Важный бессмысленный саммит

 

 

 ЭКОНОМИКИ ВСЕ МЕНЬШЕ

По итогам кишиневского саммита лидеры стран Содружества одобрили 22 документа, главным из которых стал План об общих мероприятиях по преодолению последствий мирового финансово-экономического кризиса. Были рассмотрены также документы, которые касаются углубления интеграционных процессов в гуманитарной сфере, в области обеспечения безопасности, в том числе и направленных на дальнейшую оптимизацию деятельности уставных и других органов Содружества.

Но если внимательно рассмотреть те предложения, которые отмечаются в принятых документах, то мы увидим полное отсутствие креатива.

Антикризисный план обсуждался на саммите министров финансов государств СНГ 15 сентября 2009 года в Москве. Тогда главные финансисты постсоветского пространства предложили лидерам своих государств осуществлять меры по дальнейшей либерализации взаимной торговли, воздерживаться от применения протекционистских и других мероприятий, которые приводят к ограничению взаимного доступа товаров на внутренние рынки государств СНГ.

Однако именно на постсоветском пространстве зафиксировано наибольшее количество изъятий и ограничений во взаимной торговле. Во-первых, в рамках СНГ давно уже не работает зона свободной торговли (принятая еще в 90-е годы прошлого века). Каждая из стран Содружества принимает ограничительные меры на перемещение товаров от своих соседей, защищая собственный рынок. За исключением Молдовы, Киргизии и Украины, страны — участники СНГ не являются членами ВТО.

Во-вторых, Россия, Казахстан и Беларусь создают отдельное таможенное пространство ЕЭП, вырабатывают совместную политику в отношении допущения товаров третьих стран (в том числе и Украины) на свой рынок.

В-третьих, создан Таможенный союз ЕврАзЭС, который включает кроме вышеприведенных стран государства Центральной Азии (за исключением Узбекистана и Туркменистана). Таким образом, большинство прописанных в Плане об общих мероприятиях по преодолению последствий мирового финансово-экономического кризиса странами СНГ позиций изначально столкнется с проблемами реализации. Никто из постсоветских государств не готов уступать свои доходы во имя интеграции.

 

ОТДЕЛЬНАЯ ИГРА

СНГ теряет значение и как территория для неформального диалога бывших советских республик. В Кишинев демонстративно не прилетели президенты центральноазиатских стран (за исключением президента Киргизии). Казахстан, Таджикистан, Туркменистан (в статусе наблюдателя в СНГ) и Узбекистан ограничились госделегациями на уровне премьеров, вице-премьеров или глав парламента. Это объясняется как тем, что в ЦАР растет недовольство политикой России в регионе, так и стремлением республик к горизонтальной интеграции.

Эти страны больше интересуют реальные проекты экономического сотрудничества с Китаем, Ираном, поиск обходных выходов на европейские рынки вне российской интеграционной парадигмы.

Например, Туркменистан намерен всерьез и надолго конкурировать с РФ на китайском рынке поставок газа. Ашхабад начал строительство трубопровода в КНР протяженностью 7 тыс. км через Узбекистан и Казахстан мощностью 40 млрд. кубометров газа в год. Первые поставки по этому маршруту начнутся уже в декабре. Строительство «трубы» обойдется в $7 млрд., но это решение проблемы зависимости от «Газпрома» в вопросе транспортировки углеводородов. В дальнейшем президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов намерен обойти РФ и в поставках газа в ЕС.

Узбекистан еще в прошлом году приостановил свое членство в ЕврАзЭС и неоднократно высказывал недовольство российским вмешательством в региональную политику ЦАР. Очевидно, что линия Ислама Каримова останется неизменной. Его сейчас более волнуют проблемы взаимоотношений с соседями.

Таджикистан до сих пор не получил от Москвы внятного ответа относительно участия российских компаний в строительстве Рогунской ГЭС, которая является важнейшим для Душанбе инструментом региональной политики. Таджикистан надеется выбить из Кремля толерантное отношение к своей линии на политизацию водной проблемы.

То, что на саммите не было Нурсултана Назарбаева, главного идеолога постсоветской интеграции, также вовсе не случайно. Казахстану определенно не нравится, что Россия записывает его в союзники настолько лояльные, что его мнением можно пренебречь. Так, выдвигая идею о вступлении в ВТО единым блоком вместе с Беларусью, Москва фактически поставила Астану перед фактом.

В целом, лидеры центральноазиатских стран все больше отходят от активной постсоветской интегративной парадигмы в пользу региональной. В противовес участию в СНГ они усиливают и активизируют свое участие в ШОС, «каспийских встречах», многосторонних региональных форматах, в союзах тюркоязычных государств и т.п.

По сравнению с ЕС, ШОС или даже постсоветскими интеграционными проектами второго поколения (например, ЕврАзЭС) СНГ отнюдь не выглядит конкурентоспособным.

Саммит СНГ состоялся через несколько дней после подписания договора по ОДКБ — организации, из которой Россия упорно пытается создать противовес НАТО. То, что президенты азиатского ядра этого блока отказались от участия в саммите СНГ, выглядит как намеренная демонстрация характера: амбиции России, мол, потешили — и будет, а теперь есть дела поважнее очередного кремлецентристского саммита.

Политические элиты его членов все более интересует формат Содружества как площадка для пиара (так себя вел в Кишиневе, например, наш Президент Виктор Ющенко, вылавливая президента России Дмитрия Медведева, для того чтобы «сфотографироваться на память»). Или для игры «в присматривание» к новым лидерам. Вот и сейчас российские и молдавские политики с СНГовской трибуны уверяли друг друга в партнерстве и дружбе между Москвой и Кишиневом.

Российский глава МИД Сергей Лавров даже отметил, что все проблемы российско-молдавских отношений имели причиной бывшее коммунистическое правительство Владимира Воронина, и в качестве жеста доброй воли не поехал в Приднестровье. Но все эти телодвижения больше похожи на информационные пузыри, чем на реальную политику.

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества

 

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.