Украина: в ожидании нового лидера

Стартовые условия

1. Страна до сих пор остается расколотой, а политические акторы приобретают региональную специфику. Партия Регионов на сегодняшний день стабильно контролирует лишь восточную Украину. «Наша Украина», во главе с действующим президентом, остается популярной лишь на Западной Украине, однако, постепенно теряет свой электорат, проигрывая БЮТ. Команда Тимошенко, в свою очередь, держит центральную Украину и довольно уверенно находит поддержку в западных областях. Ни один из перечисленных регионов Украины не может обеспечить кандидатам в президенты необходимого большинства голосов в первом туре.

2. Недоговоросостоятельность кандидатов. После провала конституционного заговора ПР и БЮТ основные кандидаты в президенты избрали конфликтный сценарий кампании. Существующая политическая элита демонстрирует обществу хроническую неспособность договариваться не только между собой, но и с народом. Это означает, что в случае избрания Тимошенко или Януковича противоречия между ветвями власти и политическими силами не только не исчезнут, а, наоборот, усилятся. В народе возникает вопрос: а есть ли смысл избирать их, если ссора между Витей и Юлей не исчезнет?

3. Ухудшение социально-экономической ситуации. Сложная экономическая и социальная ситуация в стране продолжает корректировать рейтинги политиков, тем самым путая карты основных претендентов на президентскую должность.

Прогнозы экспертного сообщества относительно оживления экономической активности в реальном секторе не сбылись: объемы промышленного производства упали на треть в сравнении с соответствующим периодом 2008 года; почти на 40% сократились инвестиции в основной капитал; более чем на 10% снизилась реальная заработная плата. По информации Государственного комитета статистики, в августе средняя заработная плата украинцев уменьшилась на 4,4% по сравнению с июлем – до 1919 гривен за месяц. Не спасает и «долларовая привязка»: если зарплата была установлена в долларах, то выплачивается она по курсу 7 гривен за 1 долл. США (при курсе 8.4 за 1 долл. США). С учетом фактического снижения зарплат и изменения курса доллара, можно говорить, что с сентября зарплаты упали на 35-50%. Растет и задолженность по зарплатам. На 1 сентября 2009 года размер невыплаченных зарплат увеличился на 3,9% сравнительно с 1 августа 2009 года – до 1 619,909 млн грн.

Результаты исследования Государственного института развития семьи и молодежи свидетельствуют, что 96,8% украинцев полностью ощутили на себе отрицательные последствия финансово-экономического кризиса. 74% респондентов считают, что ответственность за ухудшение их благосостояния целиком лежит на власти в целом (не делая различия между Кабмином, президентом и Верховной Радой).

4. Отсутствие селекции элит. По состоянию на сентябрь 2009 г. украинские партии практически превратились во второстепенных участников политического процесса. Реальными его участниками стали ФПГ с их финансовым и медийным потенциалом. Роль партий сведена к роли инструментов в борьбе ФПГ за власть и следующее перераспределение ресурсов страны после выборов-2010.

После проведения политической реформы, с ослаблением государства, украинские финансово-промышленные группы резко увеличили свою капитализацию. Гегемонию в экономическом пространстве они закрепляют путем все большего влияния на политику. Ведущие ФПГ страны все теснее входят во власть и постепенно монополизируют ее (прежде всего через усиление влияния на БЮТ и на ПР).

Крупный бизнес старается уменьшить политические риски и усилить свое влияние двумя способами – созданием собственных политпроектов (Яценюк, Тигипко), так и методом участия в уже существующих (поддержка одновременно Януковича и Тимошенко). Вышеупомянутая тенденция несет в себе как положительные, так и отрицательные моменты. Небольшое количество акторов может оказать содействие большей стабильности и предсказуемости политического режима. Позитивом, прежде всего, может стать большая стабильность и сбалансированность сложной системы, которая на политическом уровне оформит баланс интересов основных ФПГ (при условии достижения консенсуса олигархов).

С другой стороны существует опасность, что этот процесс пройдет слишком быстро, и фактически нивелирует формирование полноценных политических партий. В таком случае может произойти окончательное оформление партий в качестве исключительно политических «крыш» для бизнес-объединений, корпоративных групп.

Это ставит перед украинским политикумом другую проблему — селекции элит. Как показали досрочные выборы 2007 г., ведущие политические силы существенным образом не меняют состав своих партийных списков. Тем самым ФПГ консервируют качественный состав политэлиты, блокируют социальные лифты и создают предпосылки для консервации стабильной нестабильности в государстве (что означает хроническое отставание Украины от развитых государств мира и отказ от политического и инновационного модернизационного прорыва).

Сам принцип формирования партийных пулов политиков и выдвижение кандидатов на государственные должности не меняется и носит кулуарный, закрытый характер. Это позволяет говорить о том, что в Украине происходит формирование такой политической системы, которая навсегда закрепит доминирование олигархических династий и законсервирует существующие политические элиты.

В случае сохранения подобной тенденции, даже после проведения новых досрочных выборов в ВР, может возникнуть ситуация фактической двухпартийности с возможным «младшим партнером».

5. Разбалансировка системы управления. Украинская бюрократия не имеет четкой идеологической или политической окраски. Можно говорить лишь об определенных традиционных формах ее обрядности – дань существующей политической системе («бытовой» тест на лояльность).

Процесс формирования тактических альянсов для достижения краткосрочных задач наглядно продемонстрировал, что чиновник сегодня имеет практически неограниченную власть и стремится законсервировать существующую систему. Консолидация бизнес-интересов и интересов бюрократии хотя и взаимовыгодна, но имеет определенные границы. Невозможно удержать под административным контролем коммерческий интерес, не идя ему на уступки.

