СПИД и оптимизм

 

Дело даже не в количестве инфицированных, и не в том факте, что на текущий момент – май 2005 года – уже в трех странах мира – ЮАР, Ботсване и Лесото население стало сокращаться, и, прежде всего, от спидоносной смертности. Сравнивая миллион с небольшим носителей вируса в США с пятью миллионами южноафриканских носителей и восьмью с половиной миллионами индийских, американский обыватель может даже порадоваться: неужели пронесет? и Америка вновь выйдет сухой из воды. Впрочем, такой взгляд был бы ни чем иным, как оголтелым расизмом, ибо исходил бы из разности биологических видов азиатов и африканцев с американским. Но поскольку мы все составляем единый биологический вид, вне зависимости от уровня соблюдения прав человека, изобретения телеграфа и количества автомобилей на душу населения, то следующие выводы касаются всех.

Массовое сознание ничего или почти ничего не знает о СПИДе. А специалисты, которым полагается знать по должности, по не совсем понятным причинам дезинформируют население. Ничем иным нельзя объяснить ужасающие своей наивностью мнения, которые распространяются в последнее время: от полного отрицания самого факта существования СПИДа (существует, кроме того, версия, что и смерти-то никакой на самом деле нет, а есть лишь глуповатая старуха с косой) до идиотских рецептов сделать обрезание (его наличие, якобы препятствует заражению) и т.д. в том же духе. Впрочем, как будет видно далее, это невежество «спасительно». Оно – суть защитная реакция человека перед лицом неизбежного. Когда лилипуты хотели ослепить Гулливера, они выдвинули вполне правдоподобную теорию о добродетельности этого акта по отношению к самому Гулливеру, ибо слепой человек не видит опасности, а по сему бесстрашен.

Не оправдались надежды на затухание эпидемии. Наоборот, она охватила уже почти все континенты (может быть кроме Австралии), а в Африке приобрела необратимый характер – образовалась «Южноафриканская демографическая яма», а еще в половине стран континента смертность выросла за последние 20 лет в 1,5-2 раза (Замбия, Зимбабве, Кения, Малави, Намибия и т.д.) Страны, некогда бившие рекорды по темпам роста населения и тем весьма тревожившие демографов, «решили» демографическую проблему таким, не вполне прогнозируемым образом. В Азии ситуация ничуть не лучше, и лишь многолюдность Китая и Индии создает иллюзию малочисленности спидоносителей в этих странах. Россия в полном соответствии с чаяниями наших демократов не осталась в стороне от мировых тенденций. Карибский регион тоже на грани вымирания (на Гаити инфицировано 450 тысяч – 6,4% всего населения — столько, сколько было в ЮАР всего 7 лет назад). А в США не смотря на все принимаемые меры количество вирусоносителей выросло с 550 тысяч в 1995 до 1,5 миллионов на текущий момент. Причем статистика, если в ней как следует разобраться, производит впечатление случайной выборки. Более-менее регулярно проверяются на вирус часть «групп риска», легальные эмигранты (нелегальные, естественно, не проверяются) и еще некоторые группы населения. А сколько процентов тех же американцев вообще хоть раз в жизни тестировались на СПИД? (В России, по данным опросов, хоть единожды в жизни тестировалась на СПИД всего 38% населения, причем только половина из этого числа пожелали узнать результаты, и лишь 19% всего населения тестировались в течение последних 12 месяцев; только 40% женщин, проходивших обследование во время беременности, получили данные тестирования). В США же обязательное тестирование беременных на СПИД существует только в двух штатах – Коннектикуте и Нью-Йорке. Ведь общество состоит не только из проституток и старых дев. В Европе принудительное тестирование вообще запрещено, так что неудивительно, что количество умерших от СПИДа всегда превышает количество инфицированных 10 лет до того – стало быть, фиксируется лишь часть (какая?) реального количества. Стало быть, под термином «инфицированные» понимается не общее их число, а лишь число выявленных вирусоносителей.

