Братские объятия. Сценарий войны между Украиной и Россией

Засилие на русском — и украинском! — книжном рынках опусов о сценариях российско-украинской войны заставляет призадуматься. Не только о том, как противостоять этой графомании — ее уровень свидетельствует сам за себя и создает у читателей соответствующее впечатление. Часто противоположное тому, которое задумывалось авторами и вдохновителями.

Вместе с тем попыток ответить надлежащих образом и достойно автор до сих пор не видел. И именно это вызывает вопрос: где вы, украинские мастера альтернативных историй и политических детективов? Было бы интересно увидеть и вашу (нашу) точку зрения на такие варианты будущего — раз уже его проектируют определенные горячие головы в России.

В отличие от ура-квасно-патриотических и шапкозакидательных опусов российских (и малороссийских) авторов в этой теме, ответ должен бы выходить из объективного анализа сильных и слабых сторон задействованных лиц, государств, их военных организаций, международной обстановки.

Это сложнее. Но тогда это будет не агитка-пасквиль, а произведение, которое может заинтересовать более широкую аудиторию. В частности, и российскую. И последнюю, может, заставит призадуматься.

Как раз с этой целью написаны строки, которые следуют ниже. Это может быть скелетом для художественного произведения; а может остаться самодостаточным материалом. Который, надеюсь, привлечет внимание «целевой аудитории».

Итак,

Братские объятия

(Написано в надежде, что никогда не сбудется)

Год 2015-ый. В Украине все по-прежнему. Власть поделена между несколькими полит-экономическими группами, которые продолжают ее постоянный передел. Население относится к этому как к национальной традиции – «лишь бы жить не мешали». После выхода из экономического кризиса начинается период подъема экономики, но богатства распределяются все так же неравномерно, а стратегических инвестиций все так же нет.

Инфраструктура медленно приходит в негодность; на фоне всеобщего запустения выгодно выделяются лишь объекты, построенные «под Евро-2012». В промышленности также – кризис успешно преодолели предприятия, успевшие вложить в энергосбережение. Если отбросить привычное для украинцев нытье, в экономике в целом можно заметить целый ряд потенциальных «точек роста». Плохо, что их, как всегда, некому замечать. Уровень жизни в целом вырос, сравним с болгарским или турецким, но вечно недовольным гражданам Украины этого мало.

Тем временем в России назревает кризис посистемнее – истощаются добываемые источники энергоносителей, а новых инвестиций на разработку нет. ЕС, утомленный постоянными войнами РФ то с восточноевропейскими транзитерами, то с азиатскими поставщиками, то с транскавказскими конкурентами, махнул рукой на призывы России «диверсифицировать поставки» – и диверсифицирует источники поставок. ЕС конфликтует с США за сотрудничество с Ираном, но с ними же взаимодействует при использовании энергоресурсов «хороших» арабов. К «хорошим» арабам причисляют и Сирию, где вдруг «прозрело» руководство, и Федеративный Ирак, где денежные вливания и фактическое разделение страны сняли остроту конфликтов, пустив южную энергию на торговлю вместо войны.
«Новые» страны ЕС, еще не погрузившиеся окончательно в спячку, вяло подыгрывают Украине, которая пытается на своей трубе изменить кабальные условия поставки российского газа.

В Кремле принимают решение, что если не спасение, то хотя бы отсрочка кризиса требуют «маленькой победоносной войны»: аннексии Украины, использования ее ресурсов для вдыхания жизни в российскую экономику, а также новых переговоров с ЕС о кредитах и инвестициях – в новой геополитической обстановке, без «хохляцкого щита».

Сперва Кремль пытается посадить в Украине марионеточное правительство – но украинские политики продолжают играть в свою игру, воспринимая московские влияния как бонусы себе. И тогда российские военные предлагают «украинский вопрос» разрубить. США завязли в Афганистане и балансируют на грани войны с Ираном; ЕС давно ни на что в политическом плане не способен. Поэтому блицкриг могут просто «прозевать».

План запущен.

В российских СМИ нагнетается антиукраинская истерия: там-де притесняют русских; выдвигаются истории одна нелепее другой, обвинения перебиваются обвинениями (в общем, как и сейчас, только в более форсированном режиме). Украинскую сторону никто не слышит. Информационная волна явно идет к какой-то кульминационной точке. Через простимулированных журналистов эта же истерика транслируется и в западные СМИ.
На границах с Украиной практически открыто скапливаются войска – «для того, чтобы остудить горячие головы в Киеве и Львове, которые вынашивают планы втягивания Украины в НАТО».

