Украинцы (из серии – памятка революционеру)

Часть первая. О главном

Жизнь – это постоянный, кропотливый, тяжелый труд. Каждому овощу, фрукту и злаку — свое время, поэтому хотеть и все и сразу, хотя бы грушу в марте – дебильный идиотизм. Нужно успокоиться и ждать. Вы несвободны – и не надейтесь, какая, к черту, свобода, когда вам каждое утро и вечер нужно доить корову, весной – сеять, летом – полоть, осенью — собирать? Свободный – это голодранец какой-то, а приличные люди «з майном» связаны взятыми на себя обязательствами, но взятыми добровольно. 

«Хочеш мати – треба дбати», за правами неотступно маячит ответственность, каждый результат – это от приложенных усилий, причем все зависит еще и от природных циклов. Природные циклы – встроенная функция, украинцу их и разжевывать не нужно. Кстати, о природе – она может так нехорошо обернуться – «біда», но с другой стороны – дело житейское, нам не привыкать жить, исходя из минимальных ресурсов. Другие давно бы сдохли, ну и хрен с ними. Специализация – оно, конечно, неплохо, но – жуткая зависимость, то ли дело «человек — оркестр», создающий собственный проект? 

О взаимодействии

Есть такое славное понятие – «толока». Это когда ограниченный рамками природного цикла промежуток требует не пары, а десятка пар рук. Тогда в тщательно опекаемый проект приходится запускать естественных конкурентов, но со всяческими оговорками: «никакой критики, никаких советов, поработал, получил виддяку («чи» там обязательство «видсапати» на брудершафт) – и отправился домой». Почему конкурентов? Потому что если кто-то объективно лучше справился с обстоятельствами текущего природного цикла, то это – косвенное признание некоторой несостоятельности собственного авторского проекта. Автору это всегда обидно, плюс не забываем, что мы сразу приняли за основу понятие проекта, как единственного источника для выживания. Слабый — обречен, вот оно что вытекает из функции встроенного природного цикла, оно ведь – молох, один для всех. Чувствовать себя обреченным (ну, даже просто ограниченным в возможностях) – неприятно, признать чье-то превосходство – ревностно, да и поезд ушел – ну что вот можно сделать с ошибкой, допущенной в ходе сева? Только проглотить, плюс активно поискать недостатки в проекте конкурента (взяв, разумеется, ноу-хау на карандаш). Есть еще толока гуманитарная – это работа на благо слабого, без расчета на «виддячування», нам она тоже присуща (а вот интуитивное, чтобы не рвало общество). 

О врагах

Ну, здесь все просто. Враг – это номад или субъект, обладающий признаками номада. Номад – это, сука, такая тварь, которая собирается стаями и отнимает либо часть взлелеянного при всех рисках, либо все (как завещали кочевые предки, произошедшие от охотников, которые VS земледельцы априори, древний рэкет). Живет за счет самоорганизующихся структур. Номад двулик – обозначим его лики понятиями «москали»/ «ляхи» и «жыды». «Москали»/ «ляхи» – номад агрессивный, чингизидский, «отнять и поделить», сопротивляющихся – в расход, остальных – к общему знаменателю. Но, с другой стороны – если «москалям»/ «ляхам» вломить, как следывает – они будут не в обиде, как поручик Ржевский из известного анекдота (да, наверное, возьму на хоругвь лик Константина Острожского — оффтоп). Для них это – такое же дело житейское, как для земледельца – природные катаклизмы. «Москали»/ «ляхи» — номад понятный, в общем-то… 

«Жыды» — это, собственно, кошмар какой-то… Дисперсный, хитрый, соглашательный номад, но, сука, сам себе на уме (и непонятно, где у него тот ум находится), номад «второго поколения», усовершенствованный. Харчуется, в основном, вашей же страстью до запретных плодов. «Москали»/ «ляхи», получается, тупо отнимают, а «жыдам» — все отдается добровольно, как своим… Поэтому «вломить» приобретает совершенно иррациональный характер. Вломишь – и обломаешь сам себе кучу всяких привычных приятностей (нота бене истинному революционеру). В разрезе «антиномадских мероприятий» явно вырисовываются два направления — борьба против экспансии и борьба с самим собой, и неизвестно, что еще главнее… 

