Виктор Небоженко: Если Ющенко объявит ЧП, об этом услышат только его клерки

 

Чрезвычайное положение – это известная мера, которую активно и с большим удовольствием применяют все страны третьего мира, прежде всего, Латинской Америки и Африки. Для иностранных инвесторов в различных квалификациях и шкалах риска инвестиционных вложений чрезвычайное положение считается одним из самых больших грехов. Как правило, западные бизнесмены стараются несколько лет обходить стороной государство, которое ввело ЧП.

Поделим условно чрезвычайное положение на три вида.

Вид первый – «турецкий». Этот вид предполагает наличие в стране постоянной традиции военных интервенций по отношению к гражданским структурам. Классикой этого «жанра» является Турция, которая методично в течение 15 лет через два-три года осуществляла военные перевороты и вводила чрезвычайное положение, видя, как либо коррупция, либо «разгул» демократии приводят страну в упадок. Теперь уже больше десяти лет Турция этим не занимается.

Второй вид ЧП – это «борьба олигархов», когда контрэлиты выясняют отношения за счет введения чрезвычайного положения. При этом олигархические группы хватаются за оружие, обращаются к коррумпированным генералам среди силовых структур, армии. ЧП возникает совершенно неожиданно: вот стреляют на Крещатике, вот появились танки, вот почему-то закрыли газету и не работает телевидение. Но этот вид ЧП характерен для стран со слабой политической культурой, когда полковнику или генералу можно принести миллион долларов и сказать: «Пойди, сделай это».

И третий вид ЧП — «пакистанский», когда чрезвычайное положение вводится либо до начала выборов, либо во время, либо после их в результате спровоцированных беспорядков оппозицией или самой властью. Но «пакистанский» вариант предполагает появление сильного генерала Лебедева или по-нашему Лебеденко. Соответственно, через год-полтора происходит выход на президентские или парламентские выборы. Такой вариант ЧП характерен не только для Пакистана, но и для стран Латинской Америки, Африки и Азии.

Теперь перейдем непосредственно к Украине. Итак, с юридической точки зрения ЧП – это очень сложный комплекс всяческий правовых ограничений, которые должны иметь свои законные основания. Ведь самое сложное – это легимитизировать введения чрезвычайного положения. Регулируется оно определенными инструкциями и нормативами для каждого ведомства и учреждения. ЧП с политологической точки зрения – это упрощение и ограничение общественной и экономической жизни. Но ЧП в любой стране не может просто ввестись указом. Должен быть какой-то план, какая-то группа. И, самое главное, какой-то «мотор». Пока в администрации Президента был Балога — провинциал с большими честолюбивыми амбициями – я еще мог предполагать, что Президент в силе ввести ЧП в Украине. Балога не до конца понимал, что такое страна Украина и введение ЧП рассматривал как один из способов укрепления своей собственной власти и одновременно решения задач Ющенко. Сейчас таких людей у Президента нет. Иными словами, если завтра Ющенко объявит ЧП, об этом могут услышать только клерки на втором и третьем этажах. Для чрезвычайного положения нужны, грубо говоря, технологи и кризисные менеджеры. Я не называю фамилию человека, которого обзывали «кризисным менеджером» несколько лет тому назад. Речь идет о людях, имеющих некую функцию Жукова при Cталине. То есть способных пойти на конфликт с элитами, олигархами, средствами массовой информации и всем населением ради достижения каких-то целей.

Элементы чрезвычайного положения в Украине были только во время Чернобыльской катастрофы, когда ввели жесткие ограничения по передвижению населения. Тогда милиция и армия имели большие возможности для того, чтобы регулировать поведения людей. Но никакого указа о введении ЧП не было.

В целом, Украина слишком молода для того, чтобы вводить чрезвычайное положение. Она еще не прошла такие этапы своего развития, как военные перевороты, политические громкие убийства либо кандидатов, либо лидеров страны. Это все у нас будет в будущем не потому, что мы хотим плохого, а потому, что страна переживает определенные периоды и «болеет» определенными болезнями.

Эпидемия гриппа – вполне подходящий повод для введения чрезвычайного положения. Но для этого нужна тщательная проработка самого сценария: назначаются ответственные люди, ограничивается деятельность крупных государственных учреждений, контролируется пересечение государственных границ. Вы себе представляете, сколько бандитов, коррупционеров и бизнесменов потерпят убытки, и как сильно нарушится экономическая жизнь в стране в связи с введением ЧП? Кроме того, у нас очень слабые силовые органы. Они могут участвовать в какой-то интриге, испортить жизнь двум, трем, десяти людям. Но введение ЧП требует очень сильной, дисциплинированной группы. Иначе ситуация в стране «расползается» и превратится в карнавал и трагедию для отдельных людей. Еще раз повторю, пока в Секретариате Президента был Балога, еще можно было предполагать введение ЧП. Сейчас рядом с Ющенко нет людей, которые взяли бы на себя ответственность. Ведь не нужно забывать, что после введения ЧП наступит сложный процесс легитимизации власти и восстановления конституционного строя. Это требует либо договоренности победивших сил, либо наказания тех, кто ввел чрезвычайное положение. Ющенко может издать любой указ о ЧП, но это ничего не изменит. Украина еще не доросла до введения чрезвычайного положения.

Виктор Небоженко,   «ForUm»


Загрузка...


Комментирование закрыто.