Верховная Рада после изнурительных дебатов принимает закон о всеобщей воинской повинности. Но первый же «расширенный» призыв проваливается. Находится столько способов «закосить», что представители военкоматов не стесняются ездить на супердорогих автомобилях.

Китай горячо поддержал инициированное Россией расширение военного сотрудничества в рамках ШОС, а также предоставил инвестиции в модернизацию оборудования для добычи и транспортировки газа. На территории стран Средней Азии открылось несколько совместных российско-китайских предприятий.

От украинских коммунистов и ряда других партий требуют безоговорочного подчинения России и выполнения требования – призвать «миротворческий контингент» (понятно, российский). Лидеры этих партий должны «отработать вложенные средства». Укоренившихся в украинскую элиту лидеров смещают в «ночь революционной справедливости»; откровенные агенты Кремля, занявшие их место, собирают в Харькове «Съезд спасения Отечества» и обращаются за помощью к России.

Россия выдвигает Украине ультиматум – в 24 часа изменить Конституцию, ввести русский язык как государственный, снять ограничения на приватизацию стратегических объектов и т.п. Верховная Рада проводит эти 24 часа в дебатах. Решения нет.

В полночь российская авиация совершает налет на украинские города, войска переходят границу. Северная группа «миротворческих сил» движется через Сумы на Киев, Южная – через Луганск на Днепр и Крым.

Деморализованная украинская армия сперва почти не оказывает сопротивления. Призывники с Востока и Юга отказываются воевать с «братьями». Все южное Левобережье до Днепропетровска и Кировограда – под контролем Южной миротворческой группы; танковые колонны идут дальше на Юг, на Запорожье и Крым.

Части ЧФ РФ, усиленные кораблями с территории России, захватывают контроль над ЮБК и движутся навстречу Южной группе.

ЧФ также высаживает десант под Одессой, захватывая важные порты Южный и Ильичевск. От самой Одессы, впрочем, десант отбит – украинское командование успевает перебросить достаточно войск в угрожаемые районы. Украинские части также отстояли Николаев и Херсон. Правобережье осталось под контролем из Киева.

На отчаянные призывы Киева Брюссель пытается урезонить Москву словами – она не слышит. США угрожают санкциями – РФ затягивает переговоры, надеясь выйти на них с новым статус кво.

Тем временем Северная группа натолкнулась на ожесточенное сопротивление – и, обходя его очаги, движется на Киев. Основные потери россияне несут в авиации – украинский зенитный «зонтик» оказывается неожиданно эффективным.

Под Киевом наступление так же неожиданно захлебывается, натолкнувшись на умело организованную оборону дислоцированных тут частей и переброшенных подразделений контрактников. Понеся тяжелые потери, Северная группа останавливает «блицкриг» и начинает осаду Киева.

Для дезорганизации обороны Россией применяется «высотный ядерный взрыв» (московские СМИ утверждают, что это – «электромагнитное оружие нового поколения»). Существенный ущерб наносится Белоруссии. Кроме того, с участков, где наступление российской армии удается задержать, части отводятся для перегруппировки в Беларусь. Они «отрываются» на местном населении.

«Отрываются» на местных и «миротворцы» в оккупированных частях Украины. Местное население с удивлением обнаруживает, что выходцы из совершенно разных частей России сходятся в одном: хохлы – недочеловеки, у которых отобрать все нажитое непосильным трудом – дело принципа. К исходу первого месяца оккупации просыпается «дух казацкой вольницы» – стихийно возникают отряды «Самообороны». Основа – уклонившаяся от призыва молодежь, средний бизнес, оказавшийся перед неминуемым разграблением, а также рабочие с заводов, которых «миротворцы» весело растаскивают.

В народе ширится слух (не без помощи оставленных в тылу агентов сети сопротивления): «Мы оккупантов всегда били. Молодогвардейцы-то были из ОУН». Сперва «Самбисты» ограничиваются борьбой с мародерами (в том числе из числа «миротворцев»). Но когда «мародер» и «миротворец» становятся синонимами, самооборона фактически превращается в партизанско-диверсионную городскую войну против оккупантов.