Ежегодно изобретаемые вакцины от СПИДа приносят гораздо больше вреда больным, чем стакан обычной питьевой воды. И вот почему. Вакцина от СПИДа невозможна в принципе, ибо, обладая способностью внедряться в геном человека, вирус СПИДа навечно связывает себя с организмом и может быть уничтожен только с уничтожением оного. Все многочисленные средства (огуречный экстракт, обезьянья сыворотка, прогревание крови и т.д. и т.п.) лишь поглощали и поглощают до сих пор многомиллиардные средства государственных бюджетов и сбережения больных. Ни один человек от СПИДа еще не выздоровел. Если в середине 80-х казалось, что вакцина будет не позднее 1990-91 годов, то уже в 1992 году стало ясно, что это изобретение невозможно, также как невозможен подземный самолет. СПИД не лечится вакцинами. Он вообще не лечится ничем. Такова специфика болезни. В настоящее время в общепринятой мировой медицине лекарств против вирусов, т.е. веществ, убивающих или блокирующих в заболевшем организме непосредственно сами вирусы, не только не существует, но даже теоретически не просматривается возможность их появления в обозримом будущем. И все «лекарства» от СПИДа напоминают обещание воскрешать мертвецов и лечить болезни прикосновением. Наоборот, ряд лекарств усиливает болезнь, ибо объективно (как и всякое лекарство) еще больше снижают уровень иммунитета. Так что вариант с неким чудесным обнаружением спасительного средства можно даром отдать Голливуду, может, кто там и поверит в такую басню. Никому, кроме шарлатанов и мошенников, поиски вакцины или иного средства от СПИДа пользы не принесли.

К 1992 году стало ясно, что мы имеем дело не с одним каким-то вирусом, а с целым комплексом вирусов, из которых самый страшный вирус до сих пор не выявлен, ибо не может быть выявлен на текущем этапе развития медицины, и поэтому болезнь протекает бессимптомно, но оканчивается тем же самым, что и симптоматическая. К тому же сам по себе вирус может быть обнаружен в организме не ранее, чем через несколько месяцев или даже лет после заражения, а потому многие миллионы «здоровых» на самом деле больны. А сие означает, что имеющиеся цифры инфицированных – 50 или около того миллионов можно смело умножать в 5-10 раз в зависимости от интенсивности половой жизни в обществе. В принципе бороться со СПИДом можно только одним способом – никому вообще не иметь никаких половых контактов, особенно с целью деторождения (а зачатие производить путем искусственного осеменения «проверенными» сперматозоидами). Но и тут остаются еще несколько путей передачи вируса (через переливание крови, шприцы и др). Таким образом, ни одно правительство в мире не знает точного числа инфицированных в своей стране. В статистических отчетах иногда встречаются удивительные приблизительности: например, в 2004 году в Северной Америке (США и Канада) вирусоносителей насчитывалось от 540 тысяч до 1,6 миллионов. Вторая цифра превышает первую в 3 раза! Откуда эта приблизительность? Далее, в том же отчете, смертность больных СПИДом за тот же год составила от 8400 до 25000 человек. Опять разница в 3 раза! И это при том, что еще в 1991 по данным ВОЗ в Америке проживало не менее 1 миллиона вирусоносителей. Неужели выздоровели? А ведь к 2001 году почти все эти люди уже не должны были оставаться в живых.

Возможность расовой обусловленности инфицирования СПИДом с гневом отвергается современной демократической общественностью (в этом смысле можно предположить, что если бы формула 2+2=4 задевала права афроамериканцев, ее бы обязательно пересмотрели). Проблема, однако, не столь проста. С одной стороны именно Африка является эпицентром эпидемии, и ряд исследователей высказывали предположение о большей предрасположенности африканцев к вирусу (а также афроамериканцев, чья доля в численности инфицированных вдвое превышает их долю в населении США). Но последние данные об эпидемическом вале в странах Азии как будто опровергают это предположение. Необходимы дальнейшие исследования, но существует моральный запрет на подобные умозаключения, и любой американский исследователь, который рискнет опубликовать свои данные, рискует стать жертвой разъяренных борцов за права негров (впрочем, если «расисты» правы, скоро будет некого защищать).

Таким образом, общее количество затронутых СПИДом особей человеческой популяции можно разделить на 4 группы: инфицированные бессимптомным вирусом и инфицированные за последние недели и месяцы, что не позволяет пока адекватно выявить вирус, носители симптоматического вируса, больные СПИДом, у которых болезнь перешла в последнюю стадию и уже умершие от СПИДа и его последствий (саркомы и т.д.). Наименее опасна для человеческой популяции последняя группа, наиболее опасна – первая (самая многочисленная и активная в распространении болезни). Самым надежным способом борьбы со СПИДом было бы одномоментное уничтожение всех выявленных вирусоносителей и сохранение подобного спартанского кодекса в течение последующих нескольких десятилетий. Причем, чем раньше хваленое «всемирное правительство», которое якобы контролирует весь мир, взялось бы за эту «грязную работу», тем меньше было бы жертв и вероятнее был бы успех (в 1990 достаточно было уничтожить 10 миллионов человек, а сейчас, наверное, минимум 100). Все остальные способы «борьбы» с инфекцией по эффективности напоминают вычерпывание моря ложкой.