Примечание: любые сходства с реальными народами прошу считать недействительными. В ходу – только образы, только образы… 

О «козаках» и «гречкосиях»

Номады, сука, как оказывается, не только враги, но и учителя. Носители почерпнутых и обкатанных в странствиях новаций. Это когда вдруг осознаешь наличие «перпендикулярных» дорог. Ты такой привык к молоху естественных природных циклов, а тут вдруг оказывается, что общая сумма этих циклов дает возможность жить неплохо, это если со всех циклов собрать вершки и оставить корешки эмитентам плюсов с минусами «от сохи» — то можно себе и позволить… Понимаете, да? Вопрос комплексного ресурса, все-таки… Возможность силой получить грушу таки в марте сносит традиционалисту крышу напрочь… Гречкосий, получивший часть функций номада, становится козаком. Украинец, получивший часть функций экспансивного «москальского» номада и технологического «жыдовского» номада становится универсалом на основе родного понятия о «человеке — оркестре». Круг, черт побери, замыкается в русле естественного природного цикла. Самоизменились и дождались, обтесались внешними влияниями, не утратив сути. Кто еще сомневается в украинцах? Только тот, кто «не умеет их готовить».

Часть вторая. Уходящая эпоха

Уходящая эпоха на отрезке своего завершения была во всех отношениях эпохой номадов. Особенно двадцатый век – феерия экспансионистских смыслов, век окончательных завоеваний. Сперва – территориальных, потом пошли в ход надтерриториальные, надгосударственные, наднациональные смыслы (номады первого поколения шли авангардом, номады второго поколения модернизировали завоевания). 

В конце концов, все достигло естественных пределов, мир глобализировался, уперся в предел предельных возможностей, немного интенсивно попаразитировал на достигнутом результате и рухнул в кризис окончательной предельности. В итоге все ничего не понимают, варианты разрешения конфликта откровенно выглядят, как осознанное воссоздание искусственных предпосылок для конкурентной борьбы. В головах все еще сверкает парадигма «войны и победы», но воевать не с кем. Воевать в нынешних условиях – все равно, что воевать с самим собой (вспоминаем идею «вломить» номадам второго поколения со всеми вытекающими, а ведь именно они – фронтмены современных тенденций, ассимилировавшие мир). 

Нам некогда играть в прилив-отлив старых смыслов, уже очевидно, что в рамках прежнего «Дао» оба поля – черное – и «условно черное», назначенное другой стороной играть роль белой составляющей. Или наоборот – ну смешно ведь воспринимать полностью профинансированную Аль-Каиду в качестве серьезной «вражины». Когда игра в поддавки очевидна даже детсадовцам, сам процесс теряет смысл и азарт. Выход невозможен в поле единого мировоззрения номада. 

Исход в смысловую «терру инкогниту» возможен либо через революцию, как полное отрицание и снос прежних смыслов через кровавую баню, с последующей интуитивной наработкой новых, либо с опорой на нации, обладающие приобретенным иммунитетом к мировоззрению номада. Каковы составляющие такого иммунитета? Симбиоз конкурентов, принцип ветвей под снегом (или спрыгивание на мягких лапах), проект освоения внутренних ресурсов в качестве «это наше все, но не исключены проблемы с природными катаклизмами, когда придется жить на минимуме».

Часть третья. О перспективах

Мы можем сколь угодно долго продолжать жевать причины наших неудач и сокрушительных поражений, обвинять в наших бедах проклятых номадов, за то, что они сполна использовали правила адекватной им эпохи, а мы не сумели, прикидывать, можно ли быстренько пробежать ту же стометровку, которую пробежали более успешные нации за прошлые столетия – но это не даст ровным счетом ничего. Только потому, что эти самые нации, поставившие на парадигму «войны и победы» УЖЕ полностью ее сработали и буксуют в созданном ими же тупике. Для чего рядиться в чужие тесные нам башмаки и терпеть дискомфорт? Чтобы притопать на онемевших ногах в тот же тупик в числе последних?
Дальнейшее следование парадигме «войны и победы» приведет только к переделу, который закончится реальной войной без победителей. Без победителей, потому что тупик – он и есть тупик, и если в нем будет топтаться меньше народу, он тупиком от этого быть не перестанет. Это будет передел за переделом. 

