.

(15) Смит Т. Берлинский сигнал: воспоминания и сообщения Трумана Смита. Стэнфорд (Калифорния): Издательство Гуверовского Института,, 1984.

(16) Другая полезная литература по этой мало обсуждаемой теме: Пулы Дж. и С. Рывок Гитлера к власти: тайное немецкое и международное финансирование, которое привело Гитлера к власти. Мюнхен: «Шерц Ферлаг», 1980; Пентцлин Хайнц. Ялмар Шахт. Берлин: «Ферлаг Улльштайн ГмбХ», 1980. Также полезна книга Гарольда Джеймса «Падение Германии: политика и экономика в 1924-1936 годы». Оксфорд: «Кларендон Пресс», 1986

 

Продолжение следует

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.