Вышеизложенные моменты вполне понятны и объяснимы, но дальше начинается полоса непонятностей. Затрону еще несколько «странных» эффектов общественной реакции на эпидемию СПИДа.

Существующая сумасшедшая идея «несуществования СПИДа», который, якобы, является выдумкой медиков (точнее фармацевтических компаний), приносящей им многомиллиардные прибыли, имеет один веский аргумент. Ни в одной стране мира до сих пор не было принято никаких реальных профилактических мер по ограничению распространения этой болезни. Под профилактическими мерами следует понимать вовсе не раздачу идиотских брошюрок о безопасном сексе или бесплатное снабжение наркоманов шприцами, которое провоцирует их на дальнейшее употребление наркотиков. На протяжении шести с половиной веков профилактическими мерами при любой эпидемии были: изоляция инфицированных от здоровых, массовое обследование населения в пораженных эпидемией районах на предмет инфицирования и даже (в критических случаях) физическое уничтожение инфицированных. Да, именно так. Конечно, СПИД не чума и не холера, от него умирают не через 3 дня, а через 10 лет. Но этим он гораздо опаснее любой чумы и холеры. В известном смысле чума более безопасна для популяции в целом, ибо уничтожает свою жертву быстро и зачастую не позволяет ей заразить более 2-3 человек. Человек, инфицированный СПИДом, может распространять его в течение 5-8 лет. Конечно, старой деве, которой никогда не делали переливание крови и которая никогда не употребляла наркотиков, боятся нечего. Но, во-первых, мир не состоит из старых дев, а во-вторых, старые девы, как известно, вымрут и без СПИДа – за одно поколение.

Вспоминаются разговоры моих одноклассников о СПИДе в конце 80-х гг., когда эта напасть еще только начиналась в нашей стране. Мы – 15-летние непрофессионалы – были убеждены, что единственным способом профилактики этой эпидемии должно быть всеобщее (даже всемирное) принудительное обследование и удаление инфицированных в своеобразные лепрозории, и уж только потом поиски лекарства от СПИДа (заметьте: в нашем сознании не смотря ни на что сидели два мифа: возможность современной медицины адекватно отделить «козлищ» от «агнцев» и возможность быстрого – 5-10 лет – изобретения вакцины). Но даже, если бы не все инфицированные были отловлены и вакцина так и осталась бы мечтой, эта простая мера еще в середине 80-х могла существенно замедлить темпы распространения СПИДа, а в некоторых странах вообще прекратить. И если наше советское, а затем российское правительство не предпринимало соответствующих мер, то это объяснялось общим параличом власти и апокалиптическими настроениями около 1990 года. Но другие правительства, в странах, чье население не обнаруживало в тот период апокалиптических настроений, а наоборот, активно радовалось жизни во всех ее проявлениях, вели себя абсолютно так же, как Горбачев-Ельцин, т.е. ограничивались общими декларациями и были в большей степени обеспокоены соблюдением прав инфицированных, чем спасением здоровых. Для еще советских школьников 1989 года проблемы соблюдения прав человека при принудительном обследовании или изоляции инфицированных СПИДом не существовало в принципе. Представлялось вполне естественным, что права 300 миллионов значат больше, чем права даже одного миллиона. Но в демократическом мире с его «специфическими», мягко выражаясь, представлениями о справедливости, где права гомосексуалистов превалируют над правами гомофобов, где гибель 6 миллионов представителей одной национальности считается крупнейшей трагедией всех времен и народов, интересы инфицированных, естественно, были поставлены выше всех остальных. Интересно, когда больные СПИДом составят большинство, а здоровые – меньшинство, тогда-то их права меньшинства наконец-то будут поставлены выше прав большинства?

Значит, исчезновение или кризис тоталитарных государств лишил человечество последнего шанса, ибо любое тоталитарное государство смогло бы переступить через любые табу и предрассудки, отловить больных и надежно изолировать их от здоровых. Правозащитники, конечно, скажут на это, что вместе с инфицированными обязательно будут изолированы несколько процентов неинфицированных, а эти неинфицированные как раз самые важные члены общества и ухватятся за этот «спасительный» (спасительный для их идей и губительный для людей) аргумент. Но когда умирающие будут валяться на тротуарах, потому что некому будет за ними смотреть, все проблемы свободы слова, печати и совести потеряют свой смысл, ибо уже некому будет ими наслаждаться, и человечество уйдет в небытие как гордый «Варяг», с высоко поднятыми знаменами толерантности и превалирования интересов меньшинства над интересами большинства. Рейган, к его счастью, не дожил до того времени, когда его страна начнет вымирать от СПИДа как современная Ботсвана, но Клинтон и Буш вполне могут.

