Уроки Октября


 

День Октябрьской революции в Украине уже давно не официальный праздник. Впрочем, оно и не удивительно, ведь для нынешнего украинского государства те цели и задачи, которые были провозглашены большевиками в 1917 году, как минимум чужды, как максимум враждебны.

 

Поэтому, власть предержащие делают много для того, чтобы в массовом сознании образ революции 1917 года представлялся как катастрофа, нарушившая привычное состояние дел. Однако, в своем неистовом стремлении доказать, что Революция была не нужной и катастрофичной, идеологи «развитого капитализма» (который в Украине приобрел черты ничем не прикрытого грабежа народа) упускают из виду причины, которые породили Революцию и последовавший за ней террор, коллективизацию и прочие ужасы, которыми пугают обывателя.

 

Эти распространенные среди украинского истеблишмента допущения о «случайном характере» революции 1917 года демонстрируют его ограниченность. Наивно думать, что революции возникают на пустом месте по прихоти отдельных личностей при участии немецкого (или какого-либо друга) генштаба. Революции медленно подкрадываются на мягких лапах предпосылок, чтобы потом в один момент взорвать сложившийся миропорядок.

 

Царский режим потерпел катастрофу в 1917 году, потому что не хотел или не мог приспосабливаться к новым обстоятельствам, которые требовали гибкости и компромиссов.

 

Джордж Оруэлл так сформулировал причины, по которым правящая элита теряет власть: «Либо правящую группу победил внешний враг, либо она правит так неумело, что массы поднимают восстание, либо она позволила образоваться сильной и недовольной группе средних, либо потеряла уверенность в себе и желание править. Эти причины не изолированные; обычно в той или иной степени сказываются все четыре. Правящий класс, который сможет предохраниться от них, удержит власть навсегда. В конечном счете, решающим фактором является психическое состояние самого правящего класса».

 

В 1917 году сработали все четыре причины одновременно. Вот почему большевикам, отточивших свою идеологию в 20 летних дискуссиях, оставалось лишь подставить руки под плод, который уже сам сорвался с ветки.

 

Теперь коснемся уроков Октября для нашей ситуации – они более чем поучительны. Теряя историческую память относительно причины революции 1917 года, украинский правящий класс рискует повторить судьбу царского режима.

 

Во-первых, как и в 1917 году Россия, сегодняшняя Украина оказалась слишком зависимой от внешних факторов. Будущее страны все чаще определяется не в Киеве, а в столицах дружественных нам (и не совсем) государств. По-сути, мы теряем контроль над своей судьбой.

 

Во-вторых, правящий класс проявляет чудовищную близорукость и презрение к бедам народа. Распродавая направо и налево ресурсы страны, компрадорский режим «коллективного Кучмы» сделал счастливыми немногих, тогда как большинство прозябает в нищете. В Киеве еще нет хлебных бунтов, как в февральском Петрограде, но они будут, потому что государство, потакающее и защищающее интересы алчных спекулянтов, неизбежно скатывается к «капитализму катастроф». Об этом свидетельствует перманентный инфраструктурный кризис, который от года в год усиливается в Украине. Мало кто думает об общем, полагая, что частные интересы способны вывести нас на землю обетованную.

 

В-третьих, в Украине образовалась прослойка среднего класса, которая, усиливаясь год от года, все больше и недовольна той маргинальной ролью, которая ей отводится в политической системе. Средний класс станет либо жертвой этой системы, либо сделает жертвой саму систему «олигархического коллективизма».

 

Наконец, вслед за Оруэллом, заметим, что нас не может не беспокоить психическое состояние правящего класса. Космические расстояния, которые разделяют народ и власть, с каждым годом все более увеличиваются. В этом легко убедиться, если посмотреть одно из многочисленных политических ток-шоу. Виртуальные миры Савика Шустера, над которыми он барражирует с мефистофелевской улыбкой, для его гостей являются настоящей реальностью, которой они живут и дышат. А если быть точнее, виртуальная реальность «памятников, Шухевича, НАТО, языка» и прочих «опасностей», которыми пугают на «Свободах», есть инструментарий управления массами, отвлечения их внимания от настоящих, трудноразрешимых социальных проблем.

 

Однако, отрываясь от настоящих проблем, уклоняясь от их разрешения, правящий класс роет себе же могилу. Ведь как писал современник революции 1917 известный социолог Питирим Сорокин, «падение режима – обычно результат не столько усилий революционеров, сколько бессилия и неспособности к созидательной работе самого режима».

 

Вот почему нам нужно не отрицание наследия революции, а его переоценка. Жертвы, которые понес украинский народ вследствие событий 1917 года, были чудовищны и, часто, не совсем необходимы. Однако это не означает, что они были бессмысленными. В отличие от нашего времени, достижения советской эпохи были совершенно реальными. Это, конечно же, не оправдывает сталинизма, точно так же, как перемены, произошедшие в Европе под воздействием наполеоновских войн, не оправдывают в моральном плане авторитаризм и агрессию. Однако, как отмечает Борис Кагарлицкий, парадокс нашего времени заключается в том, что «неолиберальный эксперимент» в России и Украине, разрушая результаты советской модернизации, ставит под сомнение итоги XX века, грозя сделать бессмысленными все принесенные жертвы. Потому что реставрация классовой власти, ограниченная узким горизонтом эгоизма элит, неспособна к истинному созиданию.

Юрий Романенко, лидер общественного движения «Хвиля»




Комментирование закрыто.