В правобережных областях Юга и Востока, где сперва многие ждали русских как освободителей, слухи о бесчинствах миротворцев порождают всплеск патриотизма. Под лозунгом «Украина у нас одна» проводится кампания мобилизации, которая на этот раз позволяет довести численный состав украинских вооруженных сил до размеров, сопоставимых с армией вторжения.

Тем временем штурм Киева проваливается, а Южная группа миротворческих войск упирается в Днепр. В танковом сражении под Запорожье наступающие даже вынуждены перейти к обороне. Южная группа не смогла прорваться в Крым, на помощь частям ЧФ РФ.

На рейд Одессы встают НАТОвские корабли, и российский флот вынужден отступить. Оставшееся без поддержки командование плацдармов в Южном и Ильичевске вступает в переговоры с местной властью.

Война становится позиционной.

Украинское правительство входит в контакт с белорусским, сытым по горло войной на стороне России, в которой шишки падают именно на Минск. В обмен на протекцию перед странами ЕС Белорусь соглашается выступить на стороне Украины.

Перегруппировавшиеся остатки группы войск в Черниговской и Сумской областях совместно с подкрелениями с Западной Украины, при поддержке белорусских войск, через белорусскую территорию наносят удар во фланг и тыл войскам, осаждающим Киев.

Белорусь выходит из союзного государства с Россией из-за «неспровоцированной агрессии России против ряда суверенных государств».

Части, организовавшие оборону под Киевом, идут в отчаянное контрнаступление, которое заканчивается окружением и капитуляцией (под угрозой разгрома) Северной группы миротворческого контингента РФ. Это – первый серьезный военный успех украинцев, но он показывает группам Самообороны, что надежда избавиться от наглых оккупантов есть.

В занятых частями ВС РФ украинских городах Востока и Юга законспирированная сеть координаторов сопротивления устанавливает контакт с деятелями Самообороны. Используется опыт «атаманщины» времен 1920-х: каждый полевой командир сам себе голова. Координация осуществляется ненавязчиво, но постепенно каждый руководитель группы становится зависимым от информации, денежных средств, спецсвязи, оружия, боеприпасов, медикаментов, поставляемых по контролируемым координаторами каналам.

Плацдармы в Южном и Ильичевске капитулируют. Крымская группировка войск (части Береговой обороны ВМС) переходит в контрнаступление, уже не сдерживаемое партизанщиной местного населения: крымчане наслышаны от родственников и знакомых с ЮБК, что значит оказаться «в России». Российское командование повторяет прием Великой Отечественной: моряков бросают на сухопутные части. Их методично побивает военный и ментовский спецназ. Идет борьба за перевалы в Крымских горах.

После разгрома Северной группы украинскому командованию удается убедить Ставку «не повторять ошибок предков» и совершить показательный марш-бросок на российскую территорию. Удар наносится совместно из Украины по направлениям Орел-Калуга и Брянск-Калуга, Белоруси – на Смоленск. Наступление останавливается на линии Смоленск-Брянск-Курск-Белгород. «Миротворцы» эвакуируют Харьков, который занимают механизированные подразделения. Танковая колонна при поддержке вертолетов доходит до Изюма, не встречая сопротивления.

Украинское правительство выдвигает ультиматум: немедленный вывод войск с оккупированных территорий друг друга.

Прибалтийские государства и Польша объявляют об экономической блокаде России, блокируют Калининградскую область.

По требованию США созывается заседание Совета безопасности ООН, которое принимает резолюцию о необходимости проведения мирной конференции. Посредниками в переговорах выступают страны ЕС. Они поддерживают требование Украины о «возвращении статус кво» – выведении войск с территорий друг друга.

Китай официально выдвигает России территориальные претензии на «несправедливо отторгнутые территории» в Приамурье. Китайские дипломаты убеждают участников мирной конференции требовать от России международного доступа до добычи полезных ископаемых и демилитаризации Сибири, отход Транссибирской магистрали в общее управление ШОС.

В городах Приамурья начинаются волнения китайского меньшинства, давно ставшего большинством.

Войска НОАК из 2 округов выдвигаются к российской границе. Маневренные части демонстрируют готовность перейти границу; в какой-то момент не срабатывает что-то при передаче информации – и российские РСЗО — «Грады», «Смерчи» и «Ураганы» — накрывают китайскую территорию. Китай возопил о жертвах среди мирного населения, требует репараций. В Приамурских городах власть переходит к китайцам, которые в ходе молниеносной операции захватывают административные здания и разоружают войска.