Полная беспомощность современных правительств в вопросе борьбы со СПИДом может быть объяснена, на мой взгляд, трояко:

1) «стратеги» не придают СПИДу значения, полагая, что развитые страны «пронесет», отчасти находясь в плену иллюзорного мира журналистики, в котором два раза в год находят лекарство от всех болезней сразу, создающее к тому же хорошее настроение, отчасти не желая думать на эту тему (нет ли у СПИДа симптомов безразличия к окружающему миру?) Действительно, за последние 10 лет темпы выявления (напомню, что мы можем говорить только о выявлении, а не о действительном распространении СПИДа, в силу несовершенства методик контроля) вирусоносителей в развивающихся странах намного превышали аналогичные показатели «золотого миллиарда» (например, согласно одному из отчетов СПИДом заразилось в Северной Америке с 2002 по 2004 год 240 тысяч человек, в Европе – всего 75 тысяч, а в Африке южнее Сахары — 7,5 миллионов). Но в нынешнем мире без границ, которым так гордятся глобалисты, переселение миллионов инфицированных из одного региона планеты в другой – дело времени, анализ мигрантов на наличие вируса может отсечь только часть (какую?) реально инфицированных, к тому же в последние годы именно в развитых странах Европы, Америки и Израиле отмечено наличие бессимптомного СПИДа, который вообще не обнаруживается на первом и втором этапе болезни (пока человек еще только вирусоноситель). В самом лучшем случае можно говорить об уменьшении темпов инфицирования среди тестируемых групп в развитых странах Запада. А о количестве инфицированных в США или Франции в 2004 году можно будет судить по количеству умерших в этих странах от СПИДа в 2014 году. Если в 1995 году ВОЗ регистрировал 1,2 миллиона больных с выраженными симптомами болезни, то в 2004 от СПИДа скончалось 3,5 миллионов. Вторая цифра превышает первую в 3 раза! Если это соотношение экстраполировать на современные данные, находим общее количество симптомно и бессимптомно инфицированных в конце 2004 года – 150 миллионов (в т.ч. в США – не менее четырех). В геометрической прогрессии растут расходы на СПИД. С 1996 по 2003 они увеличились в 15 раз – до 5 миллиардов долларов.

2) со СПИДом не борются сознательно (например, в целях сокращения популяции Homo Sapiens, что благотворно скажется на состоянии окружающей среды). Ну не сжигать же «лишнее население» на кострах? А «личное измерение» СПИДа не играет с т.з. современной западной идеологии никакой роли, также как никого не ужасают текущие банкротства отдельных фирм, при которых система только оздоравливается. Идея «всемирного заговора» с целью распространения СПИДа коррелируется с другой – тоже очень популярной на страницах желтой прессы и у любителей сенсаций – идеей об искусственном выведении вируса СПИДа в неких секретных лабораториях (как правило, фигурирует Америка, реже СССР) и его последующего распространения – умышленно или случайно. «Идея правдоподобная… для любителей крутых блокбастеров»,—как сказал бы на это Шерлок Холмс. Предлагаю добавить к этому сюжету образ простого американского парня с красивыми мускулами и обветренным лицом, который за полчаса способен сообразить, что единственное лекарство от СПИДа это мармелад, и вступить в противоборство с мармеладной мафией, сознательно скрывающей правду от населения, и в последней битве сил добра и зла – мордобое на заброшенном заводе одержать победу над каким-нибудь «плохим парнем». Средства от кассовых сборов этого блокбастера можно будет направить в фонд помощи жертвам СПИДа – хоть какая-то польза будет. В действительности же идея об искусственном выведении вируса СПИДа не выдерживает никакой критики. Генетический характер заболевания не оставляет в этом ни малейших сомнений. Причина и следствие здесь переставляются местами. Если расшифровка генома человека наметилась только в последние 5 лет, то уровень медицины середины 70-х (а если первые случаи смерти от СПИДа относятся к 1980-1981 гг., значит умершие могли заразиться еще в 1975 или даже около 1970 года) был еще недостаточен даже для постановки проблемы, не говоря уже о ее решении. То, что не укладывается в голосе у невежественного журналиста, медик все же должен осознавать. С другой стороны, идея очищения планеты Земля от такого дерьма как человечество во всех отношениях благородна и вполне совпадает с замыслами моралистов всех времен и народов. Очищенная от этой скверны Земля возродится, реки вновь понесут чистые воды к лазурным морям, вырастут вековые леса, звери вновь наполнят просторы бескрайних степей, а озоновый слой укроет этот рай от жестокого космоса. В общем, как сказал один западногерманский поэт: «Как было бы хорошо жить на земле, если б не люди!» Помнится, году в 1987 студенты Первого Московского Медицинского выступили с призывом не лечить больных СПИДом, ибо от этой болезни в первую очередь погибнут отбросы общества: наркоманы, гомосексуалисты и проститутки, а убедительность своего призыва подкрепили ссылкой на Гиппократа, который обязательно поддержал бы их. Однако, характер и ценности современных правящих элит в странах Запада не позволяют заподозрить их в столь благородных намерениях. Наоборот, согласно потребительской идеологии современности смерть даже отдельных индивидов видится досадным недоразумением, которое в принципе не должно повторяться. Так что от идеи сознательного допущения мора придется отказаться, если, конечно, мы остаемся вне теорий инопланетного заговора или суицидности, как основного инстинкта современной цивилизации.

