Украина не состоялась как государство, русские – как народ

Пять часов мы с Водичкой бродили по Киеву и говорили. Я задал вопрос Водичке: «Почему украинцы отказались от имени Русь? Почему уступили это имя Москве? Ведь это же основной brand Восточной Европы. С этим именем осуществляется практически любая претензия на лидерство!» 

На что получил ответ: «Когда вас долго и ласково называют малороссами, единственное, чего хочется, так это заорать: Мы не Рось! Не малая, не белая и не первоначальная, мы сами по себе! Когда казак заглядывает к себе в ширинку, он не может согласиться с определением «малый»». 

«Хорошо, – продолжал спрашивать я. – Зачем тогда, отказавшись от уничижительного имени «Малороссия», вы согласились на «второсортное» имя «Украина»? Были малыми – стали крайними! Ведь русские именно так и понимают это ваше новое имя – «находящиеся на кромке». Причем кромке, сегодня обламывающейся. Так вы оказались у самого «у края» великого Острова Россия. А раз так, то украинцев, по сути, нужно спасать! Спасать от тлетворного влияния Запада. Лечить от язвы русского сепаратизма». (Под русским, конечно же, понимается братство «бело-мало-велико» русских народов.) 

Водичка ответил и на это: «Шевченко, когда не захотел быть малороссом, написал: «Сэрэд стэпу шырокого, на Вкрайини мылий», то есть «в краю». По сути «на земле, что есть наша земля». В имени Вкрайина скрыт метод помещения себя в центр Вселенной. 

Но Вкрайина стала Украиной («в» меняется на «у», когда предшествующее слово заканчивается согласной, ведь базовый принцип украинского языка – певучесть речи). И то, что для украинца было именем, сопоставимым по силе с именем Поднебесной, для Старшего брата стало именем одной из окраин. Надо признать, окраины важной и c исторической точки зрения (обеспечивавшей связь с Киевской Русью, ее святыми и Херсонесом), и с геополитической (в связи с греческим проектом и необходимостью решать любимый Санкт-Петербургом Восточный вопрос), но, все же, периферии. 

Тем не менее, не Украина есть производная от России. Напротив, это Россия вышла из ребра Киевской Руси. Россия – Ева. Она – первоначально женское, вынужденное стать мужским. В своем ласковом именовании она остается Россией-матушкой, в своем таинственном – Святой Русью, но по функции она – Третий Рим. С прилагаемой ко всякому Риму тяжелой мужской поступью. 

Но чтобы быть в мире, нужно знать ответ на вопрос: «Зачем кто-то?» Зачем нужны поляки – понятно. Они – последний оплот Папы Римского в Европе. А зачем русские, зачем украинцы? 

Водичка сказал: «Зачем евреи? – Чтобы Господь пришел. Зачем русские? – Чтобы Господь остался». «Украинцы сражаются за этот же смысл: чтобы Господь остался!» «Но это значит, – возражал ему я, – что украинцы хотят быть русскими. Пусть так. Дело ваше. Ведь вы и есть другая Русь. Но тогда тем более нельзя было уступать имя Русь!» 

Украина – зеркало России. Она – идеальное alter ego России. Лучшего зеркала Москве не найти. Московский политический бомонд по глупости своей свысока посмеивается над Украиной и в особенности над ее политической верхушкой. Но ведь русские гогочут всего лишь над карикатурой на Большого брата. Более того, потому-то и приятно в это зеркало смотреться («свет мой зеркальце скажи, и всю правду доложи»), что оно льстит русской царевне. Это вам не Германия, по отношению к которой «главное не сделать того, что и без нас сделают немцы». Да они без нас почти все в состоянии сделать, в нас не нуждаются, потому ни нашей совестью, ни нашей карикатурой быть не могут. А Украина – вся для России. Неисчерпаемая пародия и неисчерпаемый идеал. 

