Александр Скипальский: Чрезвычайное положение поможет Украине обновиться

 

Журналист «ФЛОТ2017» встретился с Александром Александровичем и поинтересовался, какие мотивации толкнули его пойти на такой экстремальный шаг. Напомним, то Александр Скипальский возглавлял Главное управление разведки Министерства обороны Украины, был заместителем главы Службы безопасности Украины.

 

— Недавно в одном из интервью вы заявили, что Украина может исчезнуть с карты мира. Что вы имели в виду? Насколько серьезная эта угроза? Если посмотреть на мотивацию наших соседей, то им нет никакого смысла уничтожать Украину, поскольку возникают ряд проблем, которые будут представлять угрозу и для ЕС, и для России и т.д.

 

— Безусловно, прямой угрозы военной агрессии или прямых действий на захват территориальной целостности Украины я не вижу. Я думаю, что Украина достаточно мощная держава, — не тот случай, чтобы с ней можно было легко справиться, даже учитывая проблемы, которые у нас есть. Я свои выводы базирую на оценке многих специалистов и аналитиков. Но самое главное, мою позицию подтвердил сам Президент. Он сказал следующее – или мы интегрируемся в Европу, или Украина утратит свой суверенитет. Как бы кто не относился к Президенту, в том числе и я, но его контролем специальные службы, государственные аналитические центры и т.д.

 

Для меня такая оценка является угрожающей. Именно поэтому я публично обратился к людям – зачем мне такие выборы, которые ведут к утрате моим государством территориальной целостности? Мне это сто лет не нужно. Государство должно быть нормальным, демократичным, а для этого нужно провести ряд структурных изменений.

 

Экономический и политический кризис, обвинения премьера в шпионской деятельности, скандалы и т.д. привели к разрушению государственного механизма. В конечном итоге сейчас государство не может справиться с эпидемией гриппа, которая как в зеркале показала, насколько оно недееспособно и неэффективно. Высшее руководство настолько оторвалось от людей, что 70% критически воспринимают его деятельность. Вот здесь — во внутренних проблемах, а не внешних, и скрыта главная опасность для Украины.

 

— Если ситуация будет развиваться линейно – Президент не пойдет на чрезвычайное положение, то есть два варианта – побеждает либо Янукович, либо Тимошенко. На Ваш взгляд, что происходит после этого? В первом случае и во втором?

 

— Приход к власти Юлии Владимировны несет в себе меньшую угрозу возникновения острой ситуации, но все равно она существует. Не из-за Тимошенко, которая, нужно назвать вещи своими именами, имеет позитивные стимулы – она хочет стать Жанной д’Арк, украинской Маргарет Тетчер. Хорошо когда, у человека есть стремление ориентироваться на лидеров, которые достигли успеха, но Тимошенко не понимает самого главного – с кем она это делает. Ее окружение ничем не отличается от окружения Януковича или нынешнего президента. Там такие же горе-политики, которые постоянно грызут экономическое тело Украины, вырывают куски, торопливо глотают и прикрываются высокими словами и депутатскими мандатами. Поэтому приход к власти ее команды не приведет к успеху.

 

Аналогичная ситуация у Януковича. Он в чем-то и симпатичный, учитывая его трагическую судьбу в детстве. Это, кстати, не столько его вина, сколько вина общества, что он попал в подобную ситуацию, но ведь он все-таки сумел выпутаться и подняться. Хотим мы или не хотим, но он растет как личность.

 

Но и он отнюдь не самостоятелен, и мы видим, что идеологами его деятельности являются такие фигуры, как Анна Герман, которая перешла из противоположного лагеря. Бог с нею, она, хотя бы не отказывается от украинского языка.

 

Также я хорошо знаю Михаила Чечетова, с которым я был кода-то в Верховной раде. Он же действовал исключительно по телефонному праву, и для меня возникает вопрос — имеет ли право такой человек идти во власть, и при этом еще и быть лицом партии? Есть еще те, кого мы знаем хуже – десятки депутатов, на самом деле далеких от политики. Платформа регионалов, как известно, не является проукраинской. Они на Востоке манипулируют одним, а на Западе делают попытки показать, что они «проукраинские». В общем, они тоже не дадут целенаправленный государственный курс.