3) «А что мы можем поделать?» В том смысле, что от судьбы не уйдешь, и лучше не думать о СПИДе, как не думаем мы 24 часа в сутки о смерти.

spid_clip_2

В мире на текущий момент выявлено около 50 миллионов инфицированных и больных СПИДом, еще 28 миллионов лежат в могиле; всего получается 78 миллионов заразившихся за 25-30 лет. Прибавьте сюда миллионы (если не десятки миллионов) невыявленных (в Великобритании таких до 30% от числа выявленных) и те миллионы, которые скончались в глухих уголках Азии и Африки (да и на Западе) без диагноза, но скончались именно от СПИДа.

spid_clip_3

По прогнозам, к 2010 году будет выявлено еще 45 миллионов инфицированных. По оценкам же Национального Совета по Разведке США, к 2010 году в Индии будет 25 миллионов инфицированных (1 место в мире), в Китае и Нигерии – по 15, в Эфиопии – 10, а в России – 8 миллионов (рост в пяти странах вместе по сравнению с 2004 годом на 53 миллиона). Да, действительно, уже поздно что-либо предпринимать. Но было ли поздно в 1995 или в 1985? В 1990 году Рональд Рейган принес свои извинения за невнимание к проблеме СПИДа в годы своего президентского правления. Мне очень интересно, извинили ли его те, перед кем он извинялся? Что мог реально сделать Рейган в 1985 году, когда он вместо борьбы с «чумой ХХ века» боролся с «империей зла»? Предположим, в этом году американцы завезут с Ближнего Востока к себе в страну чуму. Что сделает правительство? Первым делом изолирует инфицированных и в принудительном порядке обследует всех контактировавших с ними в последние дни. То же самое уже происходило совсем недавно с инфицированными атипичной пневмонией. Жалобы чумных больных на нарушение их конституционных и гражданских прав, конечно, будут приняты к рассмотрению соответствующими инстанциями, но к моменту их рассмотрения большинство истцов покинут этот мир. Все разумно и последовательно. Кто может это оспорить? Конечно, СПИД – не чума. Он не распространяется при одном только прикосновении, и к тому же инфицированный живет несколько лет, а не дней. Однако, смертность от СПИДа составляет ровно столько же процентов, сколько и от чумы – 100. Сколько было инфицированных СПИДом в США в 1985 году? Сто или двести тысяч человек. Неужели современное государство не в состоянии выявить и изолировать такое количество людей? В свое время США сумели найти всех японцев в стране (даже японцев на четверть) – около 120 тысяч и изолировать их. Значит, обнаружить и изолировать японца проще, чем вич-инфицированного. Было, однако, сделано все с точностью до наоборот. Никакой общенациональной кампании по обследованию проведено не было ни в 1985, когда в США от этой болезни умерло всего 7 тысяч человек, ни позже. Проверяться или не проверяться на наличие вируса, решал сам индивид (а тут мы вступаем в дебри индивидуальной психологии, которая весьма и весьма иррациональна; общеизвестно, что многие вич-инфицированные даже гордились своим диагнозом – как в XVII веке в Европе сифилитики «гордились» короной Венеры – первый советский вич-инфицированный называл себя «Гагариным СПИДа»; да и сколько людей предпочтут калечащее психику знание спокойному незнанию, к тому же освобождающему их от многих обязательств?) Зато с энергией, достойной лучшего применения, стали бороться за права вич-инфицированных, т.е. нашли очередного «убогого», вокруг которого можно поплясать. При этом жизнь больных СПИДом искусственно, с помощью ретровирусных препаратов, продлевается на несколько лет, и они получают дополнительную возможность распространять инфекцию дальше. Кто из них воспользовался такой возможностью? Неужели никто? Уже упоминавшийся нами Гулливер с помощью короля, умевшего вызывать души мертвых, пытался проследить родословные монарших династий и вскоре обнаружил, что они часто фактически прерывались, и отцами принцев становились совершенно посторонние люди. Так и с распространением СПИДа – правда все равно выходит наружу, и было бы верхом наивности отрицать роль уже выявленных вирусоносителей в дальнейшем распространении СПИДа, — вот так они воспользовались дарованной им свободой. Впрочем, логика развития западной цивилизации и не предполагала иного исхода. А идеология глобализма, стирающая границы и перемещающая миллионы людей из страны в страну, появилась как нельзя кстати. В итоге, например, уже сейчас с каждым миллионом нелегалов из Мексики американскую границу пересекает минимум 6 тысяч инфицированных вирусом СПИДа, и надо быть последним дураком, чтобы предположить, что они тут же побегут проверяться. А если в Мексике численность инфицированных возрастет в 10 раз? Правильно. Американскую границу будет пересекать уже 60 тысяч спидоносителей. И если в России через несколько лет будет 10 миллионов вич-инфицированных, неужели Европа отделается всего одним миллионом? О туризме и т.д. я уже и не упоминаю.