В России волна ура-патриотизма выдыхается. Растет недовольство Кремлем, который ввязался в ненужную войну и не смог ее выиграть. На Россию надвигается дефолт. Стабилизационные фонды истощены, уровень жизни падает.

С оккупированных украинцами западных областей доходят невероятные слухи: хохлы говорят по-русски (для несения гарнизонной службы подтянуты призывники из восточных областей Украины), население не притесняют, налажена бойкая торговля с Украиной и Белоруссией. Там «все есть» – в отличие от Центральной России, где начинает сказываться нехватка продовольствия (ЕС и Канада под давлением США все-таки объявляют об эмбарго на экспорт в Россию любых товаров до выведения ее войск с оккупированных территорий).

Китай выдвигает ультиматум странам Средней Азии, требуя объявить о бессрочной экономической блокаде России. Совместные предприятия оказываются в руках китайцев. Китайская авиация массово нарушает воздушное пространство этих стран. Напуганные правительства принимают условия ультиматума. В Северном Казахстане поднимается инспирированный Россией бунт, казахи его жестоко подавляют.

Азербайджан и Грузия требуют выведения российских войск из Закавказья (Армении и оккупированных территорий Грузии).

Украина получает многомиллиардную помощь ЕС на восстановление экономики. Это средства, сэкономленные европейцами на строительстве обходных газопроводов. Украина вкладывает часть средств в поддержку проукраинских настроений в диаспоре Тюмени, Сибири и Дальнего Востока.

Чтобы завершить моральный излом противника, украинский спецназ проводит дерзкую операцию в Москве. Захвачен генерал ???, один из вдохновителей войны. Он доставлен в Киев, содержится под стражей. Украина официально обратилась в Гаагский трибунал с просьбой расширить его юрисдикцию на преступников «трехмесячной войны». Кроме генерала ???, под этот трибунал должны пойти руководители оккупационного режима, захваченные в ходе контрнаступления украинских и белорусских войск.

В захваченных Днепропетровске и Донбассе «Самооборона» активно взаимодействует с профессиональными диверсантами; чем дольше продолжается оккупация, тем меньше гарнизоны контролируют ситуацию. Командующий Южной группы додумался до расстрелов заложников. Кадры попали в мировые СМИ; командующий был отозван в Москву и осужден.

Моральный дух войск упал ниже минимума. Солдаты, сержанты, младшие офицеры покидают свои части, обращаясь к местным с призывом «Нас заставили. Простите нас». «Самооборона» от партизанской войны переходит к тактике «поглощения». В результате массового братания горилка разложила Южную группу даже быстрее, чем террористические акции.

Под давлением со всех сторон, Россия предложила Украине мир. Войска отводятся в места постоянной дислокации, стороны обмениваются пленными. Белоруссия и Украина объявили о намерении создать «союз государств» – теснейшую кооперацию без интеграции. Принят двадцатилетний план снятия таможенных барьеров, объединения экономик, перехода на единую валюту.

Россия обязалась выплатить Украине и Белоруссии контрибуцию; ввиду отсутствия свободных средств, контрибуция выплачена акциями «Газпрома» и добывающих предприятий. По требованию новых акционеров проведено реформирование «Газпрома» в международный консорциум; европейские компании выкупили часть российских акций, создав паритет: треть акций – РФ, треть – Украина и Белорусь (пропорционально вкладу в уставной капитал, коим засчитана сумма контрибуции), треть – европейские компании.

Российские войска выведены из Грузии, им на замену по требованию ООН введены силы ГУАМ. Под их защитой в Абхазию и Южную Осетию возвращаются беженцы; через пять лет намечены всеобщие выборы и референдум о превращении Грузии в федерацию. В Армении российские войска остались, однако были разблокированы переговоры об официальном обмене Карабаха на Нахичеванский коридор.

Россия и Китай начали длительные переговоры об общей границе, грозящие затянуться на годы. В униженной и разоренной стране зреет недовольство, с которым все труднее справится милиции… Сводки новостей сообщают об акциях протеста и начинающемся параде суверенитетов.

Занавес «на самом интересном месте»…

Ростислав Павленко, политолог

Источник ФЛОТ2017




Один комментарий

  1. Мечтать не вредно, поцреотики,