 

Таким образом, я не вижу позитива от прихода команд Януковича и Тимошенко. Нормальных людей, которые есть в командах Юлии Владимировны и Виктора Федоровича, не подпустят к управлению «пауки», которые впились в государственные ресурсы. Тем более, у нас есть перед глазами примеры Кучмы и Ющенко. Нужна перезагрузка, поэтому наше предложение Президенту носит название «Последний шанс», — ведь пора навести порядок, а для этого нужно решить кадровые вопросы.

Нужно вернуть во властные институты профессионалов, которые себя зарекомендовали как опытные специалисты. Сейчас их опыт не используют.

 

— Как вы оцениваете перспективу силового варианта в Украине? На пресс-конференции в УНИАН вы обозначили три варианта развития событий – переворот, обструкция выборов и перезагрузка государства через Конституционное собрание. Многие сейчас боятся силового варианта, но кто его способен реализовать? Мы видим, что силовые органы находятся в состоянии полураспада. В отличие от Испании 1936 года, где армия выступала как институт, стабилизирующий ситуацию в стране, наша армия напоминает полупартизанские отряды, которые озабочены собственным пропитанием.

 

— Я хочу успокоить тех, кто озабочен диктатурой в Украине и соглашусь с вами, что сегодня в Украине ситуация не способствует военным переворотам. Эту страшилку создают те, кто боится реальных демократических кадровых изменений, поэтому они стремятся нивелировать конструктивные идеи.

 

Армия займет какую-то сторону в случае, если будет навязан силовой вариант со стороны тех руководителей, которые придут во власть для реализации своих собственных намерений.

 

Армия, как мне кажется, не должна наблюдать за тем, как Украина теряет свою независимость.

 

Единственный нюанс, который есть в этом — это то, что в Конституции не удалось прописать положение о том, на какой стадии армия имеет право вступать в защиту суверенитета. Ведь в Конституции записано, что вооруженные силы несут ответственность за сохранение целостности государства. Однако нет механизма, и горе-политики всегда будут кричать, что армия лезет не в свое дело. Поэтому, я сторонник того, чтобы четко прописать в Конституции, где есть черта, после которой армия начинает влиять на ситуацию, и с помощью какого именно инструментария.

 

— Давайте по говорим об алгоритме чрезвычайного положения – шаг А, шаг Б, шаг С и что мы должны получить на выходе?

— Четкая вертикаль власти и ее наполнение профессионалами, патриотами, которые будут защищать национальные интересы и не продавать ее зарубежным ТНК и монополиям. Посмотрите, сколько сейчас в Украине сверхбогачей, которые к Украине не имеют никакого отношения. Они сидят на берегах Женевского озера или на Кипре, прилетают в Украину, снимают профит, не платят налоги. Нужно очиститься от всех паразитов, которые присосались к телу Украины.

 

— И все-таки хотелось бы более конкретно — сколько может длиться чрезвычайное положение, например, оно же не может быть вечным? Какие должны быть кадровые ротации, наконец, когда состоятся выборы Президента и т.д.?

 

— Главным смыслом введения ЧП в данный момент является участие тех силовых компонентов (МЧС, МО, подразделений Министерства охраны здоровья и т.д.), которые необходимы для локализации и подавления эпидемии.

 

Следующая задача — это перенесение даты выборов, потому что избирательная кампания в условиях эпидемии значительно затрудняется. Как, например, можно проводить избирательную агитацию? Я не вижу здравого смысла, потому что тогда кампания будет базироваться на тех социологических показателях, которые были сформированы телевизором до эпидемии гриппа.

 

А как же живые встречи с избирателями, как же равенство возможностей между кандидатами? Здравый смысл подсказывает всем кандидатам провести общее совещание с участием ЦВК и самим обратиться с просьбой перенести выборы, чтобы они прошли в здоровой атмосфере, а не в состоянии панических настроений общества.

 

— А есть ли эпидемия?

 

— Безусловно, есть. Она же наблюдается не только в Украине, но и по всему земному шару. В чем вообще особенность ситуации? В Украине в мае обговорили возможность пандемии после информации МИДа, было принято соответствующее постановление СНБОУ и выделены 50 млн. гривен. После этого возникает вопрос, а где контрольные функции? Почему не реализовывалось постановление? Где внутриведомственная работа в Минздраве? А там все парализовано, потому что задействовано в других сферах. Есть МЧС, которое было обязано кричать на каждом углу об угрозе, и действовать на ее предотвращение. У него есть инструменты, чтобы заставить остальные ведомства реализовать постановление по предотвращению эпидемии. Вместо этого МЧС начало что-то делать только после нашей пресс-конференции 5 ноября. Где был министр Кабинета министров, который организовывает контроль над выполнением постановлений? 