Что получаем в «сухом остатке»? По не вполне понятным причинам правительства всех стран мира фактически самоустранились от борьбы с пандемией (ну не считать же борьбой вывешивание предостерегающих плакатов? – это все равно, что лечить грипп многократным чтением «Отче наш»). И хотя на примере африканских стран ясно, что несколькими процентами проституток и наркоманов эпидемия не ограничится, никаких реальных мер за последние годы не принято. Зато фармацевтические фирмы и, тем более, шарлатанские конторы здорово нажились на лечении от СПИДа (с тем же сама успехом рыжего можно лечить от «рыжести»). Так что люди, не верящие в реальность СПИДа, имеют все основания сомневаться в его существовании, ибо поведение правительств дает все к тому основания. СМИ, в принципе, избегают показывать умирающих от СПИДа, за последние годы я не видел ни одного телерепортажа о ситуации в странах Юга Африки. Это не может развлечь аудиторию, и явно убавляет у нее оптимизма. Современная западная цивилизация и ее жалкие эпигоны в других частях света вообще не любят обсуждать темы смерти, ибо, не смотря на поголовную религиозность и «духовность», те же американцы гораздо более боятся думать о смерти, чем маловерующие китайцы или примитивные народы Африки. Страх смерти на цивилизационном уровне – еще одна неизбежная плата за высокий уровень цивилизации; в примитивных обществах, органически связанных с природной средой, страх смерти совсем не тот, что в искусственном мире сверкающих белизной ванн и чистых тротуаров.

Однако, вернемся к реальности.