Тем более, одна политическая сила (которая не имеет четко выраженной идеологии) не в состоянии с помощью административного давления удержать интересы бизнеса. Со временем бюрократия переходит на службу к новой политической силе, поддерживаемой более сильным экономическим лобби. Экономический прагматизм украинской бюрократии является общеизвестным, и «идеологическое» геройство в ее среде не приветствуется. Особенно когда в административной вертикали существует жесткая конкурентная борьба между «Нашей Украиной», БЮТ, ПР и Единым Центром.

В случае если Виктор Ющенко окончательно решит баллотироваться на второй срок, перед ним возникнет задача мобилизовать бюрократическую прослойку на местах, создать механизмы «привязывания» его к себе (создать определенную внутреннюю корпоративность) и удержать под своим контролем. Это зависит от ряда экономических, социальных и политических факторов. Кроме того, перспективы самого Виктора Ющенко зависят от адекватной коммуникации с ФПГ. Но его как игрока уже давно списали все олигархи (от Р.Ахметова до И.Коломойского). В то же время группы капитала заинтересованы в снижении экономических и политических рисков и попытаются сделать невозможным волюнтаристское перераспределение власти, что неминуемо произойдет в случае победы Тимошенко. Тем не менее, на данный момент утрачены время и ресурсы для такой консолидации. Единственное что сейчас возможно — это предложение «третьего» кандидата (даже при поддержке Секретариата Президента) и формирование под него пула ФПГ.

Админресурс в Украине очень чувствителен к изменению политической и экономической конъюнктуры. Команда Ющенко обнаруживает признаки слабости в политическом противостоянии с БЮТ, что приводит на местах к саботажу и двойной игре. Давление со стороны более мобильной и эффективной медийной кампании сделает свое дело. Админресурс смягчится и постепенно начнет саботировать команды, которые поступают из центра. Консолидация админресурса возможна лишь при условии сильного и волевого менеджмента, оперативности и мобильности. А этого у Ющенко нет. Поэтому, чтобы сохранить свои интересы в поствыборный период и не уехать в эмиграцию, Виктору Андреевичу нужны гарантии. А такие гарантии не дадут ни Юля, ни Витя.

Потребность в «новом лидере»

1. Общественный запрос на «нового лидера». Появление таких кандидатов, как Арсений Яценюк, Сергей Тигипко и Анатолий Гриценко, вносит определенную новацию в политическую повестку дня. На сегодня Яценюк может получить до 12% голосов и составить конкуренцию Тимошенко. Тем не менее, большинство экспертов сходятся на том, что электорат Яценюка (как и Тигипко и Гриценко) является плавающим. Т.е., неустойчивым и может к выборам-2010 года перейти к новому кандидату от «третьей силы».

Опрос Центра исследований проблем гражданского общества (сентябрь 2009 г.) показал, что избиратели в основном не удовлетворены деятельностью нынешнего руководства Украины и лидеров партий, представленных в Верховной Раде (75,3% респондентов). 86,8% опрошенных желают появления «новых лиц» в политике. В то же время, только 32,8% считают возможным, что такое обновление на протяжении ближайших 2 лет произойдет.

Как показывают результаты фокус-групп, причиной такого пессимизма является то, что большинство граждан рассматривают украинский политикум как коррумпированный.

В тот же время, вопреки очевидному пессимизму 23,2% респондентов считают, что «новые лица» должны возникнуть именно в среде партийных функционеров, 21,1% считают, что новые лидеры должны зарекомендовать себя как профессиональные государственные менеджеры, 15,7% хотят «политизации» бизнеса, 3,9% — возлагают ожидание на приход в политику религиозных деятелей, а 1,2% надеются на профсоюзных активистов.

Тем не менее, 12,3% респондентов считают, что обновление правящей элиты может состояться через политизацию новых социальных движений (гражданское общество).

Если же рассматривать идеальный портрет украинского политического «нового лидера», то это должен быть человек среднего возраста (не больше 55 лет) с незапятнанной репутацией, с хорошим образованием, умением говорить и с определенным опытом административной работы (неважно где – бизнес, государственное управление, гражданский сектор). В то же время, свыше 75% респондентов хотели бы, чтобы президентом Украины стал представитель силовых структур.

Исследование выявило и еще одно важное противоречие – коммуникационное. Большинство опрошенных не доверяют «телевизионным политикам» (87,6%), но именно под влиянием телевизионных ток-шоу основная масса граждан (94,7%) формирует свои представления о кандидатах в «новые лица». Мы надеемся на появление новых «нетелевизионных политиков», но мы их «не узнаем», так как на экранах видим лишь официальных ньюсмейкеров. Таким образом, применение принципа «открытых списков» для реформирования избирательного законодательства не будет гарантировать обновления правящей элиты.

2. Внешнее оценивание. Внешние стратегические партнеры Украины устали от постоянной нестабильности в нашем государстве. Они не доверяют Тимошенко и Януковичу, но и не готовы вести диалог с «киндер-сюрпризами» отечественной политики. Для Москвы, Вашингтона и Брюсселя важно, чтобы во главе Украины стал политик, который заслуживает доверия и способен выполнять договоренности. От Киева хотят не лояльности, а адекватности и прогнозируемости. Но последними качествами не владеют ни Тимошенко, ни Янукович. Поэтому Россия, ЕС и США довольно осторожны в гарантиях безопасности нашей стране, налаживании постоянного политического диалога. Если же мы хотим восстановить лидерские позиции в Черноморском регионе, наладить партнерские отношения с Россией, сдвинуть с мертвой точки европейскую интеграцию, действующие кандидаты в Президенты на это не подходят. Нужен новый лидер.

Николай СЕМЕНЮРА, политолог, г. Киев

Источник: «Евразийский дом»


 


Загрузка...


Комментирование закрыто.