Все это возвращает нас к особенностям внутренней ситуации в Украине. Если польское или немецкое правительство держали ситуацию на контроле, проводили соответствующую работу, готовили вакцины, то у нас ничего этого не делалось. Поэтому то и результаты эпидемии такие разные.

 

А если завтра кто-то проявит агрессивные намерения против Украины с применением бактериологического или химического оружия? Помните, несколько лет шумели, что все противогазы распродали. Где они? Сегодня маски нет, не то, что противогаза. Я, как офицер и гражданин, должен об этом молчать?

 

— В любом случае, ЧП рано или поздно заканчивается и опять нужно будет провести выборы Президента Украины, но мы же прекрасно понимаем, что за несколько месяцев ситуация принципиально не изменится. На политической авансцене останутся все те же игроки. Я просто пытаюсь понять, где логика?

 

— Я думаю, что перед окончанием ЧП ситуация изменится очень сильно, потому что новые кадры внесут свои предложения, и если Верховный совет не примет предложение Президента о ЧП, то следует подтянуть общественные организации и провести в сжатые сроки Конституционное собрание. На нем внести изменения в Основной закон, которые сделают его адаптированным к тем реалиям, которые сейчас имеются, и заложить, тем самым, основы более эффективного государства. Нам нужно будет, например, изменить избирательное право.

 

Давайте остановимся на одном пункте. Существует ограничение финансового плана, которое нивелирует равные права граждан – 2,5 млн. гривен залога для тех, кто хочет баллотироваться на пост Президента. Вместе с тем Конституция предусматривает, что мы все пользуемся равными правами. Каждый имеет право быть избранным или избирать, там нигде не говорится об ограничении. Также и в статье об избрании Президента Украины говорится, что главой государства может стать каждый гражданин в возрасте от 35 лет, проживающий на территории Украины не менее 10 лет и владеющий государственным языком. Откуда взялись два с половиной млн.? Если они предусмотрены в законе про выборы, то этот закон нарушает Конституцию. Если они хотят ограничить влияние партий, то пусть сделают закон, по которому кандидат от партии должен вносить 2,5 млн. гривен за счет партии. А если я хочу самовыдвинуться, то зачем меня ограничивать? Это нужно отменить. Общество должно иметь шанс обновить правящий класс и не смотреть на кандидатов, которые по 2-3 раза тусовались на выборах. В политику должны прийти нормальные молодые силы, которые не меняют фамилии, чтобы технологически встроиться в кампанию, а настоящие сыны и дочери народа Украины.

 

Теперь по поводу моего заявления чрезвычайном положении. Смотрите, как зашевелились народные депутаты и прочие представители власти, начали кричать о том, что меня нужно привлечь к уголовной ответственности, потому что я хочу организовать переворот! Я действую в рамках Конституции, потому что я ее знаю. Когда я ее принимал, те, кто меня сейчас критикует, занимались конвертационными центрами.

 

— А как отреагировал Президент на Ваше заявление? Была ли какая-то реакция лично к вам с его стороны?

 

— Обращение к Президенту было не персональным, а через медиа. Мы ждем его ответа. Реакция должна быть устная, или письменная.

 

— Какой была реакция со стороны других политических сил? Выходили ли они на вас персонально?

 

— Безусловно, наш ход путает их карты, особенно, БЮТ, поэтому именно со стороны Тимошенко начали нас критиковать. Хочу сказать, что Юлия Владимировна , которая меня лично знает, не брала трубку, чтобы услышать мои мысли. Она все переложила все на тех пиявок, которые вцепились в ее тело и не дадут ей что-либо сделать.

 

Со стороны Партии регионов вообще не было какой-либо реакции, тем более, со стороны Виктора Януковича.

 

— Очевидно, что изложенный вами план входит в коренное противоречие с интересами «пиявок», о которых вы говорили выше. Они не будут сдаваться без боя, и это одна сторона медали. Вторая сторона медали заключается в том, что украинцы были слишком долго под чьим-то внешним управлением. Вы сами говорили недавно об этом в одном из интервью, и рабский дух настолько укоренился в украинцах, что нужно двести раз подумать, начнут ли они действовать? Ведь совершенно очевидно, что то, о чем вы говорите, требует массовой поддержки. Не будет массовой поддержкой, тогда все, о чем вы говорили, обречено на провал и останется кулуарщиной. Как вы думаете поднять людей?