spid_clip_4

Несколько цифр. В ЮАР в 2004 году насчитывалось 5,4 миллиона инфицированных – совсем немного по сравнению с 2000 годом, когда численность инфицированных равнялась 5,2 миллионам. Значит, число инфицированных почти не растет? Можно поздравить южноафриканцев с победой над СПИДом, как уже едва ли не поздравили Кению и Уганду? Погодите. С декабря 2000 по декабрь 2004 (за 4 года) от СПИДа в ЮАР скончалось 1,4 миллиона, а если общее число инфицированных выросло еще на 200 тысяч, то это означает, что всего заразились за этот период 1,6 миллиона человек – рост за 4 года на 30%, а в 2005 общее число «новых инфицированных» составит 620 тысяч и примерно столько же умрет, так что с виду общее количество инфицированных не вырастет. Не такие же ли математические фокусы скрываются за «успехами» Кении и Уганды? Но и это еще не самое страшное. В 70-80 гг. ХХ века население ЮАР было одним из наиболее быстрорастущих в Африке. При общем росте населения Африканского континента с 1980 по 1990 на 36%, население ЮАР за тот же период выросло на 56(!)% Потом, в 90-е гг. рост населения ЮАР уже отставал от общеафриканского (25 и 18% соответственно), а с 2004 года началась депопуляция населения страны – смертность превысила рождаемость. Но ведь ЮАР – не Швеция и не Германия. Количество стариков в возрасте старше 65 лет в стране составляет всего 5%. Медианный возраст – 25 лет, т.е. половина населения младше. В 2004 году в ЮАР родилось 785 тысяч человек, а умерло 877 тысяч. В том числе от СПИДа – 370 тысяч. Не будь этой смертности, население не уменьшилось бы на 92 тысячи, а наоборот выросло бы на 278 тысяч, и естественный прирост населения составил бы за 2004 год 6,5 промили (конечно, меньше, чем в 1990, когда он равнялся 23 промилям, но все же рост). Таким образом, для того, чтобы в ЮАР началось вымирание населения, достаточно было инфицировать СПИДом всего 12% населения, а смертность от СПИДа не превысила 1% населения. Кстати, в США и Китае естественный прирост в последние годы также равен 6 промилям в год, так что для естественной депопуляции в США достаточно инфицировать СПИДом 35 миллионов человек (ежегодно от этой болезни будет умирать 2,5 миллионов), а в Китае потребуется 156 миллионов инфицированных и умирающих в год – 11 миллионов. В США прирост числа инфицированных (с учетом умирающих) на 100000 в год даст 2,5 миллиона инфицированных в 2013 году, а поскольку все они умрут к 2023, то это и будет последний год естественного прироста в Америке (если, конечно, к тому времени не сработает фактор общего снижения рождаемости; в США она снизилась с 17 промилей в 1990 до 14 в 2000, так что нулевой естественный прирост населения может быть зафиксирован к 2020 году, и прирост населения будет обеспечиваться исключительно миграцией).

Далее, в настоящее время доля умерших от СПИДа в общей смертности населения Земли составляет лишь 6%, но при стабильном росте через 20 лет эта доля может подняться до 11% (и это при самом медленном распространении пандемии и в условиях обеспечения всех инфицированных ретровирусными препаратами; ежегодный прирост населения Земли в этом случае снизится с современных 75 миллионов до 40). А если в 2014 году одновременно умрет 20-25 миллионов больных СПИДом? Тогда общая смертность на планете составит за год 77 миллионов, а еще через десять лет начнется всемирная депопуляция. Далее развитие эпидемии пойдет, по всей видимости, по южноафриканскому варианту. Численность инфицированных стабилизируется на каком-то определенном уровне (например, 800-900 миллионов), а количество ежегодно умирающих от СПИДа будет составлять от 60 до 100 миллионов. И это будут молодые и наиболее трудоспособные люди, к тому же находящиеся в детородном возрасте, так что рождаемость уже по этой причине сократится в 2 раза. В течение десятилетия 2025-2035 гг. 7-миллиардное население Земли будет «умеренно» сокращаться — в среднем на 30 миллионов в год (всего 4 промили в год, что соответствует ежегодному сокращению населения в современной России). А затем – в 2035-2040 гг. произойдет «обвал», и население Земли к 2090 году сократится в несколько раз (вероятно до 500-600 миллионов). Не исключена также некая непродолжительная «моровая язва», которая унесет почти всех к тому моменту инфицированных СПИДом, и это был бы не самый худший исход.