Затем мы обсудили феномен Руси. Русь – страна редкая. Одна из немногих сумевших мигрировать. Также произошло и с Арменией. Взгляни, где их святыни – Арарат и Ван, и где территория современной Армении? Так и Русь. Где Херсонес Гераклейский с крещальной купелью Владимира, где Киев – мать городов русских, и где сама Россия? Да, Россия ушла на Север и разлеглась на угорских землях. Ее обе столицы стоят на финских реках – Неве и Москве. Ее центр лежит за каменным поясом – малолюдной местностью, испокон населенной алтайскими и уральскими народами. 

Сохранила ли себя Русь в таком дрейфе или миграция изменила ее до неузнаваемости? Если всмотреться в Украину – причудливый останец древней, изначальной Руси, миграция поменяла физиономию Московской Руси до неузнаваемости. Когда под натиском Великой Степи Первоначальная Русь ушла на север, то там, скрестив дух палеологовой Византии с телом чингизидовой Орды, она обрела новую душу и новую силу – силу Левиафана. Оставшиеся же русские (поднепровский народ), выработали совсем другой проект – Крайину абсолютной вольницы! 

В образцовые лета запорожской вольницы Украина являла собой общность вооруженных мужчин. Водичка так описал тот идеальный мир: там «лидер получал обратную связь не газетными публикациями, а свинцовыми шариками. Это обязывало. Продуктивно работая на благо коллектива, казацкая старшина не расставалась с булавами и перначами, чтобы в любой момент принять критику народа». «Богдан Хмельницкий носил под шапкой бронированную мисюрку. Потому что друзья-товарищи периодически норовили проломить ему голову в собственных апартаментах». «За редким исключением, до окончания положенного срока должностное лицо оставалось неприкосновенным. Но после очередных перевыборов грешное руководство кончали на месте». 

«История мира – это победа Человека над Землей. И только история Украины – это победа Земли над Человеком». Смысл существования России в овладении землей. (Заметим, это – в беспримесном виде маскулинная функция.) Слава и величие любого правителя России коренится в способности сохранить и прирастить землицы, которая заранее и непременно называется русской. 1/10 часть суши, 1/7 часть суши, 1/6 часть суши, а лучше бы 1/5 часть суши – это летопись славы России. Путин имеет такой заоблачный рейтинг только благодаря личной способности жестко противостоять вольнице и грубо усмирять сепаратизм. Ни Горбачев, ни Ельцин этого не умели, царями не были, и потому чтимы только «гнилой интеллигенцией» и «продажными либералами». 

Смысл существования Украины совсем в ином. Она – пространство господства душеспасительного, абсолютного индивидуализма. Украинцы – это люди, уже давно живущие по словам Серафима Саровского: «спасись сам и вокруг спасутся тысячи». Правда, большинство народа эти слова понимают весьма приземлено: спасется тот, кто отсидится! И украинца тянет и тянет «на теплый, утопающий в зелени хутор». 

Разговор подходил к концу, и я сказал: про Россию можно ответить на вопрос «зачем Россия?», но нельзя – «зачем русские?». Украина – зазеркалье, в котором, напротив, легко ответить «зачем украинцы?», но невозможно – «зачем Украина?». Поэтому когда московские интеллектуалы заявляют, что Украина как государство не состоялась, они, конечно, правы. Вот только понимают ли они, что проблема несостоявшегося русского народа – куда более страшная. 

Русские – это беглый народ. Вначале от Степи, полной татар, затем от Москвы, полной рабства. То, что бегло, то – ценно. Ведь с хиджры начал Мухаммед отчет новой эры. К бегству и кочевничеству призвал Господь Авраама. Дабы выковать из сброда народ, Моисею понадобилось сорок лет непрерывного скитания с минимумом удобств. Да и про недолгие годы служения Иисуса, про которые мы что-то знаем, мы знаем, что Он скитался с учениками по Земле Обетованной. 

Но если это так, тогда государство – враг русских. По крайней мере, тех русских, которые нужны, «чтобы Господь остался». И тогда по-особенному начинает звучать тема украинского зазеркалья.

 

* * *

P.S. Замечу, что сила украинской земли неимоверна. Стоит мне в ней какое-то время пребыть и вот меня, как и всякого туземца, уже «радует не консерватория, а домашняя консервация». Ведь только история Украины – это победа Земли над Человеком. Так говорил Водичка.

Сергей Градировский

Источник: Слон.Ру

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.