 

— Я очень долго думал над этим вопросом, потому что формирование государственного мышления и государственной элиты — ключевой вопрос в наших условиях. Кадровая чехарда привела к тому, что у нас во власти не задерживались способные люди, которые бы передавали опыт управления. Кадровой школы в Украине нет. Что касается украинского духа, то нужно признать, что у нас есть серьезные проблемы.

 

Существуют нации, которые долго шли к своей государственности. Израиль шел 2000 лет, и за эти годы выковался их национальный характер. Они выжили, потому что защищали друг друга, поддерживали в трудную минуту. Это элементарный природный отбор.

 

Что происходило на территории Украины? Когда мы утратили Киевскую Русь, то территория Украины была то под татарами, то под литовцами, то под поляками, то под русскими. В результате сформировался генотип слуги. Выживал тот, кто прислуживал и кланялся. Тот, кто протестовал, в конечном итоге, погибал. Однако, у нас настолько сильный дух, что мы вновь и вновь поднимались.

 

Уже на второй день после объявления независимости Украины нужно было сказать – дорогие украинцы, у нас есть одна проблема – мы росли в неволе. Как известно, если вы вырастите в зоопарке кабана, то вы его в лес никогда не выгоните. Нам это нужно понимать и не бояться такого «хвоста». Генетический код меняется на протяжении одного-двух поколений. Если вы молодой человек, в чем я вижу большой резерв, т.е. в молодом поколении, – ваши дети могут быть избавлены от рабского духа десятков поколений. Тяжела наша ноша, но мы должны осознавать ее, и тогда мы поднимемся.

 

Бог дал нам землю, отличный климат, и все же надеюсь, что мы никогда больше не утратим независимости. Да, мы можем развивать свои отношения по тому же принципу «туда-сюда», но сейчас складывается такая ситуация, когда славянские нации могут стать крепче на ноги. Вместе россиянами, поляками, белорусами и другими нациями, и славянское единство станет важным фактором для мирового сообщества.

 

— Раз мы уж коснулись геополитического фактора, то какими вы видите воздействие внешних сил на ситуацию в Украине сейчас? Если мы вспомним 2004 год, то тогда оно было огромным.

— Введение чрезвычайного положения может поломать их игру, особенно если ЧП приведет к приходу и участию новых людей в президентской гонке. Для общества очень важно обойти те правила игры и капканы, которые расставили власть предержащие. Давайте не будем опережать события, потому что иначе мы становимся на зыбкий песок допущений.

 

— Любое политическое действие требует наличие инфраструктуры под это действие. Если нет инфраструктура, то оно обречено на провал. Какая инфраструктура сейчас есть у президента под введение ЧП? На какие силовые структуры может опереться Ющенко, если у нас Минобороны без министра, без главы Генштаба, Наливайченко ведет свою игру и т.д. и т.п.

— Не смотрите на ЧП сквозь призму диктаторского правления, поскольку это будет деструктивный путь, потому что он приведет к возникновению напряжения, а  оно вызовет сопротивление. Президент должен идти в рамках демократических институтов и если использовать вооруженные силы, то так, как рекомендуют врачи, как говорил бывший глава Минобороны Анатолий Гриценко. Минобороны должно локализировать эпидемию, а не ставить танки на перекрестках. 
Тоже касается и Наливайченко. Нужно понять, что Наливайченко не имея собственных убеждений, приспосабливается ко всему. С кем встретился, с тем и дружит. Нужно заставить его выполнять свои функции – если ты дал докладную об угрозе эпидемии на СНБОУ, то через 20 минут нужно быть у Президента и объяснить ему все опасности, задействовать соответствующие органы. В конце концов, созвать пресс-конференцию и дать понимание миллионам граждан, как нужно действовать. А у нас получается, что тявкнул и спрятался. Нужно заставить людей работать, вот зачем нужно ЧП. Ведь у нас Президент говорит одно, правительство не подчиняется, третий вообще посылает всех к черту. Этот хаос нужно прекратить.

 

Записал Марк Антоненко, «ФЛОТ2017»




Комментирование закрыто.