spid_clip_5

Кто будут эти «последние земляне»? Современное распространение вируса СПИДа по планете довольно неравномерно. Сразу бросается в глаза доминирование Африканского континента (в целом в Африке – с северной частью насчитывалось в 2004 году 60% всех инфицированных). В Азии – 25%, в Латинской Америке (с Карибским регионом) – 6%, и еще 9% приходится на развитые страны Запада и СНГ. «Запаздывание» Северной Америки и Европы по сравнению с Африкой может внушить определенный оптимизм, но не стоит забывать, что за последние 10 лет пропорции регионов существенно менялись (например, в 1994 году доля Африки составляла 34%, Азии 2%, а Европы – 12). Так что в следующие десятилетия эти пропорции еще несколько раз изменятся. Правда, уже сейчас ясно, что население Африки (особенно Южной) вымрет почти поголовно. Например, в ЮАР к 2050 году в самом благоприятном случае останется в живых 19 миллионов человек (сейчас – 43 миллиона), в США к той же дате население может сократиться до 265 миллионов. Экономическая миграция из регионов, охваченных пандемией, приведет новые и новые миллионы инфицированных в развитые страны Запада, так что все условия для лавинообразного распространения СПИДа в Европе и Северной Америке существуют. Под боком у Америки существует Карибский регион, где ежегодный рост числа инфицированных СПИДом достигает 18% (наконец-то и американцы почувствуют на своей шкуре, что такое географический фатализм), а у Европы есть Россия и Украина (последняя особенно упорно стремится в Европейский Союз, имея в качестве приданного несколько сот тысяч вирусоносителей, которые непременно окажутся в Париже, Мадриде и Берлине и вступят в самые тесные контакты с местным населением). Относительно мало затронут эпидемией исламский мир (если не считать Судана, на всем пространстве – от Марокко до Афганистана инфицировано всего 300 тысяч человек). Но охват тестированием в этих странах минимален, а нежелание обращать внимание на проблему еще сильнее, чем на Западе. За последние 20 лет смертность в странах Северной Африки стабильно снижалась (для сравнения, в ЮАР она выросла в 2 раза), так что пока нет оснований подозревать исламские режимы в сокрытии многомиллионной массы спидоносителей. Зато в Индии СПИД уже явно вышел из-под контроля: в конце 2001 года общее число инфицированных и больных СПИДом составляло 4 миллиона, а в 2004 году эта цифра выросла до 8,5 млн. (некоторые исследователи даже называют еще более солидную цифру – 14-15 миллионов). Так что пока контуры будущего человечества еще не определились, и будущее целых стран зачастую зависит от поведения и судеб нескольких человек, также как гибель полумиллиона американцев, умерших от СПИДа в 80 и 90-е гг., зависела от судеб нескольких инфицированных в 70-х гг. Не исключено, что в XXII веке сохранятся лишь немногочисленные реликтовые группы Homo Sapiens , к своему счастью изолированные от глобального человейника. Увы, ни примитивные племена в джунглях, ни религиозные секты, ни иные замкнутые группы не являются гарантированными экологическими нишами для остатков человечества.

А тем временем за 20 лет в «борьбе со СПИДом» ничего не изменилось и на йоту. Поведение людей практически не переменилось, и ничто не указывает на такие перемены в ближайшем будущем. Гомосексуалистов и наркоманов меньше не стало (скорее наоборот). Пропаганда презервативов также не дала положительных результатов (например, в Великобритании ими пользуется только треть населения, вне зависимости от того, живут ли они с постоянным партнером или довольствуются случайными связями). В общине покойного Ошо в Индии ото всех новоприбывших требуют тест на СПИД, — по-моему, это единственное место на Земле, где вирусоносители подвергаются хоть какой-нибудь дискриминации. О самом СПИДе вспоминают лишь раз в году – 1 декабря (это теперь не только день убийства Кирова, дающий возможность диссидентам еще раз поговорить об ужасах тоталитаризма, но и день борьбы со СПИДом), когда на сайтах различных медицинских организаций публикуются новые данные о числе инфицированных, умерших и детей-сирот (кстати, подчас эти данные существенно разнятся – иногда даже в пределах одного и того же документа). Миллиарды долларов приносят всевозможные шарлатанские снадобья, сбываемые под видом «новых вакцин» от СПИДа. Раздача презервативов проституткам привела к новому и неожиданному, на первый взгляд, результату – половой акт без презерватива не исчез, но просто перешел в разряд более привилегированных услуг с соответствующей оплатой – на 20-60% превышающей обычную. Появился специфический жанр литературы – книги для больных СПИДом. О его специфике по сравнению с литературой прошлых веков можно судить хотя бы по такой цитате из книги Луизы Хей «Позитивный подход»: « Недостатка в темах для обсуждения у нас не было, но больше всего мы хотели говорить о положительной стороне СПИДа». Далее в этой специфической книге делается вывод, что умершие от СПИДа на самом деле не умерли, а лишь «завершили свою миссию на Земле». Папа Римский неоднократно в принципе осуждал использование презервативов. В некоторых странах Африки СПИД является причиной смерти почти половины работников здравоохранения. И если появляются призывы установить более жесткий государственный контроль за содержанием телевизионных программ, рассчитанных в первую очередь на молодежную аудиторию, которая является сегодня наиболее очевидной «группой риска», немедленно, как чёрт из шкатулки, выскакивает какой-нибудь импрессарио или правозащитник, который убедительно доказывает, что никакая цензура в современном цивилизованном обществе невозможна и живо напоминает собою анекдот («Я очень покойников боюсь… — А чего нас бояться-то?»)

Оркестр продолжает играть…

 

В работе использованы материалы с сайтов:

http://aids.mednet.az/frames/aids1r.htm#World

http://www.avert.org/worldstats.htm

http://supotnitskiy.webspecialist.ru/index.htm

http://virtu-virus.narod.ru/

http://www.unaids.org/

 

Владимир Булат




Комментирование закрыто.