Смешно, но на поверхность сейчас выплывают совсем негероические в традиционном смысле персонажи – страны, сравнительно недавно ушедшие от метрополий, хорошо нищие в смысле благосостояния большого процента населения, внутренне пестрые и с историей свежих гражданских конфликтов. 

Китай ведет себя очень интересно, вот реальный законодатель мод. Во-первых, они – «сам себе номад». Вобрали то полезное, что существовало в мире и реколонизируют собственную территорию, но иновационно. 

Номад №1. Внешняя экспансия осуществляется именно на основании конкурентоспособности каждого китайца, как носителя философии и культуры и традиции, то есть – представителя нации. Сперва запускаются трудовые ресурсы, крайне привлекательные для принимающей страны, потом на освоенную территорию входят банки, предприятия и предприятия – семена. Не ломятся, а вежливо идут через дверь.

Номад №2 – слизали у евреев стратегию, но без раздражающей идеи «избранности». Что интересно – китайцы интегрируют местное население в собственные проекты, а это не паразитирование, а честный, осознанный симбиоз. Номады прошлого выглядят на этом фоне деревенскими дурачками. Колониальный налог взимается очень тонко, через сотрудничество по точечным проектам. При этом никто никого не унижает, не подчиняет, не видоизменяет, не облапошивает. Успешный глобальный сетевой проект, основанный на реализации конкурентных преимуществ нации.

Заключение. Об украинской парадигме

Собственно говоря, опыт Китая прямо указывает на то, что этой страной принята на вооружение «парадигма возделывания». Где бы не появился китаец, он выбирает для себя свое «поле» и приступает к интенсивному труду. Результаты этого проникновения являются полем для работы следующей партии «агрономов», которые приходят уже со знанием особенностей данного «участка земли», понятие «предприятия семена», как нельзя, кстати, подходят для определения подхода. «Парадигма возделывания» выступает, как сумма предложений к принимающей стране, как помощь. При этом Китай не претендует на подчинение этой страны в целом, ни политически, ни экономически, но претендует на участие в интересных ему секторах, предлагая себя, как конкурентного в секторе специалиста, то есть настаивает на взаимодополняющем партнерском сотрудничестве, со всяким учетом интересов, прежде всего (!) местного населения. С согласованным разделением результатов такого возделывания. Понятно, что это – новаторский подход, соответственно – рынок таких подходов совершенно не заполнен. Но собственно «возделывание» — наша «родная» парадигма и это внушает сдержанный оптимизм. 

Разумеется, Украина не может идти шаг в шаг за Китаем, потому что для своего подхода Китай использовал собственные конкурентные преимущества. Поэтому, нам придется разработать авторский подход, с учетом наших особенностей, и в первую очередь направленный на «возделывание» самой Украины, на повторную реколонизацию своих же территорий, но с учетом свежего технологического витка, как это сделал Китай и в интересах народа. 

Текущая украинская власть действительно носит признаки колониальной элиты, вырожденного номада №2, паразитирующего как на модернизированных завоеваниях прошлого, так и на социальном организме в целом, поэтому ожидать от нее адекватных для решения такой задачи шагов не приходится. 

Смысловые «хвосты» новой парадигмы наблюдаются у всех кластеров, казалось бы, полярно разделенного общества. Националисты (в широком смысле) выступают с идеей «родного дома, благоустроенного, как удобно» предъявляя при этом разрозненные детали традиционализма, которые действительно вполне годятся для выполнения такой конструкции. Их оппоненты настаивают на инновационном подходе, на концентрации всех усилий для выравнивания уровня жизни, создания конкурентной экономики, апеллируя к опыту, как советских достижений, так и опыту более успешных наций. 

Комбинация этих, в общем, непротиворечивых, целеположений упирается только лишь в конфликт застарелых фобий и комплексов, которые, в свою очередь, являются инверсионным следом эпохи «войны и победы». Впрочем, я искренне надеюсь на то, что этот конфликт – позитивный момент, переход к сотрудничеству возможен только через диалог и изживание конфликта «по капле».

Товарищ Кетцаль для «Хвилі»




Комментирование закрыто.